+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Чартерс ру: Чартерс.ру – авиабилеты дешевые на Charters.ru, отзывы про официальный сайт, билеты на самолет

0

Аренда самолетов, заказ перелетов на частных самолетах бизнес авиации в Москве

Вы задумывались, сколько стоит аренда самолета или вертолета? Ровно столько, чтобы оправдать сэкономленное время! Как часто из-за пробок приходилось отменять встречу? Аренда самолетов и вертолетов в Москве — не новая услуга, но ее востребованность растет с каждым днем.

Сегодня уже мало кто захочет переносить заключение контракта из-за транспортных задержек. Бизнес не ждет. Если не успели вы — приедет ваш конкурент. Все еще решаете, насколько выгодно снять самолет в аренду? На кону успех вашего бизнеса!

Аренда самолета в Москве давно перестала быть чем-то удивительным. Это всего лишь оптимизация бизнес-процессов с целью повышения доходности предприятия. Стоимость аренды самолета в Москве колеблется в пределах разумного, с учетом дополнительных услуг, которые каждый клиент выбирает самостоятельно. Доступны как премиум-предложения, так и более демократичные варианты.

Цена на аренду самолета в Москве позволяет воспользоваться услугой широкому кругу людей. Это не только бизнес-сообщество. Взять в аренду самолет можно для любых целей, будь то проведение свадьбы, полет загород или оригинальный жест для свидания с любимой — остановит только фантазия. Удобство несравнимо ни с чем. Вам не нужно стоять в пробке, тратя часы на поездку из пункта А в пункт Б. Хотите снять самолет в аренду? Цена обязательно вас порадует — наши менеджеры сделают все возможное, чтобы предложение соответствовало вашему бюджету.

Сколько стоит арендовать самолет или вертолет в Москве?

Однозначно ответить сложно. Слишком много факторов, влияющих на итоговую сумму. Цены на аренду самолета или вертолета в Москве имеют широкий разброс, и именно поэтому всегда можно подобрать оптимальный вариант. Стоимость услуги рассчитывается под каждого конкретного клиента. Вы оплачиваете непосредственно воздушное судно и сопутствующие издержки, включая работу персонала. Определить точную цену и рассказать, сколько стоит аренда самолета определенного типа, без труда смогут наши консультанты.

Цены на аренду самолета или вертолета в Москве и Московской области в первую очередь определяют технические характеристики выбранных судов. Обратитесь в нашу компанию, и мы рассчитаем цену на аренду вертолета или самолета в Москве.

Если вы хотите насладиться столицей с высоты птичьего полета, то можно сделать это с максимальным комфортом. Мы рады предложить нашим клиентам лучшие цены и условия!

Подробнее

THE RULES OF CHARTER FLIGHTS WITHIN THE TERRITORY OF THE RUSSIAN FEDERATION IMPLEMENTED BY FOREIGN AIR CARRIERS / СОГЛАСОВАНИЕ ЧАРТЕРНЫХ ПОЛЕТОВ ИНОСТРАННЫХ АВИАКОМПАНИЙ С РОССИЙСКИМИ ПЕРЕВОЗЧКИКАМИ

CONSIDERATION OF CHARTER FLIGHTS IMPLEMENTED BY FOREIGN AIRLINES WITH RUSSIAN AIR CARRIERS

Non-scheduled (single) international flights shall be operated on the basis of permission (confirmation, approval) issued by the Federal Air Transport Agency in accordance with provisions of the Russian Federation Government Resolution NR 527 dated 28 April 2018, on prior request of the airline.

In accordance with provisions of the Russian Federation Government Resolution NR 527 dated 28 April 2018 during the preparation of the request the foreign operator shall send requests to the Russian operators, included in the list (further — the list of the Russian opera-tors) published on the website of the Federal Air Transport Agency not later than 5 (five) working days before its sub-mission to the Federal Air Transport Agency.

• List of Russian airlines •

Sending the request to the Russian operators is not required for flight operations in the following cases:

  • transit flight operations through the Russian Federation territory;
  • flight operations for the purposes of rendering humanitarian assistance, medical evacuation, transportation of personnel and supplies during natural disasters or in cases of emergency (accidents, epidemics and etc.), and also during carrying out repair or emergency-rescue works;
  • flight operations to provide own necessities of the foreign operator or of aircraft owner without conclusion a contract for aircraft charter and/or a contract for air transport operation;
  • flight operations for transportation of personnel and members of the Russian and foreign sport teams participating in the international sport competitions and training camp on the territory of the Russian Federation and also personnel and members of the Russian sport teams participating in the interregional and all-Russian sport competitions and training camp;
  • flight operations for transportation of members of the foreign creative teams participating in the international cultural events including those carried out on the territory of the Russian Federation.

Full rules of charter operations within the Russian Federation are included in AIP Russia supplementary 14/19 21 JUN 2019.

• AIP Sipplementary •

 

СОГЛАСОВАНИЕ ЧАРТЕРНЫХ ПОЛЕТОВ ИНОСТРАННЫХ АВИАКОМПАНИЙ С РОССИЙСКИМИ ПЕРЕВОЗЧИКАМИ

Нерегулярные (разовые) международные полеты производятся при наличии разрешения (подтверждения, одобрения), выдаваемого Росавиацией, в соответствии с положениями Постановления Правительства Российской Федерации № 527 от 28.04.2018, по предварительному запросу авиапредприятия.

В соответствии с положениями Постановления Правительства Российской Федерации № 527 от 28.04.2018, при подготовке заявки иностранный эксплуатант не позднее чем за 5 рабочих дней до представления ее в Росавиацию направляет запросы российским эксплуатантам, включенным в перечень (далее — перечень российских эксплуатантов), опубликованный на сайте Росавиации в сети «Интернет».

• Перечень российских эксплуатантов •

Направление запроса российским эксплуатантам не требуется при выполнении перевозок в следующих случаях:

  • транзитные перевозки через территорию Российской Федерации;
  • перевозки в целях оказания гуманитарной помощи, медицинской эвакуации, перевозки персонала и припасов во время стихийных бедствий или чрезвычайных ситуаций (аварий, эпидемий и т.д.), а также в связи с проведением восстановительных и аварийно-спасательных работ;
  • перевозки для обеспечения собственных нужд иностранного эксплуатанта или собственника воздушного судна без заключения договора фрахтования воздушного судна и (или) договора перевозки;
  • перевозки сотрудников и членов российских и (или) иностранных спортивных команд, участвующих в международных спортивных соревнованиях и тренировочных сборах на территории Российской Федерации, а также сотрудников и членов российских спортивных команд, участвующих в межрегиональных и всероссийских спортивных соревнованиях и тренировочных сборах;
  • перевозки участников иностранных творческих коллективов, участвующих в международных культурных мероприятиях, в том числе проводимых на территории Российской Федерации.

Полные правила выполнения чартерных полетов включены в дополнение 14/19 21 JUN 2019 в АИП России.

• Дополнение к АИП •

Спортивные чартеры | msky.ru

Спортивный чартер – отличное решение для перевозки команды, группы болельщиков, родственников и друзей спортсменов, спонсоров или VIP-гостей. Чаще всего им пользуются для перемещения команды, которая находится на гастролях. Спортивный чартер относится к категории событийных перелетов и всегда организовывается по индивидуальному запросу.

Особенности спортивных чартеров для команд

Спортивные графики не всегда совпадают с расписаниями авиакомпаний. Более того, в периоды повышенного спроса на авиабилеты подходящих вариантов авиаперевозки может и вовсе не быть в наличии. Спортивный чартер полностью устраняет эту проблему, в частности, позволяет самостоятельно выбрать желаемую дату и время вылета.

В турне у команды обычно катастрофически не хватает времени. В случае заказа обычного перелета спортсменам приходится томиться в залах ожидания в аэропортах. Событийный чартерный рейс избавляет от такой необходимости и позволяет прибывать к месту вылета непосредственно перед отправлением самолета. Кроме того, такой вариант перемещения не требует простаивания в очередях.

В спорте очень важен настрой команды на победу. Во время перелета чартером в ходе гастролей спортсмены могут вдоволь наговориться, обсудить предстоящую игру или торжественное мероприятие (например, награждение) в приятной обстановке, посмотреть трансляции предыдущих матчей, не боясь кого-то отвлечь или просто надоесть другим пассажирам.

Спортивные событийные чартеры позволяют существенно экономить бюджет, выделенный команде на проведение гастролей. Те, кто заказывают чартерные рейсы, платят фиксированную сумму за самолет, не зависящую от количества человек на борту. Если пассажиров много, то чартер обходится дешевле, нежели заказ отдельного билета на каждого спортсмена.

