+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Идлиб турция: Почему Турции так нужен Идлиб и как США повлияют на ситуацию в Сирии: Политика: Мир: Lenta.ru

0

Почему Турции так нужен Идлиб и как США повлияют на ситуацию в Сирии: Политика: Мир: Lenta.ru

5 марта в Москве прошли российско-турецкие переговоры, за которыми следил, без преувеличения, весь мир. Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган обсуждали ситуацию в сирийской провинции Идлиб, которая поставила их страны на грань войны. Итоги переговоров трудно назвать прорывными: огонь будет прекращен, но турецкие войска останутся в регионе. Кто в этой ситуации в выигрыше и чего ради Эрдоган так цепляется за этот кусок сирийской земли? Об этом «Ленте.ру» рассказал научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов.

«Лента.ру»: Кто выиграл на московских переговорах — Путин или Эрдоган?

Лукьянов: Если бы Путин чувствовал, что он может от этой встречи проиграть, он бы не дал на нее согласия. Если бы Эрдоган знал тщетность этой поездки, не поехал бы. Потому что для него это тоже определенный жест: он приезжает в Москву, а не Москва приезжает к нему. Выиграли обе стороны. Что Эрдоган обещал по итогам этой встречи, то он и получил. С другой стороны, Россия получила нужное ей подтверждение астанинского процесса и принципов встречи в Сочи в 2018 году [создание зон безопасности и деэскалации в Идлибе], а также закрепила достигнутые военные успехи сирийской армии на земле.

Но Турция, например, обещала вернуть себе все наблюдательные посты, которые оказались в тылу у сирийской армии. А в итоге про них будто бы забыли. Так что Эрдоган получил не все.

Григорий Лукьянов

Наверное, да. Полностью откатить ситуацию не удалось, но акцент, лейтмотив всех выступлений Эрдогана в последние две недели — прекращение боевых действий. Это тоже политика вполне прагматичная: понимать, что большего добиться не удастся, и концентрировать внимание на том, что можно сделать.

Нужно понимать, что в своих выступлениях Эрдоган упоминает заведомо больше позиций, чтобы в дальнейшем иметь пространство для дискуссии и от каких-то пунктов в процессе переговоров отказываться. Здесь он еще раз продемонстрировал себя как хороший дипломат и тонкий психолог, он остается одним из самых блистательных политиков в регионе.

Эрдоган в своем выступлении отметил, что Турция, при всех договоренностях, оставляет за собой право ответить на нападения Сирии. Зачем вообще тогда подписывать договор, если все понимают его по-своему?

Во-первых, это соглашение все-таки между Москвой и Анкарой, и Дамаск выступает как сторона, с которой договаривается Россия. Второй важный аспект: после гибели турецких военных в Сирии Эрдоган обязательно должен говорить, что любая сирийская атака получит ответ. Он не может не сказать этого. Это политика, направленная на внутреннего потребителя.

Зачем обеим сторонам нужны эти договоренности? Чтобы продемонстрировать собственной аудитории внутри России и Турции, а заодно и другим игрокам в регионе, в том числе США и Европе, что, в общем-то, европейцы и американцы слишком мало предлагают Анкаре в обмен на разрыв отношений с Москвой.

Оба президента заинтересованы в том, чтобы дать такой сигнал. И то, что они заключили соглашение, подтвердили его, — это мощнейший инструмент для воздействия на других игроков. Турецко-российские контакты до сих пор остаются величиной для региональной системы безопасности, дают обеим сторонам большие возможности. Обе стороны этим пользуются и, пока могут пожинать плоды, будут придерживаться этой тактики.

Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин

Фото: Пресс-служба президента РФ

Но ведь по сути Россия и Турция просто закрепили текущую расстановку сил. Через какое-то время вновь начнется обострение, и сторонам вновь придется решать этот вопрос.

Конечно. Основная задача этой встречи — разрешить критическую ситуацию, которая сложилась сейчас, а не разрешить идлибское противоречие. Принципы, из которых исходят стороны, остаются теми же самыми.

И насколько эффективна такая заморозка?

Это эффективно ровно настолько, насколько это необходимо сторонам. А им не столь важно разрешить идлибское противоречие, сколь нивелировать негативные последствия гибели турецких военнослужащих. Это эффективно, поскольку позволяет избежать прямой конфронтации и столкновений.

Встреча не была направлена на то, чтобы дать политическое решение идлибской проблеме, это реакция на гибель турецких солдат. Это важно для внутренней политики Эрдогана по легитимизации турецкого присутствия в Сирии и его действий там. А внешнеполитический эффект от этих действий был настолько серьезен, что не отреагировать на него он не мог, и российская сторона пошла ему навстречу.

С другой стороны, Россия все так же поддерживает Дамаск в вопросе суверенитета над Идлибом и не отрицает, что у нее с Турцией разное понимание отдельных пунктов. Есть и четкая претензия к Турции: она не выполняет в полной мере своих обязательств по разводу умеренной оппозиции и тех, кого называют боевиками. И поскольку на московскую встречу Эрдоган не привез готовых решений, Россия говорит: сейчас мы просто разводим стороны и создаем условия для переговоров.

По новому соглашению вдоль трассы М4 в Идлибе создается зона безопасности, которая разрезает силы вооруженной оппозиции. Не создается ли таким образом повод для нового обострения?

Я предлагаю посмотреть на ситуацию стратегически: мы говорим о переговорах между двумя президентами — это переговоры высшего уровня. Они не будут говорить о том, кому какие пять-десять квадратных километров должны принадлежать. На президентском уровне определяется стратегический уровень для разрешения конфликтной ситуации.

Здесь я бы сделал акцент на том, какое значение имеет Идлиб для обеих сторон.

Для Анкары он никакой реальной ценности не несет, это прежде всего разменная карта в разрешении более важного для турецкой стороны вопроса о будущем северо-востока Сирии

Речь о территории, где действуют курдские вооруженные формирования, — они при активном участии турецкой официальной пропаганды воспринимаются местной общественностью как главная причина военного присутствия Анкары в Сирии. Именно на эту территорию могут переселить из Турции большую часть сирийских беженцев.

Материалы по теме

14:07 — 5 декабря 2019

Идлиб, при всей своей раскрученности, — это сравнительно небольшая территория, которая до войны с трудом обеспечивала нормальное существование своего немногочисленного населения в экономическом плане. Поэтому в долгосрочной перспективе он рассматривался и рассматривается как разменная монета.

На этой территории рано или поздно будет восстановлен контроль сирийского правительства — это вопрос времени. Поэтому Турции сейчас выгодно сохранять статус-кво — эту ситуацию можно использовать в переговорах с Дамаском, что расширяет возможности дипломатии.

Поэтому на встрече в Москве был, в общем-то, сделан маленький шаг во исполнение все тех же соглашений, которые были достигнуты в 2017 году и подтверждены в 2018 году. С тех пор принципиально ничего не поменялось, кроме того, что стороны не удовлетворены результатами: Россия — темпами реализации соглашений, а Турция — тем, что ей предлагают по результатам выполнения этих соглашений.

Материалы по теме

00:01 — 13 февраля 2020

Битва тиранов

Асад хочет зачистить Сирию от боевиков, но ему мешает Турция. На чьей стороне Россия?

Конечно, тот расклад сил, который сегодня получился вокруг трасс М4 и М5, во многом закрепляет достижения сирийской армии. И, конечно, тот котел, что образовался западнее М5 и южнее М4, сирийские войска схлопнут в обозримом будущем. Удержать его оппозиция не сможет и будет вынуждена перейти в подконтрольный оппозиции Идлиб.

Это означает, что здесь вовсе не статус-кво. Наоборот, российская и сирийская стороны, не видя четкой позиции Турции, продвигаются к своей цели: окончательному восстановлению контроля сирийского правительства над территорией.

Если ситуация будет осложняться, что будет делать Эрдоган в плане союза с НАТО? Есть ли у него шанс получить помощь и поддержку альянса?

Пока нет оснований полагать, что факторы, которые останавливали альянс от вмешательства, перестанут действовать. Никуда не денется греческо-турецкое противоречие и недовольство ряда стран Европы политикой Анкары на ливийском направлении. Это приводит к тому, что любая попытка инициировать союзнические действия НАТО наткнется на мощное противодействие и на блокирование любого решения странами-противниками Турции. Именно раскол в НАТО, отсутствие скоординированных действий делает сегодня альянс неэффективным в такого рода конфликтах.

