+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Разница время москва берлин: Недопустимое название

0

Разница во времени между Москвой и Берлином

Мировое время Конвертер времени Разница во времени между Москвой и Берлином

Время в Берлине, Германия на 1:00 час позади от времени в Москве, Россия

Москва, Россия

—:— pm

=

Берлин, Германия

—:— pm

Лучшее время для звонка из Москвы в Берлин

При планировании звонка между Москвой и Берлином необходимо учитывать, что города находятся в разных часовых поясах. Время в Москве на 1 час опережает время в Берлине.

Если вы находитесь в Москве, то для проведения конференц-связи или встречи наиболее удобное время для всех сторон будет между 10:00 и 18:00. В Берлине будет обычное рабочее время — между 09:00 и 17:00.

Если вы хотите позвонить в Берлин и вам подходит любое время, вы можете выбрать время между 08:00 и 00:00. Это будет между 07:00 и 23:00 по времени Берлина.

Разница во времени Москва Берлин

12:00 am 00:00

01:00 am 01:00

02:00 am 02:00

03:00 am 03:00

04:00 am 04:00

05:00 am 05:00

06:00 am 06:00

07:00 am 07:00

08:00 am 08:00

09:00 am 09:00

10:00 am 10:00

11:00 am 11:00

12:00 pm 12:00

01:00 pm 13:00

02:00 pm 14:00

03:00 pm 15:00

04:00 pm 16:00

05:00 pm 17:00

06:00 pm 18:00

07:00 pm 19:00

08:00 pm 20:00

09:00 pm 21:00

10:00 pm 22:00

11:00 pm 23:00

11:00 pm 23:00

12:00 am 00:00

01:00 am 01:00

02:00 am 02:00

03:00 am 03:00

04:00 am 04:00

05:00 am 05:00

06:00 am 06:00

07:00 am 07:00

08:00 am 08:00

09:00 am 09:00

10:00 am 10:00

11:00 am 11:00

12:00 pm 12:00

01:00 pm 13:00

02:00 pm 14:00

03:00 pm 15:00

04:00 pm 16:00

05:00 pm 17:00

06:00 pm 18:00

07:00 pm 19:00

08:00 pm 20:00

09:00 pm 21:00

10:00 pm 22:00

Анонсируйте событие для разных часовых поясов

Популярные конверторы

 

Copyright © 2005 — 2022 24TimeZones.com. Все права защищены. What time is it right now? 🙂

Разница во времени в Рассказово и Берлине

Разница во времени в Рассказово и Берлине

Рассказово (Россия) находиться в часовом поясе Europe/Moscow и имеет смещение UTC+03:00. Берлин (Германия) находиться в часовом поясе Europe/Berlin и имеет смещение UTC+02:00. Разница между этими городами составляет 1 час.

14:26:49 AM

UTC+03:00
Europe/Moscow

Понедельник, 28 марта 2022 г.

13:26:49 AM

UTC+02:00
Europe/Berlin

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Разница во времени

Рассказово

14: 26: 49 AM

UTC+03:00
Europe/Moscow

Понедельник, 28 марта 2022 г.

14:26:49 AM

UTC+03:00
Asia/Riyadh

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Берлин

13: 26: 49 AM

UTC+02:00
Europe/Berlin

Понедельник, 28 марта 2022 г.

11:26:49 AM

UTC+00:00
Africa/Accra

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Рассказово

14: 26: 49 AM

UTC+03:00
Europe/Moscow

Понедельник, 28 марта 2022 г.

07:26:49 AM

UTC-04:00
America/Guyana

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Берлин

13: 26: 49 AM

UTC+02:00
Europe/Berlin

Понедельник, 28 марта 2022 г.

05:26:49 AM

UTC-06:00
America/Tegucigalpa

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Рассказово

14: 26: 49 AM

UTC+03:00
Europe/Moscow

Понедельник, 28 марта 2022 г.

13:26:49 AM

UTC+02:00
Europe/Belgrade

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Берлин

13: 26: 49 AM

UTC+02:00
Europe/Berlin

Понедельник, 28 марта 2022 г.

07:26:49 AM

UTC-04:00
America/Lower_Princes

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Рассказово

14: 26: 49 AM

UTC+03:00
Europe/Moscow

Понедельник, 28 марта 2022 г.

18:26:49 AM

UTC+07:00
Asia/Bangkok

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Берлин

13: 26: 49 AM

UTC+02:00
Europe/Berlin

Понедельник, 28 марта 2022 г.

13:26:49 AM

UTC+02:00
Europe/Sarajevo

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Рассказово

14: 26: 49 AM

UTC+03:00
Europe/Moscow

Понедельник, 28 марта 2022 г.

11:26:49 AM

UTC+00:00
Africa/Ouagadougou

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Берлин

13: 26: 49 AM

UTC+02:00
Europe/Berlin

Понедельник, 28 марта 2022 г.

09:26:49 AM

UTC-02:00
America/Godthab

Понедельник, 28 марта 2022 г.

Точное время в в Рассказово и в в Берлине

Чтобы посчитать самостоятельно сколько разница во времени в часах и даже минутах между городами. Достаточно узнать их точное время или разницу часовых поясов относительно UTC или GMT.

Время в столицах мира

Точное время: Берлин, Германия

Точное время в этом месте Берлин, Германия

Вопрос: Сколько времени в Берлин? Ответ: Берлин (Berlin, Berlin) находится в часовом поясе [*1] (GMT Разница во времени в часах: +2) и летнее время активный (+ 1 час) ⇒ Точное местное время (в момент, когда эта страница генерируется): Понедельник, 28. март 2022, 13:27 По необходимости обновите страницу



Перевод часов

Берлин переходит на зимнее время в 03:00, воскресенье, 30 октябрь 2022. Часы переводятся на -1 ч. Времени осталось: 215 день, 13 час, 32 минута. (в момент, когда эта страница генерируется)

» Берлин Перевод часов 2022, 2023 (Europe/Berlin) »

Берлин Информация:
Страна: Германия
валюта: EUR, Euro
Континент: Европа
Население: ≈ 3 426 354 = 41.886‰ DEU Население
Высота над уровнем моря: ≈ 43 m
Координаты GPS 52° 31′ 27.7″ Север, 13° 24′ 37.9″ Восток
Расстояние от * Экватор: 5840.2 km (3628.9 mi)
Расстояние от * Северный полюс: 4166.9 km (2589.2 mi)
Языки: [*2] Немецкий
Сетевая вилка 230 V • 50 Hz • C,F [*3]


Установите Берлин в качестве города по умолчанию

Время суток в данный момент

Разница во времени с Берлин:


[*1] CEST = Europe/Berlin Часовой пояс

[*3] Сетевая вилка:

⇑ TOP ⇑

День, когда кончилась война – Коммерсантъ

День, когда кончилась война – Коммерсантъ

19 марта

Гитлер отдает приказ о «выжженной земле» (приказ «Нерон»). Он предусматривает разрушение всех промышленных и коммунально-бытовых предприятий на тех территориях Третьего рейха, которые могут быть заняты противником.

Адольф Гитлер, глава нацистской Германии (в период 1933–1945 гг.)

«Если война будет проиграна, нация также погибнет. Это ее неизбежный удел. Нет необходимости заниматься основой, которая потребуется народу, чтобы продолжать самое примитивное существование. Напротив, будет гораздо лучше уничтожить все эти вещи нашими же руками, потому что немецкая нация лишь докажет, что она слабее, а будущее будет принадлежать более сильной восточной нации (России)».

В то же время успешно проходит стратегическая операция сил союзников против немецких войск с целью форсирования Рейна. Советские войска продвигаются вперед на 70 км, взяв несколько городов в Чехословакии и разгромив противника в Венгрии.

28 марта

Главнокомандующий войсками союзников генерал Дуайт Эйзенхауэр телеграфирует Сталину, что намерен «выйти на рубеж Эрфурт — Лейпциг на верхней Эльбе и там ожидать подхода русских войск».

29 марта

Сталин телеграфирует в ответ Эйзенхауэру, что пока Красная армия не планирует никаких операций против столицы германского рейха, так как «Берлин потерял свое прежнее стратегическое значение».

31 марта

Эйзенхауэр приказывает британскому фельдмаршалу Монтгомери отказаться от запланированного наступления на Берлин.

Уинстон Черчилль, премьер-министр Великобритании в 1940–1945 годах

«Я говорю вполне откровенно, что Берлин сохраняет свое стратегическое значение. Ничто не вызовет такого психологического чувства безнадежности у всех сопротивляющихся немецких войск, как падение Берлина. Для германского народа это будет главным сигналом поражения. С другой стороны, если предоставить Берлин самому себе, чтобы русские вели осаду развалин города, то, пока германский флаг будет там развеваться, это будет воодушевлять на сопротивление всех немцев, носящих оружие.

Кроме того, имеется и другая сторона вопроса, которую вам и мне надлежит рассмотреть. Русские армии, несомненно, пройдут всю Австрию и войдут в Вену. Если они также возьмут и Берлин, не внедрится ли в их сознание такое неправильное представление, что они внесли главный вклад в нашу общую победу, и не приведет ли это их к такому настроению, которое создаст серьезные и опасные трудности в будущем? Поэтому я считаю, что с политической точки зрения мы должны продвинуться в Германии как можно дальше на восток, и если представится возможность захватить Берлин, мы, конечно, должны взять его. Это кажется мне правильным и с военной точки зрения».

В это время в Москве в Ставке Верховного главнокомандующего обсуждаются детали предстоящей Берлинской операции.

Сергей Штеменко, в мае 1945 года заместитель начальника Генерального штаба

«1 апреля 1945 года план Берлинской операции обсуждался в Ставке. Было подробно доложено об обстановке на фронтах, о действиях союзников, их замыслах. Сталин сделал отсюда вывод, что Берлин мы должны взять в кратчайший срок; начинать операцию нужно не позже 16 апреля и все закончить в течение 12–15 дней. Командующие фронтами с этим согласились и заверили Ставку, что войска будут готовы вовремя. “Кто первый ворвется, тот пусть и берет Берлин”,— заявил он [Сталин] нам потом».

Однако план взятия Берлина учитывал и действия союзников, которые в конце марта — начале апреля 1945 года приступили к форсированию Рейна, готовые широким фронтом вторгнуться в центральные районы Германии.

Георгий Жуков, маршал, начальник Генерального штаба, заместитель Верховного Главнокомандующего СССР

«Верховное командование союзных войск ближайшей целью своих действий ставило ликвидацию группировки противника и овладение промышленным районом Рура. Затем оно планировало выдвижение американских и английских войск на Эльбу на берлинском направлении. Одновременно развертывались операции американских и французских поиск в южном направлении с целью овладения районами Штутгарта, Мюнхена и выхода в центральные районы Австрии и Чехословакии…

Хотя между американскими и английскими политическими и военными деятелями не было единства в стратегических целях на завершающем этапе войны, само верховное командование экспедиционными силами союзников не отказалось от мысли при благоприятной обстановке захватить Берлин».

7 апреля

Генерал Эйзенхауэр, информируя Объединенный штаб союзников о своем решении относительно завершающих операций, делает заявление.

Дуайт Эйзенхауэр, верховный главнокомандующий экспедиционными войсками союзников по антигитлеровской коалиции

«[Потери при взятии Берлина будут] слишком высокой ценой за объект, который мы хотим захватить только ради поддержания престижа, особенно если нам придется уйти оттуда, передав захваченный объект другому партнеру…

Однако я считаю, что с военной точки зрения будет неправильно на данной стадии развития операций делать Берлин главным объектом наступления, особенно ввиду того, что он находится в 35 милях от рубежа расположения русских. Я первый согласен с тем, что война ведется в интересах достижения политических целей, и если объединенный штаб решит, что усилия союзников по захвату Берлина перевешивают на этом театре чисто военные соображения, я с радостью исправлю свои планы и свое мышление так, чтобы осуществить такую операцию…

Что касается Берлина, я вполне готов признать, что он имеет политическое и психологическое значение, но значительно более важным объектом являются сосредоточенные для прикрытия Берлина немецкие войска. Именно на них я собираюсь сосредоточить свое внимание. Естественно, если представится возможность захватить Берлин без больших потерь, я его возьму».

6–9 апреля

Советские войска штурмуют и берут Кёнигсберг.

Третий Белорусский фронт. Бои за Кенигсберг. Танки Красной армии в центре города

Артиллеристы гвардии лейтенанта Совронова ведут огонь на улицах Кенигсберга

Разрушенная площадь перед крепостью. Центр Кенигсберга

12 апреля

Смерть американского президента Франклина Делано Рузвельта порождает у ближайшего окружения Гитлера новые надежды. Геббельс ожидает, что это «чудо провидения» приведет к неизбежному распаду антигитлеровской коалиции. Но его надежды уже не могут оправдаться — со дня на день с разных сторон начнется наступление на столицу Германии.

15 апреля

Перед схваткой за Берлин фюрер обращается с последним призывом к солдатам Восточного фронта сражаться до конца.

Адольф Гитлер, глава нацистской Германии (в период 1933–1945 гг.)

«Солдаты на Восточном фронте!.. Кто в этот момент не выполнит своего долга, действует как предатель своего народа… Прежде всего, следите за немногими офицерами и солдатами — предателями, которые, чтобы сохранить себе сносную жизнь в русском рабстве, возможно, будут воевать против нас в немецкой форме…

Если в эти грядущие дни и недели каждый солдат на Восточном фронте выполнит свой долг, последний натиск азиатов разобьется о нашу оборону, равно как и вторжение наших врагов на Западе в конце концов потерпит провал…

Берлин останется немецким, Вена снова будет немецкой, а Европа никогда не будет русской. Образуйте монолитную общность для защиты не пустого понятия Отечество, а для защиты вашей родины, ваших жен, ваших детей, а с ними и вашего будущего…»

16 апреля

Начинается Берлинская наступательная операция. Союзники ведут подготовку к штурму Нюрнберга.

Из воспоминаний маршала Георгия Жукова

«Готовя операцию, все мы думали над тем, что еще предпринять, чтобы больше ошеломить и подавить противника. Так родилась идея ночной атаки с применением прожекторов. Решено было обрушить наш удар за два часа до рассвета… В воздух взвились тысячи разноцветных ракет. По этому сигналу вспыхнули 140 прожекторов, расположенные через каждые 200 метров. Более 100 миллиардов свечей освещали поле боя, ослепляя противника и выхватывая из темноты объекты атаки для наших танков и пехоты. Это была картина огромной впечатляющей силы, и, пожалуй, за всю свою жизнь я не помню подобного ощущения…»

18 апреля

Советские танкисты поворачивают на Берлин, взяты Зееловские высоты. Американские войска занимают Магдебург и Дюссельдорф. Немецкие войска в Руре прекращают сопротивление.

Из воспоминаний маршала Георгия Жукова

«…На этот раз И. В. Сталин говорил со мной не так спокойно, как днем.

— Вы напрасно ввели в дело 1-ю гвардейскую танковую армию на участке 8-й гвардейской армии, а не там, где требовала Ставка,— сказал он резко и добавил:

— Есть ли у вас уверенность, что завтра возьмете зееловский рубеж?

Стараясь быть спокойным, я ответил:

— Завтра, 17 апреля, к исходу дня оборона на зееловском рубеже будет прорвана. Считаю, что чем больше противник будет бросать своих войск навстречу нашим войскам здесь, тем легче и быстрее мы возьмем затем Берлин, так как войска противника легче разбить в открытом поле, чем в укрепленном городе».

19 апреля

Cоветские войска форсируют реки Ост-Одер и Нейсе, взяты Мускау и Вейсвассер. Американцы занимают Лейпциг.

20 апреля

Красная армия берет опорный пункт Барут, открыт огонь по Берлину. Французские войска занимают Штутгарт.

В день рождения Гитлера, 20 апреля американцы берут город Нюрнберг.

Отрывок из «Пяти дней паники и хаоса», газета Sueddeutsche Zeitung, Германия

«Американцы захотели, наконец, взять этот город под свой контроль, который для них считался намного более важным центром национал-социализма, чем Мюнхен или Берлин.

В результате авианалетов американцев Нюрнберг еще до наступления апреля 1945 года превратился в руины. Самое позднее, после воздушных атак в январе того года старый город стал одним сплошным полем обломков. Но сейчас, весной, американская армия должна была взять город в ходе наземной операции. Нюрнберг был для национал-социалистов символичным городом — здесь Адольф Гитлер на партийных съездах НСДАП демонстрировал мощь своей диктатуры. Здесь он велел построить огромный конгресс-центр в стиле Колизея, здесь принимались расистские законы против евреев.

Через два года после окончания последних боев берлинский театральный критик Альфред Керр писал: «Нюрнберг. Это был город, а теперь это нагромождение обломков». Все взоры были вновь устремлены на Нюрнберг. Именно здесь проходил процесс против военных преступников — Германа Геринга, Рудольфа Гесса и других бывших руководителей гитлеровской Германии».

21 апреля

Cоветские военные входят в пригороды Берлина, часть состава выдвигается на встречу с союзниками на Эльбе.

Из протокола допроса бывшего начальника штаба оперативного руководства при ставке верховного главнокомандования немецких вооруженных сил генерал-полковника Альфреда Йодля 18 июня 1945 года

Немецкий боевой листок передает сводки об уверенной борьбе солдатов Вермахта с врагом, хотя основные силы фашистов к концу апреля 1945 года уже повержены

«22 апреля, когда мы пришли в бункер, Гитлер был в очень угнетенном состоянии. Он позвал меня, Кейтеля и Бормана к себе и сказал, что принял решение остаться в Берлине. Я сказал, что через 24 часа Берлин падет. Гитлер был недоволен руководством военных операций по обороне Берлина; он говорил, что нельзя сдавать столицу и что он останется, чтобы воодушевлять солдат. Я ему сказал, что армия останется без руководства. Тогда Гитлер ответил: я не хочу, чтобы вы оставались в Берлине. Мы заявили, что не уедем и не оставим его в таком тяжелом положении. В это время вошел Геббельс. Он говорил со мной наедине. Он сказал, что решение Гитлера изменить нельзя. Он сделал все, чтобы отговорить фюрера, но безрезультатно. Геббельс спросил, нельзя ли военным путем предотвратить окружение Берлина. Я ответил: да, это возможно, но только в том случае, если мы снимем с Эльбы все войска и бросим их на защиту Берлина. Американцы, возможно, не будут дальше наступать. По совету Геббельса я доложил свои соображения фюреру, он согласился и дал указание Кейтелю и мне вместе со штабом извне лично руководить контрнаступлением. Поэтому мы в последний момент вышли из окружения и направились в Потсдам».

23-24 апреля. Советские войска прорываются в Берлин.

Командир орудия 6-й батареи 832-го артполка 266-й стрелковой дивизии старший сержант Николай Васильев:

«Уже под вечер наша батарея вышла на высоты, и мы увидели огромный город. Чувство радости и ликования охватило нас: это был последний вражеский рубеж, и час расплаты настал! Мы даже не заметили, как подъехала машина, и из нее вышел наш командующий генерал Берзарин. Поприветствовав нас, он приказал нашему командиру: «По фашистам в Берлине — огонь!» Наверное, мы никогда так стремительно и слаженно не действовали, ведя огонь…»

Из воспоминаний военного корреспондента, писателя Константина Симонова

«К полудню в штаб нашего полка прибыл разведдозор американского лейтенанта Котцебу. Мы встретили его на причале паромной переправы у поселка Крайниц.

…В 16.00 25 апреля, когда встреча командования нашего полка, представителей штаба дивизии и корреспондента с американским патрулем была в самом разгаре, к переправе у поселка Крайниц прибыла вторая группа американцев во главе с майором Фредом Крейгом. От него мы узнали, что американское командование не знало о судьбе группы Котцебу. Ее рация молчала, воздушная разведка не дала результата. Тогда было решено выслать поисковую группу Крейга. На пути к Штреле она и встретила два «джипа», посланных Котцебу в штаб полка с донесением о встрече.

Группа Крейга на 7 «джипах» направилась к Эльбе. Вскоре она натолкнулась на советский кавалерийский отряд. Сфотографировались, обменялись приветствиями и минут через десять прибыли на главную площадь Штрелы. Оказалось, что в городе нет советских войск. После короткой остановки американцы двинулись дальше и встретились на переправе с саперами нашего полка. От них они узнали, что разведдозор лейтенанта Котцебу в середине дня переправился через Эльбу и находится в поселке Крайниц. Крейг со своими людьми также проследовал в Крайниц и принял участие во встрече».

26 апреля

Советские войска переходят к штурму центра Берлина, на Одере прорвано немецкое укрепление. Американо-английские военные тем временем берут город Бремен.

27 апреля

Красная армия освобождает города Угерски Брод и Угерски Острог. Американские войска входят в Регенсбург.

28 апреля

В Берлине советские военные занимают часть районов, станцию Вестенд. Американо-английские войска вступают в Аугсбург.

Отрывок из книги «Пике в бессмертие» дважды Героя Советского Союза командира эскадрильи Талгата Бегельдинова

«Моя эскадрилья в воздухе, штурмует отведенные ей квадраты, подавляет очаги сопротивления, рушит здания, в которых сидят автоматчики, сжигает танки, самоходки. В ушах голос командира полка. Он говорит открытым текстом, без паролей. А кого теперь опасаться?

— Бегельдинов! Бегельдинов! В районе Трейенбритцен немецкие танки. Их много. Они теснят наших. Помоги!

Я разворачиваю эскадрилью. Где он, этот район? Ага, вот он, — ориентируюсь я по карте. Внизу площадь, окраина, роща, на них и в них танки. Немного наших и много окруживших их, немецких, с белыми крестами на броне.

Вдруг голос в наушниках.

— Штурмовики! Горбатые! Немцы нас окружили. Бейте по ним! По моей машине бейте!

Всматриваюсь. Посреди площади две наши тридцать четверки, а вокруг немецкие «Тигры». Они расстреливают наших в упор.

— Что говорите, что говорите?! — не поверив команде, прошу подтвердить приказ.

— Говорю, бей, черт тебя возьми! Бей скорее! По мне бей, не бойся!

— Узнаю голос генерала — танкиста, с которым встречались.

— Атакуем немцев! — даю команду я. — Осторожней, не заденьте нашего. — И сам, точно нацелив самолет, посылаю его в пике. Ведомые повторяют маневр.

Бомбы, эресы посланы так аккуратно, что, взрываясь, не задевают ни одну нашу машину. Пять немецких танков подбиты, замерли, два из них горят».

29 апреля

В центре Берлина захвачен мост через Шпрее, вблизи рейхстага ведутся ожесточенные бои. Советские войска продолжают занимать немецкие города. Американские войска вступают в Мюнхен.

Берлин. Советский автоматчик возле циферблата разбитых уличных часов

Мюнхен. Разрывные бомбы, сброшенные на сортировочные станции. Широкомасштабное авианаступление на железнодорожные пути, авиабазы и нефтяные станции было возглавлено 8-ой воздушной армией США

Берлин. Колонна тяжелых советских танков

Мюнхен. 3 мая. Колонна немецких военнопленных

Берлин. Артиллерийский расчет тяжелого орудия готовит снаряды к обстрелу Рейхстага

Берлин. Артиллерийский обстрел в районе Бранденбургских ворот

Индийские солдаты после освобождения бронетанковой дивизией американской армии из тюрьмы лагеря в городе Диллинген-на-Дунае, Германия

Берлин. Орудийный расчет сержанта Ефанова ведет бой

Берлин. Наводчик ручного пулемета гвардии рядовой Шиловский и рядовой Сергеичев ведут стрельбу по Рейхстагу

Берлин. Артиллерийский расчет тяжелого орудия ведет огонь по Рейхстагу

Мюнхен. Солдаты 7-й армии США проходят торжественным маршем мимо пивной «Buergerbraukeller», в которой в 1923 году был осуществлен «Пивной путч»

Берлин. Апрель 1945 года. Советский танк американского производства на улице города

Берлин. Снайпер старший сержант Петрюк во время боев

Из дневника Мартина Бормана, рейхсминистра по делам партии НСДАП

«Воскресенье, 29. Второй день начинается с ураганного огня. В ночь с 28 на 29 апреля поступили сведения из иностранной прессы о предложениях Гиммлера о капитуляции. Свадьба Гитлера и Евы Браун. Фюрер диктует свое политическое и личное завещание. Предатели Йодль, Гиммлер и генералы оставили нас наедине с большевиками. Ураганный огонь начинается вновь. По информации из стана противника, американцы ворвались в Мюнхен».