Что входит в спортивный чартер

В стоимость спортивного чартера для команды, которая отправляется на гастроли, входит целый набор услуг:

• подбор оптимального маршрута;
• аренда самолета;
• услуги пилота и обслуживающего персонала;
• питание и удобства на борту;
• продуманный план действий на случай поломки воздушного судна или переноса соревнования со стороны организатора.

Некоторые клиенты предпочитают заказывать у нас дополнительные услуги вроде организации наземного трансфера до нужной локации и избавлять себя от лишних хлопот.

Плюсы нашей услуги

За годы работы мы успели провести сотни спортивных событийных чартеров. Мы работаем с группами любых размеров и доставляем команды в самые разные точки земного шара. Наша компания понимает всю важность своевременного прибытия на соревнование или торжественное мероприятие и гарантирует отсутствие задержек.

Chartered Institute of Management Accountants

Высшее образование онлайн

Федеральный проект дистанционного образования.

Я б в нефтяники пошел!

Пройди тест, узнай свою будущую профессию и как её получить.

Химия и биотехнологии в РТУ МИРЭА

120 лет опыта подготовки

Международный колледж искусств и коммуникаций

МКИК — современный колледж

Английский язык

Совместно с экспертами Wall Street English мы решили рассказать об английском языке так, чтобы его захотелось выучить.

15 правил безопасного поведения в интернете

Простые, но важные правила безопасного поведения в Сети.

Олимпиады для школьников

Перечень, календарь, уровни, льготы.

Первый экономический

Рассказываем о том, чем живёт и как устроен РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Билет в Голландию

Участвуй в конкурсе и выиграй поездку в Голландию на обучение в одной из летних школ Университета Радбауд.

Цифровые герои

Они создают интернет-сервисы, социальные сети, игры и приложения, которыми ежедневно пользуются миллионы людей во всём мире.

Работа будущего

Как новые технологии, научные открытия и инновации изменят ландшафт на рынке труда в ближайшие 20-30 лет

Профессии мечты

Совместно с центром онлайн-обучения Фоксфорд мы решили узнать у школьников, кем они мечтают стать и куда планируют поступать.

Экономическое образование

О том, что собой представляет современная экономика, и какие карьерные перспективы открываются перед будущими экономистами.

Гуманитарная сфера

Разговариваем с экспертами о важности гуманитарного образования и областях его применения на практике.

Молодые инженеры

Инженерные специальности становятся всё более востребованными и перспективными.

Табель о рангах

Что такое гражданская служба, кто такие госслужащие и какое образование является хорошим стартом для будущих чиновников.

Карьера в нефтехимии

Нефтехимия — это инновации, реальное производство продукции, которая есть в каждом доме.

charter — Викисловарь

См. также Charter.

Содержание

  • 1 Английский
    • 1.1 charter I
      • 1.1.1 Морфологические и синтаксические свойства
      • 1.1.2 Произношение
      • 1.1.3 Семантические свойства
        • 1.1.3.1 Значение
        • 1.1.3.2 Синонимы
        • 1.1.3.3 Антонимы
        • 1.1.3.4 Гиперонимы
        • 1.1.3.5 Гипонимы
      • 1.1.4 Родственные слова
      • 1.1.5 Этимология
    • 1.2 charter II
      • 1.2.1 Морфологические и синтаксические свойства
      • 1.2.2 Произношение
      • 1.2.3 Семантические свойства
        • 1.2.3.1 Значение
        • 1.2.3.2 Синонимы
        • 1.2.3.3 Антонимы
        • 1.2.3.4 Гиперонимы
        • 1.2.3.5 Гипонимы
      • 1.2.4 Родственные слова
      • 1.2.5 Этимология
    • 1.3 charter III
      • 1.3.1 Морфологические и синтаксические свойства
      • 1.3.2 Произношение
      • 1.3.3 Семантические свойства
        • 1.3.3.1 Значение
        • 1.3.3.2 Синонимы
        • 1.3.3.3 Антонимы
        • 1.3.3.4 Гиперонимы
        • 1.3.3.5 Гипонимы
      • 1.3.4 Родственные слова
      • 1.3.5 Этимология
  • 2 Интерлингва
    • 2.1 Морфологические и синтаксические свойства
    • 2.2 Произношение
    • 2.3 Семантические свойства
      • 2.3.1 Значение
      • 2.3.2 Синонимы
      • 2.3.3 Антонимы
      • 2.3.4 Гиперонимы
      • 2.3.5 Гипонимы
    • 2.4 Родственные слова
    • 2.5 Этимология
  • 3 Французский
    • 3.1 Морфологические и синтаксические свойства
    • 3.2 Произношение
    • 3.3 Семантические свойства
      • 3.3.1 Значение
      • 3.3.2 Синонимы
      • 3.3.3 Антонимы
      • 3.3.4 Гиперонимы
      • 3.3.5 Гипонимы
    • 3.4 Родственные слова
    • 3.5 Этимология

Морфологические и синтаксические свойства[править]

ед. ч.мн. ч.
chartercharters

charter

Существительное.

Произношение[править]

  • МФА: [ˈtʃɑːr.tɜː]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. истор. устав
  2. истор. хартия
  3. грамота
  4. юр. чартер
  5. наём
  6. привилегия
Синонимы[править]
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Этимология[править]

Для улучшения этой статьи желательно:
  • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо}}
  • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
  • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»

Морфологические и синтаксические свойства[править]

Инфинитивcharter
3-е л. ед. ч.charters
Прош. вр.chartered
Прич. прош. вр.chartered
Герундийchartering

charter

Глагол, правильный.

Произношение[править]

  • МФА: [ˈtʃɑːr.tɜː]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. арендовать, фрахтовать
  2. даровать привилегию
Синонимы[править]
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Этимология[править]

Для улучшения этой статьи желательно:
  • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо}}
  • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
  • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»

Морфологические и синтаксические свойства[править]

сравн. ст.превосх. ст.

charter

Прилагательное.

Произношение[править]

  • МФА: [ˈtʃɑːr.tɜː]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. чартерный
Синонимы[править]
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Этимология[править]

Для улучшения этой статьи желательно:
  • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо}}
  • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
  • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»

Морфологические и синтаксические свойства[править]

Произношение[править]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. Это слово или выражение пока не переведено. Вы можете предложить свой вариант перевода. ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
Синонимы[править]
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Этимология[править]

Для улучшения этой статьи желательно:
  • Добавить сведения о морфологии в «Морфологические и синтаксические свойства»
  • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо}}
  • Добавить транскрипцию в секцию «Произношение» с помощью {{transcription}}
  • Добавить значение-перевод в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»

Морфологические и синтаксические свойства[править]

charter

Существительное.

Произношение[править]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. Это слово или выражение пока не переведено. Вы можете предложить свой вариант перевода. ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
Синонимы[править]
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Этимология[править]

Для улучшения этой статьи желательно:
  • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо}}
  • Добавить транскрипцию в секцию «Произношение» с помощью {{transcriptions}}
  • Добавить значение-перевод в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»

Чартер частного самолета

У нас есть ряд конкурентных преимуществ по сравнению с другими компаниями, предоставляющими услуги в этой сфере:
Собственные представители находятся непосредственно на ФБО «Пулково-3», что позволяет оперативно получить всю необходимую информацию о рейсе и свободных самолетах.
Каждый наш представитель обеспечивает личный контроль за организацией полета, от получения заявки до фактического отправления воздушного судна в пункт назначения.
Мы обеспечиваем полный контроль обслуживания заказанных рейсов на перроне ФБО Пулково-3 через нашу команду.

Частный самолет
Организация полетов на частных самолетах является одним из дополнительных направлений деятельности нашей компании.
Настоящий комфорт каждого полета на частном самолете кроется в деталях, поэтому мы тщательно выбираем самолет и заботимся о том, чтобы наши клиенты могли насладиться изысканной кухней во время полета.

Медицинская эвакуация
Срочный медико-эвакуационный рейс на специализированном самолете в сопровождении бригады врачей.
Срочная транспортировка больных на лечение в зарубежные клиники, а также в лучшие коммерческие и государственные клиники РФ.

Вертолеты
Предоставляем вертолеты для экскурсионных полетов, охоты, рыбалки и др.
В зависимости от специфики полета заказчик может выбрать наиболее подходящую модель вертолета иностранного или российского производства, отличающуюся техническими характеристиками и параметрами компоновки салона.