А есть ли шанс, что к конфликту подключится какая-то другая сторона?

Чисто географически туда не подобраться. Но, безусловно, в арабских странах развивается кампания по осуждению вмешательства Турции в Ливию и в другие конфликтные зоны после «арабской весны». Недовольство, которое Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия испытывают по отношению к политике Анкары в регионе, может привести к тому, что они будут оказывать финансовую, экономическую помощь и моральную поддержку даже Сирии, чтобы ослабить турецкие позиции. Но это тоже чисто информационная кампания — арабские страны все так же разобщены и действуют разрозненно.

Если Турция продолжит операцию в Сирии, она больше приобретет или потеряет? Ведь существует мнение о Турции как об агрессоре.

Я отношусь к тем, кто не видит здесь простого объяснения и простого решения. Эрдоган входил в Сирию в 2012 году, когда была другая ситуация, другие мотивы, когда Турция поддерживала оппозицию. И с тех пор ситуация требовала от нее большего участия и использования войск. Но не все зависит от Турции и от ситуации в Сирии. Для Эрдогана это еще и вопрос внутренней политики, вопрос отношений с Европой из-за мигрантов.

Отчего в сложившейся ситуации Эрдоган не может просто взять и выйти? Для понимания: все мировые кризисы и военные конфликты сейчас заморожены именно в таком состоянии — это и Ливия, и Йемен, и Украина. Пока стороны не достигнут устраивающего их результата, они сохраняют статус-кво.

У Эрдогана больше рисков от однозначного выхода из конфликта, чем от его продолжения, пусть и в вялотекущей форме, даже несмотря на периодические серьезные потери

Я не склонен считать, что в обозримой перспективе Турция как-то сильно поменяет свой подход к данному конфликту. По крайней мере до 2021 года ситуация, скорее всего, останется такой же. Впереди президентские выборы в США, выборы в Сирии, к ним готовятся все стороны, а потому они пока не готовы к решительным изменениям.

Существует ли ситуация, при которой конфликт будет разрешен так, что все стороны — Турция, Сирия, Россия — будут удовлетворены результатом?

Потенциально такая возможность есть, и такой вариант стороны рассматривают, иначе они бы не вступали в переговорный процесс. Сам формат тройки, к которому и Россия, и Турция, и Иран все еще апеллируют, говорит о том, что есть общее представление о том, каким должно быть будущее Сирии. Все стороны полагают, что там не место ни европейским странам, ни США, что в дальнейшем Сирия не должна оставаться изолированной страной — она будет интегрирована в регион. Это оставляет возможности для России: развитие военных, политических и экономических успехов.

Однако мы не можем говорить о том, что это произойдет быстро. Уже в 2017 году, когда близилось поражение «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещена в РФ), стало очевидно, что гражданская война на этом не заканчивается. Очевидно, что этот процесс скоро не завершится.

В результате авиаударов сирийских сил в Идлибе за февраль погибло более 60 турецких военных

Кадр: TRT World Now / YouTube

Может быть, Асаду и Эрдогану нужно пообщаться лично?

Это невозможно. Единственный, кто может поменять ситуацию, — это Соединенные Штаты. У них все еще есть определенные возможности, они могут развернуть ход игры. Одно лишь заявление Трампа о том, что американцы сокращают свое присутствие в Сирии, сколько шума наделало. Одно действие заставило всех взять под сомнение ранее достигнутые соглашения, начать двигаться. И северо-восток Сирии, который ранее контролировался американцами и курдами, теперь превратился в камень преткновения турецко-российских отношений.

Опора на США сейчас Турции не нужна, а больше опереться не на кого

То есть ситуация может поменяться под воздействием тех факторов, которые сегодня не заложены в переговорный процесс между Турцией, Россией и Ираном. Все может измениться очень быстро, но в том-то и дело, что процесс урегулирования никогда не бывает быстрым. Он всегда будет долгим и уязвимым перед теми факторами, которые не учтены с самого начала.

Турецкий военный конвой в провинции Идлиб

Фото: Ghaith Alsayed / AP

Можно ли считать, что Эрдоган по итогам переговоров теряет больше всех?

Если мерить по международной репутации, то она у него и так специфическая. Эрдоган давно в международной политике. У него репутация лидера, который непостоянен. У него бывают подъемы, бывают падения, но он очень быстро поднимается. Пока я бы не сказал, что Эрдоган проигрывает, он вполне уверенно держится.

Учитывая комплекс проблем, которые у него есть в экономике, во внутренней политике, в отношениях с США, Европой, Россией, Сирией, Ливией, соседями по Восточному Средиземноморью, он хорошо держится! Он ведет вполне устойчивую политику и преодолевает кризисы по мере их поступления.

Существует мнение, что Эрдоганом все больше недовольны его зарубежные партнеры, а проигрыш его партии на выборах в крупнейших городах показывает и недовольство его внутренней политикой.

Это присутствует, безусловно. Но политическая система Турции, частью которой является Эрдоган, это все-таки система, а не авторитарный режим, у которого внизу ничего нет. У него собственная партия, партийные альянсы, альянсы экономических и политических элит, у него есть мощная социальная поддержка той части населения, которую привлекает его исламская ориентация. Поэтому в стране он до сих пор политик номер один.

Конечно, муниципальные выборы демонстрируют усиление определенной оппозиции. Но это не то, с чем Эрдоган не может справиться. Он признал перевыборы мэра Стамбула и проигрыш своего ближайшего соратника. И к следующим выборам его партия, безусловно, будет готовиться, они будут говорить о проблемах в столице, но теперь за них будет отвечать уже оппозиция. Он это прекрасно понимает. Он политик, который работает на долгосрочную перспективу.

За Карабах Эрдогану отомстили в Идлибе

Александр Желенин

Журналист
ИА «Росбалт»

Авиаудары российских ВКС в сирийском Идлибе по «учебной базе» одной из исламистских группировок, расположенной недалеко от турецкой границы, могут иметь самые тяжелые последствия не только для замирения сторон в Сирии, но и для всего мира.

Как сообщили СМИ, ссылаясь на Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека, число жертв авиаудара, который бы нанесен в понедельник, — от 50 до 78 человек. При этом подчеркивается, что в Идлибе действует режим прекращения огня, заключенный при посредничестве Москвы и Анкары.

Президент Турции Реджеп Эрдоган в среду, после почти двухдневной паузы, обвинил Россию в нападении на протурецкие силы в Сирии. По его словам, именно российские военные несут ответственность за уничтожение «десятков вооруженных противников президента Сирии Башара Асада» рядом с границами Турции. «Нападение России на учебный лагерь оппозиции в Идлибе свидетельствует об отсутствии желания на создание в этом районе устойчивого мира», — заявил турецкий лидер.

Первая мысль после этих сообщений была такая: удар по тылам противника? Попытка реванша за поражение российско-сирийской коалиции в феврале–марте этого года в том же Идлибе?

Дело идет к битве за Армению

Судя по реакции разных СМИ, похожие мысли промелькнули не только у меня. BBC цитирует Николаса Гераса из Института военных наук, который в интервью «Франс пресс» заявил, что этот авианалет — послание Эрдогану: «Путин говорит, что он может в любой момент нанести удар по сирийским повстанцам в Сирии, если Турция не снизит активность своих военных действий, которые идут вразрез с интересами России в Ливии, Сирии и Нагорном Карабахе».

Возможно, так и есть, однако для того, чтобы оценить вероятные последствия этого авиаудара, обратим внимание на его геополитический контекст и немного углубимся в детали.

За несколько дней до этой операции российской авиации, а точнее, 22 октября, авиация коалиции во главе с США нанесла там же, в Сирии, удар по штабу группировки «Джебхат ан-Нусра» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ). Однако эта группировка является «законной целью» для всех крупных держав, воюющих в Сирии: США, России, Турции, Ирана.

Отряд, по учебной базе которого ударили российские ВКС, даже по квалификации Российского совета по международным делам (РСМД) отнесен к группировкам «умеренного» толка. Но в данном случае принципиально даже не это. Главное, что, во-первых, эта группировка поддерживается и финансируется Турцией, а во-вторых, что удар российских ВКС был нанесен по той самой «зоне деэскалации» в Идлибе, о статусе которой президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган договорились еще в начале марта. Напомню, что это произошло после кровопролитных боев, в которых с одной стороны участвовала армия Башара Асада, поддерживаемая российскими силами, а с другой — турецкая армия и ее местные сателлиты.