30 апреля в 21:50 над рейхстагом советские солдаты поднимают знамя Победы, но бои в центре города еще продолжаются. Адольф Гитлер кончает жизнь самоубийством.

Ал. Гуторович, в 1945 году корреспондент журнала «Огонек»:

«Штурм начался 30 апреля, в 22 часа 55 минут по московскому времени. Это был первый штурм за все годы Отечественной войны, когда бойцы поднялись в атаку без приказа. Вот как это произошло. Кто-то из глубины парка Тиргартен стал прощупывать лучами прожектора мрачное здание рейхстага. Сначала голубой луч света обшарил массивные ступени входа, побегал по стене, в которой зияли дыры от снарядов, и затем медленно поднялся по колонне вверх к крыше, и вдруг все лежавшие на Королевской площади увидели над рейхстагом большое красное знамя. Ветер играл им. Развевающееся знамя напоминало Кремль, Смольный, Сталинград. Из рейхстага по прожектору стали стрелять пулеметы. Значит, в здании немцы? Кто же и как смог поднять там знамя? Кто так насмеялся над противником? Кто живому еще гарнизону немцев, отчаянно дерущемуся за рейхстаг, уже вынес смертный приговор? Знамя подняло солдат в атаку. Майор Соколовский только успел крикнуть: «Товарищи, завтра Первое мая. Порадуем товарища Сталина: ворвемся в рейхстаг!»»

Немецкий солдат сидит напротив горящего рейхстага

2 мая. Бои на улицах Берлина

Наводчик ручного пулемета гвардии рядовой Чарушников и рядовой Кравченко во время боев в центре Берлина

Александр Горбатов, генерал, участник Берлинской операции:

«С военной точки зрения Берлин не надо было штурмовать… Город достаточно было взять в кольцо, и он сам бы сдался через неделю-другую. Германия капитулировала бы неизбежно. А на штурме, в самый канун победы, в уличных боях мы положили не меньше ста тысяч солдат. И какие люди были — золотые, сколько все прошли, и уж каждый думал: завтра жену, детей увижу…»

Советские солдаты во время боев в центре Берлина

Из книги Гостони Петер «Битва за Берлин. В воспоминаниях очевидцев»:

«Потери, которые обе стороны понесли в битве за Берлин, велики. За период с 21 апреля по 2 мая по Берлину было произведено 1 миллион 800 тысяч выстрелов. Русские обрушили на город 36 тысяч тонн металла. Только почти два десятилетия спустя были опубликованы цифры потерь Красной армии:

В ходе Берлинской операции (16 апреля — 8 мая) войска 1-го и 2-го Белорусских фронтов и 1-го Украинского фронта потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести 304 887 человек. Наибольших жертв потребовал прорыв немецкой обороны на Одере и Нейсе, а также уличные бои в Берлине».

Танк Георгия Габруся одним из первых подошел к Рейхстагу и вел за него бой

Анна Войлокова, участник битвы за Берлин:
«В начале мая 1945-го наша 5-я армия первой зашла на территорию Берлина. Там были американские и наши солдаты. Вы бы поглядели на ребят, какие они были! Окровавленные, заросшие, как дикари. А когда объявили победу, все, у кого какое-нибудь оружие было, стреляли в воздух! К параду нас переодели, и мы все расписывались на рейхстаге. Каждый, кто чем мог, царапал на стенах: «Смерть фашистам!»

Потом всё, что немец награбил, возвращали назад, эшелон за эшелоном шли домой. Пленных тоже отправляли, чтобы они восстанавливали то, что разрушили. Девиц, которые с немцами ушли, отправили отдельной колонной. А на груди у каждой — табличка «Я изменила родине». Нам, кто в Берлине был, на дорогу дали 10 кг муки, 10 кг сахара и 20 метров ситца. Дома-то ничего не было».

Красные знамена над разрушенной конной статуей в Берлине

Тяжелый советский танк возле Бранденбургских ворот в Берлине

Командир танкового подразделения Герой Советского Союза гвардии капитан Федор Липаткин водружает красное знамя на балконе здания в только что отвоеванном квартале Берлина. Танки Липаткина прошли путь от Сталинграда до Берлина

Артиллерийский расчет Красной армии возле Бранденбургских ворот с бойцами пехоты и танкистами

Из книги Энтони Бивора «Падение Берлина»:

На Александерплац и Паризерплац немецкие раненые, накрытые солдатскими одеялами, лежали прямо на улице. Они продолжали оставаться под присмотром медсестер. Чуть к северу от этого района советские орудия продолжали обстреливать группу обреченных эсэсовцев, засевших в здании на берегу Шпрее. Во многих местах города черный дым пожарищ продолжал подниматься к небу. Красноармейцы выгоняли на улицу и строили в шеренги сдающихся военнослужащих вермахта, эсэсовцев, членов гитлерюгенда и фольксштурма. Грязные и оборванные, с черными от копоти лицами немцы появлялись из различных укрытий, подвалов, тоннелей. Советские бойцы кричали им «хэндэ хох!», после чего те бросали на землю оружие и поднимали руки вверх так высоко, как это было возможно.

Конец, происходивший в дыму, среди тлеющих руин и сотен тел, разбросанных на улицах города. Многие из погибших, как он успел заметить, были раздавлены танками, «подобно тюбикам». Его внимание привлекла мертвая пожилая немка, сидевшая на матрасе возле двери, прислонившись головой к стене. На ее лице застыло выражение нескончаемого горя.

Александр Бессараб, участник Берлинской битвы и взятия Рейхстага:

«2 мая в 10 часов утра всё вдруг затихло, прекратился огонь. И все поняли, что что-то произошло. Мы увидели белые простыни, которые «выбросили» в Рейхстаге, здании Канцелярии и Королевской оперы и подвалов, которые ещё не были взяты. Оттуда повалили целые колонны. Впереди нас проходила колонна, где были генералы, полковники, потом за ними солдаты. Шли, наверно, часа три».

Всего к исходу 2 мая в плен сдалось более 134 тыс. немецких солдат и офицеров.

Ал. Гуторович, в 1945 году корреспондент журнала «Огонек»

«Уже пять дней я живу в рейхстаге. Окна моей комнаты выходят на Королевскую площадь. И вот вам она с натуры 2 мая 1945 года. Парка Тиргартен нет, если не считать жалких пней и обуглившихся стволов деревьев. На железном столбе ослепшего фонаря клочья зеленого немецкого мундира. Вся площадь изрыта окопами, траншеями, воронками от бомб, завалена мертвыми деревьями и очень похожа на дровяной склад. Брошенные пушки, окрашенные, как зебры, окружают площадь. Было бы страшно, если бы на их стволах не стояла усмиряющая меловая надпись: «Учтено. Зорин». Много разбитых автомашин. Трупы с рыжими копнами волос, расплющенные на земле танками, цемент, бетономешалки, узкоколейка, мешки с песком — признаки запоздалых усилий спасти рейхстаг.

Война кончена. Как все-таки хороша весна! Соловьи вернулись в мертвый парк Тиргартен и по утрам поют, как у нас в Курске или на Украине. Вот и в Берлин пришла мирная тишина. Сегодня в рейхстаге первый концерт. Ради такого случая Федор Матвеевич Зинченко, комендант рейхстага, надел все свои пять орденов. Электростанция у него своя, стульев в рейхстаге для зрителей хватает, угостить гостей есть чем, так что концерт должен быть удачным. Придет на концерт и майор Соколовский, хоть с повязкой на голове, но придет: хочет повидать земляков, отвести душу за мирным разговором».

3 мая

На побережье Балтийского моря соединяются 2-й Белорусский фронт и английские войска. На Эльбе встречаются 1-й Белорусский фронт и американские войска. Английский солдаты входят в Гамбург.

Из книги Гостони Петер «Битва за Берлин. В воспоминаниях очевидцев»

«Московский корреспондент нью-йоркской газеты «Таймс», прибывший 3 мая в Берлин, сообщал: «В слепящих лучах прожекторов в течение всей ночи и до самого утра колонны немецких пленных шагали из центра захваченного Берлина в лагеря для военнопленных на окраинах города. Большинство солдат, которые вчера во второй половине дня по приказу генерала артиллерии Вейдлинга прекратили огонь, из-за пережитых во время артобстрелов и бомбардировок мук производило впечатление полубезумных. Растрепанные, заросшие щетиной и грязные, они выходили с белыми повязками на рукаве из подвалов, бомбоубежищ, подземных станций метро, вылезали из канализационных люков и руин домов. Некоторые швыряли свое оружие с озлобленным, свирепым выражением лица на землю. Другие вели себя более послушно и складывали свое оружие в кучи, как им было приказано.

Берлин после боев

Советский солдат угощает папиросами освобожденных французских военнопленных

Население Берлина читает первый приказ советского коменданта города

Советские солдаты с пленным немецким офицером

Жители разрушенных районов Берлина у водопроводной колонки

Парад советских войск у Бранденбургских ворот в Берлине

После объявления капитуляции пленных немецких солдат ведут по улице Берлина

Советский солдат с немецкими детьми

Пленные немецкие солдаты в Берлине

Генерал-полковник Берзарин (справа) перед шеренгой советских солдат на фоне поверженного Рейхстага

Девушка-регулировщик на перекрестке Берлина

Население Берлина на разгрузке и сортировке картофеля, вместе с сотнями тонн других продуктов доставленного железнодорожными эшелонами из СССР сразу после завершения боев за Берлин

Советские солдаты на улице Берлина

После объявления капитуляции пленных немецких солдат ведут по улице в Берлина

Берлин. Советская девушка-регулировщица дает справки на русском и немецком языках

После объявления капитуляции пленных немецких солдат ведут к окраине Берлина

Отправка поступившего из СССР картофеля в магазины Берлина

После объявления капитуляции пленных немецких солдат ведут по улице Берлина

Многие истерично хохотали и никак не могли остановиться, когда шагали в колонне по улицам разрушенного города. Русским пришлось приложить немало усилий, чтобы оказаться достойными этого исторического момента. Сразу бросалась в глаза разница между поверженным врагом и свежевыбритыми победителями в блеске боевых орденов и медалей, в выглаженной форме и начищенных высоких сапогах».

4 мая

Продолжаются бои под Потсдамом. Командующий немецкими ВМС Фон Фридебург прибывает в штаб Монтгомери с предложением капитулировать в некоторых странах.

Из воспоминаний военного корреспондента, писателя Константина Симонова

«Кабинет Гитлера поврежден бомбой и завален обломками…

Прохожу по комнатам. Несколько дальних завалено орденами и медалями. Ящики, коробочки, синие пакетики и просто по щиколотку на полу россыпь всего, чего угодно — от железных крестов до медалей за тушение пожаров. Всего этого такое количество, что на секунду кажется, что это не имперская канцелярия, а склад какой-то огромной фабрики орденов.

Вылезаю через пролом в стене во двор. На дворе трупы последних защищавшихся тут эсэсовцев. Санитары, теснясь, вытаскивают откуда-то из-под земли лежавших там раненых. На изуродованном воронками внутреннем дворике среди посеченных осколками деревьев, обломков, обрывков чего-то — маленькая бетонная башенка и спуск в подземелье Гитлера.

Советский солдат в бункере Гитлера

Американский солдат в бункере Гитлера

Я смотрел на все это и думал о том, что, может быть, когда-нибудь задним числом всему этому в истории постараются придать величественный вид. Но сейчас все это производило впечатление чего-то уже не сражавшегося, а цеплявшегося за жизнь, чего-то сумбурного, до самого своего конца так и не понявшего, что с ним произошло».

5 мая

Советские войска начинают Пражскую операцию. В концлагере Маутхаузен поднимается бунт.

6 мая

Советские войска занимают Штернберг, выходят к городу Оломоуц, берут остров Рюген.

7 мая

Завязываются бои за Дрезден.

Из воспоминаний бывшего автоматчика А. Горбовцева

«На рассвете 7 мая, спешившись с танков, мы заняли оборону на окраинных улицах г. Дрездена. Нас удивила совершенно эта абсолютная тишина этого будто бы совсем мирного города. И в сердце каждого из нас была какая-то радостная тревога, после сильных боев и вдруг этот «совсем спокойный» большой немецкий город не ожидал нас встретить без боя. Вот именно, что не ожидал.

Был каждый дом, каждая крыша дома укреплены эсэсовскими пулеметчиками и фаустпатронщиками. Завязались сильные уличные бои. Мы с ожесточенными боями занимали дом за домом, улицу за улицей с чувствами весенней бодрости и еще с какими-то неизвестными чувствами, которые подсказывали каждому из нас близость мира…

Бои шли весь день, всю ночь и лишь к утру 8 мая мы подошли к центру города. Целыми колоннами шли немецкие солдаты, побросав оружие, к нам в плен. На улицах лежали целые горы брошенного солдатами оружия всех видов. Улицы засияли белыми флагами, извещающими капитуляцию города, все мирные жители города вышли на улицы с белыми повязками на рукавах и веселыми улыбками на устах, с возгласами: «Гитлер капут, эс лебе русиш солдат».

«Подписание или хаос»

Несмотря на бодрые призывы к солдатам рейха драться до последней капли крови, германское командование осознавало неизбежность капитуляции и делало попытки сепаратно договориться с американцами об ее условиях. Генерал Эйзенхауэр настоял на немедленной капитуляции, пригрозив в случае отказа закрыть американский фронт для сдачи немецким солдатам. 7 мая в Реймсе был подписан акт о безоговорочной капитуляции, который со стороны СССР подписал генерал Суслопаров. В дальнейшем союзники приняли решение считать реймскую капитуляцию предварительной. Окончательный акт, составленный в Москве, был подписан в Берлине 8 мая в 22:00 (в 00:00 по московскому времени). И уже в 2.10 следующего дня диктор Совинформбюро Юрий Левитан зачитал сообщение о капитуляции Германии и указ президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая Днем Победы.

Перед самоубийством Гитлер назначает адмирала Карла Дёница своим преемником на посту президента и верховного главнокомандующего Германии. Спустя три недели, 23 мая 1945 года, Дёниц и его правительство будут арестованы американцами в полном составе.

Из мемуаров Карла Деница «Десять лет и двадцать дней»

«Я считаю неправильным, когда отдельные немцы от имени немецкого народа предаются публичным саморазоблачениям и во всеуслышание признают свою вину. Это не помогает нам завоевать уважение других народов, да и другие нации не делают того же самого, когда речь идет о бесчеловечных актах, совершенных по отношению к нам.

В случае с Гитлером был воплощен принцип неограниченной диктаторской власти, оказавшийся для нашей страны роковым. Ни одна нация, выбирая лидера, не может предвидеть, какая черта его личности со временем возобладает. Из происшедшего следует извлечь урок: любая конституция должна быть составлена таким образом, чтобы иметь возможность предотвратить злоупотребление властью отдельной личностью, она должна быть основана на принципе свободы и справедливости для общества в целом».

7 мая

01:30

по центральноевропейскому времени (03:30 по Москве)

Генерал-полковник Альфред Йодль получает от нового главы германского правительства гросс-адмирала Карла Деница полномочия на подписание документа о безоговорочной капитуляции немецких войск на всех фронтах.

Из мемуаров Карла Деница «Десять лет и двадцать дней»

«Я пригласил к себе генерала Йодля и предложил отправиться в Реймс и оказать поддержку Кинцелю при выдвижении новых предложений о капитуляции. Шверин фон Крозигк и я пришли к выводу, что Йодль должен получить следующие инструкции:

«Попробуйте еще раз объяснить причины того, почему мы делаем это предложение о сепаратной капитуляции американцам. Если договориться с Эйзенхауэром не удастся, Фридебург должен предложить одновременную капитуляцию на всех фронтах, но выполненную в два этапа. На первом этапе будут прекращены все враждебные действия, но немецким войскам будет предоставлена свобода передвижения. На втором этапе передвижение будет прекращено. Постарайтесь как можно больше растянуть первый этап и отсрочить наступление второго, уговорите Эйзенхауэра, чтобы отдельным немецким солдатам было в любом случае разрешено сдаваться американцам. Чем значительнее будет ваш успех, тем больше немецких солдат и беженцев найдут спасение на Западе».

Я дал Йодлю письменные полномочия подписать акт об одновременной капитуляции на всех фронтах в соответствии с полученными инструкциями. Но я сказал, что он должен применить эти полномочия, только если выяснится, что договоренность о сепаратной капитуляции невозможна. Он также получил приказ не подписывать акт о капитуляции на всех фронтах, не проинформировав предварительно меня и не получив мое согласие телеграммой. Напутствованный таким образом, Йодль 6 мая отбыл в штаб Эйзенхауэра.

В ночь с 6 на 7 мая я получил следующее сообщение от Йодля из Реймса:

«Эйзенхауэр настаивает на немедленном подписании. В случае нашего отказа все фронты союзников будут закрыты для отдельных немецких солдат, желающих сдаться, и все переговоры прекратятся. Я не вижу альтернативы — подписание или хаос в стране. Прошу немедленно подтвердить по радио мои полномочия подписать акт о капитуляции. Тогда капитуляция вступит в силу. Противостояние будет прекращено 9 мая ровно в полночь по немецкому летнему времени. Йодль».

Иными словами, военные действия следовало прекратить в полночь с 8 на 9 мая»

02:41

Альфред Йодль в Реймсе подписывает акт о капитуляции, который принимают генерал-майор Иван Суслопаров (СССР), генерал-лейтенант Уолтер Беделл Смит (США), бригадный генерал Франсуа Севез (Франция). Иван Суслопаров ставит свою подпись с оговоркой — документ может быть переподписан. С присутствующих на мероприятии журналистов берут обещания не оглашать информацию в течение 36 часов.

Слева направо: начальник штаба Эйзенхауэра Беделл Смит, зам. начальника французского штаба Франсуа Севез и советский генерал Иван Суслопаров в Реймсе (Франция) после подписания Акта о капитуляции

Альфред Йодль подписывает Акт о капитуляции в Реймсе, Франция

Представители Германии и армии союзников во время подписания Акта о капитуляции Германии в Реймсе, Франция

Генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель подписывает акт о безоговорочной капитуляции германского вермахта в штабе 5-й ударной армии в Карлсхорсте, Берлин

Акт о капитуляции, подписанный в Реймсе

1. Мы, нижеподписавшиеся, действуя по полномочию германского верховного главнокомандования, настоящим осуществляем безоговорочную капитуляцию перед Верховным командующим союзными экспедиционными силами и одновременно перед советским Верховным главнокомандованием всех наземных, морских и воздушных сил, находящихся в данное время под германским контролем.

2. Германское Верховное главнокомандование немедленно отдаст приказ всем германским военным, морским и авиационным властям, находящимся под германским контролем, прекратить активные боевые действия 8 мая в 23 часа 01 мин. по центрально-европейскому времени и остаться на позициях, занимаемых к этому времени. Ни одно боевое и вспомогательное судно или самолет не должны быть уведены, никакого вреда не должно быть причинено их корпусу, машинам или оборудованию.

3. Германское Верховное главнокомандование незамедлительно доведет до надлежащих командующих и обеспечит выполнение любых дальнейших приказов, отдаваемых Верховным командующим союзными экспедиционными силами и советским Верховным главнокомандованием.

4. Этот акт о военной капитуляции не может осуществляться в ущерб любому общему документу о капитуляции, принятому объединенными государствами или от их имени, в отношении германии и германских вооруженных сил в целом и подлежит замене таким документом.

5. В случае, если германское Верховное главнокомандование или какие-либо военные силы, находящиеся под его контролем, не будут действовать в соответствии с этим актом о капитуляции, Верховный командующий союзными экспедиционными силами и советское Верховное главнокомандование предпримут такие карательные и другие действия, какие сочтут подходящими.

Подписано в Реймсе в 02 часа 41 мин., мая 7-го дня 1945 г.

Из книги «Советская оккупация Германии: легенды и факты»

«Подпись генерала И. Суслопарова, поставленная без предварительного одобрения Сталиным, вызвала особое недовольство советского лидера. «Кто такой Суслопаров? Он должен быть сурово наказан за то, что посмел подписать такой документ без разрешения Советского правительства», — так отреагировал Сталин на информацию из Реймса».

После войны генерал Суслопаров работал в Военно-дипломатической академии в Москве. Умер 16 декабря 1974 года в Москве и был похоронен на Введенском кладбище.

Йодль был признан Нюрнбергским трибуналом военным преступником и повешен

После подписания акта Альфред Йодль произносит речь:

«С подписанием этого документа немецкий народ и вооруженные силы, что бы ни случилось, отдают себя в руки победителей. В этой войне, которая длилась более пяти лет, народ и армия достигли таких успехов и понесли такие страдания, которые не испытал, пожалуй, ни один народ в мире. В этот час я могу только выразить мою надежду на то, что победители отнесутся к ним великодушно»

В этот же день, 7 мая Сталин проводит встречу с членами правительства.

По воспоминаниям генерала Сергея Штеменко

«Вскоре нас вызвали в Кремль… Верховный Главнокомандующий, как обычно, медленно прохаживался вдоль ковровой дорожки. Весь вид его выражал крайнее неудовольствие. То же мы заметили и на лицах присутствующих. Обсуждалась капитуляция в Реймсе… Он заметил, что союзники организовали одностороннее соглашение с правительством Деница. Такое соглашение больше похоже на нехороший сговор. Кроме генерала И.А. Суслопарова, никто из государственных лиц СССР в Реймсе не присутствовал… От такой “капитуляции” можно ожидать плохих последствий… Закончив говорить, И.В. Сталин обратился к нам и справился, может ли товарищ Жуков подыскать подходящее помещение для торжественного подписания акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии в Берлине… Затем стали обсуждать вопросы, относящиеся к переговорам с союзниками. По ходу разговора мы с Антоновым поняли, что И.В. Сталин и В.М. Молотов уже договорились с представителями союзников считать процедуру в Реймсе предварительной капитуляцией. Союзники согласились и с тем, что дело откладывать не следует, и назначили подписание акта о капитуляции по всей форме в Берлине на 8 мая».

Из воспоминаний маршала Георгия Жукова:

«7 мая мне в Берлин позвонил Верховный Главнокомандующий и сообщил:

— Сегодня в городе Реймсе немцы подписали акт безоговорочной капитуляции. Главную тяжесть войны, — продолжал он, — на своих плечах вынес советский народ, а не союзники, поэтому капитуляция должна быть подписана перед Верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции, а не только перед Верховным командованием союзных войск.

Я не согласился и с тем, — продолжал И. В. Сталин, — что акт капитуляции подписан не в Берлине, в центре фашистской агрессии. Мы договорились с союзниками считать подписание акта в Реймсе предварительным протоколом капитуляции. Завтра в Берлин прибудут представители немецкого главного командования и представители Верховного командования союзных войск.

Представителем Верховного Главнокомандования советских войск назначаетесь вы. Завтра же к вам прибудет Вышинский. После подписания акта он останется в Берлине в качестве помощника Главноначальствующего по политической части. Главпоначальствующим в советской зоне оккупации Германии назначаетесь вы; одновременно будете и Главнокомандующим советскими оккупационными войсками в Германии.»

14:27

по центральноевропейскому времени

Министр иностранных дел правительства Деница граф Шверин фон Крозиг выступает по радио во Фленсбурге, объявляя о капитуляции.

«Немцы и немки!

Верховное главнокомандование вермахта по приказанию гросс-адмирала Деница заявило о безоговорочной капитуляции германских войск. Как руководящий министр имперского правительства, образованного гросс-адмиралом для завершения всех военных задач, я обращаюсь в этот трагический момент нашей истории к немецкому народу…

Никто не должен заблуждаться насчет тяжести тех условий, которые наложат на нас наши противники. Необходимо без всяких громких фраз, ясно и трезво смотреть им в лицо. Никто не может сомневаться в том, что грядущие времена будут для каждого из нас суровы и во всех областях жизни потребуют от нас жертв. Мы обязаны принести их и лояльно отнестись ко всем обязательствам, которые на себя берем. Но мы не смеем отчаиваться и предаваться тупой покорности судьбе. Мы должны найти путь, чтобы из этого мрака выйти на дорогу нашего будущего. Пусть тремя путеводными звездами, которые всегда были залогом подлинно германской сущности, нам послужат единение, право и свобода…

Мы должны положить в основу нашей народной жизни право. Высшим законом и главной направляющей нитью для нашего народа должна стать справедливость. Мы должны признать право и по внутреннему убеждению, и как основу наших отношений с другими народами. Уважение заключенных договоров должно быть для нас таким же святым, как и чувство принадлежности к европейской семье народов, являясь членом которой мы хотим привести к расцвету все наши человеческие, моральные и материальные силы, чтобы залечить ужасные раны, нанесенные войной.