Неважно, для какой цели вы зафрахтовали самолет — для деловых или личных целей — наша команда оперативно подберет оптимальный вариант, максимально соответствующий вашим ожиданиям.
Мы стремимся получить максимальную выгоду для наших клиентов от каждого момента на земле и в небе, предлагая эффективные и безопасные услуги высочайшего качества и абсолютной конфиденциальности.
Наш приоритет – учесть все аспекты перелета для наших клиентов и сделать его максимально комфортным.

По всем вопросам обращайтесь к нашему представителю в аэропорту Пулково:

E-mail: [email protected]


Тел.: +7 (812) 240-02-87

 

 

последствий и ловушек — Россия в глобальной политике

Для цитирования используйте:
Полянский М.А., 2021. Отход России от Ордена на основе Парижской хартии: последствия и ловушки. Россия в глобальной политике , 19(4), стр. 36-58. DOI: 10.31278/1810-6374-2021-19-4-36-58

 

 

«К счастью, Россия не является членом какого-либо альянса.

Это гарантия нашего суверенитета… любой нации, входящей в состав

альянса отказывается от части своего суверенитета»

Владимир Путин (2014)

 

Международный либеральный порядок (МОТ), основанный на международном многостороннем сотрудничестве, переживает кризис (Ikenberry, 2020). За последние семьдесят пять лет более 200 государств-членов вышли из межправительственных организаций, при этом количество выходов за последние десятилетия увеличилось в среднем до одного каждые десять дней (von Borzyskowski and Vabulas, 2019).Однако выход государств из международных организаций (МО) — не единственный способ продемонстрировать свое недовольство порядком, частью которого они являются. Чаще страны предпочитают отмежеваться от порядка, в котором они намеренно дистанцируются от основных правил и норм институтов, иногда оставаясь формально приверженными им (Morse and Keohane, 2014). Однако размежевание может иметь весьма ощутимые последствия для вовлеченных сторон, существенно обостряя напряженность и даже приводя к полномасштабному международному кризису, что наглядно демонстрирует украинский конфликт и последовавшее за ним противостояние России и Запада.

Несмотря на то, что процессы диссоциации активно обсуждаются политиками, исследования по этой теме отстают, поскольку ученые традиционно уделяют больше внимания их созданию, чем их распаду (Krasner, 1983; Keohane, 1984). Только в последние годы академические дебаты начали более явно признавать, что международные институты также могут столкнуться с серьезными кризисами (Dembinski and Peters, 2019). При этом попытки объяснить подобные кризисы в основном сводились к попыткам установить отсутствие факторов, приведших к возникновению соответствующих ИО (Webber, 2014; Schimmelfennig, 2017; Börzel, Risse, 2018).Настоящее исследование направлено на преодоление разрыва в отношении «этапа выхода», проводя различие между обоснованием участия государств в МО и центробежной динамикой, возникающей в процессе интеграции. В частности, автор рассматривает характер проблем, ведущих к разобщению государств, путем разграничения материальных и идейных конфликтов. К материальным проблемам относятся те группы вопросов, по которым стороны имеют материальные интересы (часто военные), тогда как идейные проблемы — это те, которые не имеют материального содержания и воплощаются в идеологических столкновениях, проблемах идентичности и т.п.Используя устоявшееся понимание международных институтов как «постоянных и взаимосвязанных наборов правил, предписывающих поведенческие роли, ограничивающих деятельность и формирующих ожидания» (Keohane 1988, p. 386), в этом исследовании анализируются причины диссоциации, уделяя особое внимание тому, как два вышеупомянутых аспекта влияют на мотивацию государства отказаться от нормативного порядка.

Кризис порядка, основанного на Парижской хартии (1990 г.) в результате отмежевания от него России, представляет собой прекрасный пример для изучения логики отмежевания по двум основным причинам.Во-первых, поскольку диссоциация России имеет ярко выраженные материальные и идейные аспекты (Дембинский и Полянский, 2021), в статье можно сопоставить значимость этих двух проблемных областей друг с другом, чтобы определить, какие факторы повлияли на решение Москвы диссоциировать больше всего. Во-вторых, поскольку кульминацией разобщения России стал резкий рост общей напряженности после украинского кризиса 2014 года, в исследовании также проводится предварительный анализ того, насколько серьезным может быть разобщение для динамики напряженности между Россией и Западом.Автор намеревается исследовать специфическую взаимосвязь между диссоциацией и напряженностью между «выбывшими» и «оставшимися» на разных стадиях диссоциации в будущих исследованиях.

Для целей настоящего документа термин «Запад» определяется как сообщество, исторически включавшее НАТО (без Турции) и государства-члены ЕС. Хотя это может показаться слишком широким толкованием, оно соответствует как пониманию термина в русском дискурсе (Цыганков, 2007), так и в академической литературе (Нойманн, 1999).Признавая, что отмежевание России от основанного на Парижской хартии порядка также имеет отчетливый аспект взаимодействия между мотивами двух сторон, основное внимание настоящего исследования ограничивается только обоснованием России, оставляя точку зрения Запада для дальнейших исследований.

Центральный вопрос, которым руководствуется данное исследование, заключается в следующем: почему Россия решила отмежеваться от основанного на Парижской хартии порядка и какие наиболее важные факторы привели к этому решению?

Чтобы ответить на этот вопрос, в статье предлагается информированное институциональное прочтение отношений между Россией и Западом, которые привели к «большому взрыву» Украины в 2014 г., воплощению разобщения России, с одной стороны, а с другой, развивает теоретическую аргумент о движущих силах диссоциации, различение идейных и материальных измерений.Работа идет следующим образом: сначала автор обрисовывает контуры основанного на Парижской хартии порядка, акцентируя внимание на ожиданиях и надеждах, которые были у России при взаимодействии с Западом в рамках многосторонних институтов. Затем статья переходит к анализу материально-идеальной дихотомии институциональной структуры европейской безопасности и недовольства России этим устройством. В последней части исследования исследуются тематические исследования, представленные заботой Москвы о безопасности, с одной стороны, и ее представлением о себе как о великой державе, с другой, чтобы проиллюстрировать, как эти два аспекта способствовали отмежеванию России от Парижской хартии. заказ на основе.

 

Глубина и характер участия России в Парижском хартийном порядке

Чтобы понять, почему Россия постоянно ссылается на свои прошлые разочарования в отношении Запада, оправдывая свою текущую политику, в исследовании рассматривается, как развивались эти отношения после окончания холодной войны и какие ожидания были у Москвы при интеграции в институты, возглавляемые Западом.

Российская Федерация никогда не была полноценной частью европейской системы безопасности (Де Хаас, 2010; Кортунов, 2016).Однако руководство страны унаследовало от Советского Союза права и обязанности по Парижской хартии, что закрепило за ним роль центрального игрока в сфере европейской безопасности. Парижская хартия, подписанная бывшими противниками холодной войны на саммите Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в 1990 году, определила контуры и принципы нового европейского порядка. В нем подчеркивалась общая безопасность и мирное разрешение конфликтов, с одной стороны, и важность либерально-демократических норм, с другой.Прежние принципы Хартии подразумевали, что пространство безопасности неделимо и что угроза безопасности любого государства-участника неразрывно связана с безопасностью всех остальных (Парижская хартия для новой Европы, 1990 г.). Последний столп порядка, основанного на Парижской хартии, постулировал обязательство подписавших его сторон «консолидировать и укреплять демократию как единственную систему правления своих стран», а также уважать «суверенное равенство» каждого члена и, таким образом, их свободу выбора. свои собственные меры безопасности (там же).Следовательно, наряду с принципом неделимой безопасности (за который Россия больше всего ратовала) универсальность либерально-демократических ценностей, как того требовал Запад, была не менее важна для построения новой Европы на основе Парижской хартии (Forsberg, 2019).

В связи с быстрым распадом Советского Союза, произошедшим вскоре после ратификации Хартии, подписавшие ее стороны решили провести инвентаризацию существующих МО, которые должны были обеспечить выполнение вышеупомянутых противоречивых принципов.Этими организациями были Конференция (Организация с 1995 г.) по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ/ОБСЕ), Организация Североатлантического договора (НАТО), Европейский союз (ЕС), а также Совет Европы (СЕ) ( Форсберг и Хауккала, 2015). В сочетании с включением России в «престижные» форумы, такие как G7/8, каждая из четырех многосторонних организаций должна была создать систему взаимосвязанных/пересекающихся институтов, несмотря на их разные корни и цели (см. Таблицу 1).Опыт и ожидания Москвы в отношении каждой из этих платформ различались, и в настоящем исследовании мы кратко рассмотрим это ниже.