А теперь Казахстан?

Поздно вечером 27 октября стало известно, что Эрдоган позвонил Путину. Из сухих официальных сообщений довольно сложно понять, что стало главной темой их разговора. Хотя сам по себе ночной звонок турецкого президента российскому — дело неординарное. Несложно предположить, что после столь масштабного удара, с таким количеством жертв, президент Турции в первую очередь, потребовал у своего российского коллеги разъяснений. Возможно, в таком духе: «Что это было? Особенно после того, как мы с тобой в марте обо всем договорились?»

Характерно, что СМИ, пересказывая разговор российского и турецкого лидеров, в первую очередь сообщили, что Владимир Путин высказал Реджепу Эрдогану «глубокую озабоченность в связи с продолжающимися военными действиями, а также все более масштабным вовлечением в боестолкновения террористов из Ближнего Востока» в Карабахский конфликт.

Так что есть основания сделать вывод, что российский удар по протурецкому формированию в Идлибе действительно является ответом Москвы на помощь Турции Азербайджану.

Однако проблема в том, что Эрдоган не может оставить такой удар по своим прокси-формированиям без ответа. Султан не может не побеждать — иначе он не султан. В Москве, отдавая соответствующий приказ российской группировке в Сирии, это конечно, прекрасно понимали.

Из чего выходит, что Кремль, генералы, российский ВПК готовы пойти на прямое масштабное военное столкновение с Турцией, причем как в Сирии, так и в Нагорном Карабахе. И если война примет такие масштабы, то и в Ливии.

Чем эти люди при этом сегодня руководствуются? Похоже, они решили, что сегодня самое время взять реванш за жестокое поражение российско-сирийской коалиции от турецких войск в начале марта 2020 в Идлибе. Отличный способ отвлечь собственное население от коронавируса, катастрофической смертности в стране, экономического кризиса…

Вымираем и без ковида

«Ястребы» в российском руководстве, судя по всему, не боятся настоящей большой войны с Турцией, которая в последнее время и в Сирии, и в Ливии раз за разом доказывала, что ее армия не зря считается второй по силе в НАТО после американской.

Время для новой более масштабной, чем в феврале–марте, войны с Турцией, по мнению таких стратегов, сейчас идеальное. Как известно, в их представлении за всеми проблемами в мире стоят Соединенные Штаты. Но там сейчас, за несколько дней до президентских выборов, как убеждены в Кремле, полная неразбериха. Трампу с его падающими рейтингами сегодня точно не до войны в Закавказье или Сирии. После выборов же в США, кто бы на них ни победил, новой или старой администрации первое время тоже будет не до внешней политики.

Итак, в России готовы к реваншу. Однако и Эрдоган отступить не может. Он тоже должен постоянно поддерживать свое реноме «крутого парня» и военного лидера. Как и российский президент, он может находиться у власти только до тех пор, пока побеждает.

Естественно, за обоими лидерами стоят их собственные «партии войны». И в турецкой, и в российской «партиях» состав участников примерно одинаков — генералитет, лоббисты ВПК, потирающие руки в предвкушении роста военных заказов, советники-идеологи, фэнтези-реконструкторы, бредящие возрождением в первом случае Османской, а во втором Российской империй…

В этой ситуации факты (есть ли, например, реально в Нагорном Карабахе «международные террористы» из Сирии, или это плод воображения руководителей Армении, терпящей сейчас поражения в Карабахе под ударами азербайджанских войск) никого особо не интересуют. Если в Москве решили, что сейчас хорошее время, чтобы поставить Турцию на место, то поводы к войне важней, чем факты. Другое дело, что добром это точно ни для кого не закончится.

Александр Желенин

Evrensel (Турция): упорство Турции в Идлибе | Политика | ИноСМИ

Турция продолжает упорствовать в идлибском вопросе, заявления Анкары становятся все жестче. Россия и Дамаск сохраняют свои позиции, которые они не скрывали с самого начала и озвучивали при каждой возможности.

В то время как упорство Турции повышает напряжение, при том что последствия этого упорства, как, собственно, и причины, неизвестны, по-прежнему остаются налицо крайне важные факты, связанные с Идлибом. Например, как бы вооруженная структура, которая держит Идлиб в своих руках, ни изменила свою идентичность, взгляды, цели, это не означает, что она раскаялась или испытывает угрызения совести. Тот факт, что Идлиб контролирует «Аль-Каида» (запрещена в РФ — прим. ред.), остался неизменным. Идлиб, как и прежде, является сирийской территорией, а Сирия — по-прежнему государство с функционирующей институциональной структурой, которое имеет постоянного представителя при Организации Объединенных Наций.

Словом, в Идлибе, где сохраняется риск столкновения Турции и России как в дипломатической плоскости, так и с военной точки зрения, на сирийском поле боя, неизвестны цели одной только Турции. Многие страны, в том числе Россия, считают собранных в Идлибе джихадистов угрозой собственной безопасности, при этом Турция — чуть ли не единственная страна, которая не поднимает эту ситуацию на повестке дня, хотя осознает опасность.

В очередной раз обратим внимание на два важных пункта, которые необходимо держать в голове при любом развитии событий в идлибском вопросе:

— Турция признает территориальную целостность Сирии;

— Турция квалифицирует «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ — при. ред.), контролирующую Идлиб, в качестве террористической организации.

Тем не менее уже давно известно, что Анкара упорно не желает идти на контакт с Дамаском, пытается поместить сирийскую армию, официальную армию Сирии, в террористический контекст, хотя пока это ограничивается устными высказываниями. Заявления Турции о признании территориальной целостности Сирии долгое время не находили отражения на поле боя.

Эта риторика звучала в тот момент, когда происходили те или иные события, связанные с курдскими политическими и военными структурами на севере Сирии. Однако на остальной территории Сирии сирийская армия многократно подвергалась атакам со стороны Турции или напрямую, или посредством вооруженных групп, совместно с которыми действовали ВС Турции. Если какая-нибудь страна открыто скажет в отношении другой, соседствующей с ней, страны: «Я не признаю твою территориальную целостность», — этот ход вызовет множество рисков, а в заявлениях Турции в последние дни явно обнаруживается такое намерение.

Carnegie Moscow Center
Rai Al Youm
Nedaa
Cumhuriyet
Россия пытается приглушить упорное стремление Турции к войне на почве Идлиба. Судя по сведениям, просочившимся с переговоров турецкой и российской делегаций в Москве, Россия отказывается от гибкой политики, которую она ранее проводила в отношении Идлиба, и теперь настаивает на решении идлибской проблемы. Мало того, что переговоры оказались безрезультатными, хотя неясно, какие именно требования Турция предъявила Москве, Турция, судя по всему, изрядно повысила напряженность в турецко-российских отношениях.

В те часы, когда продолжались переговоры турецкой и российской делегаций, на поле боя в Сирии произошли очень важные события. Сирийская армия при поддержке России овладела районами в сельской местности Алеппо, которые находятся под контролем вооруженных групп. Таким образом, не только джихадисты в Идлибе, но и поддерживаемые Турцией группы Свободной сирийской армии оказались зажаты в небольшом регионе на границе.

Кроме того, трассы М4 и М5, названия которых мы часто слышим, уже перешли под контроль сирийской армии. Это одно из событий, которые напрямую негативно повлияют на маневры ВС Турции на севере Сирии.

Тем временем на выпады Турции «если потребуется, мы будем воевать с сирийской армией» президент Сирии Башар Асад дал ответ: «Несмотря на пустые звуки, которые доносятся с севера, мы будем продолжать войну, пока не освободим все наши земли».

Нетрудно догадаться, что заявления Асада были согласованы с Россией. К тому же не стоит пренебрегать постепенно растущим в российских СМИ количеством публикаций и комментариев с критикой в адрес Турции и турецкого руководства в период активизации дипломатических контактов.

Турция продолжает стягивать большие силы к границе. На территории Сирии Россия, очевидно, не откроет воздушное пространство для Турции. Да и в случае возникновения конфликта, судя по позиции Москвы, Турция будет воевать в Сирии с Россией.