Тогда мы сможем надеяться, что атмосфера ненависти, которая ныне окружает Германию во всем мире, уступит место тому примирению народов, без которого немыслимо оздоровление мира, и что нам снова подаст свой сигнал свобода, без которой ни один народ не может жить прилично и достойно.

Мы хотим видеть будущее нашего народа в осознании глубочайших и лучших сил каждого живущего, кому мир дал непреходящие творения и ценности. С гордостью за героическую борьбу нашего народа мы будем сочетать стремление в качестве звена западно-христианской культуры вносить свой вклад в честный мирный труд в духе лучших традиций нашего народа.

Да не покинет нас Бог в нашей беде, да освятит он наше трудное дело!»

15:41

по центральноевропейскому времени

Журналист Associated Press Эд Кеннеди нарушает запрет на разглашение информации о капитуляции Германии и передает сообщение в редакцию. Впоследствии он будет уволен.

Телеграмма парижского бюро Associated Press, отправленная главному редактору Эдварду Кеннеди: «Германия безоговорочно капитулировала западным союзникам и России в 2.41 ночи по французскому времени»

Спустя годы президент AP Том Керли прокомментирует увольнение журналиста: «Это был ужасный день… Мы повели себя в этой ситуации далеко не самым лучшим образом… После того, как война закончена, уже невозможно удерживать информацию таким образом. Мир должен был знать».

16:26

по центральноевропейскому времени

Уинстон Черчилль посылает Сталину текст выступления Крозига, сопроводив его сообщением.

Уинстон Черчилль, премьер-министр Великобритании в 1940–1945 гг.

«Так как теперь весь мир знает о капитуляции, я считаю, что должен сделать объявление об этом в 18.00 по нашему времени, т.е. в полдень по вашингтонскому и в 19.00 по московскому времени. В противном случае будет похоже, что только правительства (держав) — единственные, кто об этом не знает».

В этот же день, 7 мая. Сталин отправляет послание президенту США Гарри Трумэну.

Иосиф Сталин, верховный главнокомандующий СССР

«У Верховного Командования Красной Армии нет уверенности, что приказ германского командования о безоговорочной капитуляции будет выполнен немецкими войсками на Восточном фронте. Поэтому мы опасаемся, что в случае объявления сегодня Правительством СССР о капитуляции Германии мы окажемся в неловком положении и введем в заблуждение общественное мнение Советского Союза. Надо иметь в виду, что сопротивление немецких войск на Восточном фронте не ослабевает, а, судя по радиоперехватам, значительная группа немецких войск прямо заявляет о намерении продолжать сопротивление и не подчиняться приказу Деница о капитуляции…».

Четыре тысячи человек продолжали воевать вплоть до 19 мая

«Единственным местом, где после наступления перемирия происходили боевые действия, был датский остров Борнхольм, лежащий в Балтийском море, чуть севернее Померании. Эта застава использовалась немцами для контроля над частью побережья Балтийского моря. Этот остров был занят Красной Армией. Но в Верховном командовании вермахта полагали, что капитуляцию всех частей Дании должны принять британцы. 10 мая (!) командующему гарнизона капитану фон Кампцу рекомендовали не «уступать» остров. В итоге 25-тысячный гарнизон продолжал боевые действия против Красной Армии вплоть до 12 мая 1945 года. Война продолжалась, хотя Германия уже капитулировала. Это сражение закончилось бы полным уничтожением гарнизона, но трое армейских офицеров арестовали фон Кампца и капитулировали. Впрочем, далеко не все служащие гарнизона были согласны с подобным решением. Четыре тысячи человек продолжали воевать вплоть до 19 мая. Между тем сам фон Кампц был передан советской оккупационной администрации, осужден и расстрелян в Кольберге».

Рут Ф. Вервольф «Осколки коричневой империи»

Вечером 7 мая в Большом театре проходит праздничный концерт, на котором присутствуют посол США Джордж Кеннан и посол Британии Фрэнк Робертс. Однако гости удивлены, что концерт организован не в честь капитуляции Германии, а к годовщине рождения изобретателя радио Попова.

Из воспоминаний посла Британии Фрэнка Робертса

«В середине вечера мы с Дж. Кеннаном подошли к Вышинскому и сказали ему: «Мы не имеем ничего против вашего мистера Маркони, но у Вас есть более серьезный повод для празднования». С тем мы и покинули зал».

8 мая

С самого утра европейцы начинают отмечать День победы. На Трафальгарской площади и возле Букингемского дворца в Лондоне собирается огромное количество людей, с балкона их приветствует король Георг VI и премьер-министр Уинстон Черчилль.

Из радиообращения Черчилля в эфире BBC

«…нет никаких причин скрывать от народа сообщенный нам генералом Эйзенхауэром факт подписания в Реймсе безоговорочной капитуляции, а также нет причин, запрещающих нам праздновать сегодняшний и завтрашний дни как Дни Победы в Европе. Сегодня, возможно, мы больше будем думать о себе. А завтра мы должны отдать должное нашим русским товарищам, чья отвага на полях сражений стала одним из важнейших слагаемых нашей общей победы».

В это время французы слушают обращение генерала Шарля де Голля.

«Война выиграна! Победа достигнута! Это — победа Объединенных наций и победа Франции!.. Французский народ, охваченный гордостью, шлет братский привет своим доблестным союзникам, которые, как и он, выносили долгие и тяжкие страдания во имя одного и того же… Слава нашему народу, которого не сломили и не согнули страшные испытания!.. Слава Объединенным нациям, которые смешали свою кровь с нашей кровью, свои страдания с нашими страданиями, свои надежды с нашими надеждами и которые торжествуют вместе с нами! Да здравствует Франция!»

Тайм-сквер, Нью-Йорк

Несмотря на капитуляцию, в Европе еще продолжаются боевые действия. В ночь с 8 по 9 мая танковые армии 1-го Украинского фронта освобождают Прагу. Другим фронтом освобожден чехословацкий Оломоуц.

Из воспоминаний радистки мотоциклетной роты Уральского добровольческого танкового корпуса Надежды Кирилловой

«Это был особенный день… когда мы вошли в Прагу, нас забросали белой сиренью… Это было искреннее уважение к нам. Они выносили нам навстречу все, что у них было в доме… Мы были в Праге до 12 мая, а потом наши части вывели в пригороды Праги…».

«Пражская наступательная операция, продолжавшаяся с 6 по 11 мая 1945 г., развернулась на фронте в 750 км. В ходе ее Красная Армия освободила центральные и западные районы Чехословакии с ее столицей Прагой, сорвав политические комбинации западных реакционных кругов в отношении этой страны. За шесть дней советские войска ликвидировали последнюю стратегическую группировку врага. В плен было взято 859,4 тыс. солдат и офицеров противника, в том числе 60 генералов. В качестве трофеев войска 1, 2 и 4-го Украинских фронтов взяли все вооружение, многочисленную технику и огромное количество разнообразного военного имущества бывшей группы армий «Центр». Всего было захвачено 9,5 тыс. орудий и минометов, 1800 танков и самоходных орудий, 1100 самолетов, 18,4 тыс. пулеметов, 312,2 тыс. винтовок и автоматов, 76,3 тыс. автомашин и 500 военных складов.

Последняя кампания Красной Армии в Европе завершилась полным разгромом фашистской Германии. И долго еще не могли опомниться гитлеровские генералы от могучих ударов Красной Армии. Вот что писал впоследствии, например, один из них, Ф. Меллентин: «…Русское наступление развивалось с невиданной [608] силой и стремительностью. Было ясно, что их Верховное Главнокомандование полностью овладело техникой организации наступления огромных механизированных армий… Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 г. Европа не знала ничего подобного со времен гибели Римской империи»{350}. Под этими ударами фашистский рейх, поработивший народы Европы и угрожавший свободе и независимости всех стран мира, рухнул.»

Из книги К.С. Москаленко «На Юго-Западном направлении. 1943-1945»

Рано утром 8 мая в Берлин прилетает заместитель министра иностранных дел Вышинский с текстом акта о капитуляции, который был накануне составлен в Москве. Документ передают маршалу Жукову, чтобы тот вечером того же дня принял капитуляцию от противника.

В этот же день Сталина заранее поздравляет президент США Гарри Трумэн: «Теперь, когда советско-англо-американские войска принудили армии фашистских агрессоров к безоговорочной капитуляции, я хочу передать Вам и через Вас Вашим героическим армиям горячие поздравления нашего народа и его Правительства. Мы высоко ценим великолепный вклад, внесенный могучим Советским Союзом в дело цивилизации и свободы. Вы продемонстрировали способность свободолюбивого и в высшей степени храброго народа сокрушить злые силы варварства, как бы мощны они ни были. По случаю нашей общей победы мы приветствуем народ и армии Советского Союза и их превосходное руководство. Я буду рад, если Вы пожелаете передать эти чувства соответствующим Вашим командующим на поле боя».

Вечером 8 мая над Москвой гремят салюты, хотя победа еще не объявлена. В столице кроме государственной верхушки никто не знает о предстоящем подписании акта о капитуляции. В 20:00 по московскому времени звучат залпы в честь Украинского и Белорусского фронтов, взявших Берлин, Дрезден и освободивших Оломоуц.

Из приказа Верховного Главнокомандующего под №365:

«Сегодня… от имени Родины салютует доблестным войскам 4-го Украинского фронта, овладевшим городом Оломоуц, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий. За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за освобождение Оломоуца…

…За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за овладение Дрезденом».

21:45

по центральноевропейскому времени (23:45 по Москве)

Маршалы Георгий Жуков, Василий Соколовский, заместитель наркома иностранных дел Андрей Вышинский, маршал авиации Великобритании Артур Теддер, командующий воздушными силами США Карл Спаатс, главнокомандующий французской армией генерал Жан Делатр де Тассиньи и другие собираются в скромном особняке на окраине столицы Германии.

22:00

по центральноевропейскому времени (00:00 по Москве)

Представители советского и союзного командования открывают встречу, на которой должно состояться подписание акта о капитуляции.

Маршал Советского Союза Георгий Жуков подписывает Акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. 8 мая 1945 года. Карлсхорст. Германия

Георгий Жуков (в центре) в поверженном Берлине

Из воспоминаний генерал-лейтенанта К. Ф. Телегина

«С деликатным приглашающим жестом Г. К. Жуков направился к столу, установленному на фоне знамен стран-союзниц. За длинными столами, расставленными вдоль стен вала, заняли места генералы Красной Армии, войска которых отличились в боях за Берлин». Из воспоминаний маршала Г. К. Жукова: «Первым, не спеша и стараясь сохранить видимое спокойствие, переступил порог генерал-фельдмаршал Кейтель, ближайший сподвижник Гитлера. Выше среднего роста, в парадной форме, подтянут. Он поднял руку со своим фельдмаршальским жезлом вверх, приветствуя представителей Верховного командования советских и союзных войск. За Кейтелем появился генерал-полковник Штумпф. Невысокий, глаза полны злобы и бессилия. Одновременно вошел адмирал флота фон Фридебург, казавшийся преждевременно состарившимся».

22:43

по центральноевропейскому времени (00:43 по Москве)

Подписан окончательный акт о полной и безоговорочной капитуляции Германии.

Текст Акта о капитуляции, подписанный в Берлине:

«1. Мы, нижеподписавшиеся, действуя от имени Германского Верховного Командования, соглашаемся на безоговорочную капитуляцию всех наших вооруженных сил на суше, на море и в воздухе, а также всех сил, находящихся в настоящее время под немецким командованием, — Верховному Главнокомандованию Красной Армии и одновременно Верховному Командованию Союзных Экспедиционных сил.

2. Германское Верховное Командование немедленно издаст приказы всем немецким командующим сухопутными, морскими и воздушными силами и всем силам, находящимся под германским командованием, прекратить военные действия в 23.01 по центральноевропейскому времени 8-го мая 1945 года, остаться на своих местах, где они находятся в это время, и полностью разоружиться, передав все их оружие и военное имущество местным союзным командующим или офицерам, выделенным представителями Союзного Верховного Командования, не разрушать и не причинять никаких повреждений пароходам, судам и самолетам, их двигателям, корпусам и оборудованию, а также машинам, вооружению, аппаратам и всем вообще военно-техническим средствам ведения войны.

3. Германское Верховное Командование немедленно выделит соответствующих командиров и обеспечит выполнение всех дальнейших приказов, изданных Верховным Главнокомандованием Красной Армии и Верховным Командованием Союзных Экспедиционных сил.

4. Этот акт не будет являться препятствием к замене его другим генеральным документом о капитуляции, заключенным Объединенными Нациями или от их имени, применимым к Германии и германским вооруженным силам в целом.

5. В случае, если немецкое Верховное Командование или какие-либо вооруженные силы, находящиеся под его командованием, не будут действовать в соответствии с этим актом о капитуляции, Верховное Командование Красной Армии, а также Верховное Командование Союзных Экспедиционных сил предпримут такие карательные меры или другие действия, которые они сочтут необходимыми.

6. Этот акт составлен на русском, английском и немецком языках. Только русский и английский тексты являются аутентичными.

Подписано 8 мая 1945 года в гор. Берлине.

От имени Германского Верховного Командования

КЕЙТЕЛЬ, ФРИДЕБУРГ, ШТУМПФ

Из воспоминаний генерал-лейтенанта К. Ф.Телегина

«Я следил за тем, как Кейтель, присев к столу, старательно подписывает все пять экземпляров акта, и думал о том, что этой самой рукой им подписаны если не все, то большинство планов уничтожения наших городов, нашего мирного населения, имевшего печальную судьбу остаться на временно оккупированной территории. Эта рука, навечно обагренная кровью миллионов жертв фашистской агрессии, по закону справедливого возмездия выводила свою подпись под документом, фиксирующим крушение всех черных замыслов…». Из воспоминаний маршала Г. К. Жукова: «Кейтель, Фридебург, Штумпф… поклонились и, склонив головы, вышли… В зале поднялся невообразимый шум. Все друг друга поздравляли, жали руки. У многих на глазах были слезы радости…».

22:50

по берлинскому времени (00:50 по Москве)

Закрывается заседание, на котором произошло подписание документа.

По воспоминания маршала Георгия Жукова

«Потом состоялся прием, который прошел с большим подъемом… Каждый говорил о том, что наболело на душе за все эти тяжелые годы… выражалось большое желание укрепить навсегда дружеские отношения между странами антифашистской коалиции. Говорили об этом советские генералы, говорили американцы, французы, англичане, и всем нам хотелось верить, что так оно и будет».

23:01

по берлинскому времени (01:01 по Москве)

Капитуляция вступает в силу.

По воспоминаниям генерала Сергей Штеменко

«Ночь на 9 мая мы провели, однако, в тревоге. Выполнят ли… условия капитуляции или отнесутся к ним так же, как относились в прошлом к другим своим международным обязательствам? К утру эти опасения стали рассеиваться: в Генштаб и в Ставку начали поступать доклады о том, что немецкие войска повсеместно складывают оружие и сдаются в плен». Из воспоминаний адмирала флота Н. Г. Кузнецова: «Поздно ночью мне позвонил А. Н. Поскребышев (глава Особого сектора ЦК, секретариата Иосифа Сталина — “Ъ”). Обычно скупой на разговоры даже с друзьями, он сообщил мне, что капитуляция Германии подписана. И горячо поздравил меня. Я тут же продиктовал поздравительную телеграмму военным советам флотов. Хотелось в самых теплых выражениях поделиться радостью с теми, кто все годы войны находился на переднем крае борьбы».

9 мая

02:10

Диктор Совинформбюро Юрий Левитан зачитывает сообщение о капитуляции Германии. С утра жители Москвы начинают заполнять главные улицы столицы для празднования победы.

Из воспоминаний военного корреспондента «Правды» Александра Устинова

«В ночь на 9 мая 1945 г. москвичи не спали… Люди выбегали из домов… радостно поздравляли друг друга с долгожданной победой. Появились знамёна. Народу становилось всё больше и больше, и все двинулись на Красную площадь. Началась стихийная демонстрация. Радостные лица, песни, танцы под гармошку».

Из воспоминаний маршала К.К. Рокоссовского

«9 мая был подписан акт о полной, безоговорочной капитуляции немецко-фашистских вооруженных сил.

Не описать энтузиазма солдат. Не смолкает стрельба. Стреляют из всех видов оружия и наши, и союзники. Палят в воздух, изливая свою радость. Ночью въезжаем в город, где разместился наш штаб. И вдруг улицы озарились ярким светом. Вспыхнули фонари и окна домов. Это было так неожиданно, что я растерялся. Не сразу пришло в сознание, что это же — конец затемнению. Кончена война! И только тогда я оценил значение неумолчной трескотни выстрелов. Пора положить конец этому стихийному салюту. Отдаю распоряжение прекратить стрельбу».

В этот же день, 9 мая Иосиф Сталин отправляет послание президенту США Гарри Трумэну: «Сердечно благодарю Вас за дружественные поздравления по случаю безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. Народы Советского Союза высоко ценят участие дружественного американского народа в нынешней освободительной войне. Совместная борьба советских, американских и британских армий против немецких захватчиков, завершившаяся их полным разгромом и поражением, войдет в историю как образец боевого содружества наших народов. От имени советского народа и Советского Правительства прошу передать американскому народу и доблестной американской армии горячий привет и поздравления с великой победой».

В этот день министр иностранных дел СССР В. М. Молотов находится на конференции в Сан-Франциско (США), где выступает с обращением по американскому радио: «Вместе с нашими демократическими союзниками, мы победоносно завершили освободительную войну в Европе. Победа над германским фашизмом имеет величайшее историческое значение. Под руководством великого Сталина мы одержали эту славную победу и пойдем вперед к построению прочного мира. Мы должны закрепить нашу победу во имя свободы народов, во имя благополучия, культуры и прогресса человечества».

Из воспоминаний В. М. Молотова:

«9 мая 1945 года я был в Сан-Франциско, выступал по радио в День Победы. Мне предложили восьмого. Я сказал: не могу, мы отмечаем девятого. Они — восьмого, а мы — девятого. Многих тянет отмечать все-таки восьмого, но мы это считаем неправильным. А я думаю, Сталин опасался, как бы нас не надули, не подвели наши союзники. А то еще куда-нибудь затянут, какую-нибудь бяку устроят. Сталин был очень осторожен… Начиная с марта месяца через Алена Даллеса они вели переговоры с немцами, а нас не пускали. Конечно, мы очень большое недоверие оказывали, пока все не будет решено. Подождем. Это было правильно, по-моему. Черчилль же дал указание Монтгомери: берегите оружие немецкое, оно еще может пригодиться против Советского Союза. Боялись, что мы пойдем дальше… 8 мая они меня поздравили. Но праздник у них небольшой был. Как полагается, минута молчания. Но не чувствовалось… Не то, что их не касается, но они настороже в отношении нас, а мы в их отношении еще более…».

Днем и до глубокого вечера на улицах Москвы продолжаются празднества, советские артисты выступают с концертами. Так, Леонид Утесов и оркестр дают концерт на площади Свердлова (ныне Театральная площадь — «Ъ»). Из воспоминаний музыканта: «То, что происходило в эти часы на эстрадах, не умещалось в понятие «концерт». Артисты были, скорее, запевалами веселья. Нас со всех сторон окружали люди с сияющими глазами — пели мы, пели они, вся Москва превратилась в поющий город. В одном уголке звучала «Катюша», в другом — «Парень я молодой», — поистине, это был всемосковский концерт».

Из воспоминаний штурмана военно-транспортной авиации Н. А. Крючкова
«Что творилось в этот день в Москве, рассказать просто невозможно. Ликовали все, от мала до велика. Я приехал в Москву утром и добирался до квартиры целых 2 часа. Невозможно было не только проехать, но и пройти. Военных хватают, качают, целуют. Вечером был красивый салют, песни, танцы по всей Москве… Мы отмечали день Победы в кругу своей семьи, хозяев квартиры и соседей. Пили за победу, за тех, кто не дожил до этого дня и за то, чтобы никогда не повторилась эта кровавая бойня».

Из воспоминаний журналиста «Правды» Ивана Рябова
«От всех застав люди направлялись к её центру, на Красную площадь. Сюда идут москвичи в торжественные дни своего бытия… Как люди на Красной площади кричали «ура», качая трёх молодцов на матросских робах и танкиста со звездой Героя Советского Союза на гимнастёрке, как незнакомые люди обнимались и целовались друг с другом, как плакала от радости старая ткачиха м Трёхгорки, как сталевары с запавшими от бессонных ночей глазами проносились на площади на плечах своих мальчуганов, как забрасывали военных людей, этих героев праздника, подснежниками, — об этом коротко не расскажешь. Был богат и светел день Победы».

Из воспоминаний Л. С. Сурковой
«Описать, что было на Театральной площади, не в моих силах. Такого не было и не будет. Всё, что копилось четыре года — муки, надежды, разочарования, потери — единым духом вырвалось наружу, обняло всех, многократно усиленное. Кажется невозможным, но все друг друга понимали, породнились до близости. Многие рыдали — потеряли родных, близких. Их утешители тоже плакали. Потери были у всех… Подъехал Утёсов со своим автобусом, ему аплодировали. Из-за шума ничего не слышно, он уехал на Красную площадь».

Из воспоминаний Аркадия Старосельского:

«В апреле мы взяли Вену. И там моя машина поломалась, прямо в центре города. Радиатор был уже весь в дырках…

Австрийцы очень хорошо к нам относились, всё время говорили «Hitler kaput». Жители были голодные, мы их угощали хлебом и салом. 9 мая объявили о Победе. Через рупоры говорили по-русски и по-немецки. Звучала музыка, были танцы. Так что получается, что я закончил войну на скамеечке в Вене, чтобы поближе к машине. Рядом был памятник Иоганну Штраусу-младшему, королю вальсов. Через три дня мне привезли радиатор. Наша авторота отправились в Чехословакию, а потом в Венгрию. Домой вернулся спустя четыре года».

Жители Ленинграда узнали о Победе, как и многие другие советские граждане — по радио. Газета «Ленинградская Правда» писала об этом дне: «…Город ждал этой вести… В 2 часа 10 мин. 9 мая радио разбудило ленинградцев, как разбудило оно всю нашу страну, весь мир. С улицы было видно, как в домах одни за другими зажигались огни, слышен был шум распахиваемых окон, радостные крики «Ура!» неслись с каждого этажа. Люди не в силах были оставаться в одиночестве в эти минуты. Они стучались к соседям, спускались вниз, выходили на улицу». Газета «На страже Родины» отмечала: «…В это майское утро Ленинград бурлил триумфом Победы, какой еще не знала история… В полдень над праздничными улицами появились самолеты. Они сбросили тысячи листовок с текстом обращения горкома ВКП(б) и Исполкома Областного и городского советов, поздравляющих ленинградцев с праздником Победы».

Из воспоминаний Веры Козловой:

«Мы, босоногие дети войны, позабыв про голодные желудки, бежали в этот день на площадь г. Невьянска (Свердловская область. — «Ъ»)с криками Ура-а! Бежали все — и взрослые, и дети послушать, как Левитана своим легендарным голосом объявил об окончании войны… Я бежала вместе со всеми и думала, как много у нас теперь будет хлеба, и мы не будем больше есть «тошнотики» — лепёшки из гнилой картошки… День Победы! Все ликовали от счастья, кто-то пришёл с гармошкой, кто-то плясал, а кто-то плакал, ведь похоронки получили многие, и шли они ещё долгие годы. Не помню, чтобы кто-то из соседей вернулся живым. «Верка, — кричал мне Витька Водочников, — бежим на аэродром, там аэропланы прилетели». И мы бежали на аэродром. Между селом Шурала и городом Невьянском находился городской аэропорт. Вот где состоялся настоящий праздник Победы! Стоял такой гул от приземлявшихся бомбардировщиков, что закладывало уши… От работающих двигателей всё было в дыму. Вот тогда я почувствовала запах войны. А люди с криками Ура-а подбрасывали вверх всё: шапки, платки, фуражки».