Надежды России на создание общего европейского проекта после окончания холодной войны в первую очередь связывались с ОБСЕ . Помимо того, что Россия была одним из основателей этой МО, Россия имела в этой организации многочисленных союзников с постсоветского пространства, с которыми она часто создавала коалиции и выдвигала новые инициативы против западного блока (Кропачева, 2012).Учитывая, что ОБСЕ была в глазах России единственной подлинно общеевропейской организацией, Москва ожидала, что она станет главной опорой зарождающегося европейского институционального порядка безопасности, возвышаясь над всеми другими МО и играя «ключевую интегрирующую роль» между бывшими противниками. (ОБСЕ, 1999 г.). Россия активно лоббировала выдвинутую на Стамбульском саммите ОБСЕ в 1999 г. идею создания «гибкой координационной системы» европейской безопасности без «иерархии организаций и постоянного разделения труда между ними» (там же).Несмотря на то, что эти идеи не стали реальностью из-за возникшей напряженности вокруг замороженных конфликтов на постсоветском пространстве, Россия по-прежнему активно использовала механизмы организации в урегулировании многочисленных конфликтов, возникавших вдоль ее границ вплоть до начала 2000-х годов (например, ОБСЕ миссии в Нагорном Карабахе, Приднестровье и др.). Превратившись из Конференции в Организацию, ОБСЕ создала постоянные и независимые диалоговые площадки, которые были представлены тремя «корзинами»: военной, экономической и безопасности человека.Переговоры по этим вопросам были отделены друг от друга, в отличие от времен холодной войны (после 1975 г.), когда Советскому Союзу часто приходилось идти на компромиссы по вопросам прав человека, чтобы добиться какого-либо прогресса в разоружении. В 1990-е годы это открыло для России возможность стабилизировать свое западное соседство с помощью договоров о сокращении вооружений (Договор об обычных вооруженных силах в Европе, ДОВСЕ) и мер по укреплению доверия (Договор по открытому небу).

NATO изначально создавался как организация коллективной обороны для обеспечения безопасности посредством сдерживания в отношении Советского Союза.Однако после исчезновения своего главного антагониста Североатлантический союз оказался в состоянии идеологического кризиса и попытался заново изобрести себя как глобальную организацию коллективной безопасности (Yost, 1998). Это нашло отражение в активном участии НАТО в урегулировании кризисов в Европе и за ее пределами, а также во внедрении программ повышения стабильности между Североатлантическим союзом и его странами-партнерами (Forsberg and Haukkala, 2015). На фоне роспуска Варшавского договора и образовавшегося вакуума безопасности в Восточной Европе российское руководство (довольно скоро поняв, что надежды на ответный роспуск НАТО слишком надуманы) активно пыталось наладить сотрудничество с «обновленным» Альянсом. с целью обеспечения своей зоны влияния в регионе.С этой целью Россия присоединилась к Совету евроатлантического партнерства (СЕАП), созданному после окончания холодной войны институту НАТО, первоначально надеясь, что этот форум может стать всеобъемлющей европейской организацией по безопасности, полноправным членом которой станет Россия. Команда Ельцина/Козырева попыталась стать частью «первой волны присоединения», присоединившись к программе «Партнерство ради мира» (ПРМ) в 1994 г., когда руководство США приняло решение об экспансии в Восточную Европу (Forster and Wallace, 2001).Кроме того, был подписан Основополагающий акт Россия-НАТО (1997 г.) для облегчения обмена информацией, поощрения консультаций и общего снижения операционных издержек, понесенных двумя сторонами в связи с совместными усилиями по поддержанию мира. В 2002 г. был основан Совет Россия-НАТО (СРН) с его концепцией «двадцатки» (19 государств-членов в национальном качестве и Россия), который рассматривался в Москве как краеугольная платформа для сотрудничества и обеспечения общего пространства безопасности. В том же году президент Путин даже приветствовал планы расширения НАТО, поскольку Москва рассматривала это как шаг к созданию «расширенного общего пространства» для сотрудничества (цит. по Warren, 2002).

Сотрудничество с Европейским союзом также рассматривалось Москвой как дополнительный инструмент, воплощающий дух Парижской хартии посредством экономического сотрудничества и политических консультаций. Несмотря на формирование асимметричного сотрудничества, взаимодействие с ЕС отличалось здоровым прагматизмом (Neumann, 1998). Историческое Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС), ратифицированное в 1997 году, создало основу для всестороннего сотрудничества на экономическом, политическом уровнях и уровне гражданского общества.В дополнение к существующим ежегодным саммитам Россия-ЕС в 2003 году был создан Постоянный совет партнерства ЕС-Россия, который стал ценным дополнением к чрезвычайно всеобъемлющей системе обменных площадок, включая «общее пространство» по вопросам безопасности. Регулярные встречи проводились на уровне министров иностранных дел (два раза в год), политических директоров (четыре раза в год) и экспертов по внешней политике (Форсберг и Хауккала, 2016, стр. 27). Россия была единственным государством, не входящим в ЕС, с которым у Брюсселя было так много высокопоставленных площадок для обмена, и это явно удовлетворяло статусные амбиции Москвы.Даже после вступления многих восточноевропейских стран в ЕС в 2004 г. и конфликта вокруг российского транзита в Калининград (российский эксклав на Балтийском море) отношения между Россией и ЕС по-прежнему оставались прагматичными и взаимовыгодными. В 2009 г. бывший генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана охарактеризовал российско-европейские отношения как «фантастически» стабильные (цит. по Арбатовой и Дынкину, 2016 г.), несмотря на влияние российско-грузинской войны 2008 г. и неспособность пересмотреть соглашение о СПС в течение нескольких лет. до этого.Эпоха Медведева породила некоторую надежду на возобновление развития многостороннего сотрудничества с ЕС, когда в 2009 году было запущено Партнерство для модернизации (P4M), немецкая инициатива. Опираясь на эту инициативу, обеим сторонам удалось возродить некоторые структуры институционализированного сотрудничества, которые оказали некоторое, хотя и ограниченное, влияние на безопасность в плане укрепления доверия.

Наконец, взаимодействие России с Советом Европы (СЕ) основывалось на логике построения стабильности в Европе через «человеческое» измерение.Вступив в СЕ в 1996 году и ратифицировав через два года Европейскую конвенцию по правам человека, Москва изначально дала понять, что у нее нет проблем с выполнением своих обязательств в области прав человека (Загорский, 2021). Она соблюдала правила Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), приняла новый уголовный кодекс, приняла законы, регулирующие деятельность прокуратуры, учредила пост уполномоченного по правам человека (Бусыгина, Кан, 2019). , п.70). Однако на более позднем этапе Россия ожидала, что в обмен на ее продвижение к либерально-демократическим ценностям Запад также предпримет определенные шаги, особенно в отношении расширения НАТО в Восточной Европе. Однако, будучи ядерной сверхдержавой, Москва определенно не считала реализацию либерально-демократических норм или сближение с «западными» цивилизационными нормами определяющими элементами при определении своего статуса и положения в основанном на Парижской хартии порядке.

Внешнюю политику Москвы часто описывают как по существу реалистическую (Lynch, 2001; Simionov, 2017) и исключительно зависящую от силы и мощи в отношениях с иностранными акторами.Тем не менее, ни одна другая крупная держава в Европе не создала и не стала участвовать в большем количестве международных операций после окончания холодной войны, чем Россия. После распада Советского Союза Россия создала Содружество Независимых Государств (СНГ), Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) и БРИКС. Россия даже пыталась наладить отношения с Западноевропейским союзом в 1990-е годы, стала членом «Большой двадцатки», Международного валютного фонда (МВФ), Всемирного банка, Всемирной торговой организации (ВТО) и едва не была принята в Организацию экономических Сотрудничество и развитие (ОЭСР) в 2013 году.Хотя не все эти МО занимаются вопросами безопасности, и многие из них развивались отдельно от более широкой европейской сети, участие России в этих институтах демонстрирует, что в своей внешней политике Москва больше полагается на международные институты, чем это обычно предполагается (Истомин, 2021). ). Несмотря на то, что рамки настоящего исследования ограничены отношениями России с Западом в контексте НАТО, ЕС, ОБСЕ и Совета Европы, автор считает вышеупомянутых случаев взаимодействия России с многосторонними платформами более чем достаточными для утверждают, что отмежевание первого от порядка, основанного на Парижской хартии, не было вызвано его предполагаемым общим увольнением МО в международной политике.Мотивация для этого шага включала различные факторы, которым посвящено исследование в следующем подразделе.