В турецкой прессе тоже наблюдается заметный рост числа публикаций и комментариев о том, что «США подчеркивают справедливость борьбы турецких властей». Но вопрос о том, «будут ли США в случае прямого военного конфликта между Турцией и Сирией оказывать поддержку Анкаре, несмотря на присутствие России на поле боя», остается без ответа. Также неизвестно, задались ли те, кто выносит на первые полосы газет и телеэкраны каждое льстивое, хвалебное заявление США в адрес Турции, следующим вопросом: «Шума много, да толку мало, какими будут масштабы, продолжительность поддержки?».

На фоне всех этих событий стало еще более неопределенным положение и количество наблюдательных постов ВС Турции в Идлибе. По меньшей мере 10 из 12 наблюдательных пунктов, созданных в рамках сочинского процесса с позволения России и Ирана, теперь находятся в регионе, контролируемом сирийской армией. Эвакуированы ли они? Что с военными, которые находятся там? Как будет обеспечена их безопасность? Неясно.

Anadolu Ajansı
Evrensel
Sabah
Yeni Safak
Вдобавок поступает информация о том, что Турция разместилась еще на 30 новых позициях в Идлибе, которые тоже она именует «наблюдательными пунктами». Турецкие военные, находящиеся там, становятся открытой мишенью для сирийской армии / России или джихадистских групп, которые, оказавшись в ловушке, могут искать предлог для втягивания Турции в конфликт.

Что такой рискованный ход даст Турции? Когда еще несколько турецких военных подвергнутся атаке, они и станут легитимным основанием Турции для того, чтобы пойти войной на Идлиб, а через Идлиб — на сирийскую армию? Или вопрос, которым задаются многие: почему те военные до сих пор находятся в Идлибе?

В чем причина упорства Турции? В период, когда за Турцией все сильнее закрепляется имидж «покровителя» джихадистских групп в Идлибе, с каким достижением она надеется выйти из этого процесса?

Идлиб — маленький город, но из-за сохраняющегося много лет упорства Турции, причины которого до сих пор неизвестны, этот город может также обернуться маленьким концом света для Турции. Если нынешняя напряженность выльется в турецко-сирийскую войну, это может запросто спровоцировать хаос, который затронет не только Турцию и Сирию.

*«Аль-Каида» — запрещена в РФ — прим. ред.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Турция превратила Идлиб в боевой резерв для поддержания конфликта в Сирии

Развитие событий на северо-западе Сирии свидетельствует об эскалации обстановки в Идлибской зоне деэскалации. Ситуация в Идлибе стремительно деградировала из-за невыполнения Турцией своих обязательств по сочинскому меморандуму, который был подписан в сентябре 2018 года. Читайте в материале Федерального агентства новостей о причинах обострения, которое грозит открытой войной между Турцией и Сирией.

Главная проблема Идлиба

Турция не сделала ничего, чтобы стабилизировать ситуацию в Большом Идлибе, поэтому Сирийская арабская армия при поддержке ВКС РФ начала военную операцию с целью оттеснить боевиков в глубину Идлиба. Решение этой стратегической задачи позволило обеспечить безопасность мирного населения города Алеппо и российских военнослужащих на базе «Хмеймим».

Сейчас можно уверенно сказать, что турецкое руководство не прилагало никаких усилий ранее, и сейчас также не намерено выполнять положения сочинского меморандума. Вместо этого Анкара делает все, чтобы сохранить контроль над территорией Идлиба, где турецкая армия действует вместе с боевиками из протурецких незаконных вооруженных формирований.

Невыполненные обязательства

С сентября 2018 года турецкая сторона так и не выполнила следующие свои обязательства:

— не была создана демилитаризованная зона;

— не удалось пресечь обстрелы из зоны деэскалации;

— не были разблокированы стратегические автодороги М4 Латакия — Алеппо и М5 Хама — Алеппо;

— не было проведено размежевание между «умеренными» и «радикальными» группировками «сирийской оппозиции».

Нарушение сочинских договоренностей

Дальнейшая деградация обстановки на северо-западе Сирии может вынудить Россию поставить перед Турцией вопрос о выходе из сочинского соглашения — в этом случае для российской стороны будет попросту нецелесообразно следовать взятым на себя обязательствам.

В ответ на любые встречные обвинения со стороны Анкары, где утверждают, что переход САА к наступательным действиям нарушает сочинские договоренности, следует напомнить: зоны деэскалации создавались в рамках астанинского формата только как временная мера для снижения напряженности в Сирии. Правительственные войска имеют право, и более того — обязаны освобождать суверенные земли Сирии от террористов. Более того, множество вопросов вызывает прямое пособничество турецких военных террористам из группировки «Хайят Тахрир аш-Шам»1 (ХТШ), которая была официально запрещена в Турции в мае 2018 года.

Поддержка боевиков

Анкара, невзирая на собственные заявления о стремлении к «дипломатическому пути решения» конфликтной ситуации в Идлибе, продолжает перебрасывать в зону деэскалации личный состав турецкой армии, ее вооружение и боевую технику. Стараясь не допустить продвижения САА западнее трассы М5, армия Турции развернула в Идлибе мощную группировку, которая насчитывает порядка 4,5 тысяч человек личного состава, около 350 танков и иной бронетехники, более 140 артиллерийских орудий и РСЗО, и не менее 200 единиц различной автомобильной техники.

Действующие в Идлибе турецкие военные открыто оказывают помощь как подконтрольным формированиям «Сирийской национальной армии», так и джихадистским группировкам. В нарушение сочинских договоренностей турецкие военные позволяют отрядам террористов занимать районы около своих наблюдательных пунктов, прикрывая их от ударов авиации и сирийской артиллерии. Значительную часть боевой техники, которую вводит армия Турции в Идлиб, передают террористам «Хайят Тахрир аш-Шам». При этом турецкая артиллерия укомплектована штатными расчетами из турецких военнослужащих — они поддерживают контратаки боевиков огнем своей артиллерии.

Хроника эскалации

В общей сложности с 14 часов 9 января, когда в Идлибе был введен «режим тишины», и по состоянию на утро 21 февраля российским Центром по примирению враждующих сторон (ЦПВС) было зафиксировано 1848 обстрелов позиций правительственных войск Сирии, в результате которых погибло 60 военнослужащих и 106 гражданских лиц, ранено 350 человек (из них 199 мирных граждан).

#الجمهورية_العربية_السورية#الجيش_الوطني_السوري#الجبهة_الوطنية_للتحرير#إدلب
التمهيد على مواقع عصابات الأسد في #آفس و #مجارز و #الصالحية بريف إدلب الشرقي بصواريخ #الغراد وتحقيق إصابات مباشرة في صفوفهم.https://t.co/UN6pVehdht pic.twitter.com/ThnVgViLIn

— الجبهة الوطنية للتحرير (@alwataniaTahrer) February 26, 2020

В период с 1 по 21 февраля позиции сирийских правительственных войск были обстреляны с турецких наблюдательных постов 72 раза, погибло 29 военнослужащих САА, 71 получил ранения.

Сирийские военные все чаще фиксируют в атакующих боевых порядках террористов боевые машины, переданные боевикам Турцией. Они становятся законными целями для огня на поражение. Только за минувшую неделю САА уничтожила не меньше 10 танков и БМП, поставленных боевикам Анкарой.

С 10 февраля атаки бандформирований поддерживает огнем турецкая артиллерия, дислоцированная в районе города Тафтаназ.

11 февраля террористы ХТШ атаковали САА под прикрытием огня турецких танков со стороны населенного пункта Каминас.

14 февраля в районе населенного пункта Маарет ан-Наасан при отражении атаки боевиков была уничтожена БМП ACV-300ZMA производства Турции, которую использовали боевики, а в районе населенного пункта Урум аль-Кубра захвачены ПТУР TOW американского производства и элементы комплекса контрбатарейной борьбы.

20 февраля террористические бандформирования совершили несколько массированных атак на Найраб со стороны Каминаса. Боевики применили большое количество бронетехники. Действия боевиков поддерживала турецкая артиллерия, в результате они смогли прорвать оборону САА.

BATTLE FOR NAIRAB / PART1 pic.twitter.com/TvsmSOY2G9

— . (@op_shield) February 24, 2020

Чтобы не допустить прорыва по просьбе сирийского командования самолеты Су-24 ВКС РФ нанесли удар по прорвавшимся террористам. Это позволило сирийским войскам успешно отбить все атаки. В ходе боев были уничтожены танк, шесть БМП и пять вооруженных пикапов-«техничек» боевиков с крупнокалиберным вооружением.