21:00

И. В. Сталин выступает с обращением по радио: «…Наступил великий день победы над Германией. Фашистская Германия, поставленная на колени Красной Армией и войсками наших союзников, признала себя побеждённой и объявила безоговорочную капитуляцию… Отныне над Европой будет развеваться великое знамя свободы народов и мира между народами… Период войны в Европе кончился. Начался период мирного развития…».

21:55

Диктор Совинформбюро Юрий Левитан зачитывает сообщение: «Внимание! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза! Великая Отечественная война… победоносно завершена. Фашистская Германия полностью разгромлена!».

Из воспоминаний Юрия Левитана

«Вечером вызвали в Кремль и вручили текст приказа… Радиостудия, откуда велись такие передачи, находилась недалеко от Кремля, за зданием ГУМа. Чтобы попасть туда, предстояло пересечь Красную площадь. Но перед нами — море людское. С помощью милиции и солдат взяли с боем метров пять, а дальше — никак. «Товарищи, — кричу, — пропустите, мы по делу!». А нам отвечают: «Какие там дела! Сейчас по радио Левитан приказ о победе передаст, салют будет. Стойте, как все, слушайте и смотрите!». Ничего себе совет… Но как быть?.. И тут нас осенило: в Кремле ведь тоже есть радиостанция, нужно читать оттуда! Бежим назад, объясняем ситуацию коменданту, и тот дает команду охране не останавливать двух бегущих по кремлевским коридорам людей. Вот и радиостанция. Срываем с пакета сургучные печати, раскрываем текст».

22:00

В Москве начинается праздничный салют.

9 мая 1945 года ликовали все жители Советского Союза. Голос Левитана, 4 года назад объявивший о начале войны, сообщил о ее триумфальном окончании. Страна праздновала завершение самой страшной и кровопролитной войны в своей истории, унесшей, по последним подсчетам, более 20 миллионов жизней. На территории Европы еще оставались очаги, где враг оказывал сопротивление, многие из советских солдат отправились с западного фронта на Дальний восток, где еще не был разгромлен союзник фашистской Германии — Япония. Из почти двух миллионов освобожденных из плена военнослужащих Красной армии 233 400 человек стали узниками ГУЛАГа по обвинению в сотрудничестве с противником. Страна лежала в руинах, ее ждал тяжелый труд по преодолению послевоенной разрухи.

После окончания Второй мировой войны Берлин был поделен между странами антигитлеровской коалиции на четыре оккупационные зоны. Восточная зона, занятая советскими войсками, стала называться Восточным Берлином. В трех западных зонах, которые все вместе по размеру не превышали восточной, контроль осуществляли власти США, Великобритании и Франции. Высшим органом управления Берлином стала Союзная комендатура, куда входили представители всех стран.

Порядок выплат Германией репараций был определен на Потсдамской конференции в 1945 году. Суммы не назывались, но указывалось, что претензии США, Великобритании и других стран удовлетворялись за счет западных зон оккупации, СССР — за счет восточной зоны. Флот Германии был разделен между Великобританией, СССР и США. СССР была передана территория нынешней Калининградской области. 12 сентября 1990 года ФРГ, ГДР, США, Великобритания, СССР и Франция подписали Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, по которому державы-победительницы отказались от своих прав после объединения немецких государств.

Карта разделения Третьего Рейха

Хроника 22 июня 1941 года и воспоминания очевидцев войны — в спецпроекте «Ъ»

Текст: Татьяна Мишанина, Артем Галустян, Информационный центр ИД «Коммерсантъ»
Видео и аудио: Георгий Устинов, Дмитрий Шелковников, Сергей Гришин, Анастасия Анисимова, «Коммерсантъ FM»
Фото: архив журнала «Огонек», ТАСС, РИА Новости, AP, Getty Images
Дизайн, программирование и верстка: Алексей Дубинин, Антон Жуков, Алексей Шабров
Выпускающий редактор: Артем Галустян

Также над проектом работали Дмитрий Кучев, Евгений Жирнов, Юлия Сапронова, Юрий Жалин

«Дорогое удовольствие». Во сколько Германии обойдется отказ от российского газа

Новые газовые договоренности

Германия и Катар заключили соглашение о поставках сжиженного природного топлива (СПГ). Решение было принято в ходе визита министра экономики и защиты климата Германии Роберта Хабека в Катар, сообщило немецкое издание Die Welt.

Данных об объемах и времени поставок катарского СПГ в Германию не приводится. Однако Хабек заявил, что речи о полном отказе от российского газа не идет. По его словам, Берлин хочет частично диверсифицировать топливные поставки.

Неравные силы

До начала военной спецоперации на Украине Россия обеспечивала более половины потребления газа в Германии — около 50-60 млрд кубометров. До 2026 года Катар может увеличить поставки СПГ в Европу на 16-17 млрд кубов, объясняли ранее «Газете.Ru» в Институте энергетики и финансов.

Для получения этих объемов Европе сначала нужно выиграть ценовую конкуренцию с премиальными азиатскими рынками. Сделать это на долгосрочной основе будет крайне сложно, предположил в разговоре с «Газетой.Ru» старший эксперт Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев.

Что более важно, в Германии для приема катарского СПГ нет ни одного терминала, подчеркнул он. Строительство двух площадок пока только планируется. На их возведение понадобится большое количество времени.

«Это слишком дорогое удовольствие. Даже двух стационарных больших терминалов, рассчитанных на 10 млрд в год, Германии не хватит для частичной диверсификации поставок. Каждая из таких площадок обойдется стране в $8-10 млрд», — сказал эксперт.

С ним не согласился ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков. По его словам, возведение малотоннажных СПГ-терминалов обойдется Берлину гораздо дешевле.

«Строительство крупного СПГ-терминала может доходить до $1 млрд. Немецкие власти пока заявили две площадки, но на их финансирование не выделили ни цента. Не произведены подготовительные работы. Даже проектная документация отсутствует. Вся эта история может затянуться на годы», — резюмировал Юшков.

Цена вопроса

Если Катар увеличит поставки СПГ Германии уже в этом году, транспортировать топливо Берлину придется из терминалов соседних стран – Бельгии, Польши, Нидерландов или Франции. Однако большой вопрос — захотят ли эти государства делиться объемами с ФРГ, отметил Кондратьев.

По его мнению, главной проблемой в энергетическом взаимодействии с Катаром станет биржевая цена сжиженного газа. Большая часть долгосрочных газовых контрактов Дохи заключена с азиатскими странами. Европе, с большой долей вероятности, придется закупать топливо с учетом рыночных котировок.

«Регазификация СПГ из Бельгии или Нидерландов не будет стоить дорого для Германии. Но закупка сжиженного топлива традиционно затратнее трубопроводного газа, цены на который и без того остаются очень высокими — $1,1-1,2 тыс. за тысячу кубов», — объяснил аналитик.

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов напомнил, что еще недавно на бирже Германии стоимость тысячи кубов СПГ доходила до $1,9-2 тыс.

Дополнительной сложностью для Берлина может стать недоступность топливных мощностей европейских терминалов, заточенных под внутренние нужды стран, добавил Кондратьев.

Замглавы ФНЭБ Алексей Гривач указал, что у Германии заключены долгосрочные контракты с Россией на поставки трубопроводного газа. Пока только одна, пусть и крупнейшая энергетическая компания Германии E.ON отказалась от закупок российского топлива.

«У нас с немецкими фирмами действуют долгосрочные контракты до 2030 года и позже. Конкурентоспособность немецкой экономики во многом обеспечивалась надежной и доступной российской энергией. Прежде всего, природным газом. Все это будет потеряно на многие годы, если не навсегда», — резюмировал эксперт.

Чего ждать рядовым немцам

Согласно оценке сравнительного портала Verivox, в день начала военной спецоперации на Украине немецкая семья из трех человек в среднем платила почти €5,5 тыс. (€5454) в год за электричество, отопление и топливо.

В середине марта уровень затрат вырос почти на €1,5 тыс. (€1492). За три недели увеличение составило 27%.

Юшков предупредил, что в дальнейшем ситуация с тарифами может ухудшиться, расходы домохозяйств на электричество могут вырасти еще в два-три раза. Несколько лет назад эту проблему почувствовали граждане Польши и Литвы, власти которых также захотели ослабить топливную зависимость от России с помощью катарского СПГ.

«Результатом стало кратное увеличение тарифов на электроэнергию. Примерно то же будет ожидать и Германию. После строительства СПГ-терминалов разница в стоимости российского трубопроводного газа и СПГ отличалась там примерно вдвое», — отметил аналитик.

В 2016 году из-за особенностей контрактных обязательств по приему катарского СПГ в Польше произошел скандал, добавил эксперт.

«Поляки не успели достроить терминал в Свиноуйсце к моменту, когда по контракту начались поставки катарского топлива. В итоге в Дохе решили распродать этот газ на азиатских рынках по заниженным ценам, а Варшаву заставили компенсировать разницу. Германии стоит взять себе этот пункт на заметку, чтобы не остаться в дураках», — сказал Юшков.

Кондратьев оказался менее категоричен в оценке роста тарифов на электроэнергию для немецких граждан. Тем не менее дальнейшего увеличения расходов рядовым домохозяйствам избежать будет сложно.

«В случае сокращения газовых поставок из России рост тарифов до конца года может составить несколько десятков процентов. Та же Бельгия отложила на 10 лет вывод атомных мощностей. Германия может пойти по схожему пути, например, с угольной генерацией. Я бы не исключал даже перезапуска АЭС – на столе у немецкого правительства сейчас могут оказаться самые разные опции», — заключил эксперт.

«Путин всерьез размышляет на тему СССР-2»

Украину ждет распад, Россия объединится в новый Союз, а Европа увидит новый пакт Молотова – Риббентропа

«Вы можете печатать денег, сколько угодно, но экономика будет падать», — дал свой прогноз на ближайшее будущее известный экономист Михаил Хазин. По его словам, либеральная мировая финансовая элита сдает позиции, развязывая руки Путину и Трампу. Будут ли пересмотрены положения Бреттон-Вудской системы, грядет ли новый мировой порядок во главе с Россией, США и Китаем и стоит ли ждать новых чисток — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Михаил Хазин: «Когда может появиться СССР-2 — пока неизвестно, но все тенденции ведут к этому» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ТРАМП НА АДМИНИСТРАТИВНОМ УРОВНЕ ЗАЛОМАЛ МИРОВУЮ ФИНАНСОВУЮ ЭЛИТУ»

«В этом году провалились сразу три оранжевые  революции», — рассказал на интернет-конференции «БИЗНЕС Online» известный экономист и публицист, президент компании экспертного консультирования «Неокон» Михаил Хазин. По его словам, в современном мире либеральная модель, к которой стремилась Россия, больше не работает. В связи с чем президент страны Владимир Путин начинает посылать недвусмысленные сигналы о грядущих глобальных переменах.

Уходящий год, по словам Хазина, ознаменован тем, что американский лидер Дональд Трамп нанес несокрушимый удар по ФРС и Бреттон-Вудской системе, существующей еще с 1944 года. Мировой банк, ВТО, МВФ контролируются мировой финансовой элитой, а эмиссионный центр находится под национальным контролем США. В 2011 году была попытка вытащить ФРС на международный уровень, то есть передать под контроль банкиров, но не вышло, после чего стало понятно, что у них начнутся проблемы. В 2014-м Барак Обама остановил эмиссию, а с осени 2014 года после промежуточных выборов США стало понятно, что альтернативные силы, условно — национальные промышленники, остатки капиталистического глобального проекта, оказались настолько сильны, что могут протащить на выборы своего человека.

Уходящий год, по словам Хазина, ознаменован тем, что американский лидер Дональд Трамп нанес несокрушимый удар по ФРС и Бреттон-Вудской системе, существующей еще с 1944 года Фото: kremlin.ru

И Трамп сегодня, несмотря ни на что, продолжает железной рукой гнуть свою линию — он заставил ФРС сменить политику. Как пояснил Хазин, доходность капитала в среднем по миру сейчас отрицательна. Это, может быть, незаметно по показателям ВВП, так как их рисуют живые люди. По России последние лет 7 наблюдается честный (не приписанный по ВВП) спад. Но есть показатель, который сложно обмануть, — доходность по депозитам. В Западной Европе, в частности в Германии, он уже отрицателен, что на деле означает, что капитал не воспроизводится. По этой причине руководитель ФРС Джером Пауэлл решил, что надо поднимать ключевую ставку, опущенную в ноль Аланом Гринспеном и Беном Бернанке. «На это ему [Пауэллу] Трамп сказал: „Дружок, ты спятил? Я хочу вернуть производство в США. Для этого нужен спрос“, — рассказал Хазин. — Это означает, что Пауэлл сдался, Трамп на административном уровне заломал мировую финансовую элиту. Она поняла, что пробить национальные интересы США при Трампе невозможно. Почему они так тащили Хиллари Клинтон? Это их человек. Клинтон бы тупо печатала деньги для банкиров, поднимала бы ставку. А сейчас ситуация другая, потому что Трампа волнуют американское население и роль США в мире».

По словам Хазина, сейчас есть два возможных сценария развития: либо спасается мировая долларовая финансовая система ценой американской экономики, либо — американская экономика ценой разрушения мировой долларовой системы. То есть происходит столкновение двух интересов — Трампа, свято верящего в возрождение американской экономики, и мировой финансовой элиты. Почему так и никак иначе? Когда проходила Бреттон-Вудская конференция в 1944 году, доля американской экономики по потреблению и производству была на уровне 53% от мирового уровня. Сегодня по потреблению США занимают примерно треть, а по производству — на уровне 18%. То есть сейчас США для поддержания мировой долларовой системы сильно ослабили реальный сектор относительно своего потребления. И, чтобы спасти долларовую экономику, нужно эти 18% превратить условно в 5%, на чем и стоит мировая финансовая элита. Вся Бреттон-Вудская модель для США — это экспорт эмиссионных долларов с получением обратно дешевых товаров.

«Либо спасается мировая долларовая финансовая система ценой американской экономики, либо — американская экономика ценой разрушения мировой долларовой системы» Фото: © Евгений Биятов, РИА «Новости»

«ЗАПАДНАЯ МАШИНКА, ПОДДЕРЖИВАЮЩАЯ ЭКОНОМИКУ, ОСТАНОВИЛАСЬ, ОНА БОЛЬШЕ НЕ КРУТИТСЯ»

Возникает вопрос: а что мешает и дальше печатать и печатать доллары? Ничего, если бы эти напечатанные деньги вливались потом в национальную промышленность, как делал это, например, СССР, строя заводы за свой счет. Но сегодня США и все ведущие страны действуют иначе. Деньги дают банкам в предположении, что они будут вкладывать в реальный сектор. Но банки поняли, что вложение в реальный сектор убыточно, и они просто не инвестируют средства. Эмиссионный процесс в реальный сектор остановился. Вместо этого они вкладывают в финансовые спекуляции. И логика понятна — зачем инвестировать в ремонт завода, который очень важен, но нерентабелен сейчас, когда после его разрушения из-за дефицита продукции цены взлетят и он станет дороже?

Чтобы исправить ситуацию, по словам Хазина, нужно создать какую-то организацию, которая буквально заставляла бы банки работать на реальный сектор экономики. Не помешало бы и изменить менталитет банкиров, большинство из которых живут по принципу «дали денег — в сейф их, а потом бежать в Лондон или еще куда-нибудь». «Представьте, что сейчас вы разрешите минфину США инвестировать деньги в реальный сектор. Я могу вам сказать, куда они будут все вкладывать. Да они все начнут выращивать марихуану! Просто доходность самая высокая», — отметил Хазин.

«Западная машинка, поддерживающая экономику, остановилась, она больше не крутится. А выйти из нее через социалистические методы, через государственное планирование теоретически возможно. Но проблема в том, что сегодня руководят банки, а машинка для планирования будет в руках у Трампа — они на это не пойдут, — отметил собеседник газеты. — Эта модель больше не работает. Вы можете печатать денег сколько угодно, но экономика начнет падать. Зато будут расти финансовые пузыри. Мы сейчас начали печатать. Что мы видим? Уже на неделе заметны рекорды индекса Доу-Джонса. А это уже преддверие кризиса. Будет какой-нибудь, условно, 1928 год. И разница только в том, что в 1929-м разрыв между расходами домохозяйств и их реальными доходами был 15 процентов, а сегодня он 25 процентов и больше. Нас всех накроет такая волна… Но мы можем выкрутиться, как в 30-е годы. Но для этого нам надо менять систему управления экономикой. У нас единственный регион, где нормальная система управления, — это Татарстан. Ну, может, еще Белгородская область с [Евгением] Савченко».

Трамп, по оценке Хазина, в борьбе с мировой финансовой элитой, скорее всего, выиграет. История с импичментом — только технологическая операция политтехнологов, дабы сохранить хоть какие-то позиции демократов. Сегодня у президента США самые высокие рейтинги за все время президентства.

Это все означает, что либеральная модель будет окончательно разрушаться. Пару недель назад пал апелляционный суд Девятого округа в Калифорнии, Трамп грозится выходом из ВТО. «Я и 15 лет назад заявлял, что нам ВТО не надо. Но нам выкручивали руки и истребляли целые российские отрасли промышленности в пользу иностранных конкурентов ради вступления в ВТО. От ВТО одни неприятности», — отметил Хазин.

«В поле зрения может также попасть Украина, находящаяся, по словам Хазина, на грани распада. По оценке экономиста, области от Харькова до Одессы войдут в Россию, как и было всегда» Фото: © Владимир Сергеев, РИА «Новости»

«КАК ТОЛЬКО НАЧНЕТСЯ КРИЗИС, АКТУАЛЬНОСТЬ РЕЗКО ВЫРАСТЕТ»

На фоне всего этого Путин в своих последних выступлениях начал поднимать такие темы, которых раньше и не особо касался. Например, это тема Ленина и национальной политики в 1922 году, когда создавался СССР. «Казалось бы, какое дело вообще это вспоминать к нашей нынешней ситуации? У меня есть гипотеза. Я думаю, что Путин всерьез размышляет на тему СССР-2», — отметил Хазин, подчеркивая, что новый проект будет создаваться как раз не за счет увеличения числа республик внутри страны, а за счет других государств. Сегодня теоретически на это могут претендовать как минимум Беларусь, Казахстан, Узбекистан, Азербайджан. К слову, за исключением Беларуси, это все тюркский мир, представители которого всегда были склонны создавать надгосударственные образования, если вспомнить историю Великой степи. «Как только начнется кризис, актуальность [темы о СССР-2] резко вырастет. Если вы посмотрите на всех руководителей — они это все понимают», — отметил собеседник «БИЗНЕС Online».

«В рамках естественных геоэкономически процессов, а именно распада Евросоюза, мы должны получить Восточную Европу. Понятно, что Словакия, Румыния, Болгария — их никто спрашивать не будет. Есть две страны, которые спрашивать надо, — это Польша и Венгрия. Но последняя для себя уже все решила, а вот Польша… Тоже все понимает. Уже лет пять там русофобские настроения исчезли напрочь в обществе, — пояснил Хазин. — Полякам надо будет дать какой-нибудь кусок. Им нужно отдать Галицию, и пускай там разбираются».

Кроме этих стран, в поле зрения может также попасть Украина, находящаяся, по словам Хазина, на грани распада. По оценке экономиста, области от Харькова до Одессы войдут в Россию, как и было всегда. Малороссия (Киев, Чернигов, Полтава, Сумы) примыкает к Беларуси и является частью бывшего Великого княжества Литовского, которое, скорее всего, будут восстанавливать в том или ином виде со столицей в Минске. По словам Хазина, время империй не прошло. Когда может появится СССР-2 — пока неизвестно, но все тенденции ведут к этому.

По словам собеседника «БИЗНЕС Online», что бы ни говорили плохого про Путина, все-таки он вывел страну в мировые лидеры Фото: kremlin.ru

«ОНИ ДЕЛАЮТ ТАК, ЧТО ВКЛАДЫВАТЬ В РОССИЙСКУЮ ЭКОНОМИКУ АБСОЛЮТНО НЕВЫГОДНО»

Дальше начинается реализация планов «новой Ялты» и «нового Бреттон-Вуда», которые начнут создавать Трамп, Путин и Си Цзиньпин. По прогнозу Хазина, этот процесс будет запущен сразу после того, как Трамп выиграет выборы. А если проиграет, то в США может начаться гражданская война. То есть критическая точка — это ноябрь 2020 года. «Как только похмелье пройдет после празднования, он сразу звонит Си и Путину, и начинаются между ними разговоры. Они легитимизируют свои команды, года полтора-два будут прилаживаться. А в конце 2022–2023 годов они сядут и начнут окончательно рисовать красные линии на глобусе, ведя при этом душеспасительные беседы в стиле «„А мне очень нравится Баден-Баден“. — „Ну возьми себе Баден-Баден. Жалко, что ли“», — отметил Хазин.

Неслучайно Путин не так давно вспоминал тему предвоенного деления Европы и пакт Молотова – Риббентропа. Считается, что это такая многовековая европейская традиция — на карте всегда рисовали линии. «Уже готовят легитимацию „Новой Ялты“, — заявил Хазин. — Почему либералы кричат по поводу пакта Молотова – Риббентропа? Потому что они прекрасно понимают, что сейчас снова начнется… И по этой причине они говорят, что это аморально, неправильно и так далее. А Путин им объясняет: „Ребята, это европейская норма“. Державы-победительницы стандартно рисуют линии. Но победительница кого? А того, кто победит в современной войне с финансовым глобализмом — в эту сторону Путин и гнет».

Следующая часть — это новый «Бреттон-Вуд» с новой финансовой моделью. Лондон больше не будет считаться финансовым центром и переедет в доминирующую в Европе Германию, в Берлин. «А в Берлине, кстати, 200 тысяч населения — русские. А я думаю, что еще из Лондона тысяч 150–200 сбегут. Так что будет полмиллиона русского населения. Наш человек в Берлине чувствует себя как дома», — отметил Хазин.

А что же будет с Россией? По словам собеседника «БИЗНЕС Online», что бы ни говорили плохого про Путина, все-таки он вывел страну в мировые лидеры — «фрау Меркель это подтвердит». Официальный ВВП России составляет примерно 1,2 ВВП, но если, по оценке Хазина, пересчитать его, то получится где-то 2 ВВП по номиналу. А если учесть монетизацию по американскому образцу, то есть монетизировать все, что можно, то получится не 2, а по ППС где-то 4 ВВП, с монетизацией — все 6,4 ВВП. Реальный ВВП США сегодня при этом примерно 14 триллионов. То есть Россия не 5% составляет в сравнении с американской экономикой, а примерно половину.

С одной стороны, этого не ощущается, конечно. Виной всему либеральное правительство и ЦБ, которые ставят перед собой задачу не допустить рублевые инвестиции в российскую экономику…

По словам Хазина, российскую экономику можно быстро перезапустить, если начать проводить политику Геращенко. Хотя, с другой стороны, этого не получится, пока не решить политические вопросы, о чем также недавно прорвалось в словах Путина. Он говорил о чистках — то есть не о репрессиях, а конкретно о чистках.

«Почему Путин не зачистит этих гадов-либерастов? Во-первых, потому что у либерастов хорошая крыша на Западе и до Трампа нельзя было выйти из этой системы. Но сегодня можно. И Путин стал на эту тему размышлять, — пояснил Хазин. — Но есть еще одно обстоятельство — для того чтобы делать такую чистку, нужна машинка, которая этим будет заниматься. У такой машинки есть одно свойство, которое в истории проявлялось всегда, — она сама не останавливается. И очень часто те, кто запускает эту машинку, сами становятся ее жертвами. И вот Путин молчал-молчал на эту тему, а тут сказал. Что подобное означает? Что он размышляет на данную тему. А может, предупреждает: „Ребята, я этого не хочу, но обстоятельства вынуждают. Я вас ждал. Уходите сами“».