 

Причины разобщения России: дихотомия материального и идейного

Обозначив характер интеграции России в основанный на Парижской хартии порядок и ожидания, которые ее сопровождали, исследование теперь анализирует суть проблем и разочарований, которые испытывала Москва на протяжении всего процесса интеграции, различая материальные и идейные проблемы.

С начала 2000-х годов в общей атмосфере западно-российских отношений пронизывало чувство разочарования и разочарования. Это уже нашло отражение в обращении Владимира Путина к парламенту Германии в 2001 году, где он отмечал: «…мы говорим о партнерстве, но на практике не научились доверять друг другу» (Путин, 2001). Недоверие к России было, по мнению Путина, напрямую связано с осторожным и «ленивым» подходом Запада к интеграции своего бывшего противника, о чем свидетельствует, например, то, как велись переговоры о безвизовом режиме.Это не только чем-то напоминало «холодную войну», но и было очень унизительным для Москвы, поскольку означало, что Запад сначала ожидал, что Россия «станет цивилизованной» за счет выполнения обязательств по соглашению о сотрудничестве между ЕС и Россией (Baysha, 2018).

На протяжении первых двух президентских сроков Путин демонстрировал, что он никогда не сможет принять внедрение западных либерально-демократических ценностей в качестве предварительного условия для хороших взаимоотношений. Формула «сначала демократия — потом сотрудничество», тем более что Брюссель не позволял Москве существенно влиять на какие-либо механизмы принятия решений НАТО или ЕС (Загорский, 2017, с.68), вряд ли соответствовало путинскому видению этой интеграции. И переговоры о том, «как быстро» и «как именно» Россия должна в одностороннем порядке адаптироваться к нормативным ожиданиям Запада, никогда не были в повестке дня Путина (цит. по Лукьянову в Палате лордов 2015, стр. 23). Короче говоря, с точки зрения России фундаментальный процесс после «холодной войны» скорее должен был стать процессом взаимной трансформации, что противоречило западной точке зрения на довольно прямолинейный процесс расширения и одностороннего принятия Россией либерально-демократических идеалов.

Однако сближение России с цивилизационными стандартами Запада (особенно в области прав и свобод личности) было для Запада ключевым фактором при определении места России в этом порядке, с чем Россия категорически не соглашалась.

Москва была особенно озадачена тем, что ее бывшие союзники в Восточной Европе занимали в этом новом порядке более заметное место, чем сама Россия.

Более того, принцип суверенного равенства, закрепленный в порядке, основанном на Парижской хартии, не только не позволял Москве диктовать своим бывшим «сателлитам» порядок обеспечения безопасности, но и позволил последним требовать вступления в НАТО на основе на том аргументе, что Россия представляла серьезную угрозу их безопасности.Таким образом, декларативный принцип суверенного равенства, который Россия изначально рассматривала как обеспечение своей позиции по отношению к Западу в условиях разваливающейся советской системы, в глазах Москвы в конечном итоге был использован против нее как предлог для расширения НАТО.

Правда, Россия могла возлагать (неоправданно) большие надежды на готовность Запада признать и принять ее амбиции и ожидания. Но это не меняет того факта, что, когда Путин вернулся в Кремль на свой третий президентский срок в мае 2012 года, Парижская хартия стала рассматриваться как документ, указывающий на «косвенное подчинение» России Западу (Ensel, 2020).По мнению Путина, России не следовало «слишком доверять Западу», поскольку позже ее за это предали (Путин, 2017). Таким образом, мы утверждаем, что примерно за год до начала украинского кризиса «двуликий» порядок, основанный на Парижской хартии, уже достиг своего момента истины. Его впечатляющий крах, начавшийся после Евромайдана, был в основном предопределен тем, что Западу не удалось создать с Россией инклюзивную систему безопасности, которая оставила бы позади менталитет холодной войны (Sakwa 2017).И «ирония» этого порядка не в том, что он не смог предотвратить разразившийся украинский кризис, а в том, что присущая ему дихотомия могла даже способствовать его собственному окончательному краху (Hill, 2018).

Продемонстрировать, как неудовлетворенность и разочарование России привели к ее полному отказу от принципов Парижской хартии, представляет собой фундаментальную задачу. Изучая, как именно различные аспекты этого институционального порядка противоречили российской идентичности и соображениям национальной безопасности, настоящее исследование показывает, как принципы Парижской хартии в конечном итоге узаконили политику, противоречащую предполагаемым интересам России в Европе.

 

Парижская хартия как угроза интересам национальной безопасности России

Национальные интересы (понимаемые в этой статье как материальные вопросы) чаще всего сосуществовали с идеологическим обоснованием российской внешней политики по отношению к Западу (Тренин, 2021). Тем не менее, в этом исследовании делается попытка провести различие между этими типами вопросов и показать, как каждый из них способствовал убеждению России в том, что порядок, основанный на Парижской хартии, был искаженным и предвзятым.

Обеспечение безопасности и стабильности на западной границе традиционно было первостепенной задачей каждого российского лидера на протяжении последних трех столетий (Данилов, 2021). После окончания холодной войны участие в западных многосторонних институтах рассматривалось как один из инструментов достижения этой цели. ОБСЕ сыграла важную роль в сокращении военного бюджета (через соглашения о контроле над вооружениями), а также в урегулировании конфликтов на постсоветском пространстве (например, миссия в Приднестровье), а многостороннее сотрудничество с США и НАТО помогло определить судьбу советского ядерного арсенала на Украине, в Белоруссии и Казахстане.Помимо стабилизации постсоветского пространства, помощь Запада также помогла Москве развязать руки для борьбы с угрозами внутренней безопасности, такими как сепаратисты на Северном Кавказе (Тренин, 1996). Однако это сотрудничество носило крайне неоднозначный характер, что определялось меняющейся ролью НАТО и изначально неопределенной позицией Запада в отношении Восточной Европы (Истомин, 2018). Но по мере того, как эта двусмысленность начала рассеиваться и после трех волн расширения намерения НАТО как организации коллективной обороны стали более очевидными, противодействие России Североатлантическому союзу также кристаллизовалось в более конкретные формы.

Несмотря на то, что изначально расширение НАТО было представлено Путиным как «расширенное общее пространство», позже оно было воспринято в России как «национальное унижение» (Карабешкин, Спехлер, 2007). Расширение НАТО в Восточной Европе, регионе, который долгое время был сферой влияния Москвы, поставило под угрозу способность России проецировать свою мощь и обеспечивать свое господство в том, что она считала «зоной привилегированных интересов» (Тренин, 2009). Хотя с каждым шагом расширения совокупный военный потенциал НАТО в Европе постепенно уменьшался (Мартен, 2020, с.407) в глазах России не меняло того факта, что исторически враждебный альянс размещал свои войска в непосредственной близости от границ России (не говоря уже о потере рынка ВПК с переходом на военные стандарты НАТО).

Когда на саммите НАТО в Бухаресте в 2008 г. Североатлантический союз пообещал Украине и Грузии, что они станут полноправными членами НАТО, Россия увидела, что Запад перешел красную черту. Позволив этим государствам вступить в НАТО, в глазах России Североатлантический союз подорвал «жесткие» интересы безопасности страны, не признав предполагаемый статус Москвы как великой державы с ее собственной законной зоной влияния.Россия изо всех сил пыталась понять логику расширения НАТО как «выполнения Альянсом индивидуальных амбиций» восточноевропейских государств в отношении большей безопасности, демократии и верховенства права, вместо этого представив это как западную реальную политику в общем соседстве. Усугубляемые волной цветных революций, прокатившейся по постсоветскому пространству, даже самые прогрессивные люди в Москве стали высказывать опасения по поводу злонамеренных амбиций Запада на постсоветском пространстве (Цыганков, 2021). Эти опасения и разочарования отразились в эмоциональной мюнхенской речи Путина, где он открыто выразил свое недовольство американским превосходством, обвинив его в постоянном игнорировании национальных интересов России: «США во всем переступили свои национальные границы.Это видно по экономической, политической, культурной и образовательной политике, которую она навязывает другим народам. Ну кому это нравится? Кто этому рад?» Вскоре после этого выступления за резкой риторикой последовали столь же радикальные действия, когда Россия возобновила полеты своих стратегических ядерных бомбардировщиков после 15-летнего перерыва (Kramer, 2007). В 2007 году Россия также приостановила свое участие в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

В результате, хотя поначалу Россия рассматривала возглавляемые Западом институты безопасности как одно из средств решения вопросов безопасности, с которыми она была не в состоянии справиться в одиночку, с конца 2000-х годов Россия осознала, что безопасность Запада видение не совпадало с его собственным.