Джихадисты в турецкой форме

Особую обеспокоенность вызывает то, что Анкара начала снабжать боевиков в Идлибе формой ВС Турции. Зафиксированно несколько случаев, когда террористы ХТШ и других группировок действовали против сирийских войск в Идлибе под видом турецких военнослужащих.

Однако наиболее тревожный фактор — случаи применения боевиками в Идлибе переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК). В течение месяца уже были сбиты два вертолета ВВС Сирии и предпринята попытка сбить Су-24 ВКС РФ. Американские ПЗРК Stinger, которые ранее находились на вооружении ВС Турции, попали в руки террористов. Применение ПЗРК террористами на севере Сирии ставит под угрозу безопасность полетов гражданской авиации во всем регионе.

Боевой резерв Эрдогана

Идлибская зона деэскалации, ответственность за которую взяла на себя Турция, должна была быть приведена к миру, как и остальные зоны деэскалации в Сирии, отмечает член Совета Федерации Игорь Морозов. Однако сейчас очевидно, что цели Эрдогана совершенно иные, указал сенатор в беседе с Федеральным агентством новостей.

«Турция очень много сделала для того, чтобы возник сирийский конфликт. Он был подогрет турецкими спецслужбами, и в последующем создание различного рода незаконных военизированных группировок на территории Сирии также было делом рук спецслужб Турции», — напомнил Морозов.

Гибкая политика России вынудила Турцию сесть за стол переговоров и взять на себя обязательства по стабилизации ситуации в Сирии. Однако на Идлиб у Анкары были свои планы.

«Крупные отряды джихадистских формирований накапливались в Идлибе в течение всей войны. Турция, которая отвечала за эту зону, должна была разоружить джихадистов и принести мир в Идлиб. Этого не произошло.

Теперь уже совершенно понятно, что Эрдоган с самого начала видел в Идлибе боевой резерв для поддержания конфликта в Сирии», — указал сенатор.

Эрдоган должен ответить

Сейчас необходимо, чтобы Анкара внесла ясность в свою позицию по Сирии.

«Турция должна объясниться — готова она выполнять сочинские соглашения? Если не готова, то пусть выходит — но тогда и формат взаимоотношений будет изменен — и это будет не в пользу Турции!» — уверен директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

Собеседник ФАН выразил уверенность в том, что ни группировка турецких войск в Идлибе, ни передача оружия и формы турецкой армии боевикам не помогут спасти террористов. Сейчас Турции необходимо как можно скорее перейти к диалогу с Россией и сделать вид, что передача оружия боевикам была случайностью.

«Турция крушит сочинские соглашения, весь процесс деэскалации, который Россия в свое время с таким трудом наладила. Если господин Эрдоган готов, наконец описать свое видение дальнейшего процесса — пусть подготовит и представит его, вместо того, чтобы вести бесконечные безрезультатные переговоры, — заявил Коновалов.

А чтобы господину Эрдогану быстрее думалось, происходит то, что сейчас происходит в Идлибе — по колоннам боевиков, вооруженных турками, наносит удары российская авиация — и это совершенно справедливо! Турецкой стороне стоит задуматься — а зачем им вооружать террористов, если эта техника все равно будет уничтожена?»

Напомним, ранее президент Эрдоган объявил, что ситуация в Идлибе станет предметом обсуждения на четырехстороннем саммите 5 марта, в котором должны участвовать лидеры Турции, России, Германии и Франции. Позже президент Турции оговорился, заявив, что его главным собеседником на этом саммите должен стать Владимир Путин, а встреча с канцлером Германии и президентом Франции может и не состояться.

Однако сегодня в Кремле объявили, что на 5 марта у президента Путина совершенно иные планы — никаких встреч с турецким руководством, тем более в Стамбуле или Анкаре, не запланировано. Позже в МИД РФ сообщили, что консультации между РФ и Турцией будут продолжены в Анкаре в четверг.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Идлиб: турецкий вызов Дамаску

Автор: Дмитрий Киселёв

Резкое обострение в сирийской провинции Идлиб. Там две армии — сирийская и турецкая — бьют друг по другу прямой наводкой. При этом террористы получают новое оружие, а мирный процесс в зоне деэскалации затормозился.

Россия активно действует как по дипломатической, так и военной линиям, чтобы убрать недопонимание между Сирией и Турцией. Эрдоган позвонил Путину. Сообщении пресс-службы Кремля после разговора было сухим: "Продолжено обсуждение различных аспектов урегулирования сирийского кризиса, прежде всего в контексте обострения обстановки в зоне деэскалации. Отмечена важность полной имплементации имеющихся российско-турецких договоренностей, включая Сочинский меморандум от 17 сентября 2018 года. В этих целях условлено о проведении дополнительных контактов по линии соответствующих ведомств".

Из этого ясно, что турки должны выполнить взятые на себя обязательства. Ситуацию по телефону обсудили начальники Генштабов России и Турции Валерий Герасимов и Яшар Гюлер. "Напряженное положение вокруг сирийской провинции Идлиб" Путин обсудил с членами Совбеза России. 17 февраля в Москву прилетит министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

Если говорить о перспективе, то ясно, что территорию суверенной Сирии покинут все иностранные войска, в том числе и турецкие. Что происходит в Идлибе сейчас?

Автор: Евгений Поддубный

Турецкая артиллерия на сирийской территории действует в интересах боевиков, которые находятся не далеко от Идлиба. Турецкая армия поддерживает свои прокси-отряды, но кто эти прокси? В зоне деэскалации Идлиб действуют боевики так называемой умеренной оппозиции. Численность — несколько тысяч. Действуют и террористы бывшего филиала "Аль-Каиды" (запрещена в РФ). Численность — несколько десятков тысяч. Турецкие спецслужбы так и не смогли переформатировать радикалов на севере Арабской Республики, и теперь все попытки Анкары представить турецкое присутствие в Идлибе как стабилизирующий фактор выглядят неубедительно.

За последние несколько дней радикалы сбили два сирийских вертолета. Использовали боевики для этого переносные зенитно-ракетные комплексы, которые были доставлены в Идлиб турецкими военными. Этот шаг выглядит, мягко говоря, безответственно, пока боевики бьют по армейской авиации правительственных сил, но где гарантия, что не ударят по гражданскому лайнеру?

Боевики бьют по правительственным силам на земле. Потеря стратегической трассы Алеппо — Хама их значительно ослабила, и теперь они огрызаются и пытаются вернуть утраченные позиции.

Дорожный знак "Добро пожаловать". Более пяти лет бойцы правительственных сил не пересекали границу двух провинций — Идлиб и Алеппо. Сейчас боевики радикальных группировок отброшены западнее дороги. Но сирийская армия по-прежнему на трассу гражданских не пускает, некоторые участки находятся под огнем артиллерии террористов.

Радикалы спровоцировали Дамаск на быструю контртеррористическую операцию, результат — расширение зоны безопасности. Трасса, которая соединяет северную столицу страны Алеппо и Дамаск, впервые за время войны полностью контролируется сирийской армией. Правда пока на дороге несколько объездных маршрутов, турецкие военные отказываются уходить.

Наблюдательный пост турецких военных у Серакиба — самый северный и самый дальний. Вокруг — позиции бойцов сирийской армии. Численность турецких военнослужащих, которые находятся здесь, неизвестна. Но понятно, что они нервничают. Артиллерия Вооруженных сил Турции периодически наносит удары по правительственным силам.

Контингент наблюдательных постов должен был обеспечивать режим прекращения огня в зоне деэскалации, то есть следить, чтобы боевики не занимались военной самодеятельностью. Получалось плохо, радикалы использовали турецкое присутствие, чтобы атаковать сирийские подразделения на линии соприкосновения.

Между Хан-Шейхуном и Мааррет-эн-Нууманом трассу блокирует турецкий наблюдательный пост. Сирийские военные даже организовали объезд по проселочной, через передовые позиции. Отсюда до опорного пункта турецких Вооруженных сил не более двух километров. Мы используем беспилотник для того, чтобы показать позиции Вооруженных сил Турции.