Полную стенограмму интернет-конференции Хазина «БИЗНЕС Online» опубликует позже.

Прогноз Альба Берлин — Црвена Звезда (25-го марта 2022 года), ставки и коэффициенты

25.03.2022 в 22:00 по МСК состоится матч в рамках чемпионата Евролига, в котором на своей площадке местный клуб Альба Берлин примет соперника по национальному первенству Црвена Звезда.

br>

Баскетбольный поединок Альба Берлин – Црвена Звезда пройдет в рамках престижного турнира 25.03.2022, так что у игроков еще хватает времени и на отдых, и на тренировки. Арбитр даст старт матчу в 22:00 по Москве. Уже дважды данным командам приходилось встречаться только в рамках этого сезона, причем каждая одержала по домашней победе. В прошлом году было три встречи команд, и в них трижды сильнее были баскетболисты клуба Альба Берлин.

В 22:00 по Москве на баскетбольную площадку выйдут игроки клубов Альба Берлин и Црвена Звезда. Организаторы турнира собираются провести данную игру 25.03.2022. Последний раз команды встречались на площадке два месяца назад, и тогда уверенную победу праздновали баскетболисты клуба Црвена Звезда. Но, если брать всю статистику данного противостояния, то в ней сильнее был БК Альба Берлин, выигравший 87 матчей из 134-х очных встреч.

Альба Берлин

В прошлом туре прервалась победная серия баскетбольного клуба Альба Берлин, длившаяся двенадцать туров. На турнирном положении это никак не отразилось, так что хозяева продолжают находиться на втором месте в чемпионате. Альба Берлин отличается сильной игрой при родных болельщиках, так что вряд ли команда допустит уже второе поражение подряд. Хозяева лучше всех в этом сезоне играют в нападении, регулярно набирая за матч не менее ста очков. Защита у баскетбольного клуба Альба Берлин также надежная, ведь если и были у команды поражения, то лишь в одном случае разница превысила восемь очков. Один из ключевых баскетболистов дисквалифицирован, а также на долгий срок выбыл из строя разыгрывающий защитник, так что главному тренеру придется по-другому строить игру своей команды. Хорошо хоть, что у хозяев в запасе имеется достаточное количество игроков.

Президент баскетбольного клуба Црвена Звезда ничего не делает для того, чтобы удержать многих ключевых игроков, так что после успешного прошлого сезона команду покинуло сразу трое баскетболистов основы. Серьезных трансферов не произошло, так что главный тренер не имеет в своем распоряжении восьмерых наигранных игроков, да и для ротации в наличии есть только четыре баскетболиста. А так как сейчас приходится выступать по сложному календарю, то многие баскетболисты клуба Црвена Звезда сильно устали и не успевают полностью восстановиться к следующему матчу. Особенно ощущается отсутствие хорошего центрового, так что у гостей не всегда получается быстро создать контратаку и перейти из обороны в нападение. В последних восьми поединках команда четыре раза проиграла, что немного опустило баскетбольный клуб Црвена Звезда в чемпионате, но пока команда все равно является претендентом на плей-офф.

Прогноз и ставка от taffnews.ru

Уже букмекеры начали принимать ставки на баскетбольный матч Альба Берлин — Црвена Звезда, несмотря на то, что он должен пройти только 25.03.2022. Поклонники данного вида спорта могут проследить за ходом игры в 22:00 по МСК. История данного противостояния началась еще в прошлом столетии, и за все время команды сыграли между собой 243 матча. В них баскетбольный клуб Альба Берлин одержал 187 побед, а одна из них была уже как раз в этом сезоне.

Сейчас баскетбольный клуб Альба Берлин демонстрирует далеко не лучшие результаты, ведь если анализировать последний поединок, то хозяева лишь местами демонстрировали ту игру, которую от них хотелось увидеть. Да, команда одержала победу, но в основном это произошло из-за того, что в овертайме игроки поймали кураж, так что всего за несколько минут набрали семнадцать очков. Учитывая то, что баскетбольный клуб Альба Берлин играл с более слабой командой, главному тренеру необходимо принимать какие-то меры, чтобы игра его подопечных обрела стабильность. Не сыграет в этом поединке один из ключевых защитников, который не только надежно действует в обороне, но еще и лучше остальных в команде бросает трехочковые, что часто позволяло баскетбольному клубу Альба Берлин вырываться вперед. На своей площадке команда уже не играла две недели, так что поддержать игроков соберется полный зал.

В прошлом месяце баскетбольный клуб Црвена Звезда играл откровенно плохо, сумев одержать только две победы, что немного опустило команду в турнирной таблице. Но, в этом месяце гости все же смогли собраться, так что показывают гораздо лучшую игру. Баскетбольный клуб Црвена Звезда надежно действует в обороне и гораздо мощнее атакует, так что сейчас сложно поверить в то, что команда проводит не самый стабильный сезон. Улучшение игры было вызвано тем, что вернулись в строй двое ключевых баскетболистов, на которых и строилась вся тактика главного тренера. Оба баскетболиста после возвращения в каждом матче набирают более двадцати очков, что и позволяет команде выигрывать. Да, в лазарете еще остается несколько баскетболистов, но практически все они игроки резерва, за исключением атакующего защитника, но у главного тренера есть еще кого выпустить на данную позицию.

Сегодня матч Альба Берлин — Црвена Звезда Прогнозы от БК «БалтБет»

На 25.03.2022 можно сделать ставку на баскетбольное противостояние Альба Берлин — Црвена Звезда, в котором встречаются одни из главных претендентов на победу в данном турнире. Предматчевая ставка на данный матч будет возможна до 22:00 по Москве, пока не прозвучит сирена и не начнется игра. По статистике предыдущих встреч определить очевидного фаворита не так просто, так как в последних десяти матчах было по пять побед у каждой команды.

Прошлый матч баскетбольный клуб Альба Берлин проиграл, что пошатнуло его положение в турнирной таблице. Команда очень мощно начала поединок и после первой четверти вела в счете, но затем хозяева потеряли доминирование на обоих сторонах площадки, так что постепенно начали терять очковое преимущество. А в третьем периоде было четыре минуты, когда баскетбольный клуб Альба Берлин позволил сопернику набрать семнадцать очков, что непозволительно для команды такого уровня. В целом, хозяева показывают надежные действия в обороне и креативную игру в нападении, но в последнем туре не было ни первого, ни второго. Но, так как тот матч проходил на выезде, а в гостях Альба Берлин играет немного хуже, чем дома, то есть надежда, что в этом поединке хозяева смогут показать гораздо лучший результат. Тем более, что в составе баскетбольного клуба Альба Берлин сейчас нет травмированных ключевых игроков.

С самого начала данного турнира баскетбольный клуб Црвена Звезда входит в тройку наихудших команд, демонстрируя отвратительную игру. На выезде была уже серия из семи подряд поражений, а последний раз гостям удавалось выигрывать еще два месяца назад. Оборона баскетбольного клуба Црвена Звезда не умеет сдерживать атаки соперника, что вызвано неопытностью защитников, так как большинство игроков данного амплуа только первый год проводят на таком уровне. В нападении хорошо смотрится только тяжелый форвард, но один он не может вытянуть команду, тем более, что между игроками нет взаимопонимания и слаженные действия на площадке можно увидеть не часто. В этом матче у главного тренера может не быть игрока, который сыграет атакующего защитника, так как все баскетболисты, выступающие на данной позиции, травмированы.

СЕГОДНЯ МАТЧ Альба Берлин — Црвена Звезда. ПРОГНОЗ ОТ ЭКСПЕРТОВ

Этот сезон для баскетбольного клуба Альба Берлин является дебютным в высшем дивизионе, но, несмотря на статус новичка, у команды все равно получается показывать хорошие результаты, так что сейчас хозяева располагаются в зоне плей-офф, занимая шестую строчку в чемпионате. Пока баскетболисты клуба Альба Берлин проводят очень стабильный сезон, ведь редко бывало два поражения подряд, а в последних восьми матчах хозяева одержали шесть побед при двух поражениях. Причем, в обоих проигранных матчах приходилось встречаться с соперниками, занимающими более высокие места в турнирной таблице. В составе баскетбольного клуба Альба Берлин нет звездных игроков, а главный тренер сумел просто из хороших баскетболистов построить сильный коллектив, который выкладывается на площадке в каждом матче. А у себя дома команда потерпела только одно поражение, ведь в каждой домашней игре ее активно поддерживают болельщики. Атакующий защитник точно пропускает игру, а также может не выйти на матч центровой.

Три года назад у баскетбольного клуба Црвена Звезда сменился владелец, который решил вложить в развитие команды огромное количество денег, так что главный тренер во время каждого трансферного окна подписывает новых баскетболистов, а результаты команды с каждым годом улучшаются. Если в прошлом сезоне гости боролись за попадание в плей-офф, то сейчас можно не сомневаться, что они там финишируют. Баскетбольный клуб Црвена Звезда идет третьим в чемпионате, и даже еще есть шансы подняться выше в турнирной таблице, так как двое команд выше оторвались не очень сильно. На выезде команда играет немного хуже, чем в родных стенах, но сейчас гости в хорошей форме, ведь демонстрируют серию из восьми побед, а последние три матча были как раз на выезде. Лидер команды показывает феноменальную игру, почти в каждом поединке набирая дабл-дабл. Может пропустить игру центровой, но он и так не играл в этом сезоне, так что тренер уже научился без него обходиться.

http://gazetavb.ru/cat4-723919-prognoz-kr-reykyavik-tor-torl-24-03-2022-stavki-i-koefficienty/

http://terek-grozny.ru/cat2-929042-prognoz-aleksandr-kovachevich-dominik-stefan-striker-24-03-2022-stavki-i-koefficienty/

http://muzizum.ru/cat0-641210-prognoz-baksueber-darraslapalu-24-go-marta-stavki-i-koefficienty/

перевод часов из Берлина в Москву

Лучшее время для звонка из Берлина в Москву

При планировании звонка между Берлином и Москвой необходимо учитывать, что города находятся в разных часовых поясах. В Берлине на 1 час меньше, чем в Москве.

Если вы находитесь в Берлине, то для проведения конференц-связи или встречи наиболее удобное время для всех сторон будет между 09:00 и 17:00. В Москве будет обычное рабочее время — с 10:00 до 18:00.

Если вы хотите связаться с кем-то в Москве и доступны в любое время, вы можете запланировать звонок с 6:00 до 22:00 по вашему времени. Этот временной промежуток будет между 7:00 и 23:00 по московскому времени.

Быстро и легко сравнивайте или конвертируйте берлинское время в московское или наоборот с помощью этого конвертера времени. Ниже вы можете увидеть полную таблицу преобразований между Берлином и Москвой.

Время в Берлине и Москве

12:00 утра 00:00

01:00 01:00

02:00 02:00

03:00 03:00

04:00 04:00

05:00 05:00

06:00 06:00

07:00 07:00

08:00 08:00

09:00 09:00

10:00 утра 10:00

11:00 утра 11:00

12:00 12:00

13:00 13:00

14:00 14:00

15:00 15:00

16:00 16:00

17:00 17:00

18:00 18:00

19:00 19:00

20:00 20:00

21:00 21:00

10:00 вечера 22:00

23:00 23:00

01:00 01:00

02:00 02:00

03:00 03:00

04:00 04:00

05:00 05:00

06:00 06:00

07:00 07:00

08:00 08:00

09:00 09:00

10:00 утра 10:00

11:00 утра 11:00

12:00 12:00

13:00 13:00

14:00 14:00

15:00 15:00

16:00 16:00

17:00 17:00

18:00 18:00

19:00 19:00

20:00 20:00

21:00 21:00

10:00 вечера 22:00

23:00 23:00

12:00 утра 00:00

Объявить о событии в разных часовых поясах

Московское время в Берлин перевод времени

Лучшее время для звонка из Москвы в Берлин

При планировании звонка между Москвой и Берлином необходимо учитывать, что города находятся в разных часовых поясах.В Москве на 1 час больше, чем в Берлине.

Если вы находитесь в Москве, то для проведения конференц-связи или встречи наиболее удобное время для всех сторон будет с 10:00 до 18:00. В Берлине будет обычное рабочее время — между 09:00 и 17:00.

Если вы хотите связаться с кем-то в Берлине и доступны в любое время, вы можете запланировать звонок с 8:00 до 12:00 по вашему времени. Это будет между 7:00 и 23:00 по берлинскому времени.

Быстро и легко сравнивайте или конвертируйте московское время в берлинское время или наоборот с помощью этого конвертера времени.Ниже вы можете увидеть полную таблицу преобразований между Москвой и Берлином.

Московское время в Берлин конвертер времени

12:00 утра 00:00

01:00 01:00

02:00 02:00

03:00 03:00

04:00 04:00

05:00 05:00

06:00 06:00

07:00 07:00

08:00 08:00

09:00 09:00

10:00 утра 10:00

11:00 утра 11:00

12:00 12:00

13:00 13:00

14:00 14:00

15:00 15:00

16:00 16:00

17:00 17:00

18:00 18:00

19:00 19:00

20:00 20:00

21:00 21:00

10:00 вечера 22:00

23:00 23:00

23:00 23:00

12:00 утра 00:00

01:00 01:00

02:00 02:00

03:00 03:00

04:00 04:00

05:00 05:00

06:00 06:00

07:00 07:00

08:00 08:00

09:00 09:00

10:00 утра 10:00

11:00 утра 11:00

12:00 12:00

13:00 13:00

14:00 14:00

15:00 15:00

16:00 16:00

17:00 17:00

18:00 18:00

19:00 19:00

20:00 20:00

21:00 21:00

10:00 вечера 22:00

Объявить о событии в разных часовых поясах

Сравните климат и погоду в Берлине и Москве

На этой странице вы можете сравнить и сопоставить погоду и климат в Берлине и Москве круглый год.

Вы можете перейти к определенному сезону, месяцу и даже дню, щелкнув графики или используя панель навигации.

Вы можете сравнить до 6 местоположений. Добавьте больше мест, используя окно поиска ниже или нажав на карту.

Берлин

Пенсильвания, США

Средняя высокая и низкая температура

Сравните средние высокие и низкие температуры в Берлине и МосквеЯнФевМарАпрМайИюньИюльАвгСентОктНоя Дек10°F10°F20°F20°F30°F30°F40°F40°F50°F50°F60°F60°F70°F70°F80°F80°F6220793358127623СейчасСейчасБерлинБерлинМосква

Среднесуточная максимальная и минимальная температура воздуха на высоте 2 метра над землей.

Высокий января февраля марта апреля май июн июл авг октября ноябрь декабря
Берлин 33 ° F 37 ° F 47 ° F 59 ° F 59 ° F 68 ° F 75 ° F 75 ° F 77 ° F 77 ° F 70 ° F 59 ° F 48°F 38°F
Москва 24 ° F 25 ° F 25 ° F 36 ° F 51 ° F 51 ° F 65 ° F 71 ° F 75 ° F 75 ° F 59 ° F 46 ° F 33°F 26°F
Низкий января февраля марта апреля май июн июл авг сен октября ноябрь декабря
Берлин 21 ° F 22 ° F 22 ° F 30 ° F 40 ° F 49 ° F 49 ° F 57 ° F 61 ° F 59 ° F 53 ° F 42 ° F 33°F 25°F
Москва 14 ° F 14 ° F 14 ° F 23 ° F 35 ° F 45 ° F 46 ° F 53 ° F 57 ° F 54 ° F 45 ° F 36 ° F 25°F 17°F

Берлин

Средняя почасовая температура в Берлинеянвфевральмартапрмайиюньиюльавгсенокноябрьдекабрь12 AM12 AM4 AM4 AM8 AM8 AM12 PM12 PM4 PM4 PM8 PM8 PM12 AM12 AMСейчасзамерзаеточень холодноочень холоднохолоднохолоднопрохладнокомфортнотеплозамораживаниезамораживание

Москва

Среднечасовая температура в МосквеЯнФевМарАпрМайИюнИюльАвгСентОктНоя Дек12 AM12 AM4 AM4 AM8 AM8 AM12 PM12 PM4 PM4 PM8 PM8 PM12 AM12 AMСейчасСейчасзамерзаетзамерзаеточень холоднохолоднохолоднопрохладнокомфортноочень холодно

холодный 15°F замораживание 32°F очень холодно 45°F холодный 55°F крутой 65°F удобный 75°F теплый 85°F горячий 95°F душно

Средняя часовая температура, цветовая кодировка в виде полос.Заштрихованные наложения обозначают ночь и гражданские сумерки.

Шанс на более ясное небо

Сравните вероятность более ясного неба в Берлине и МосквеЯнвфевральМарАпрМайИюнИюльАвгСенОктНояДекабрь0%0%10%10%20%20%30%30%40%40%50%50%60%60%70%70%80%80%90%90%100 %100%66396023СейчасСейчасБерлинБерлинМоскваМосква

Процент времени, в течение которого небо ясно , в основном ясно или частично облачно (т. е. менее 60% неба покрыто облаками).

ноября
более четкие небеса Jan февраля марта апреля май июня июнь авг сентября октября декабря
Берлин 40% 42% 46% 47% 47% 53% 60% 60% 64% 64% 59% 50% 42%
Москва 24% 26% 26% 33% 41% 50% 53% 53% 56% 56% 43% 33% 26% 24%

Ежедневная вероятность осадков

Сравните суточный шанс осадков в Берлине и МосквеЯнФевМарАпрМайИюнИюльАвгСенОктНояДекабрь0%0%10%10%20%20%30%30%40%40%50%50%60%60%70%70%80%80%90%90%100 %100%42213516СейчасСейчасБерлинБерлин

Процент дней, в течение которых наблюдаются осадки, за исключением следовых количеств.

Дней Precip. января февраля MAR марта апреля май июня июл авг сентября октября ноябрь декабря
Берлин 6.7D 6.5D 8.6D 9.7d 9.7d 12.1d 12.1d 12.1d 11.6d 10.1d 8.3d 7.5d 7.0d 7.4d
Москва 6.7D 5.1D 5.19D 6.2D 8.02 9.9d 9.9d 9.3d 9.3 2 9.2D 8.1D 8.2d 7.3 2 6.9d

Среднемесячное количество осадков

Сравните среднемесячное количество осадков в Берлине и Москве.5 дюймов0,5 дюйма1,0 дюйма1,0 дюйма1,5 дюйма1,5 дюйма2,0 дюйма2,0 дюйма2,5 дюйма2,5 дюйма3,0 дюйма3,0 дюйма3,5 дюйма3,5 дюйма3,41.12,50,2СейчасСейчасБерлинБерлинМоскваМосква

Среднее количество осадков, накопленное в течение скользящего 31-дневного периода с центром в рассматриваемый день.

Roaffall января февраля мар 9 апреля май июня июл авг октября ноябрь декабря
Берлин 1.2 « 1.2″ 2.1 « 2.9″ 2.9 « 3.3″ 3.2 « 2.9″ 2.7 « 2.7″ 2.5 « 2.4″ 1.7 «
Москва 0.3 «» 0,3 « 0,4″ 1.1 « 1.,4″ 2.4 « 2.4″ 2.3 « 2.1″ 1.8 « 1.0″ 0,4 «

Среднемесячный снегопад

Среднее количество снегопадов, накопленное в течение скользящего 31-дневного периода с центром в рассматриваемый день.

ноябрь
Снегопад января февраля марта апреля май июн июл авг сен октября декабря
Берлин 8.0 « 9.0″ 5.5 « 5.5″ 1.0 « 0,0″ 0,0 « 0,0″ 0,0 « 0,0″ 0,0 « 0,0″ 0.3″ 2,8″ 6,9″
Москва 7.4 « 6.1″ 3.8 « 0.9″ 0.0 « 0.0″ 0,0 « 0,0″ 0,0 « 0,0″ 1.1 « 4,6″ 7.6 «

Часы дневного света

Сравните продолжительность светового дня в Берлине и Москве.09.317.67.0СейчасСейчасМоскваМосква

Количество часов, в течение которых Солнце хотя бы частично находится над горизонтом.

дневной свет января февраля марта апреля май июня июл авг октября ноябрь декабря
Берлин 9,7 ч 10,7 ч 12,0 ч 13.3H 14.4H 14.0h 15.0h 14.6H 13.7H 12.7H 12,4H 11.1H 10.0h 9.4H
Москва 7.8H 9.7H 11.9h 14.3H 14.4h 16.4H 17.5h 16.9H 16.9H 14.9H 12.7H 10.4H 8.3H 7.1h

Вероятность сырых условий

Сравните вероятность сырости в Берлине и МосквеЯнвфевральМарАпрМайИюньИюльАвгСенОктНояДекабрь0%0%10%10%20%20%30%30%40%40%50%50%60%60%70%70%80%80%90%90%100 %100%315СейчасСейчасБерлинБерлинМоскваМосква

Процент времени, которое душно , угнетающе или несчастно (т.т. е. точка росы выше 65°F ).

Muggy Days января февраля марта апреля май июня июл авг сентября октября ноябрь декабря
Берлин 0.0d 0.0d 0.0d 0.0d 0.5d 4.2d 8.9d 6.8d 2.2d 0.1d 0.0d 0.0d
Москва 0.0D 0.0D 0.0D 0.0D 0.0D 0.02 0.0 2 0.027 0.5D 0.0 До 0,0 м 0,0 м 0,0 м

Средняя скорость ветра

Сравните среднюю скорость ветра в Берлине и Москве.33.412.27.7СейчасСейчасБерлинБерлинМоскваМосква

Среднее значение среднечасовой скорости ветра на высоте 10 метров над землей.

Скорость ветра (MPH) января февраля марта апреля май июня июня авг сентября октября ноябрь декабря
Берлин 7.1 7.2 6 60277 6.7 5.7 4.5 3.8 3.6 3.6 3.4 3.9 4,6 5.4 6.2
Москва 11.9 11.7 10.8 9.8 9.3 9.3 8.6 8.0 8.5 9.5 9.5 10.5 11.0 11.7

Оценка туризма

Рейтинг туризма , который благоприятствует ясным дням без дождя с воспринимаемой температурой от 65°F до 80°F .

Оценка пляжа/бассейна

Оценка пляжа/бассейна , что благоприятствует ясным дням без дождя с предполагаемой температурой между 75°F и 90°F .

Сезон созревания

Процентная вероятность того, что данный день приходится на вегетационный период, определяется как самый продолжительный непрерывный период незамерзающих температур (≥ 32°F) в году (календарный год в Северном полушарии или с 1 июля по 30 июня в Южное полушарие).

Градус-дни роста

Сравните рост градусо-дней в Берлине и Москве.

Среднее количество градусо-дней роста, накопленное в течение года, где градусо-дни роста определяются как интеграл тепла выше базовой температуры (в данном случае 50°F ).

Среднесуточная мощность коротковолновой солнечной энергии

Сравните среднесуточный показатель коротковолновой солнечной энергии в Берлине и Москве. Янв.91.76.10.4NowNowBerlinBerlinMoscowMoscow

Среднесуточная коротковолновая солнечная энергия, достигающая земли на квадратный метр.

солнечная энергия (кВтч) января февраля марта апреля май июня июл авг сентября октября ноября декабря
Берлин 2,0 2,9 4.1 5 5 6.2 6.2 6.8 6.7 6,7 6.1 5.0 3.6 2.4 1.8 1.8
Москва 0,6 1.4 1.4 2,8 4.1 4.1 5.5 6.0 5.9 4,8 3.1 1.6 0,7 0,4

Этот отчет иллюстрирует типичную погоду для Берлина и Москвы круглый год, основанную на статистическом анализе исторических почасовых отчетов о погоде и реконструкции моделей с 1 января 1980 года по 31 декабря 2016 года.

Подробная информация об источниках данных, используемых на этой странице, зависит от места и подробно обсуждается на странице, посвященной каждому месту:

Отказ от ответственности

Информация на этом сайте предоставляется как есть, без каких-либо гарантий относительно ее точности или пригодности для каких-либо целей. Данные о погоде подвержены ошибкам, сбоям и другим дефектам. Мы не несем ответственности за любые решения, принятые на основе контента, представленного на этом сайте.