Таким образом, Москва осознала, что ее интересам безопасности, возможно, будет лучше служить не только за пределами европейских институтов, но и фактически в противовес им, поскольку существование НАТО стало рассматриваться как угроза интересам национальной безопасности России.

 

Обеспокоенность идентичностью как фактор, способствующий диссоциации России

Несмотря на то, что Россия утратила статус одной из мировых сверхдержав с распадом СССР, тем не менее, Россия не утратила своего ощущения великой державы, самоощущения, которое по-прежнему играло ключевую роль в отношениях России с Западом. и в мире в целом (Splidsboel-Hansen, 2002, с.416). Доступ к западным институтам как дома (внедрение рыночной экономики, демократических практик и т. д.), так и за рубежом (например, Совет Европы) рассматривался как центральный инструмент для сохранения этого статуса. Сохранив свое постоянное место в Совете Безопасности ООН, Россия никогда не считала себя побежденной в холодной войне. И Горбачев, и Ельцин утверждали, что Советский Союз не проиграл холодную войну, поскольку окончание конфронтации было вызвано «новым мышлением» обеих сторон, а не победой Соединенных Штатов.Соответственно, Москва рассчитывала занять равное и видное место в новом европейском и мировом порядке как великая держава, которой она себя считала. Он также хотел, чтобы Запад рассматривал его как равноправного партнера, и ожидал, что Запад приспособится к конкретным амбициям России в порядке, основанном на Парижской хартии. Недавние исследования показывают, что вплоть до середины 1990-х годов российские элиты не отличались сильными антизападными настроениями и были искренне готовы сотрудничать с США, чтобы стать нормальной западноевропейской страной (Соколов и др., 2018). Однако это не означало, что они были готовы отказаться от своих стремлений к великой державе, несмотря на серьезные экономические спады и политические проблемы дома. Однако они не смогли понять, что «…политическая структура современного Запада, возникшая в 1940-х годах, была и остается основана на безоговорочном лидерстве одной страны — США. Никакой другой великой державы на объединенном Западе быть не могло» (Тренин, 2021).

В то время как Россия надеялась стать своего рода «вице-президентом» в этом порядке, в глазах Запада ее ограниченные возможности не давали ей даже права на статус второго эшелона в новой системе ранжирования, поскольку статус и признание были присуждается в соответствии с реализацией «цивилизационных стандартов», а не просто военной мощью или территорией.Когда московские элиты осознали это в 1994-1995 годах, их критика порядка стала более явной. Это не привело автоматически к резкому ухудшению отношений с Западом, но Москва стала более громко заявлять о своем недовольстве тем, что она выполнила требования Запада, но все еще не получила того, на что рассчитывала. Следовательно, поскольку сам ЕС последовательно игнорировал свои собственные провозглашенные ценности в своих отношениях с Россией, Кремль, со своей стороны, отверг акцент Запада на обязательствах в области прав человека как циничный (Forsberg and Haukkala, 2016).И когда Запад ссылался на Парижскую хартию и обязательства России по этому документу, Москва увидела в этом намеренное игнорирование Брюсселем права Москвы как великой державы самостоятельно решать, как строить свою внутреннюю политику.

Но мировоззренческие конфликты не ограничивались только бытовой сферой. Вышеупомянутые волны расширения НАТО, помимо того, что это чисто материалистический вопрос, открыли еще один ящик Пандоры: Кремль увидел в размещении военной инфраструктуры в регионе еще одно доказательство недоверия Запада к России и ее намерениям, особенно в отношении ее амбиций в Восточной Европе.В Москве поняли, что жизнеспособность гарантий безопасности Североатлантического союза (в первую очередь американских) восточноевропейским государствам напрямую зависит от исключения России из НАТО (Данилов, 2021). Иными словами, присоединение восточноевропейских государств (с одновременным исключением из этого процесса России) доказало Москве, что она по-прежнему видится главным идейным антагонистом в трансатлантическом сообществе.

Идентификация России как «великой державы» постоянно развивалась вокруг ее позиции по отношению к европейским/западным институтам (начиная с «Концерта Европы» после Венского конгресса в XIX веке), а получение доступа к европейским многосторонним институтам после окончания холодной войны было первоначально рассматривался как инструментальный шаг в восстановлении от предполагаемой потери статуса, вызванной распадом СССР.Однако, когда Москве стало ясно, что требования занимать видное место в этом порядке (и, следовательно, получение статуса) не соответствуют российским ожиданиям по затратам и выгодам, она начала искать другие способы получения статуса вне этих рамок. Впоследствии Кремль воспользовался своим предполагаемым статусом великой державы, сказав «нет» Западу и продвинув свой статус в оппозиции к западным структурам (Цыганков, 2016). Россия теперь чувствует себя комфортно, открыто бросая вызов авторитету западных институтов: около 70 процентов всех постановлений ЕСПЧ находятся на рассмотрении в российских судах (Совет Европы, 2021).Это сопротивление дает России ощущение того, что Запад воспринимает ее более серьезно, чем в прошлом, когда она полностью выполняла свои идеологические обязательства.

Сегодня Кремль больше не считает себя приверженным европейским институтам, в которых доминирует Запад, которые играют важную роль в поддержании его идентичности великой державы, поскольку цена, которую он должен заплатить за это, выше любых идейных выгод, которые он может получить от дальнейшей интеграции.

К такому выводу Москва пришла, сравнив, как относился к ней Запад, когда впервые пытался стать частью «клуба», и теперь, когда он находится в оппозиции к нему.

 

*  *  *

 

Опыт Москвы с многосторонними европейскими институтами безопасности в первые двадцать лет после окончания «холодной войны» привел ее к мысли, что ее материальные и идейные интересы лучше удовлетворяются за пределами этих структур. Парижская хартия, которая когда-то рассматривалась как документ, гарантирующий Москве правильное и надлежащее место в постбиполярном региональном порядке, позже была воспринята как перекос в сторону Запада в ущерб России.Это недовольство породило рост напряженности, достигший апогея в Украине в 2014 г., что привело к конфронтационному сдвигу в логике отношений между Россией и Западом.

В то же время растущая напряженность между Россией и Западом внутри рассматриваемых европейских институтов, по-видимому, отражает не общее отвращение Москвы к МО, а, скорее, накопленное ею разочарование в отношении своего аналога в них. Этим объясняется последовательное ухудшение отношений между всеми четырьмя анализируемыми институтами одновременно при сохранении многостороннего сотрудничества России в других регионах.На этом фоне есть основания предполагать, что европейские институты все же могли бы сыграть важную роль в разрешении конфликта в той или иной форме, если бы общая атмосфера между двумя акторами улучшилась.

Недавние исследования показывают, что Россия на самом деле далека от того, чтобы быть отъявленной ревизионистской и антизападной державой (Истомин, 2020; Романова, 2018), и смысл существования западных институтов не кажется таковым. также сосредоточены на разрушении России (Moens and Richards, 2020).Это предположение, однако, вызывает вопрос: если основанный на Парижской хартии порядок почти рухнул в течение нескольких дней после начала украинского кризиса, насколько целесообразно строить новую систему правил на основе этой хрупкой архитектуры? Различные ученые с обеих сторон утверждают, что европейские институты безопасности устарели и что России и Западу было бы благоразумно не повторять ошибок прошлого, пытаясь укрепить отношения с Западом через институты, которые продолжают воспроизводить конфронтацию (Караганов, 2018).Действительно, некоторые из остатков этих институтов можно было бы использовать в качестве инструмента для закрепления новых норм, принципов и институтов, но от них следует отказаться, когда новая система и ее институты окончательно сформируются (Dembinski and Spanger, 2017). Однако противники такого подхода на Западе «монистически» уверены, что эти старые институты все еще могут обеспечить устойчивый каркас стабильности на континенте и что России следует вернуться к старым правилам игры (Sakwa, 2018). При этом, однако, они игнорируют абсолютное нежелание Москвы вернуться к «обычному бизнесу», поскольку порядок, основанный на Парижской хартии, воспринимается как действительно несправедливый и даже угрожающий национальной безопасности и идейным интересам России.

Если Запад по-прежнему не сможет признать разочарование России, которое в конечном итоге привело к отчаянному диссоциативному акту в 2014 году, Москва, вероятно, продолжит бросать вызов основам европейского порядка и саботировать Запад (кибератаки, кампании по дезинформации и т. д.). Поскольку для России приверженность нормам и принципам Парижской хартии в 1990 г., по сути, символизировала присоединение к более широкому международному либеральному порядку (Бордачев, 2021), последствия размежевания для принципов Парижской хартии потенциально могут отразиться за пределами Европы.Таким образом, анализируя прошлые взаимодействия России с Западом через НАТО, ЕС, ОБСЕ и Совет Европы, эта статья стремилась объяснить, почему Россия считает, что ее интересы лучше удовлетворяются в Европе вне Парижской хартии. Однако глобальные последствия этого развития еще предстоит изучить.