Теперь эти наблюдательные посты ведут наблюдение за сирийской армией. Турецкие военные фиксируют переброску сил и средств, ведут радиоэлектронную разведку. Посты выглядят как полноценные ротные опорные пункты. Фортификационные сооружения, в капонирах – техника: танки и бронемашины. Турецкий флаг здесь, конечно, как вызов Дамаску. Особенно в свете постоянных атакующих действий боевиков.

На передовые позиции бойцов сирийской армии в районе населенного пункта Хиш днем попасть невозможно. Двигаемся ночью, без фар, поэтому используем прибор ночного видения. Здесь становится понятно, как действуют радикалы. В темное время суток боевики начинают бить по бойцам сирийской армии. Ведут огонь из стрелкового оружия, наносят удары реактивной артиллерией. Сирийские подразделения вынуждены подавлять огневые точки противника.

Как только правительственные силы открывают ответный огонь, боевики перемещаются ближе к турецким силам, буквально прикрываются военными Турции. Сейчас у Идлиба несколько турецких батальонно-тактических групп, 70 танков, 200 единиц легкой бронетехники, 80 артиллерийских орудий. Силы сосредоточены у Идлиба, то есть прикрывают город.

И тут так некстати для Анкары с заявлением выступил главарь бывшего филиала "Аль-Каиды" Абу Мухаммад аль-Джулани. Террорист сообщил, что боевики в Идлибе обладают силами и ресурсами, которые позволяют отразить наступление сирийской армии. То есть за спиной у турецких военных стоят радикалы "Ан-Нусры" (запрещена в РФ), и они этого даже не скрывают.

Турция передислоцирует силы из Идлиба

Турция планирует уйти с дополнительных военных позиций в сирийской северо-западной Идлибcкой зоне, ссылаясь на необходимость избежать «потенциальных рисков».

 

Согласно ряду источников, турецкие силы в уже ближайшее время будут эвакуированы с двух военных позиций на западе провинции Алеппо и с некоторых обсервационных пунктов.

 

Некоторые из таких локаций уже находятся под правительственным контролем сил Сирийской Арабской армии, и отвод турецких войск давно расценивали как устранение потенциальных рисков и стратегической уязвимости в случае возобновления правительственного наступления.

 

Однако источники из протурецких боевиков на севере Сирии связывают вывод войск с «превентивными действиями»: если в ближайшие дни начнется новая операция (ранее мы говорили о вероятном наступлении турецкой стороны) ни военные позиции, ни «застрявшие» там силы невозможно будет задействовать эффективно — обозреватели отмечают высокое количество правительственных подразделений в данном районе, что затруднит срочные маневры турецких сил.

 

Источники с турецкой стороны отмечают, что «мы продолжим защищать Идлиб, и эти шаги мы предпринимаем, чтобы лучше защитить провинцию», а нынешний вывод будет последним из таких шагов, предпринятых турецкими военными на северо-западе Сирии после октябрьского отхода с некоторых ключевых наблюдательных пунктов и баз в Идлибе и провинции Алеппо.

 

9 декабря Турция направила в Идлиб один из многочисленных военных конвоев

 

Такие решения становятся неожиданными для многих аналитиков потому, что эти позиции всегда служили турецким инструментом давления на переговорах и реальными базами для вооруженных сил в данном районе — но теперь им будет трудно защитить себя в грядущем столкновении, также за минувший год позиции потеряли свою актуальность с продвижением правительственных сил Сирии.

 

Несмотря на мартовские договоренности по прекращению огня, протурецкие боевики ожидали нового наступления правительственных сил — в Сирийской Арабской армии и не скрывали намерений вернуть Идлиб из рук боевиков.

 

Теперь же Турция в течение нескольких месяцев отправляет военные подкрепления и технику на север Сирии, и если в прошедшие месяцы это связывали с ожиданиями наступления Сирийской Арабкой армии, то теперь все стороны обсуждают грядущую турецкую операцию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Кризис в Идлибе: высокие ставки для Турции и России | Новости | DW

Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин постоянно общались. С начала года президенты Турции и России дважды встречались лично и несколько раз разговаривали по телефону, где обсуждалась ситуация на севере Сирии. Но когда Эрдоган встречается с Путиным в четверг в Москве, ситуация гораздо более драматическая, чем она была в течение многих лет.

Напряженность и насилие в провинции Идлиб нарастают с конца февраля, когда более 30 турецких солдат были убиты в результате атак сирийской армии.Политические обозреватели в России с тех пор отмечают поворотный момент в российско-турецких отношениях.

Подробнее : ЕС «категорически отвергает» использование Турцией мигрантов на границе

  • Сирийский Идлиб: гуманитарная катастрофа

    В пути

    Движение по дорогам, ведущим на север через регион Идлиб в сторону турецкая граница. Солдаты режима Асада наступают с юга и востока при поддержке своих российских и иранских союзников.Некоторые сирийские повстанческие группировки поддерживаются Турцией, у которой также есть собственные солдаты в регионе. Но обычные люди просто хотят достичь безопасности.

  • Сирийский Идлиб: гуманитарная катастрофа

    «Ужас умножился»

    С декабря почти 1 миллион человек были перемещены. По словам главы гуманитарной организации ООН Марка Лоукока, «ужас умножился» за последние две недели. Линия фронта приближается, вызывая массовое перемещение людей всего за несколько дней.Асад хочет изгнать мирное население из провинции Идлиб и собирается захватить этот последний оплот повстанцев.

  • Сирийский Идлиб: гуманитарная катастрофа

    Разорванный на куски

    Маарет ан-Нуман и его окрестности особенно сильно пострадали от атак. Город разбомблен и практически безлюден. Здесь проходит важная автомагистраль M5, от Дамаска через Алеппо до турецкой границы. Большинство бегущих пытаются добраться до Турции, но граница закрыта.

  • Сирийский Идлиб: гуманитарная катастрофа

    Ожидание на границе

    Около 100 человек, в том числе 35 детей, погибли в результате взрывов только в первой половине февраля, по данным ООН, которая говорила о "вопиющих" пренебрежение к жизни и безопасности мирных жителей ». Эта семья бежала к турецкой границе несколько месяцев назад. Они живут в лагере беженцев Кафр-Лусин, надеясь, что Турция в конечном итоге их впустит.

  • Сирийский Идлиб: гуманитарная катастрофа

    500 000 нуждающихся детей

    Из почти 1 миллиона человек, которые По оценкам, около половины из них - дети.Из остальных большинство составляют женщины. На турецкой границе не хватает лачуг, чтобы разместить их всех, и многие беженцы живут в палатках. Лагеря часто создаются в спешке и сильно переполнены. Люди спят в дверных проемах и на кусках картона, иногда при минусовой температуре.

  • Сирийский Идлиб: гуманитарная катастрофа

    Мало еды и медикаментов

    Те, кому удалось найти палатку, обычно делят ее примерно с десятком членов семьи.Во многих лагерях заканчивается медицина, не хватает основных продуктов питания и одежды. Врачи на местах сообщают, что многие дети страдают от недоедания, а некоторые даже умирают от голода. Холод также берет свое, и некоторые люди уже замерзли.

  • Сирийский Идлиб: гуманитарная катастрофа

    Убежище в школе

    Многие дети в регионе больше не могут ходить в школу, поэтому некоторые школьные здания были перепрофилированы.Эта школа была превращена в приют для беженцев - иногда даже лагеря беженцев становятся жертвами бомбардировок.

  • Сирийский Идлиб: гуманитарная катастрофа

    Попытки достичь безопасности

    Нелегальный маршрут через границу в Турцию обходится дорого; вряд ли кто-то может себе это позволить. Контрабандисты взимают с людей плату до 2000 долларов (около 1800 евро). Те, кто все же предпринимает попытку, рискуют своей жизнью: у турецких пограничников есть тепловизионные камеры, которые помогают им обнаруживать людей, пытающихся перейти через границу.Иногда они стреляют в беженцев, которые пытаются перелезть через стену.

  • Сирийский Идлиб: гуманитарная катастрофа

    В поисках достоинства

    ООН заявила, что ситуация в Идлибе может стать величайшей гуманитарной катастрофой 21 века. Никто не знает, будет ли прекращение огня. Беженцев не волнует, кто положит конец войне; они просто хотят жить в безопасности и с достоинством для себя и своих детей. Четырехсторонний саммит между Турцией, Россией, Францией и Германией, запланированный на 5 марта, теперь находится под угрозой.