Мы обращаем особое внимание на то, что мы полагаемся на реконструкцию на основе модели MERRA-2 для ряда важных рядов данных.Обладая огромными преимуществами временной и пространственной полноты, эти реконструкции: (1) основаны на компьютерных моделях, которые могут иметь связанные с моделями ошибки, (2) грубая выборка на сетке 50 км и, следовательно, не может реконструировать локальные вариации. многих микроклиматов и (3) испытывают особые трудности с погодой в некоторых прибрежных районах, особенно на небольших островах.

Мы также предупреждаем, что наши оценки путешествий настолько хороши, насколько хороши данные, лежащие в их основе, что погодные условия в любом заданном месте и в любое время непредсказуемы и изменчивы, и что определение оценок отражает определенный набор предпочтений, которые могут не совпадать с у любого конкретного читателя.

Пожалуйста, ознакомьтесь с нашими полными условиями, содержащимися на нашей странице условий обслуживания.

Берлин vs Москва: в чем разница?

Стоимость месячного билета на общественный транспорт указывает на доступность общественного транспорта для среднестатистического жителя. Источник: Википедия, 2022 г.; сайт общественного транспорта города, 2022.

Более дешевый единый билет позволит вам передвигаться по городу за меньшие деньги. Являетесь ли вы посетителем или резидентом, это поможет вашей экономике.Источник: Официальный сайт общественного транспорта города, 2022 г.

3. Среднее время в пути

Неизвестно. Помогите нам, предложив значение. (Берлин)

Неизвестно. Помогите нам, предложив значение. (Москва)

В городах с более коротким средним временем в пути обычно лучше организована система общественного транспорта, что позволяет горожанам тратить меньше времени в пробках. Источник: Википедия, 2022 г.; официальная статистика города, 2022 г.

Система велопроката делает город более экологичным, демонстрирует приверженность города велоспорту и открывает новые возможности для туризма.Источник: Википедия, 2022.

Больше велосипедных дорожек дает больше возможностей для велосипедистов, делает город более экологичным и помогает уменьшить пробки. Источник: Википедия, 2022 г.

Наличие и количество аэропортов показывает, насколько хорошо налажено сообщение города с различными международными направлениями и его международная доступность. Источник: Википедия, 2022.

Скорость метро или количество километров метро на количество жителей показывает, насколько хорошо развита сеть метро.Источник: Википедия, 2022.

Индекс боли пригородных поездов состоит из 10 вопросов: 1) время в пути, 2) время, проведенное в пробке, согласие с тем, что: 3) цена на бензин уже слишком высока, 4) движение стало хуже, 5) пробки в режиме старт-стоп создают проблему, 6) вождение вызывает стресс, 7) вождение вызывает гнев, 8) пробки мешают работе, 9) пробки настолько плохи, что вождение остановилось, и 10) решил не совершать поездку из-за пробок. Источник: IBM, 2022.

9.Удаленность от столицы

Неизвестно. Помогите нам, предложив значение.(Берлин)

Неизвестно. Помогите нам, предложив значение. (Москва)

Город, расположенный недалеко от столицы страны, может предоставить больше возможностей. Некоторым людям нравится посещать тихие города или жить в них, но они также хотят насладиться разнообразием развлечений или возможностей трудоустройства, которые может предложить столица.

Из Берлина в Москву | JIA SIPA

Эта статья впервые появилась в печатном выпуске Journal of International Affairs , весна 1977 г.


Незадолго до ухода с поста бывший госсекретарь Генри Киссинджер заметил, что «Первая мировая война является лучшим путеводителем по нашим опасностям, чем Вторая мировая война.»[1] С оговоркой, что термины «до Первой мировой войны» и «до Второй мировой войны» были бы более точными выражениями, судебное решение точно изображает то, что можно было бы описать как полный оборот колеса по прошествии полувека. Цель этого эссе состоит в том, чтобы проанализировать элементы сходства между двумя ситуациями, периодом начала века и настоящим. Отсюда и название «От Берлина до Москвы».

Ситуация до 1914 года

В чем заключалась суть международного положения до 1914 г.? В мире за пределами западного полушария, где господствовала расширенная и переосмысленная доктрина Монро, господствовала Европа.Несмотря на демонстрацию американской имперской мускулатуры, которая была испано-американской войной, последующее приобретение Филиппин, выражение дальневосточных интересов, пропаганда «Открытых дверей» в Китае была лишь еще одной гранью, и расширение американской власти в В Карибском бассейне роль Соединенных Штатов в колониальном империализме за два десятилетия до 1914 года оставалась сравнительно небольшой.

Точно так же и исход русско-японской войны, если он и принес Японии статус великой державы и подтвердил выход этой страны на имперский путь, не расширил ее амбиций далеко за пределы вод, прилегающих к Японским островам.Напротив, интересы великих европейских держав были поистине всемирными.

Было шесть великих европейских держав, две из которых можно было почти отбросить. В основном по внутренним причинам интересы Австро-Венгрии не выходили за пределы Балкан. Италия, с другой стороны, была маргинальным случаем, граничащим между великим и малым, с интересами, подобными интересам Японии, ограниченными ограниченным соседним регионом, Османской империей и Красным морем. Приобретение Триполитании породило шутку о том, что итальянский колониализм был предприятием по сбору пустынь.

Остальные четыре страны, Великобритания, Франция, Германия и Россия, имели глобальные интересы, хотя и существовали значительные различия в манерах осуществления ими грандиозной имперской экспансии. Таким образом, ленинский Империализм: высшая стадия капитализма , верный в широком смысле, нуждался в квалифицирующих различиях.

Дело России было уникальным в двух отношениях. Во-первых, в отличие от Англии или Германии, Россия была отсталым государством, нуждающимся во внутреннем развитии.Россия не нуждалась в большей территории для своего народа, хотя необходимо было обеспечить свободный доступ к открытым водам. Кроме того, экспансия России происходила на территории, примыкающей к первоначальному русскому ядру, что давало возможность интеграционного поглощения, в то время как другие европейские державы были вынуждены по необходимости выходить за границу.

Что касается Британии, то империя и господство на морях стали приравниваться к самому ее существованию, и первенство ее могущества было признано всеми в течение девятнадцатого века.Рост ее имперских владений с 1880-х годов был огромным, в немалой степени результатом «оборонительной» экспансии. Термин «оборонительный» не подразумевает лицемерия, поскольку факт заключается в том, что экономический рост Великобритании, если и продолжался, то шел более медленными темпами, чем в других странах, в частности в Соединенных Штатах и ​​Германии. Производство стали в Германии превзошло британское в конце века, что символизировало относительный упадок британского положения, хотя общий предел преимущества последнего был таков, что это состояние не стало общепризнанным до более позднего времени.

Вопрос о том, имела ли вообще смысл имперская деятельность для Франции, был актуальным вопросом, который фактически обсуждался в этой стране. Хотя Франция была более развита в экономическом отношении, чем Россия, Франция могла полагаться на свои значительные капитальные ресурсы для внутреннего развития, а не для иностранных инвестиций. Уникальный случай демографической стагнации: Франция на рубеже веков заметно отошла от позиции второстепенной промышленной державы. Для Франции, особенно после франко-прусской войны, это был случай сохранения, насколько это возможно, относительно упадочной позиции, упадка гораздо более явного, чем у Британии.Проблема была решена, по крайней мере, ее лидерами в пользу имперского решения, усилия, которое Третья республика осуществила со значительным успехом.

Для Франции имперское решение было в определенной степени вопросом престижа и традиции. Его следствием стало продолжение многовекового имперского соперничества с Британией. Инцидент в Фашоде 1898 г., когда Франция мудро пошла на поражение, не подвергаясь испытанию реальным вооруженным столкновением, был в этом контексте вполне логичным событием, характерным эпизодом знакомой и продолжающейся истории.Но что интересно, так это то, что в течение шести лет после Фашоды было заключено соглашение «Кордиальная Антанта».

Хотя Антанта была ограниченным и хрупким инструментом, у которого, как многие думали, не будет завтрашнего дня, она оказалась важным поворотным пунктом в международных делах, ибо реальное значение союза, более ясное и лучше понимаемое в ретроспективе, заключалось в регистрации увеличивающееся сходство оборонительных позиций с остальным миром. С разницей во времени примерно в пятьдесят лет кривые британского и французского могущества следовали параллельными нисходящими траекториями.Эти две страны, которым мало удалось понять друг друга, были и остались с тех пор в одной лодке; Антанта просто зарегистрировала новые отношения власти.

В непосредственном смысле главным архитектором англо-французского соглашения была Германия. Благодаря своему единству, достигнутому в связи с франко-прусской войной, Германия не только вытеснила Францию ​​как ведущую державу на континенте, но и добилась поразительного успеха, в некоторых отношениях сравнимого с успехом Соединенных Штатов того же периода.

После поражения Германии в Первой мировой войне Версальский договор содержал знаменитую оговорку о виновности в войне:

Союзные и объединившиеся правительства подтверждают, а Германия принимает на себя ответственность Германии и ее союзников за причинение всех потерь и ущерба, которым подверглись союзные и объединившиеся правительства в результате войны, навязанной им агрессией Германии и ее союзники.[2]

Это обширное обвинение вызвало споры.Дебаты о происхождении и ответственности за Первую мировую войну вскоре разгорелись, породив огромную литературу, в значительной степени ревизионистскую, которая, естественно, процветала в Германии, но также и в англоязычном мире, где большая часть ее характеризовалась тон вины. С течением времени подробный анализ дипломатии июля 1914 года потерял большую часть своей актуальности и интереса, хотя последующие немецкие отчеты, в первую очередь действия Гитлера, возродили свою актуальность.

В значительной степени ревизионисты добились успеха, и грубая и упрощенная интерпретация германской агрессии как чуть ли не рассчитанного заговора больше не обсуждается. Германия не особенно желала войны в тот конкретный момент, хотя в германской среде, как и везде, были воинственные элементы. Действительно, учитывая ее прогресс, Германия была особенно заинтересована в том, чтобы избежать рисков, когда-либо связанных с военной конфронтацией, даже несмотря на то, что она была лучше подготовлена, чем ее противники, и продемонстрировала весьма впечатляющие результаты во время конфликта.

Но почему она была лучше подготовлена? Можно рассмотреть ее послужной список, особенно после 1890 года, когда Бисмарк оставил штурвал. Здесь намерение состоит не в том, чтобы репетировать длинную и запутанную историю, рассказанную много раз, а в том, чтобы выборочно и с учетом основного направления этого обсуждения выделить некоторые важные черты этой записи. Особого упоминания кажутся две особенности, которые можно обозначить как «морское дело» и Einkreisung .

Бисмарк был полностью удовлетворен ситуацией, созданной франко-прусской войной, и впоследствии стал человеком мира.Война и мир были для Бисмарка инструментами, а не ценностями сами по себе; Успешно достигнув своей цели посредством войны, он пришел к выводу, что его творение могло впоследствии лучше всего процветать в условиях мира. Он ни с кем не ссорился и со всеми старался поддерживать хорошие отношения, даже помогая им улаживать разногласия. Империю и господство на море он оставил Британии, в то время как Франции он предпочел республику, которая, по-видимому, была менее настроена на месть.Он также поощрял отвлекающую и компенсирующую колониальную деятельность французов.

Ситуация изменилась после увольнения Бисмарка. Главных черт немецкого курса в следующую четверть века две: продолжающийся, может быть, даже ускоренный рост в сочетании с неумелым направлением. Новый император, Вильгельм II, не особенно злой человек, хотя и не очень компетентный правитель, был самым подходящим, а потому и самым неудачным воплощением последнего аспекта, любившим произносить тревожно звучные фразы.

Во-первых, он любил корабли, хотя было бы ошибкой видеть в этом пристрастии основные корни немецкого военно-морского флота. Эти корни уходили глубже. Не существовало закона, божественного или человеческого, который лишал бы Германию права на военно-морское хозяйство, и Британия не придерживалась монопольного взгляда на право на империю и военно-морскую мощь. Но у Британии, как и у любой страны, были определенные интересы, которые она считала жизненно важными. Немецкие сторонники выхода в широкие моря прекрасно понимали ситуацию, и последствия их программы обсуждались на высшем уровне государственных советов.В ходе теста те, кто опасался повторения Копенгагена 1806 года, оказались неправы. С 1898 года Германия беспрепятственно приступила к строительству мощного военно-морского флота. Намерение состояло не в том, чтобы бросить вызов Британии в бою, а скорее в том, чтобы использовать неизбежную озабоченность Британии в качестве контрторга. Таким образом, германский военно-морской флот был в первую очередь политическим инструментом. Кроме того, преследуя не только экономические, но и статусные цели, Германия присоединилась к колониальной гонке, на что Бисмарк поначалу смотрел косо.

Установилось первенство Германии на суше, и она, как и другие, придерживалась максимы si vis pacem, para bellum . Учитывая ее могущество и скорость ее экономического прогресса, вопрос об интерпретации Германией своего надлежащего места под солнцем приобрел решающее значение. Если конкуренция интересов считается нормальной, остается вопрос об их составе. Помимо возможных агрессивных намерений, факт заключался в том, что Германия опережала других и, как следствие , она была активным сторонником перемен .Берлин вполне закономерно стал центром европейской дипломатии.

Неудивительно, что в новой Германии проявились некоторые черты парвеню. Опоздавшая среди наций, она была очень чувствительна к престижу и даже была склонна видеть пренебрежение там, где оно не предназначалось. Ее утомляла самоуверенная надменность британского могущества и еще больше надменность побежденной и, возможно, упадочной Франции. Результат лучше всего описать как своего рода комплекс неполноценности, плохое руководство для дипломатии.

Примеров результирующего состояния множество, но одной иллюстрации может быть достаточно. Марокко было бедной и отсталой страной, явно обреченной в контексте имперского климата того времени на поглощение одной из европейских империй. Конкурс был открыт для всех, но географическое положение Марокко делало его «логичным» продолжением франко-североафриканского владения. Германия могла принять этот исход, но придерживалась разумного мнения, что расширение французского контроля над Марокко дает Германии право на некоторую компенсацию.Это был явный повод для торга и компромисса, который в конце концов и был достигнут.

Но интересно то, что этот разумный исход, вместо того, чтобы смягчить напряженность, оставил в наследство повышенное недоверие и подозрительность. Причиной этого является метод, принятый немецкими дипломатами в разрешении ситуации: метод железного удара и запугивания конкурентов, особенно французов. Это сработало слишком хорошо. Используя марокканскую ситуацию для проверки законных подозрений относительно истинной природы недавно изобретенной англо-французской Антанты, Германии удалось создать такое впечатление об агрессивных намерениях, что Антанта укрепилась.Конференция в Альхесирасе в 1906 году обнаружила, что Германия, к ее удивлению и тревоге, оказалась в значительной степени изолированной.

После рассмотрения последовательности событий, представленных Антантой 1904 г., первым марокканским кризисом следующего года и его урегулированием в Альхесирасе, а также англо-русским соглашением 1907 г., немецкие страхи перед Einkreisung становятся вполне понятными. Три основных допущения постбисмарковской внешней политики Германии — невозможность ни франко-русского[4], ни англо-французского, ни англо-русского союзов — в течение пятнадцати лет оказались ошибочными, и Германия оказалась в окружении, как ясно видно из карты того периода.Но почему это произошло, если не тем, что Германия произвела на всех трех членов Тройственной Антанты одинаковое впечатление агрессивности? Тройственная Антанта была, по сути, оборонительной комбинацией, а не той, которая предназначалась для подавления Германии, и Германия была ее главным архитектором.

Реакция Германии на формирование окружающего формирования объединения Тройственной Антанты была более жесткой дипломатией. Развернувшийся боснийский кризис 1908-09 годов подлил масла в огонь тех, кто считал Германию агрессивной.Между прочим, этот кризис был хорошим предвестником июля 1914 года. Термин «умиротворение» появился позже, но его можно было применить и к этому событию. Отчасти потому, что они видели это именно в таком свете, особенно Россия, а вслед за Россией и Франция заняли в 1914 году позицию, согласно которой нет смысла уступать. В таком контексте подробности того, кто что делал в определенный час в определенный день в конце июля, отходят на второй план по сравнению с ролью, которую играют более глубокие силы. Следовательно, даже если обвинение в виновности в войне в его заговорщическом смысле может быть снято, обвинение в агрессии остается в силе.Простой факт роста Германии породил проблему приспособления. При решении этой проблемы обе стороны оказались неспособными найти компромисс и, таким образом, разделить ответственность. Но именно рост Германии породил проблему; она была активным, «агрессивным» двигателем перемен. Неуклюжесть ее дипломатии если и не была главным источником ответственности, то, по крайней мере, усугубляла трудности.

Агрессивность в только что объясненном фундаментальном смысле — это то, что оправдывает утверждение о том, что можно сказать, что некоторые сопоставимые элементы существуют в нынешнем российском положении, и именно их мы и хотим исследовать.Однако сначала следует сделать еще одно замечание о характере международной системы до 1914 года.

Эта система, развивавшаяся веками, предполагала совокупность государств, наделенных суверенитетом. Теоретически это означало эгалитарную анархию, поскольку суверенитет по определению есть отрицание подчинения закону. На практике все обстояло несколько иначе, в результате чего в области международных отношений существовала мера эффективности порядка. Различие стало признаваться великими и малыми державами, а критерием участия в первой группе было просто признание членства в клубе.Сочетание признания права всех на существование с признанием законности конкуренции, таким образом, накладывает ограничения на преследование национальных интересов. Любой, кто нарушает это правило, тем самым нарушая равновесие сил, как правило, способствует автоматической коалиции остальных. Эпизод с Наполеоном является хорошей иллюстрацией этого состояния. После того, как Франция была поставлена ​​на место, «Концерт Европы» возобновил свою работу. Европа девятнадцатого века предлагает множество примеров успешного функционирования своей неписаной конституции.[5]

Войну 1914 года можно интерпретировать как стремление Германии к мировому господству, которое породило почти всемирную коалицию, нацеленную на поражение этого стремления. Когда Германия была побеждена и должным образом осуждена, была предпринята безуспешная попытка восстановить старый порядок. Война, безусловно, высвободила социальные и экономические силы, латентные до ее начала, которые уже нельзя было сдерживать. Русская революция есть лучшее выражение этого положения дел. Как и предыдущая Французская революция, она привнесла в международную вежливость тревожный элемент универсалистской идеологии, неизбежно враждебной системе, основанной на коллективности суверенных государств.Но здесь стоит напомнить изречение Наполеона о том, что революция есть идея, нашедшая штыки. В отличие от французов 1792 года, у русских 1917 года не было достаточного количества штыков, чтобы противостоять остальному миру. Потребуется два десятилетия, прежде чем российская мощь вновь заявит о себе как о главном факторе в мировых делах, и к этому мы сейчас обратимся.

Скучная история двадцатилетнего перерыва между двумя мировыми войнами может быть резюмирована следующим образом: конфликт нанес достаточно серьезный ущерб ранее существовавшей структуре, чтобы предотвратить восстановление старого международного порядка, но недостаточно, чтобы создать tabula rasa  для создания чего-то нового.[7] Таким образом, Вторая мировая война предстает как продолжение Первой, они вместе составляют единое целое – еще одну Третьелетнюю войну, переход от одного типа порядка к другому. Если смотреть под сложным углом, Вторая мировая война также выглядит как возобновление, на этот раз более резкое и ясное, стремления Германии к гегемонии власти. Эта попытка потерпела решительное и, вероятно, окончательное поражение, и мир пошел другим путем.

Текущая ситуация

Теперь вернемся к нашей параллели между состоянием до 1914 года и нынешним положением дел.

В некоторых отношениях Вторая мировая война оказала очищающее воздействие, довершив незавершенную задачу Первой. Все великие державы Европы, за исключением Советского Союза, потерпели фундаментальное поражение, и эта характеристика применима даже к победившей Британии, как показали последующие записи[8]. Конечно, они безвозвратно утратили свое прежнее господствующее положение, факт, подтвержденный демонтажем всех европейских колониальных империй, хотя для достижения этого результата потребовалось еще некоторое время.

Осталось только два настоящих победителя: Соединенные Штаты и Советский Союз, теперь именуемые сверхдержавами, что оправдывает себя с течением времени. Интересно, что хотя по разным причинам они могли согласиться в желательности разрушения европейских империй, но в остальном различия между ними были очень значительными в конце войны. Первая не пострадала, Вторая мировая война, как и Первая, способствовала расширению ее экономики. Советский Союз, напротив, понес неисчислимый ущерб.В конце войны Соединенные Штаты также были единственным обладателем ядерного оружия.

Поначалу важнее всего была реакция этих двоих на новые обстоятельства. В отличие от периода после Первой мировой войны, Соединенные Штаты на этот раз после небольшого колебания[9] полностью приняли участие в мировых делах. Советский Союз никогда не думал об отказе от такой роли. Следствием этого стало то, что две сверхдержавы и их отношения с тех пор доминировали в международных отношениях в манере, сравнимой с ролью, которую играли бывшие великие державы Европы.История международных отношений за последние тридцать лет была предметом обширной литературы, но только некоторые ее аспекты имеют отношение к настоящему обсуждению.

Поведение двух держав осложнялось примесью идеологии к более ограниченному и конкретному фактору национального интереса. В какой-то степени можно сказать, что оба они подхватили историю с того места, где она была прервана вскоре после окончания Первой мировой войны. Революционная Россия тогда была бессильна, но предана мировой революции.Напуганные капиталистические государства из числа победителей ненадолго, но безуспешно вмешались против революции в России, подтвердив тем самым навязчивый большевистский страх перед внешним миром. После 1945 года Россия, хотя и сильно пострадала, была далеко не бессильна. Ее реакция была оборонительной, и она стремилась укрепить свою безопасность, обеспечив контроль над гласисом, состоящим из стран Центрально-Восточной Европы, контроль, который до сих пор мало ослаблялся. Между тем распространение марксистской идеологии можно было поощрять везде, где существовала возможность ее процветания.Таким образом, подлинная вера в соответствие тренду будущего может слиться с не менее подлинной заботой о безопасности отечества.

Обеспокоенность вполне понятна в свете российского опыта, интервенций после Первой мировой войны и нападений нацистов, но ее проявления показались другим, в частности Соединенным Штатам, чрезмерными, что вызвало соответствующую защитную реакцию. Сдерживание было новой версией санитарного кордона , но результатом двух оборонительных позиций стал порочный круг взаимного недоверия и подозрительности.Отсюда и холодная война, несколько смягченным вариантом которой является разрядка.

Соединенные Штаты, со своей стороны, хотя и вряд ли были привержены возможной насильственной мировой революции другого рода, тем не менее, верили в распространение демократии, знаменитый лозунг крестового похода Первой мировой войны. Это внесло большой вклад в сохранение демократии в Западной Европе, но если было бы трудно утверждать, что оно содержит в себе возможную угрозу для монолита, поэтому НАТО не является оборонительным альянсом, не может ли оно также показаться русским частью более крупного окружения? Взглянув на карту, на которой обозначены американские позиции в Европе, на Ближнем Востоке и в Азии, окружение стало совершенно очевидным.Последующее открытие Китая и использование китайско-советского раскола были рассчитаны на то, чтобы подтвердить интерпретацию окружения. Окружение действительно было аспектом сдерживания, но сейчас было бы бесполезно обсуждать основную цель. Вместо этого можно подчеркнуть параллель с Einkreisung до 1914 года в Германии. Тот факт, что Германия сама была главным архитектором Einkreisung , не меняет того факта, что немецкие страхи перед ним были подлинными.

Сейчас нет смысла обсуждать обоснованность точки зрения любой из сторон на ситуацию. Каким бы правильным или неправильным ни было американское толкование целей коммунизма, было бы трудно утверждать, что американское окружение было подготовкой к агрессии, что оно носило иной, чем оборонительный характер. Некоторые утверждали, что и корейская, и вьетнамская войны были случаями ненужного участия Америки. Как бы то ни было, оба они, несомненно, руководствовались убеждением, что коммунистической агрессии следует сопротивляться.

Но это не меняет того факта, что в контексте взаимных подозрений различные реакции России, например Чехословакия в 1968 году, кажутся вполне рациональными. Можно счесть показухой обвинение России в западных заговорах, которые силы Варшавского договора перебрасывали в Чехословакию только для того, чтобы их предотвратить. Ощущение, что внутричехословацкие события таят в себе возможную угрозу монолитной прочности советского блока, не было ни необоснованным, ни показухой.