Россия в международном порядке после окончания холодной войны

Барри Бьюзен

Перспектива России состоит в том, что ее партнер/союзник будет постепенно и быстро затмевать ее.По мере того, как Китай становится относительно сильнее, а Запад относительно слабее, как Россия вписывается в это уравнение?

Подробнее

Ссылки

Арбатова Н.К. и Дынкин, А.А., 2016. Мировой порядок после Украины. Выживание , 58(1), стр. 71-90.

Байша, О., 2018. Неверное информирование о социальных изменениях: уроки России и Украины . 1-е издание. Лексингтонские книги.

Бордачев Т., 2021 г. Парижская хартия и новый европейский порядок. Россия в глобальной политике , 19(1), стр. 12-31. Режим доступа: eng.globalaffairs.ru/wp-content/uploads/2021/03/012-031.pdf [Проверено 1 сентября 2021 г.].

Берзель Т. и Риссе Т., 2018. Лакмусовая бумажка для теорий европейской интеграции: объяснение кризисов и сравнение регионализмов [онлайн]. Постоянный идентификатор (PID). Доступно по адресу: nbn-resolving.org/urn:nbn:de:0168-ssoar-57753-6 [По состоянию на 1 сентября 2021 г.].

И. фон Боржисковски и Ф. Вабулас, 2019 г. «Здравствуйте, до свидания: когда государства выходят из международных организаций?» Review of International Organizations , 14(2), стр. 335-366.

Бусыгина И. и Кан Дж., 2019 г. Россия, Совет Европы и «Раксит», или Почему недемократические нелиберальные режимы присоединяются к международным организациям. Проблемы посткоммунизма, 67(1), стр. 64-77.

Парижская хартия для новой Европы, 1990 г. Конференция по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) [онлайн]. Доступно по ссылке: https://www.osce.org/files/f/documents/0/6/39516.pdf [По состоянию на 9 сентября 2021 г.].

Совет Европы, 2021 г. Страновой информационный бюллетень по исполнению постановлений Европейского суда по правам человека. Департамент исполнения решений Европейского суда по правам человека.

Данилов Д., 2021. Интервью с автором. Личное собеседование.

Дембински, М. и Петерс, Д., 2019. Dissoziation als Friedensstrategie? Zeitschrift für Internationale Beziehungen , 26(2), стр. 88-105.

Дембинский М. и Полянский М., 2021. Россия и Запад: причины напряженности и стратегии ее смягчения. Россия и современный мир , 110(1), стр. 5-19.

Дембински М. и Спэнгер Х., 2017 г. «Множественный мир» — принципы новой политики в отношении России [онлайн]. Доступно по адресу: www.ssoar.info/ssoar/handle/document/53452 [По состоянию на 3 сентября 2021 г.].

Ensel, L., 2020. 30 Jahre ‘Charta von Paris’ oder: Wurde der Kalte Krieg eigentlich jemals bedet? Телеполис [онлайн]. Доступно по адресу: www.heise.de/tp/features/30-Jahre-Charta-von-Paris-oder-Wurde-der-Kalte-Krieg-eigentlich-jemals-beendet-4963769.html [По состоянию на 16 августа 2021 г.].

Форсберг, Т., 2019. Новый взгляд на Россию и европейский порядок безопасности: от Венского конгресса до окончания холодной войны. Европейская политика и общество, 20(2), стр. 154-171.

Форсберг Т. и Хауккала Х., 2015 г. Конец эры институционализма в европейской безопасности? Журнал современных европейских исследований, 23(1), стр. 1-5.

Форсберг Т. и Хауккала Х., 2016 г. Европейский Союз и Россия . Лондон: Международное высшее образование Macmillan.

Форстер, А. и Уоллес, В., 2001 г. Для чего нужна НАТО? Выживание , 43(4), стр. 107-122.

Де Хаас, М., 2010. Медведевская альтернативная архитектура европейской безопасности. Безопасность и права человека , 21(1), стр. 45-48.

Hill, WH, 2018. России нет места: европейские институты безопасности с 1989 года. Columbia University Press.

Палата лордов, 2015. ЕС и Россия: до и после кризиса в Украине. Полномочия Палаты лордов [онлайн]. Доступно по адресу: cursdeguvernare.ro/wp-content/uploads/2015/02/115.pdf [По состоянию на 16 августа 2021 г.].

Ikenberry, GJ, 2020. Следующий либеральный порядок. Foreign Affairs , 99, стр. 133-143 [онлайн]. Доступно по адресу: www.reteccp.org/primepage/2020/demousa20/thenext.pdf [По состоянию на 2 сентября 2021 г.].

Истомин И., 2018. Переговоры в условиях разногласий: ограничения и достижения российско-западных переговоров о расширении НАТО. Информация. Хэмпсон и М. Троицкий (ред.) Перетягивание каната. Переговоры о безопасности в Евразии . Центр инноваций в области международного управления, стр.35-52.

Истомин И., 2020. Россия как держава статус-кво. Россия в глобальной политике , 18(1), стр. 30-38 [онлайн]. Режим доступа: globalaffairs.ru/articles/rossiya-kak-derzhava-status-kvo/ [Проверено 2 сентября 2021 г.].

Истомин И., 2021. Интервью с автором. Личное собеседование.

Карабешкин, Л.А. и Шпехлер, Д.Р., 2007 г. Расширение ЕС и НАТО: ожидания России, ответы и варианты на будущее. Европейская безопасность, 16 (3–4), стр. 307–328.

Караганов С., 2018. О борьбе за мир [онлайн]. Режим доступа: karaganov.ru/content/images/uploaded/f2d9088fd3ea226d8b26ef2b113c5d06.pdf [Проверено 9 сентября 2021 г.].

Keohane, RO, 1984. После гегемонии: сотрудничество и разногласия в мировой политической экономии. Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Keohane, RO, 1988. Международные организации: два подхода. Ежеквартальный журнал международных исследований, 32, стр.379–396 [онлайн]. Доступно по адресу: Academic.oup.com/isq/article-abstract/32/4/379/1805478 [По состоянию на 1 сентября 2021 г.].

Кортунов А., 2016. Неизбежный, странный мир. Россия в глобальной политике , 14(4), стр. 8-19 [онлайн]. Доступно по адресу: eng.globalaffairs.ru/articles/the-inevitable-weird-world/.

Kramer, A.E., 2007. Россия возобновляет патрулирование ядерными бомбардировщиками. The New York Times, , 18 августа [онлайн]. Доступно по адресу: www.nytimes.com/2007/08/18/world/europe/17cnd-russia.html [По состоянию на 11 сентября 2021 г.].

Краснер, С., 1983. Международные режимы. Итака и Лондон: Издательство Корнельского университета.

Кропачева, Е., 2012. Россия и роль ОБСЕ в европейской безопасности: «форум» для диалога или «поле битвы» интересов? European Security, 21(3), стр. 370-394.

Lynch, A.C., 2001. Реализм внешней политики России. Europe — Asia Studies, 53(1), стр. 7-31.

Мартен К., 2020.Расширение НАТО: оценка его последствий для России. Международная политика , 57(3), стр. 401-426.

А. Моэнс и А. Ричардс, 2020 г. НАТО: текущие вызовы и долгосрочная адаптация. В: Routledge Handbook of Peace, Security and Development . Тейлор и Фрэнсис, стр. 322-334.

Морс, Дж. К. и Кеохейн, Р. О., 2014 г. Оспариваемая многосторонность. Обзор международных организаций , 9(4), стр. 385-412.

НАТО и РФ, 1997 г. Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между НАТО и Российской Федерацией, подписанный 27 мая [онлайн]. Доступно по адресу: www.nato.int/cps/cn/natohq/official_texts_25468.htm [По состоянию на 18 августа 2021 г.].

Нойманн, И., 1998. Россия как другая Европа. Journal of Area Studies , 6(12), стр. 26-73.

Neumann, I., 1999. Использование Другого: «Восток» в формировании европейской идентичности . Миннеаполис: Университет Миннесоты Press.

ОБСЕ, 1999 г. Хартия европейской безопасности и Платформа безопасности на основе сотрудничества [онлайн]. Доступно по адресу: www.osce.org/de/node/125809 [По состоянию на 3 сентября 2021 г.].