    Автор: Диана Ходали


Чего хотят Россия и Турция в Идлибе?

Саммит с посредниками канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Эммануэля Макрона уже планировалось провести в Стамбуле в начале марта. Россия поначалу отреагировала осторожно, но, учитывая последние события, вряд ли встреча состоится. Пока же Путин и Эрдоган снова хотят действовать в одиночку.

В то время как Эрдоган использовал воинственную риторику и начал собственное наступление в соседней северной Сирии, Москва была молчалива.Путин изначально не говорил открыто о конфликте. Его министр иностранных дел Сергей Лавров позже выразил сожаление по поводу эскалации напряженности и поклялся, что сочинские соглашения 2018 года будут соблюдаться. Эти соглашения создали зону безопасности или деэскалации в Идлибе, но соглашения были выполнены лишь частично.

Турция, которая поддерживает повстанческие группировки на севере Сирии, критикует недавнее наступление сирийской армии в провинции Идлиб, где турецкие наблюдательные посты также были частично захвачены.Анкара требует отвода сирийских войск к предыдущей разделительной линии и призывает Россию держаться подальше. И наоборот, Россия, поддерживающая режим президента Сирии Башара аль-Асада, обвиняет Турцию в поддержке террористических групп в Идлибе.

Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков в среду заявил журналистам, что на встрече Путина и Эрдогана будут рассмотрены причины и последствия кризиса в Идлибе, а также меры по урегулированию конфликта. Подробности о том, какие меры повлекут за собой меры, не уточняются.

Эрдоган в среду заявил, что надеется, что переговоры с Путиным приведут к прекращению огня. «(Я надеюсь) в ближайшее время будет установлено прекращение огня», - сказал он репортерам.

Более 50 турецких солдат в Идлибе были убиты за последние недели.

Подробнее : Будет ли провалена сделка по беженцам между ЕС и Турцией?

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и его российский коллега Владимир Путин в Сочи в 2018 году.

Российский эксперт: компромисс возможен

«Обе стороны заинтересованы в прекращении насилия, особенно Анкара», - сказал Тимур Ахметов. эксперт Российского совета по международным отношениям (РСМД), московского аналитического центра, имеющего тесные связи с правительством.Поэтому, по его мнению, Путин и Эрдоган могут сначала договориться о возобновлении прекращения огня.

Встреча в четверг может стать первым шагом на пути к дальнейшим дипломатическим переговорам, сказал Ахметов DW. Он считает, что сирийская армия не будет отходить к разделительной линии, согласованной в Сочи, но что Дамаск в качестве компромисса может отвести тяжелое вооружение. «Дальнейшие дипломатические переговоры, вероятно, будут сосредоточены на определении границ турецкой зоны безопасности, где будут созданы лагеря беженцев и где Турция могла бы иметь дополнительные полномочия, включая ограниченное использование своих военно-воздушных сил над частью зоны безопасности», - заявил российский представитель. предложил эксперт.

Как и большинство его российских коллег, Ахметов не считает, что существует риск того, что ядерная держава Россия и член НАТО Турция вступят в прямую конфронтацию в Сирии. «Никто бы до этого не допустил. Однако возможны отдельные инциденты или« невысокая напряженность », как в 2015 году. Тогда турецкие истребители сбили российский бомбардировщик на турецко-сирийской границе. Затем Россия ввела экономические санкции на Турцию, серьезно повлияв на индустрию туризма и сельское хозяйство.

Спустя несколько месяцев напряжение спало.

«Теперь обе стороны морально готовы и к санкциям, и к диалогу», - сказал Ахметов. Однако теперь есть более эффективные каналы для диалога, добавил он.

Подробнее : Мнение: Эрдоган, ЕС загнан в угол Кремлем

Что поставлено на карту для России?

После недавнего успеха сирийской армии, который поддерживался российскими вооруженными силами в основном с воздуха, Москва, по-видимому, видит более сильную позицию на переговорах с Турцией.Даже если санкции будут нарастать, Россия считает, что у нее есть преимущество. Тем не менее, такие наблюдатели, как Марианна Беленькая, предупреждают об «одной из самых серьезных проблем для внешней политики России».

«Текущий кризис еще раз показал, что Москва и Анкара очень плохо ладят», - пишет Беленькая, эксперт по Ближнему Востоку, в своем текущем анализе для московского Центра Карнеги.

Беленькая видит, что «тщательно разработанный план» политики России в отношении Сирии рушится. По словам эксперта, Путин уже выиграл «один раунд», заставив своего «дорогого друга» Эрдогана вести переговоры в Москве, а не на турецкой земле.Но это только начало.

Эскалация в Идлибе медленно подталкивает Турцию к открытому конфликту с Россией

Пожертвовать

Нажмите, чтобы увидеть изображение в полный размер

Инцидент 27 февраля в сирийском Идлибе, в результате которого были убиты не менее 33 турецких солдат, вызвал новую волну антисирийской и антироссийской истерии среди турецких СМИ и высокопоставленных турецких чиновников. .

Месут Хакки Касин, советник президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, даже заявил, что Турция «воевала с Россией 16 раз в прошлом, мы сделаем это снова».Министр обороны Хулуси Акар также обвинил Россию в жертвах Турции, заявив, что удары по турецким войскам продолжались даже после сообщения российской стороне:

«Это нападение произошло, хотя расположение наших войск было согласовано с российскими официальными лицами на местах», - сказал министр обороны Акар. «Несмотря на предупреждения после первого удара, сирийский режим, к сожалению, продолжал атаки, даже на машины скорой помощи».

Минобороны России подчеркнуло, что убитые турецкие солдаты были причастны к террористам (членам группировки «Хаят Тахрир аш-Шам» и других группировок «Аль-Каиды», поддерживаемых Анкарой) и что турецкие войска не информировали Россию о своем размещении в этом районе.

Радикальные сторонники действий Эрдогана в Сирии протестуют перед зданием российского советника:

Позже с российской стороны еще раз подчеркнули:

  • Турецкие войска, находящиеся на наблюдательных пунктах, не пострадали;
  • турецких войск, пораженных ударами, находились в зоне боевых действий, рядом с террористами;
  • турецких наблюдательных пунктов должны были предотвратить агрессию боевиков, но не смогли этого сделать;
  • Никакие турецкие войска не должны находиться вне наблюдательных постов, и Анкара не предоставила данных о своих силах за пределами установленных постов.

Другими словами, Москва заявила, что Турция просто столкнулась с последствиями собственных действий. Более того, Турция и Россия косвенно признали перестрелку между своими силами в сирийском Идлибе. Ранее турецкий персонал публично использовал ПЗРК против российских и сирийских боевых самолетов в зоне Большого Идлиба.

Геолокация турецкого поста, с которого были запущены две ракеты, единственным и неповторимым @obretix https://t.co/lvUxoaxMNc

- В Сирии (@WithinSyriaBlog) 21 февраля 2020 г.

Блин, здание, из которого был запущен ПЗРК, скорее всего, находится внутри и является частью турецкого поста в Каминасе.На здании можно увидеть коммуникационные интаны, обычно устанавливаемые в этих столбах. Оставлю противостояние @obretix pic.twitter.com/4lA64BgN5f

- В Сирии (@WithinSyriaBlog) 21 февраля 2020 г.

Подтверждая, что здание, из которого был запущен ПЗРК, является турецким постом, в углу можно заметить турецкий БМК Kirpi, охраняющий вход в здание с активным удаленным боевым модулем. Также можно отметить гескобарьеры, обычно устанавливаемые вокруг турецких столбов.pic.twitter.com/yzZsC8Ekol

- В Сирии (@WithinSyriaBlog) 21 февраля 2020 г.

Интересным фактом является то, что несмотря на все усилия Турции и активное использование ПЗРК, турки не сбили ни один российский или сирийский боевой самолет. Однако им удалось сбить два сирийских вертолета.

Все это происходит на фоне громких запросов Турции со стороны США и НАТО о поддержке авантюры правительства Эрдогана в Идлибе. Неудивительно, что НАТО продемонстрировало только моральную поддержку действий Турции и не пообещало никаких реальных действий в поддержку турецкой операции в Идлибе.