Неизбежным следствием атмосферы взаимных подозрений была гонка вооружений, доказательств которой нет нужды. Если допустить, что гонка велась с чувством ответственности с обеих сторон, тем не менее она состоялась, и дискуссии в Женеве и в Вене своим унылым ходом напоминают сопоставимые выступления в 1920-е годы. В обоих случаях трудность принципиально одна и та же, поскольку не найдено никакого выхода из дилеммы между безопасностью и разоружением.Недоверие — ключ к тупиковой ситуации. Лучшее, что можно сказать о продолжающихся дискуссиях, это то, что пока люди говорят, они не ссорятся, и остается надежда, что в результате продолжающихся контактов атмосфера подозрительности может в конечном итоге уступить место взаимному доверию. Это тонкая надежда.

Европейские державы до 1914 года также были вовлечены в гонку вооружений, но не потому, что у них были агрессивные намерения, а потому, что они верили в справедливость процитированного выше римского принципа. Они даже предавались заблуждению, над которым, оглядываясь назад, можно улыбнуться, что война среди них осталась в прошлом.Насколько все изменилось сейчас?

Параллель можно продолжить еще дальше в двух отношениях, которые можно обозначить как «мореплавание» и «балансирование на грани войны». Была сделана ссылка на заявку Германии на морскую мощь до 1914 года, ее значение и последствия. Россия традиционно была сухопутной державой, даже несмотря на то, что она всегда боролась за свободный доступ к открытым морям, и, хотя у нее был военно-морской флот, ранг ее военно-морского флота был не очень высок. В конце Второй мировой войны и в течение некоторого времени после нее военно-морская мощь США была высшей и в значительной степени неоспоримой.Эта ситуация изменилась.

В соответствии с традицией советское руководство рассматривало военно-морской флот как вспомогательную службу. Не вдаваясь в перипетии российских дебатов о правильном составе вооруженных сил, в 1960-х годах в российском мышлении начали происходить изменения[10]. Итогом стало решение о запуске большой военно-морской программы. Роль американского военно-морского флота в ведении войны во Вьетнаме, по-видимому, также повлияла на российское военное мышление, но здесь необходимо отметить только результат.Россия поднялась до первоклассной военно-морской державы, и можно провести действительную параллель между ролями, сыгранными немецким адмиралом фон Тирпицем и русским адмиралом Горшковым. Появление российского аналога Шестому флоту США в Средиземном море — лучшее проявление новой политики России. Широкое значение военно-морской мощи состоит в утверждении мирового положения, дополнительным доказательством которого может служить интерес России к Индийскому океану. У Америки нет законных претензий на монополию на морскую мощь и господство в океанах, как и в случае с Великобританией, но российская заявка, как и немецкая, неизбежно бросает вызов устоявшейся позиции.Позиции власти не остаются навсегда замороженными, и их изменение является предметом переговоров, но было бы напрасно не ожидать возникновения напряженности в этом процессе. В обеих наших ситуациях претендент на установленную позицию является активным инструментом изменения, так что возникает вопрос о его целях. В ее собственных глазах британское военно-морское превосходство рассматривалось как оборонительная позиция. Чего хотела Германия и почему вызов? Аналогичные вопросы возникают в отношении России и Америки.

Рассмотрим другой аспект параллели: балансирование на грани войны. Из богатого списка советской политики и действий за последние тридцать лет достаточно двух-трех иллюстраций. Кубинский ракетный кризис знаком. Не будет преувеличением назвать это глупым вызовом. Сделав это, непостоянному Хрущеву можно отдать должное за его разумную реакцию проглотить свою гордость вместо того, чтобы довести дело до открытого столкновения.

Война 1973 года на Ближнем Востоке была еще одним упражнением балансирования на грани войны, возможно, обеими сторонами, если принять во внимание российскую угрозу единолично спасти осажденную 3-ю египетскую армию и американский ответ мировой тревоги.В этом случае тоже было найдено приспособление в форме, можно сказать с юмором, спасения египтян американским госсекретарем.

Российские программы вмешательства в ситуацию в Португалии не преследовались, что позволило избежать новой возможной конфронтации, но в Анголе русские умело оценили влияние внутренних американских проблем на предотвращение эффективного американского ответа.[11] Как следствие, они пожинали плоды марксистско-ориентированного режима в этой стране.Список таких явлений можно было бы расширить. Они напоминают череду кризисов до 1914 года, все из которых были преодолены. Приводились пример Марокко и случай Боснии и Герцеговины. Сараевский кризис принципиально ничем не отличался от других, и начало войны именно в это время можно отнести к случайности. Фундаментальные причины столкновения существовали уже давно, что делало войну логичным, если не обязательно неизбежным исходом. Но настоящее столкновение с таким же успехом могло произойти раньше или позже.Память и продолжение Мюнхена в 1938 году создали фобию по отношению к слову «умиротворение», которая заставляет упустить из виду тот факт, что законность попытки умиротворения зависит от правильности суждения о том, является ли имеет дело с покладистым или нет.

Что же мы должны заключить о нынешних перспективах из того, что было сказано до сих пор? Конечно, никакое предсказание неизбежного повторения прошлых действий, поскольку обстоятельства меняются, а множество задействованных переменных не исключает простого воспроизведения причинно-следственных связей.Заметим, во-первых, что существует много различий между годами начала века и годами его восьмого десятилетия, так же как есть важные различия между вильгельмовской Германией и современной Советской Россией.

Нынешнее состояние вооружения, без сомнения, несравненно более впечатляющее, чем состояние 1900 года. Тем не менее, можно также вспомнить утверждение до 1914 года о том, что разрушительная сила существовавших тогда орудий делала их применение невообразимым. Не умаляя устрашающей мощи ядерного оружия, следует с грустью осознавать, что новое оружие традиционно вызывало осуждение его использования до тех пор, пока его применение не вызвало признание, явление, которое изначально было верно для пороха.Ужасающая мощь ядерного оружия, возможно, действительно способствовала тому, что до сих пор удалось избежать открытого конфликта между его главными обладателями. Но фамильярность может также порождать презрение или, по крайней мере, бессердечную небрежность. О Хиросиме слышно гораздо меньше, чем через несколько лет после ее возникновения. Подросло новое поколение, для которого это событие стало историей, а не личным воспоминанием. Маршей Олдерстона больше нет, а ассоциация ученых-атомщиков оказала лишь ограниченное влияние. Живое сознание Хиросимы угасает, и мало уверенности можно получить из аргумента, что их мощь исключает использование существующего оружия.Также хорошо иметь в виду снижение чувства ответственности, которое, как можно ожидать, будет сопровождаться распространением, возрастающей экономией на производстве ядерного оружия и, наконец, всегда существующим риском случайного вовлечения, подобного тому, который развязал 1914 г. войны, не говоря уже о бессердечном замечании Мао о том, что если половина китайского населения погибнет, то другая половина все равно останется.

Контраст между Германией до 1914 года и современной Россией также очевиден для всех.Германия была в авангарде передовых государств по своей экономике, технологиям и науке. Сегодняшняя Россия, напротив, и по тем или иным причинам все еще находится на полпути между развитой и слаборазвитой. Кроме того, Германия была густонаселенной, хотя и не перенаселенной, так что аргумент о необходимости lebensraum имел некоторую привлекательность. Огромная Россия имеет внутри себя все возможное пространство для расширения, в котором она может нуждаться. Но, возможно, более важным, чем эти важные различия, является сходство.Выдвигался аргумент, что фундаментальная природа агрессивности Германии заключалась в силе и темпах ее роста, которые заставляли других занимать оборонительную позицию. Составляет ли российская идеология системы волну будущего, чувство, что так оно и есть, казалось бы, глубоко укоренилось. Можно сказать, что подобное чувство существовало и в американской среде. В то время как в Америке сохраняется много энергии, есть также разногласия и усталость, чувство неуверенности в цели,[12] что вместе составляет фундаментально оборонительную позицию.Но здесь не место приступать к анализу точной природы всей американской сцены. Утверждение состоит просто в том, что Германия раньше и Россия теперь, разделяя характеристики бурного роста, воплощают по этой причине и в этом смысле тенденцию к агрессии.

Повторяю, цель предыдущего обсуждения не предсказание. Ясно, что многие факторы не учитывались. На некоторые различия между ситуациями до 1914 года и теперешним можно лишь намекнуть, даже если они вполне законно могут быть предметом анализа, по крайней мере столь же подробного, как этот.Но сходства кажутся достаточно весомыми, чтобы настаивать на них. Они делают перспективы на оставшуюся часть нашего века как минимум проблематичными, если не сказать мрачными. Предположение, что понимание является необходимой предпосылкой для возможного превентивного действия, является оправданием для привлечения внимания к параллели.



[1] The New York Times, 20 января 1977 г.

[2] Версальский договор, ст. 231.

[3] Альхесирасский акт, результат первого марокканского кризиса, оказался лишь временным соглашением.

В течение пяти лет возник еще один кризис, очень похожий по своему развитию на первый, который привел к франко-германской quid pro quo .

[4] Франко-русский союз, первый пример просчета Германии, был заключен еще в 1893 году.

[5] Справедливость этого суждения оправдывается характером войн девятнадцатого века, которые оставались локальными и ограниченными в своем роде войск.

[6] Вильсоновская Лига Наций представляла собой попытку установить мировой порядок на основе, отличной от баланса сил.Судьба этой попытки также была неудачной; причина здесь не рассматривается.

[7] Это одна из причин ограничить настоящее обсуждение сравнением ситуации до 1914 года и нынешней.

[8] Благодаря своей роли в войне Британия вышла из нее одной из Большой тройки среди победителей. Но уже перед окончанием войны вес ее влияния начал снижаться, и с тех пор этот спад продолжался, пока она не стала выше других побежденных держав.

[9] Первоначальной американской реакцией в конце войны был демонтаж военного истеблишмента, но эта реакция была недолгой, и американский изоляционизм не возродился.

[10] Интересное обсуждение ситуации см. в статье Джорджа Ф. Хадсона «Советская военно-морская доктрина и советская политика, 1953–1975 гг.», World Politics XXIX, no. 1 (октябрь 1976 г.): 90-113.

[11] Положение в Анголе было особенно неловким для Соединенных Штатов по двум причинам.Первая заключалась в неспособности удовлетворительно примирить две противоположные тенденции: давнюю и глубоко укоренившуюся традицию, выражающуюся в антиимперских чувствах, с одной стороны, и возможные требования оборонительной позиции, с другой, последнее явно зависело от суждение о советских целях. Вторая причина заключалась в сдерживающих последствиях пребывания президента Никсона на посту. Попытка госсекретаря Киссинджера оказать хоть какую-то помощь тем элементам в Анголе, которые считались более дружественными по отношению к Западу, так и не увенчалась успехом.

[12] Исправление этого состояния, по-видимому, является одной из главных забот нынешней администрации.

Расстояние Москва, Россия — Берлин, Германия 1 129 мл

Расстояние между городами Москва и Берлин

Поделитесь или сохраните

Расстояние между городами Москва и Берлин составляет около 1 818 км, что составляет 1 129 мл при движении по дороге через . Прямое расстояние по воздуху, как если бы вы летели – 1 609 км или 1 000 мл.

Не забывайте о разнице во времени!

Разница во времени между городами Москва и Берлин составляет 1 час , что необходимо учитывать при планировании поездки. Узнайте точное время в этих городах по этим ссылкам. Узнайте больше о географических координатах этих городов и посмотрите карту.

Сколько времени займет дорога?

Если вы путешествуете на автомобиле и будете ехать со средней скоростью 58 мл/ч или 93 км/ч не менее 24 часов в сутки, то вам потребуется 19 ч 21 м, чтобы добраться до пункта назначения .

Рассчитать стоимость, расход топлива

Потребление бензина или другого топлива , которое используется в вашем автомобиле на всем маршруте, составляет 51,3 галлона или 181,8 литра. при расходе 10 л./100 км или 22 мили на галлон, что обойдется вам примерно в 180 долларов при стоимости бензина 3,5 доллара за галлон. Если вы планируете туда и обратно , стоимость топлива будет $undefined.

Для получения более точной информации в зависимости от стоимости бензина и расхода топлива вашего автомобиля воспользуйтесь калькулятором расхода топлива на этой странице.

Поездки на большие расстояния

Нелегко решиться на дальнюю поездку. Ваша поездка займет более 1 дня, если ездить около 12 часов в день, поэтому было бы хорошо включить расходы на питание и ночлег в отелях, что позволит вам получить больше удовольствия от поездки и быть готовым продолжить путешествие дальше. день с новыми силами.

Поделитесь своим опытом с другими

Планируете поездку с друзьями? Не забудьте поделиться с ними своим маршрутом.Отправьте им ссылку и расскажите немного о своем путешествии. Опубликуйте ссылку на этот маршрут в своей любимой социальной сети, чтобы друзья могли больше узнать о вашем интересном опыте. Желаем отличного настроения! С уважением, FromTo.City

Москва и Берлин в 20 веке

Судьбы Москвы и Берлина в 20-м веке — тема действительно широкая. Скептики могут даже счесть его настолько широким, что он граничит с расплывчатостью. С чем это может быть связано? Это мог бы быть обзор истории двух европейских столиц только что прошедшего века — хотя и в виде наброска, tour d’horizon .Это также может быть история отношений между Москвой и Берлином, которая, несомненно, положит начало истории германо-российских отношений. Или, возможно, это может быть сочетание того и другого — сравнительная «параллельная история» чередующихся сближений и отвержений. Когда я писал свою книгу о Берлине как месте встречи русских и немцев, я понял, как трудно найти подходящие рамки для описания такой богатой, запутанной, но и кровавой страницы в истории отношений России и Германии. Что мне делать?

Пожалуй, лучше показать картинки: фотографии серой Москвы до и Москвы после , сияющей всеми красками; фотографии бассейна «Москва » и на том же месте не десять лет спустя воздвигнутый Храм Христа Спасителя, издалека возвещающий каждому москвичу: Я был, есть, буду! И делает вид, что всегда был там, хотя его предшественник был взорван в 1932 году, чтобы освободить место для Дворца Советов.Далее фотография берлинской площади Маркса-Энгельса, бывшей Дворцовой площади ( Schloßplatz ), откуда в 1951 году исчез дворец, реконструкция которого до сих пор не началась. Можно было показать картины рвов, прорытых в московскую землю, и кранов, вращающихся на фоне берлинского неба. Все это могло бы дать более точное представление о том, чем сегодня являются Берлин и Москва, чем могли бы вызвать слова.

Поэтому я хотел бы, во-первых, сказать об изменениях в сегодняшней Москве и Берлине.Моя цель не в том, чтобы дать полную картину, а, в некотором смысле, в том, чтобы получить точку зрения, точку познания, позволяющую нам позволить нашему взгляду бродить по ХХ веку. Цель этой операции очевидна: с этого момента мы сможем увидеть нечто иное, чем было бы видно в 1985 или 1991 году, когда Москва еще ждала радикальных перемен, которые с тех пор произошли там самым невероятным образом. Наше восприятие истории имеет основу в настоящем: в каждом городе мы видим то, что нас интересует, и то, что для каждого поколения и для каждой эпохи свое.

Во-вторых, я бы хотел совершить короткую прогулку по 20 веку. Как каждый из двух городов стал ареной вековой истории? В-третьих, есть ли что-то, что позволяет нам изучать оба города в общем контексте? Несмотря на различия в судьбе двух городов, существует ли параллельное движение, ощущение принадлежности обоих к единому горизонту времени и опыта?

И в-четвертых, как бы в постскриптуме, я вернусь к исходному пункту и попытаюсь ответить на вопрос, где сегодня находятся два города.

Москва и Берлин 2000 г.

Существует множество способов описания городов. Первое впечатление всегда очень субъективно, но оно обладает силой и достоинством первого впечатления. Что бы я показал кому-то, чтобы он понял, какие великие и радикальные перемены произошли? Какие места, какие точки мы бы посетили, чтобы получить картину? Какова топография перемен, топография нового Берлина и новой Москвы? Куда мы должны отправиться?

Наверное, нет лучших мест, чем Потсдамская площадь ( Potsdamer Platz ) и Бранденбургские ворота, чтобы узнать обо всем, что изменилось в Берлине.Там, где десять лет назад стояла Стена, теперь едва можно заметить ее следы. Разделенный город распался и реорганизуется в соответствии со структурами, которые определяли город до его разделения. Восстанавливаются городские перспективы, которые были закрыты более века. Застраиваются пустующие участки земли и залежи, врезанные в городское пространство сначала войной, а затем послевоенной манией чисток и сноса. Две половины города, которые все чаще планировались и строились друг против друга, снова движутся навстречу друг другу.Станции этой реорганизации по старым линиям и сооружениям можно было проследить почти невооруженным глазом: снос стены, восстановление улиц жилых домов, возобновление работы закрытых линий метро и пригородных поездов, прокладывание рельсов и вокзалов. снова в сети. Почти каждый день приносил сюрприз масштаба открытия новой перспективы – обычно повторного открытия. Это произошло одновременно во многих местах по всему городу, и в результате получился преображенный город — преображенный до узнаваемости.Конечно, реорганизация физической топографии — улиц, коммуникационной сети, поврежденных фасадов — это лишь указание на нечто гораздо более существенное: реорганизацию самой городской жизни.

Преображение города видно невооруженным глазом. Городской «персонал» меняется, как и городское общество. Вырисовывается тип человека, которого не было в Берлине десятилетиями и который нельзя адекватно назвать «Боннер». Наоборот, другой тип исчезает или, по крайней мере, теряет господствующее положение, которое он долгое время занимал.После разделения в Берлине происходят тусовки с другим специфическим органическим составом, чем можно было увидеть ни в островном Западном Берлине, ни в столице, которой был Восточный Берлин. После разделения Берлин потерял отрасли, которые просуществовали дольше, чем где-либо еще, из-за ненормальных условий разделения. Биотопы, которые могли процветать только в укрытии в тени великих политических и экономических событий, исчезают. Город вступил в новый процесс накопления. Он собирает свои membra disiecta , по крайней мере, те из них, которые еще находятся в пределах досягаемости.Оглядывается и держит суд. Он проверяет, сможет ли он снова или все еще идти в ногу с другими крупными городами. Берлин переосмысливает близость. То, что раньше было недосягаемо далеко, теперь находится в непосредственной близости, а то, что раньше было почти во дворе, теперь отодвинулось далеко. Поскольку система координат новой Европы изменилась, изменилась и берлинская.

Я мог бы долго описывать эту быструю перемену, затрагивающую все области жизни, и прежде всего мог бы привести десятки и сотни косвенных свидетельств, микрологических и макрологических.Здесь я должен остановиться на тезисе, который включает в себя все эти наблюдения: какими бы впечатляющими ни были скорость, ход и форма этих изменений, они просто представляют собой конец чрезвычайного положения и его последствия, возвращение на путь нормального развития. городской застройки, из которой Берлин по известным причинам был выведен в ХХ веке. Ускорение догоняет развитие, на которое в других условиях в нормальных условиях могли уйти десятилетия. Все разговоры о новом начале лишь прикрывают восстановление цивилизационной нормальности, процесс, который сам по себе является настоящим чудом для конца века.

Куда пойти в Москве, чтобы получить неизгладимое впечатление о том, что происходило в городе в последнее десятилетие?

Можно, конечно, прогуляться туда, где сейчас блестит золотой купол Храма Христа Спасителя. Попытка осмысления того, что произошло на этом месте, уже составила бы историю Москвы ХХ века. Самый могущественный храм бывшего коронационного города был взорван в 1932 году, чтобы освободить место для запланированного Дворца Советов высотой 420 метров, который так и не был достроен; на его месте построен бассейн; затем, в течение трех лет, он был перестроен.Таковы, вкратце, захватывающие дух этапы истории, которая, конечно, не только о здании или об истории архитектуры, но и о духе империи и революционной страсти движения безбожников, беспощадности утопии и его крах, банализация коммунизма и возвращение литургической пышности, а также демонстрация великолепия церкви, которая действует почти как новая государственная церковь, парадигматический пример сконструированной политики истории в постсоветскую и постмодернистскую эпоху. .

Но, вероятно, у Москвы нет того единственного бросающегося в глаза места, соответствующего месту разделения Берлина, Стене. Учитывая все обстоятельства, параллели имеют лишь ограниченное значение. В отличие от Берлина, Москва никогда не была разрушена войной и ее последствиями, несмотря на сплошные рубки и иконоборчество сталинистов и антисталинистов. Москва никогда не была разделенным городом, разве что между «теми наверху» и «теми внизу». Строительная деятельность Москвы не сосредоточена в каком-то одном месте; весь город находится в строительном безумии, даже после кризиса 1998 года.В целом сейчас в Москве, вероятно, ведется больше строительства, чем в Берлине, который так гордится тем, что является домом для «самой большой строительной площадки Европы». В последние годы по всей Москве заново застраивались целые районы, дом за домом, улица за улицей, район за районом — глазам своим трудно поверить.

Москва быстро переняла разные стили, может быть, слишком быстро и уж точно некритически. Но дело не в том, чтобы критиковать стили, а в том, чтобы подчеркнуть ту самую волю к строительству, которая кажется ненасытной и которая в конечном счете, вероятно, окажется предпосылкой архитектурных инноваций.Российско-голландский журнал Project Russia впечатляюще документирует это уже несколько лет. Но опять же, я не говорю о строительстве или градостроительстве как таковом. Они являются лишь показателями чего-то более значительного, что так и хочется назвать превращением Москвы в город, реурбанизацией большой агломерации поселений.

Показателями реурбанизации являются не столько здания — в них даже есть аллюзии на ампир новой и старой ампиров, на монархическую эклектику, — сколько превращение советского образа жизни в способ такой жизни, которая стала обычным явлением в больших городах по всему миру.Что действительно сенсационно в Москве, так это то, что превратило ее из советского города в несоветский. Что это, например? Дело в том, что есть телефонная книга с желтыми страницами. Что есть телефонные будки, из которых можно звонить за границу. Что вы можете получить основные мировые газеты повсюду. Что многие вещи, которые никогда ничего не стоили, например, хлеб или общественный транспорт, наконец-то имеют цену. Тот должен платить больше, но больше не нужно часами стоять в очереди. Что все доступно: все книги и писатели, которые раньше были недоступны или запрещены; поездки в Анталию и Майами-Бич; Всемирная паутина; мобильные телефоны и кредитные карты.Что сейчас в некоторых подъездах чистят. Вот и приходится платить за отопление и горячую воду. Всякий, кто знаком с советским мегаполисом, может ощутить блаженство, скрытое в этом негламурном преображении.

Здесь можно было бы еще много говорить о внутригородской миграции, формировании новых социально обособленных районов, повышении статуса квартир в старых домах и утрате статуса загородных многоэтажек, трансформации московского многонационального общества после окончания Советского Союза, развитие новых бизнес-сообществ и бесчисленных сцен.О десакрализации квазисакральных мест в городе – Красной площади, Мавзолея, об отвоевании центра города экономикой – банками и предприятиями, о рецивилизации и реурбанизации городских территорий, которые так долго была занята и контролировалась государственной бюрократией. О возвращении кафе, баров и дискотек. Еще раз важно сформулировать тезис. На этот раз мой тезис заключается в том, что в конце ХХ века Москва снова становится нормальным мегаполисом и, скорее всего, выдвинется в лигу глобальных городов.Процесс грубый, экстремальный и парадоксальный, и имеет город, живущий сразу в двух веках, в долларовом мегаполисе и городе лимитчиков
, но точка невозврата давно пройдена. Москва оставила позади процесс своей второй модернизации и урбанизации, образцовый город коммунизма ушел в историю – как и героическая эпоха бури и натиска, из которой он вышел.

Так что же можно увидеть с высоты этого нового Берлина и этой новой Москвы? Что предстает перед глазами, которые были ослеплены или подавлены?

Только теперь, когда закончилась эпоха в градостроительстве, т.е.е. стать частью прошлого, стала ли возможной историзация. Города преодолели состояние, в котором они находились в ловушке и тормозили до недавнего времени. На самом деле эта ситуация не поддается никакому описанию с использованием префикса «ре-», потому что раньше ее не было. Берлин снова стал столицей, столицей новой Германии, какой никогда не существовало. Москва – столица новой России, такой, какой еще не было.