Путин В., 2001. Выступление в Бундестаге ФРГ. Президент России: Кремль.ру [онлайн]. Режим доступа: www.en.kremlin.ru/events/president/transcripts/21340 [Проверено 17 августа 2021 г.].

Путин В., 2014. Заседание Совета Безопасности. Президент России: Кремль.ru [онлайн]. Режим доступа: en.kremlin.ru/events/president/news/46305 [Проверено 2 сентября 2021 г.].

Путин В., 2017. Встреча Владимира Путина с участниками дискуссионного клуба «Валдай». Стенограмма пленарного заседания 14-го ежегодного собрания. Клуб Валдай [онлайн]. Доступно по ссылке: valdaiclub.com/events/posts/articles/putin-meets-with-members-of-the-valdai-club/ [Проверено 9 сентября 2021 г.].

Романова, Т., 2018. Неоревизионистский вызов России либеральному международному порядку. The International Spectator , 53(1), стр. 76-91.

Саква, Р., 2018. Одна Европа или ни одной? Монизм, инволюция и отношения с Россией. Europe-Asia Studies , 70 (10), стр. 1656–1667 [онлайн]. Доступно по адресу: www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/09668136.2018.1543762 [По состоянию на 9 сентября 2021 г.].

Schimmelfennig, F., 2017. Теоретическое рассмотрение кризиса в европейской интеграции. В: Д. Десмонд, Н. Ньюджент и В.Е. Патерсон (ред.) Европейский Союз в кризисе , стр.316-336 [онлайн]. Доступно по адресу: www.researchgate.net/profile/Frank-Schimmelfennig/publication/318591049_Theorising_Crisis_in_European_Integration/links/59db2242458515a5bc2d6e24/Theorising-Crisis-in-European-Integration.pdf [По состоянию на 1 сентября 2021 г.].

Симионов Л., 2017. ЕС и Россия отходят от экономической логики взаимозависимости: объяснение с помощью теории комплексной взаимозависимости. Исследования европейской интеграции , (11), стр. 120-137.

Соколов Б., Инглхарт Р.Ф., Понарин Э., Вартанова И. и Циммерман В., 2018 г. Разочарование и антиамериканизм в России: от проамериканских к антиамериканским настроениям, 1993–2009 гг. Ежеквартальный журнал международных исследований, 62, стр. 534–547. Доступно по адресу: Academic.oup.com/isq/article-abstract/62/3/534/5045351 [По состоянию на 1 сентября 2021 г.].

Splidsboel-Hansen, F., 2002. Отношения России с Европейским Союзом: конструктивистская версия. Международная политика , 39(4), стр. 399-421.

Тренин Д., 1996. Интересы безопасности и политика России в Кавказском регионе. В: Б. Коппитерс (ред.) Оспариваемые границы на Кавказе . Брюссель: Издательство Университета ВУБ, стр. 67-76 [онлайн]. Доступно по адресу: www.vub.be/sites/vub/files/nieuws/users/bcoppiet/131trenin.pdf [По состоянию на 1 сентября 2021 г.].

Тренин Д., 2009. Сферы интересов России, но не влияния. Washington Quarterly , 32(4), стр. 3-22.

Тренин Д., 2021. Новый баланс сил: Россия в поисках внешнеполитического равновесия. 1-е издание. Москва: Издательство Альпина.

Цыганков А., 2016. Создание государства-цивилизации. Поворот Владимира Путина к самостоятельным ценностям. Проблемы посткоммунизма , 63(3), стр. 146-158. Доступно по адресу: www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/10758216.2015.1113884 [По состоянию на 1 сентября 2021 г.].

Цыганков А.П., 2007. В поисках цивилизационной идеи: «Запад», «Евразия» и «евро-Восток» во внешней политике России. Геополитика , 12(3), стр. 375-399.

Уоррен, М., 2002. Путин позволяет НАТО «вербовать» в Прибалтике. The Telegraph [онлайн]. Доступно по адресу: www.telegraph.co.uk/news/worldnews/europe/russia/1398379/Putin-lets-Nato-recruit-in-Baltic.html [Проверено 1 сентября 2021 г.].

Уэббер, Д., 2014 г. Насколько вероятно, что Европейский Союз распадется? Критический анализ конкурирующих теоретических взглядов. Европейский журнал международных отношений , 20(2), стр. 341-365. Доступно по адресу: journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/1354066112461286 [По состоянию на 1 сентября 2021 г.].

Йост, Д., 1998. Новая НАТО и коллективная безопасность. Выживание , 40(2), стр. 135-160. Доступно по адресу: www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/00396338.1998.10107847 [По состоянию на 9 сентября 2021 г.].

Загорский А., 2017. Россия в порядке европейской безопасности. Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова (ИМЭМО), Москва.

Более

22 Charter Oak Pl #RU-1, Hartford, CT 06106 — MLS 170397943

Полная информация об имуществе для 22 Charter Oak Pl # RU-1

General

  • Продается за: $ 300 000
  • Плата за HOA: $ 337/месяц
  • Налоги: $ 5538 (июль 2020-июнь 2021) $.
  • MLS ID: 170397943
  • Добавлено: 350 дн. назад

Интерьер

  • Количество комнат: 5
  • Внутренние особенности: Охранная система
  • Бытовая техника: Духовка/плита, Микроволновая печь, Вытяжка, Холодильник, Посудомоечная машина, Утилизация, Стиральная машина, Сушилка
9 Комнаты

9 80

Ванные комнаты
  • Всего ванных комнат: 2
  • Полноценные ванные комнаты: 2
  • Основная ванная комната: Основная ванная — Hardwo, 14.00 x 14.00, нижняя
  • Полная ванна: Нижняя
Спальни
  • Всего спальни: 3
  • Основная спальня: Master Breerrood — 9 Ft+ CELINGS+ CELCONY, BALCONY, BALCONY, BALCONY, BALCONY, BALCONY, BALCONY, COSTRINGSINGSONIONS, BALCONY, . , Деревянный пол, Слайдеры, 17,00 x 17,00, Основная
Другие комнаты
  • Гостиная: Гостиная — 9 футов + потолки, Деревянный пол, 17,00 x 16,00, Основная
  • -ing + кухня 3 907

    9003 , Обеденная зона, Гранитные стойки, Евроремонт, 18.00 x 13.00, Основной
  • Офис: Офис — Паркетный пол, 17.00 x 17.00, Нижний

Внешний

  • Внешние элементы: Балкон, Освещение, Тротуар

Парковка

  • Гараж: Да,
  • Прилагаемый гараж: Да
  • ГАРАЖНЫЕ СПАСЫ: 1
  • ПАРКИНА: Прилагаемый гараж, Paved, Paved, On Street Parking
  • 99599559. 9037 парковка: Прилагаемый гараж, Paved, на улице Atlet Street959. Парковка на улице

Местоположение

  • Округ: Hartford
  • Район: Шелден Чартер Дуб
  • Комплекс: Чартер
  • Указания вождения: Информация 700888888888 гг.
    • Начальная школа: По кабинету педагога
    • Старшая школа: По кабинету педагога

    Сообщество

    • Название сообщества: Дуб Шелден Чартер
    • Ассоциация: Да
    • Доц.В стоимость входит: Обслуживание территории, уборка снега, вода
    • Домашние животные разрешены: Да

    Отопление и охлаждение

    • Тип охлаждения: Центральный воздух
    • Тип нагрева: Горячий воздух, природный газ
    • Топливо для нагрева: Природный газ
    • Водонагреватель: Utilities 7 8

      49 Природный газ

      49

      • Канализация: Коммунальная канализация подключена
      • Водоснабжение: Коммунальная вода подключена

      Информация о конструкции

      • Архитектурный стиль: Таунхаус
      • Статус строительства: Нет/перепродажа
      • Внешний вид Конст.: рамка, кирпич, камень, кирпич
      • Descement Desc.: Нет
      • Блок на конце: Да
      • Квадратные футы: 1,503
      • .
        • Зонирование: N1-4
        • Описание лота: Вид на город

        Финансовые соображения

        • Ассоциация Стоимость: $ 337
        • Assoc Плата Freq .: Ежемесячная
        • Оценка Сумма: $ 74550
        • Сумма налога: $ 5538
        • Налоговый год: июль 2020-июнь 2021

        Раскрытие информации и отчеты

        Перечислено William Raveis Real Estate, Marshall & Ostop Associates, Paula F Ostop
        Продано Berkshire Hathaway NE Prop., Лори Б. Мейерсон

        .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Карта сайта