Турецкие военные, незаконно дислоцированные в Сирии, снабжали террористов «Аль-Каиды» оружием и снаряжением, внедряли собственные войска с «Аль-Каидой» и атаковали сирийскую армию. Однако, когда он получил реальный военный ответ, он сразу же начал удовлетворять «международное сообщество» и обвинять «кровавый режим Асада» в агрессии.

Несмотря на иронию ситуации, Россия также не заинтересована в дальнейшей эскалации. Министр иностранных дел Лавров также сообщил, что президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провели телефонный разговор в пятницу, в ходе которого они обсудили выполнение соглашений по сирийскому Идлибу.

«Сегодня по инициативе турецкого лидера состоялся телефонный разговор между президентами Путиным и Эрдоганом. Переговоры были подробными. Они обсудили необходимость сделать все возможное для реализации первоначальных договоренностей о зоне деэскалации [в Идлибе] », - сказал он.

Как сообщает пресс-служба Кремля, звонок был инициирован турецкой стороной. Кремль добавил, что стороны «договорились активизировать соответствующие межведомственные консультации и изучить возможность проведения встречи на высшем уровне в ближайшем будущем.”

«Борьба с международными террористическими группировками была выделена в качестве приоритета», - говорится в заявлении, добавляя, что в ближайшем будущем лидеры двух стран могут встретиться.

Таким образом, создается впечатление, что Москва и Анкара постараются избежать прямого военного противостояния в Идлибе. Более того, турецкий парламент, который, по сообщениям турецких и основных СМИ, планировал проголосовать по законопроекту об объявлении войны Сирии, похоже, не планировал этого делать. Согласно официальным сообщениям Турции, по меньшей мере 54 турецких солдата уже были убиты в ходе недавних инцидентов в Идлибе, и это число резко вырастет, если в регионе начнется настоящая открытая война.Однако проблема с этими усилиями по деэскалации заключается в том, что турецкие войска уже встроены в свои группы, связанные с «Аль-Каидой», в Идлибе. Эти группы исключены из режима прекращения огня сочинскими соглашениями и являются законной целью любых антитеррористических усилий. Поэтому, если правительство Эрдогана не отделит свои силы от террористов, оно рискует понести еще больше жертв в регионе. Такие жертвы приведут к эскалации ситуации и приведут к эскалации.

ПОДРОБНЕЕ ПО ТЕМЕ:

Пожертвовать

Столкновения между Турцией и Сирией обостряются по мере того, как 800000 перемещенных лиц борются с суровыми температурами

ЛОНДОН - В последние дни в последней цитадели повстанцев Сирии произошли столкновения турецких и поддерживаемых Россией сирийских сил, угрожая эскалацией боевых действий в регионе, где проживает до 800000 мирных жителей были перемещены.

Силы президента Башара Асада в течение многих лет сражались с поддерживаемыми Турцией боевиками в северо-западной провинции Идлиб, но в последние дни Дамаск и Анкара стали наносить удары по войскам друг друга.Турция заявила, что в понедельник нанесла ответный удар после того, как сирийские войска убили пятерых ее солдат в Идлибе, через неделю после столь же смертоносного столкновения между двумя сторонами.

«Эскалация, вероятно, будет продолжаться до тех пор, пока Турция и Россия не смогут договориться о новом прекращении огня», - сказал Беркай Мандирачи, аналитик по Турции из International Crisis Group.

Дети из числа внутренне перемещенных лиц стоят на снегу возле палаток во временном лагере в Азазе, Сирия, в четверг. Халил Ашави / Reuters

Несмотря на продолжающиеся переговоры между Россией и Турцией, между двумя сторонами не было достигнуто нового соглашения о прекращении огня или деэскалации.Вместо этого президент Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил в среду эскалацией конфликта за пределы Идлиба, если еще один турецкий солдат будет ранен.

«Мы нанесем удары по силам режима где угодно, не ограничиваясь Идлибом и границами сочинского меморандума», - сказал он членам своей партии ПСР, имея в виду линии прекращения огня, согласованные между Россией и Турцией в 2018 году, которые создали буфер или зона деэскалации в Идлибе. «Мы не будем ждать результатов этих бесконечных встреч.

Эрдоган обвинил Россию и силы Асада в прямом нападении на мирных жителей в провинции Идлиб - обвинение, которое Москва быстро отвергла, обвиняя террористические группы в том, что они прячутся за «живым щитом». Сирийское правительство постоянно отрицало, что на протяжении всего конфликта нацеливались на гражданских лиц.

В заявлении, опубликованном в среду, министерство обороны России обвинило Турцию в «кризисе» в зоне деэскалации Идлиба, обвинив Анкару в неспособности отделить боевиков умеренной оппозиции от «террористов».«Сирийские боевики, спонсируемые и обучаемые Турцией, включают боевиков повстанцев и исламских экстремистов, выступающих против Асада, сообщает Associated Press.

Однако Анкара, похоже, смягчила свою более воинственную риторику в четверг, когда министр обороны Хулуси Акар заявил, что Турция отправляет дополнительные войска, чтобы «обеспечить постоянное прекращение огня».

«Против тех, кто не соблюдает прекращение огня, будет применена сила», - добавил он.

Гуманитарные расходы

Тем временем мирные жители становятся жертвами боевых действий.

«С начала года в результате насилия было убито более 200 человек, в том числе по меньшей мере 84 ребенка», - говорится в заявлении регионального директора IRC Мисти Басуэлл.

И каждый день насилия заставляет все больше мирных жителей спасаться бегством.

«За последние 24 часа 20 000 человек в Идлибе собрали чемоданы и скрылись от бомбежек», - написал заместитель Генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам и координатор чрезвычайной помощи Марк Лоукок в статье для британской Daily Telegraph. во вторник.

Большинство из них, по его словам, были женщины и дети.

С 1 декабря почти 800 000 человек были насильственно перемещены в Идлибе, районе размером примерно с Делавэр, по данным ООН. По оценкам IRC, еще 500 000 человек остаются на линии огня и будут перемещены, если насилие продолжится.

И если насилие их не убьет, то теперь может и погода.

Те, кто находится в пути, борются с ужасными температурами, которые упали до -11 градусов по Цельсию (12 градусов по Фаренгейту) в Идлибе на этой неделе, когда тысячи людей укрываются в палатках, недостроенных зданиях и своих транспортных средствах, согласно IRC.

ООН сообщила, что несколько детей умерли из-за низких температур.

Чего надеются достичь обе стороны?

Несмотря на ужасную гуманитарную ситуацию, нет немедленных признаков ослабления насилия, поскольку Асад с помощью России ведет борьбу за возврат контроля над всей сирийской территорией.

Импульс в Сирии идет в пользу Асада, поскольку поддерживаемые Россией правительственные силы вернули себе большую часть территории страны, обеспечив себе место Москвы как правителя в регионе.

Анкара и Москва поддерживают противоборствующие стороны в сирийском конфликте, но они сотрудничают в поиске политического решения войны.

В прошлом Россия выступала в качестве посредника в сделках и разрешения конфликтов для Турции, но на этот раз она «явно отсутствовала», - сказал Сонер Чагаптай, старший научный сотрудник Вашингтонского института ближневосточной политики и автор книги « Империя Эрдогана: Турция и политика Ближнего Востока ».

«Русские пытаются позволить режиму Асада захватить как можно большую часть Идлиба, прежде чем они придут в качестве пожарных», - сказал он.

Сирийские правительственные силы развертываются в понедельник возле шоссе Дамаск-Алеппо в южной части северной сирийской провинции Алеппо. AFP - Getty Images

Между тем, по словам аналитиков, главная цель Эрдогана в Идлибе - не допустить еще одного большого потока сирийских беженцев через границу в Турцию.

Турция уже пытается справиться с примерно 3,7 миллионами сирийцев, которых она в настоящее время принимает. По словам Фади Хакура, научного сотрудника Chatham House, аналитического центра по международным отношениям, его экономика, по-прежнему хрупкая после валютного кризиса 2018 года, стала менее гостеприимной для вновь прибывших, многие из которых конкурируют с турками за низкооплачиваемую работу. В Лондоне.

Более того, у Эрдогана есть и другие цели.

Он стремился способствовать смене режима в Дамаске с самого начала сирийского конфликта и хочет продолжать оказывать давление на Асада, сказал Хакура, а также обеспечить место Турции за столом переговоров о будущем Сирии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Карта сайта