Берлин и Москва – судьба двух городов в ХХ веке


«Состояние города» — термин, введенный Карлом Шеффлером в название его великого портрета Берлина, который в то время только что стал мегаполисом. город.Не в меньшей степени это относится и к Москве: оба города, столь мощно и впечатляюще вышедшие на сцену начала ХХ века, выпали из круга великих мегаполисов в двух очень своеобразных и очень разных процессах самоуничтожения. Во многом истории этих городов являются кульминацией историй стран и народов, столицами которых они были.

Если попытаться понять, что же произошло, придется вернуться к исходной точке, ко времени до 1914 года, когда, как известно, закончился долгий 19 век.Наше изображение последних дней Ancien Régime не будет полностью свободно от намеков на ностальгию и чувство глубокой утраты. Берлин и Москва как мегаполисы 20 века родились в 19 веке. Нервозность, лихорадка и сила двух городов, хотя и опоздавших, хотя и с разных исходных позиций, коренятся во времени начала и расцвета вильгельмовского периода и поздней Российской империи. Как известно, зачатки того, что должно было достичь большей ясности и радикальной стилизации только после войны и революции, в легендарные двадцатые годы, лежат в оклеветанном «вильгельминизме» и Серебряном веке, которым Россия обязана рождением современной национальной культуры.О чем бы мы ни подумали, услышав молнию и гром авангарда и общий новый тон эпохи, — все началось задолго до 1917 и 1918 годов, задолго до российского Октября и германского ноября, которые были лишь катализаторами радикализации и придание определенной формы этим новым тенденциям. Нет советского авангарда без Серебряного века, нет веймарской культуры без Штурма Херварта Вальдена, Петера Беренса, Людвига Гофмана. Все это происходило в те динамичные времена, когда Россия мечтала о «звезде Америки», восходящей над Сибирью (Александр Блок), а Германия мечтала о массовой демократической мечте о «месте под солнцем».Мы знаем, что произошло дальше. Восхождение миллионов к лучшей жизни положила начало Великой войне 1914 года, борьба за место под солнцем привела к полям сражений под Верденом и Галисией; социальная мобилизация перевернулась в военную мобилизацию, в первую массовую и народную войну современности, которая менее чем через тридцать лет нашла свое завершение в тотальной войне.

Берлин и Москва 1917/1918 гг.: города солдат, вернувшихся с войны, но не нашедших пути к мирной жизни.Понадобилось несколько лет, по крайней мере, в Москве, чтобы военный коммунизм отступил и рутина гражданской жизни снова стала преобладающей. Для Москвы это были времена деиндустриализации, регресса к догородским условиям. Москва теряет свой корпус купцов и предпринимателей. Власть, аппарат нового государства, обосновывается в Москве. Москва становится «четвертым Римом» Коммунистического Интернационала. Ситуации несравнимы: Москва времен Гражданской войны была городом гражданской войны, с голодом, обезлюдением, массовыми смертями, борьбой за выживание; Берлин, напротив, был городом, мимо которого революция прошла, несмотря на ожидания немецкого Октября.

Различия становятся ясными, когда после 1920 года наступает мирное время. Москва быстро восстанавливается, но остается столицей крестьянской страны, тем более, что Революция дала землю крестьянам. В нэповской Москве буржуазия, мелкий предприниматель, ремесленный элемент быстро регенерирует. Москва процветает так, как могут процветать только базар и черный рынок. Какое отношение эта Москва могла иметь к Берлину, столице одной из самых промышленно развитых и развитых стран мира? У Берлина есть другие заботы.

Но Москва не избежала ошеломляющих перемен, сопровождающих форсированную индустриализацию и коллективизацию после 1929 года. Москва купеческих, торгово-текстильных магнатов погибла не в 1917 году, а в потоке крестьян, переселяющихся или уносимых в города в ходе коллективизации. Старую, дореволюционную Москву захлестывает волна гиперурбанизации, от которой население утроится за десятилетие. Возникает новое городское общество, гигантская многомиллионная деревня, где старая городская жизнь растворяется, распыляется, исчезает.Жесткая сталинская форма, в которую втиснута Москва в 1930-е годы, — Генплан 1935 года — является попыткой структурировать и дисциплинировать эту аморфную многомиллионную массу обездоленных людей. Сотни церквей на открытых местах взорваны, переулки и улицы расширены до шоссе и больших проспектов; построены большие туннели и станции метро; Москва становится монументальной, величественной. Время экспериментов со скромными пропорциями конструкции 1920-х годов прошло. Теперь все дело в иерархии, грандиозных проспектах, архитектуре власти и запугивания, расширенных формах старого ампира, кульминацией которых является возведение самого высокого здания в мире и кольца небоскребов.Москва превосходит любой другой город мира своей роскошью, упорядоченностью и тщательностью планирования.

Но то, что планировалось как дом для Нового Человека , становится городом господства, которому нужны советские люди, но не граждане. Москва 1937 года — город всесторонней опеки и безграничного террора, комедийного кино и развлечений в только что открывшемся парке Горького. Это город необузданного и банального насилия, страха. В Москве целое поколение учится шептать или говорить тише, подражать тому, что гарантирует выживание, использовать язык, которым необходимо овладеть, чтобы добиться продвижения.Старая Москва погибла, новая рождается из духа карьеризма и социального восхождения 1930-х годов. Воспоминания об этом беспрецедентном восхождении отовсюду к вершинам власти и более-менее обеспеченной и хорошей жизни умрут только вместе с этим поколением, в 1970-х и 80-х годах. Москва истекает кровью и перестраивается. Москва беднеет, но черпает невообразимо сильные энергии от подъема сотен тысяч.

Что можно сказать о Берлине, который был атакован и побежден волной völkische революции? Жизнь там идет вполне нормально – за исключением тех, кто уже не принадлежит к так называемому национальному сообществу; это относительно небольшие, точно определяемые группы людей, преследуемых по расовому и политическому признаку: евреи, цыгане, коммунисты, социалисты, исповедующие христианство, гомосексуалы, а не общество в целом.«Национальная общественность» более или менее всецело поддерживает это. Этот процесс можно и не нужно описывать здесь. Его последствия для столичного городского общества очевидны: очищение, унификация, гомогенизация, униформизация, обеднение. После нацистской революции и разорения города Берлин потерял свою старую элиту. Они исчезали на обочине общества, в ссылках, в лагерях, в газовых камерах. Разрушение городского общества соответствует физическому разрушению города бомбами союзников и планам Шпеера Германии .После 1945 года Берлин должен образоваться заново, подобно Москве после 1929 и 1937 годов.

Послевоенные эпохи в обоих городах можно рассматривать как длительные периоды накопления, в течение которых их городские общества набирают силу, периоды возрождения, которые, однако, уравновешиваются процессами истощения и опустошения: разрушенный Берлин все еще истекает кровью, через бегство, внутреннюю и международную эмиграцию, переселение и выжидательную позицию. Москва приближается к страшной поздней жизни Сталина и перебрасывает свои силы в провинцию, на восстановление разоренной страны.Но в целом времена после 1945 года — это если и не «золотой век», то уж точно век возрождения. Самое главное в эти десятилетия — отсутствие войны и стабильность, возникшие благодаря холодной войне. Это долгий период демобилизации, обновления гражданских сил, постгероическая эпоха, когда городское общество возрождается в порах изможденных столиц.

Конец диктатур унес их монументализм, их великие героические подвиги. Города для простых людей — это то, что сейчас нужно, а значит, прежде всего жилищное строительство.Сметая все различия, ураган строительства однороден до банальности, отказа от всякого планировочного или архитектурного жеста. То, что не удалось сделать диктатурам, уничтожив исторические центры городов, теперь совершает потребительство. Исторические памятники стирают с лица земли, уникальные экземпляры превращаются в пыль. Вульгарные формы американизма и функционализма поднимают головы самым удручающим образом. Результат, сложившийся к 1960-м годам, хорошо известен.

Перед лицом этих печальных результатов второй, банальной современности, потрясенной своими враждебными человеку и городу жестами, все двигалось к поворотному пункту или, по крайней мере, к его поиску. Людям снова разрешили думать и даже строить красивый город. На повестку дня было поставлено возвращение города и урбанизма. Это было глубокое изменение, а не просто эстетическое: возвращение города и городской культуры было бы невозможно без возрождения или обновления гражданского общества.Или, говоря иначе: новый интерес к городу глубоко укоренен в динамике гражданского общества. Задача горожан, в первую очередь, и только потом архитекторов, заключалась в том, чтобы вернуть городские места и пространства. Так что не было бы ни новой Потсдамской площади, ни новой Манежной площади ( Манежная площадь ) без политической революции 1989 года.

Вот результат моего очерка: Берлин и Москва были выбиты из общей колеи городского развития под влиянием общественно-политических событий ХХ века.Они надолго утратили свою роль творческих и инновационных центров европейского бытия и культуры. Времена закрытого или тоталитарного общества были также временем провинциализации и уничтожения того, что Кант называл «жизненными силами». Им понадобилось добрых полвека, чтобы вернуться туда, где они уже были когда-то – в начале века.

Берлин и Москва – в свое время дома

Отношения между Берлином и Москвой, кажется, особого рода: в этот век крайностей они и чрезвычайно близки, и крайне враждебны.Возможно, самые счастливые времена, когда обмен и кооперация действовали не очень эффектно, были перед Великой войной — времена, описанные Стефаном Цвейгом в его «Вчерашнем мире». Другие периоды большой близости — 1920-е годы, а также время между августом 1939-го и июнем 1941-го — совсем другого рода, просто остановки перед новым столкновением. Каким бы большим ни было расстояние между Берлином и Москвой во время их наиболее напряженных отношений в начале 1920-х гг., было нечто вроде общего опыта настоящего: изолированное положение в международной государственной системе, с одной стороны, и социальное , политические и психические последствия мировой войны и революции, с другой стороны.Русские, приезжавшие в Берлин — будь то беженцы или временные эмигранты с красным паспортом — должны были иметь сильное ощущение дежа вю : нищета, голод, повстанческие движения, попытки государственного переворота как со стороны левых, так и со стороны правых, быстрая смена правительств, деморализованная нация – все это выглядело знакомо. В Берлине, который многие из них знали еще до войны, все казалось возможным; Берлин, открытый город. Многие из них уже прошли через то, что, казалось, еще ждало Берлин. Таким образом, в основе русско-германской встречи лежит одновременность опыта: Берлин и Москва были «в одно и то же время дома», по выражению Эренбурга

.

Но формирующиеся союзы — это союзы оторванных от корней, они вдохновлены совершенно другими, если не сказать несовместимыми амбициями.Для Советской России, начиная с Рапалло, Берлин является входными воротами в международную государственную систему, но он также является форпостом Коммунистического Интернационала, штаб-квартира которого позднее разместится в Берлине. Дипломатическая элита приезжает и уезжает в Берлин, но Берлин также является центром трансграничного преступного мира секретных служб и заговоров. Разбитые белые армии имеют здесь своих представителей и агитаторов, целая армия в ожидании, с прекрасными личными связями с немецкими военными кругами еще до войны.Но Берлин также является местом встречи инструкторов и генералов Красной Армии, местом, откуда они отправляются на совместные учения с рейхсвером во Франкфурте-на-Одере. Берлин является ареной двух параллельных террористических актов: 28 февраля 1922 года здесь убит один из лидеров русских либералов в эмиграции Владимир Набоков, а 24 июня того же года Вальтер Ратенау. В первом случае террористами были русские, во втором случае они принадлежали к немецкому правому крылу, и между ними есть связи.

Берлин влечет всех, кто имеет хоть какое-то отношение к задаче просвещения как в немецкой, так и в русской культуре, но в Берлине есть и тоска по «святой Руси», которой уже нет и которая, как считается, пала жертвой отличный заговор. Берлин принимает руководителей погромов на русской земле, а также их жертв, нашедших здесь убежище. Берлин — порт захода зрелых художников русского Серебряного века, а также их противников-футуристов — таким образом, он становится экстерриториальным местом встречи расколотой русской современности.Немецкие круги организовали поездку в пломбированном поезде, чтобы ослабить царскую империю; теперь часто одни и те же люди хотели бы установить отношения с преемниками Империи.

The Russian Connection — это не только «горячий» для творческой сцены, но и mixtum compositum , проблемный и взрывоопасный микс. Связи и сети на этой сцене еще ждут серьезного изучения; что мне кажется ясным, так это то, что его нельзя адекватно описать в терминах «лагеря».Достаточно простого взгляда, чтобы убедиться в этом: прихода спасения с Востока ожидали не только и, может быть, даже не в первую очередь те, кто сочувствовал большевизму или советской власти, а те, кто был заинтересован в восстановлении старых порядков. , восстановление конструкции Рейха . Они чувствовали, что свет идет с Востока, а не с Запада, этого очага цивилизации, враждебной культуре, деньгам и прессе. С точки зрения внешней политики, сердцевиной этой консервативно-реставраторской русофилии было желание пересмотреть границы, другими словами, добиться исчезновения Второй Польской республики.Многим «левым от правых», таким как Меллер ван ден Брук, фанату Достоевского, даже красная Россия была ближе, чем Запад, который отождествлялся с «Версальской системой» и современной цивилизацией. Наоборот, те, кто были «товарищами» на протяжении десятилетий Второго Интернационала, превратились в непримиримых врагов; Немецкая социал-демократия ненавидела большевизм. В берлинских театрах шла своеобразная борьба русской культуры – между дореволюционной драмой и театром новой России, между кинематографическим искусством поздней царской империи и советским кино, завоевавшим мир.

Частью этого общего опыта было понимание того, что Советская Россия не была недосягаемой или экзотической. До него можно было добраться на Deruluft четыре раза в неделю через Кенигсберг и Ригу, на лодке через Штеттин или на поезде восточно-западного экспресса или северного экспресса. Это означало, что был поток людей, которые могли посетить страну лично и вернулись очарованными или разочарованными. Вальтер Беньямин — только один из них; среди них также Оскар Мария Граф, Клаус Манн, Артур Кестлер и многие другие.Это означало, что на советское в Берлине была аудитория, выходящая далеко за пределы сторонников коммунизма: на литературу, социальную политику, педагогику, кино, искусство, драму, социологию и марксистскую эстетику.

Потом были те круги, которые были просто заинтересованы в восстановлении нормальных отношений: босс AEG Феликс Дойч, хорошо знавший Россию, влиятельный Отто Хетш из Берлинского университета, соглашения об обмене книгами между библиотеками, сотрудничество ученых-естествоиспытателей или совместные геологические экспедиции.

Свежесть и бодрость новой России почти никого не оставили равнодушными, и многие были готовы до поры до времени смириться с понижением культуры и цивилизованности. При ближайшем рассмотрении Берлин на самом деле не был местом встречи, если это означает место, где встречаются незнакомцы. Те, кто встречался здесь во время кризиса, были выходцами из еще одинаково знакомого всем им мира, все они были бывшими людьми , бывшими, вчерашними людьми.

У них был общий не только горизонт войны и революции, но и опыт предшествовавшей им эпохи, образование, стиль и образ жизни, с которыми рос во вчерашнем мире.Столкновение 1920-х и 30-х годов все еще жило исключительно за счет цивилизационной базы, сформировавшейся до войны. Все, кто встречался в послевоенное и послереволюционное время, происходили из мира неделимого, с едиными стандартами, едиными нормами, с единой системой отсчета, если хотите.

Говорить о Берлине как о месте встречи русских и немцев, значит прежде всего говорить об этих основаниях, существовавших до великой катастрофы Первой мировой войны. Правда, не всегда Берлин является центром, привлекающим молодую Россию, это может быть и Марбург Германа Когена, где учится Пастернак, Фрайбург Генриха Риккерта и Вильгельма Виндельбанда, Гейдельберг Макса Вебера, где собирались Николай Бердяев, Федор Степун и Осип Мандельштам.Это может быть Дармштадт Mathildenhöhe и Технический университет, где учились великие русские инженеры и великий Эль Лисицкий. Или Технический университет в Шарлоттенбурге, готовивший русских инженеров; АЕГ, сделавшая Леонида Красина, будущего наркома, своим генеральным представителем в Российской империи; или Университет Фридриха Вильгельма, где перед Первой мировой войной обучалось около 150 студентов и студенток из Российской империи, в том числе такие великие умы, как Вячеслав Иванов или будущий нарком иностранных дел Максим Литвинов.Старинные русские путеводители доказывают, что живой поток русских туристов в Берлин и Германию шел задолго до знаменитой поэмы Маяковского о КаДеВе; что Hotel russe на Фридрихштрассе был первой остановкой для посещения имперской столицы перед поездкой в ​​Эльстерверду, Теплиц или Бад-Эмс. В Берлине русские знали толк: Владимир Ульянов в Королевской библиотеке, Олег Пятницкий, заведовавший контрабандой революционной литературы, в Веддинге, дирижер Сергей Кусевицкий в филармонии.Довольно незаметное функционирование деловой и туристической связи, наличие корреспондентов газет, существование банковских отделений, шоппинг-туризм и множество гастролей — все это иллюстрирует работу живой и относительно ненарушенной связи.

В этом мире процветала культура, которая не нуждалась в «культурном обмене» для общения. Это было пространство, которое способствовало развитию транснациональных элит, и понятно, где их можно было рекрутировать: из старых династических связей, формального мира дипломатии, интернационалистской социал-демократии и еврейства.В мире вчерашних империй выросло многоязычное, космополитическое, транснациональное «дискурсивное сообщество», которое должно было быть разгромлено национализмом и социальной революцией. Тех, кто олицетворял собой эти транснациональные элиты, легко найти в межвоенном Берлине.

Советская власть, несмотря на ее революционную жестикуляцию, тоже была властью, чьи дипломатические кадры выросли в довоенный период и которая усвоила формальный кодекс поведения XIX века, хотя и не приняла его.Георгий Чичерин, аристократ, ставший наркомом, и аристократический посол в Москве граф Брокдорф-Ранцау сохранили свой незаурядный вид, грацию и страсть к классической музыке даже в революционных или демократических условиях. Карл Радек, этот прообраз мирового революционера, везде чувствовал себя как дома: в Лемберге, Москве, Вене и Берлине; ему даже удалось сделать ноту, соблазнившую немецких правых. Между Райнером Марией Рильке и Леонидом Пастернаком проблем не было, так как их знакомство было старше и шло глубже революции.Николай Бердяев и Григорий Ландау могли включиться в дискурс о Шпенглеровском закате Запада, поскольку они вели по этому поводу свои решающие дебаты еще в Москве и выработали свою собственную позицию по этому поводу, т.е. в Сумерках Европы. Для графа Гарри Кесслера встреча с обездоленным русским магнатом прессы Иваном Сытиным вряд ли была экзотикой, поскольку Сытин каждый год перед мировой войной приезжал на Лейпцигскую книжную ярмарку. Меньшевики, нашедшие убежище в Берлине, имели там старые добрые знакомства со времен Второго Интернационала и принципы, за которые они решили держаться, несмотря на русскую революцию, противоречащую их программе.Повсюду встречаются люди, знавшие друг друга в старину — как в дипломатическом корпусе, так и в Генеральном штабе (Хильгер, Надольный, Нидермайер). Существует множество посредников, принадлежащих как к немецкой, так и к русской культуре — среди них много прибалтийских немцев и граждан Германии, живших в Москве, таких как Артур Лютер или Клаус Менерт, работавших переводчиками или журналистами.

Разрушение отношений между Москвой и Берлином в последующие годы равносильно растворению пространства опыта и его носителей.Он проходит в несколько этапов, начиная с 1914 года и нарастая вплоть до краха 1945 года.

Это соединение взорвано в Первую мировую войну; мы обнаруживаем, что это еще раз поддерживает встречи 1920-х годов; его место занимает подъем масс, которые находят свои боевые патрули в тоталитарных партиях. Главный культурный результат провала русско-германских отношений — растворение, атомизация, уничтожение носителей германо-русских отношений, сформированных этим общим горизонтом опыта.Ко времени великого финала Второй мировой войны старые элиты уже были изгнаны или уничтожены — будь то старая революционная гвардия в России или дипломаты старой европейской школы. На немецко-русскую сцену выходит новый фенотип, который уже ничего не знает об этом общем горизонте.

Мы можем пойти по следам, чтобы увидеть, где оказались представители Русского Связи. Маршал Тухачевский, сокамерник де Голля в Ингольштадте во время Первой мировой войны, предстанет перед московским военным трибуналом вместе с другими генералами, побывавшими в Германии, а те немецкие генералы, которые ознакомились с местностью во время совместных учений в России, будут использовать свои знания при подготовке операции «Барбаросса».Посол фон дер Шуленбург, берлинский консул в царской империи, который видел в пакте 1939 года способ избежать войны и предупредил советское руководство о готовящемся нападении Германии в 1941 году, будет повешен на Плетцензее. Рихарда Зорге, увлеченного студента Берлинского университета и Франкфуртского института социальных исследований, ждет та же участь, что и шпиона в Токио. Писатель и влиятельный антибольшевистский русофил Эдвин Эрих Двингер, рожденный от германо-русского брака, чьи книги о большевизме являются бестселлерами 1920-х годов, поедет в Россию с СС и продолжит оставаться влиятельным и уважаемым писателем на Западе. Германия после войны.Меньшевики нашли убежище за границей и закладывают там основы советистики. Во время Второй мировой войны Берлин был столицей русских подневольных рабочих и тюрьмой генерала Власова по адресу Kiebitzweg, 3. штурм Берлина». Ничего не осталось в Берлине от подъема современности, кроме предостережения и миллионов отнятых жизней, почти 30 миллионов смертей в Советском Союзе, стране в руинах.Что-то закончилось.

Если и существует горизонт времени, который с сегодняшнего дня выглядит поистине утопическим, то это удачное время невзрачной современности в довоенную эпоху до 1914 года. Великие достижения немецкого и советского художественного авангарда 1920-е годы также являются свидетельством культурного перегрева, кризиса и отчаяния. Есть много свидетельств того, что они изнашивались до того, как диктаторы нанесли им смертельный удар или использовали их в своих целях. Нам нужно объяснить не то, почему насилие победило, а то, почему силы, которые могли ему противостоять, были слишком слабы, чтобы держать его под контролем.Русская связь, невероятно богатая во всех отношениях, как это может показаться наблюдателю, была разорвана на части противоречивыми интересами и стратегическими амбициями; среди шума века он оказался слишком бессвязным и раздробленным, чтобы служить местом отдыха или выступать в качестве консолидированного центра против угроз революции сверху и снизу. Гражданские силы — будь то аристократы-дипломаты, революционеры из интеллигенции, немецкие антифашисты в Москве, меньшевики-антибольшевики в немецкой эмиграции или офицеры патриотической армии — были уничтожены, переиграны, и открылся путь для чего-то небывалого в Германии. Российские отношения – я бы даже сказал конец германо-российских отношений в старом смысле.

Постскриптум?

Нет пути назад в довоенную эпоху, и у нас нет причин романтизировать Берлин как место встречи немцев и русских в первой половине века. Для многих людей новое начало после 1945 года начинается с опыта Освобождения, но для еще большего числа людей начало – это обычный опыт войны, выжженной земли, заточения. Далее следует опыт холодной войны, разделения, приведшего к возникновению двух разных горизонтов жизни и опыта.Берлин стал местом встречи в строгом смысле слова только в тот момент, когда мир разделился: местом встречи людей, которых поначалу уже не связывал общий опыт, кроме только что упомянутого негативного. Берлин, разрушенный как база неповрежденных коммуникаций, перезаряжается — по крайней мере, я на это надеюсь. Многое снова выросло, особенно за сорок лет на территории ГДР, но и на территории бывшей ФРГ. У времени разделения тоже были свои немецко-русские пионеры.Для поколения, выросшего в мире после 1989 года, ситуация совершенно иная. Мы наблюдаем становление нового общего горизонта опыта и жизни, и вопрос в том, справится ли нынешнее поколение со своими проблемами лучше, чем те, кто был свидетелем героического начала, и те, кто был свидетелем его краха. Берлину и Москве, или Германии и России, соответственно, еще предстоит решить самое сложное — освоить нормальность. Справятся ли они, никто не может знать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Карта сайта