+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Миг су 21 миг 21 – Самолет МиГ-21 истребитель — фото, характеристики

0

конкурентная борьба » Военное обозрение

Резкий прирост максимальной скорости по сравнению с предыдущим поколением машин, в частности МиГ-19, породил некую эйфорию — как у заказчика, так и у руководства МАПа. Поддержка шла на самом высоком уровне, так как совпадали интересы и МАПа (ведь ему для отчетности были нужны высокие показатели), и заказчика — ВВС (вполне обоснованно желавшего иметь на вооружении новую машину, которая стала бы достойным ответом на «американский вызов» в лице истребителей 100-й серии). Следует оговориться, что и соперники в лице ОКБ-155, возглавлявшегося А. И. Микояном, не дремали: летом 1955-го, раньше С-1, на испытания вышел опытный Е-4, а в начале 1956-го — и Е-5 со штатным двигателем Р-11. Весной 1956-го машины шли буквально нога в ногу по этапам программы заводских испытаний, постепенно наращивая скорость в негласном соревновании.


В результате некоторое время игра шла, можно сказать, честно, и первому выигравшему (им, как уже было сказано, стало ОКБ Сухого) было предоставлено право запуска машины в серийное производство. Вскоре вышло постановление правительства, по которому С-1 под обозначением Су-7 запустили в малую серию на заводе № 126 в Комсомольске-на-Амуре. К середине 50-х этот завод, как и многие другие, был «вотчиной» Микояна: здесь выпускали МиГ-17 и готовились к производству МиГ-19. Но, в отличие от «головных» заводов МАПа № 21 (Горький) и № 153 (Новосибирск), он был как бы не «родным»: и расположен далеко, и объемы производства поменьше, и оборудование поплоше… А посему и отношение к тому, что его собирались «отобрать», у микояновцев было достаточно спокойное. Ну, а суховцам выбирать не приходилось, и комплект рабочей документации в установленные сроки передали на серийный завод. В 1957-м, еще до окончания испытаний, там началась подготовка производства.

Государственные совместные испытания фронтового истребителя Су-7 завершились 28 декабря 1958 года. Су-7 имел тяговооруженность около единицы и нагрузку на крыло 290 кг/м2. Самолет развивал максимальную скорость в 2170 км/ч и имел потолок в 19100 метров, что являлось лучшим показателем для отечественных машин на то время. В то же время в ходе войсковых испытаний выявилась масса недостатков, естественных и неотвратимых для головных серий. Они требовали немедленного устранения, как в производстве, так и в строю. С этой целью бригада заводских специалистов дорабатывала в частях бортовые системы и планер с полной разборкой оборудования, роспуском электрожгутов и их переукладкой по новым трассам с обеспечением термозащиты и перепайкой в разъемах. Одновременно внедрялась усовершенствованная автоматическая система управления ЭСУВ-1В и заменялась НЧФ на уширенную в связи с заменой двигателя АЛ-7Ф на АЛ-7Ф-1 с новой системой автоматики. Как уже говорилось, освоение в серии МиГ-15 и МиГ-17 завод №126 осуществлял вслед за ведущими родственными предприятиями, используя их технологические разработки. А вот в производстве Су-7 завод выступал уже как самостоятельное серийное предприятие, полностью обеспечивавшее конструкторско-технологическую доводку самолета. В конечном счете вся спешка с запуском в серию еще очень сырой машины вышла для «семерки» боком — первоначальный план выпуска не раз срывался из-за необходимости многочисленных доработок. Фактически в 1959 году было изготовлено 96 самолетов Су-7.

Серийные машины несли вооружение, состоящее из двух 30-мм пушек НР-30, установленных в корневых частях консолей крыла с боезапасом по 65 патронов на ствол (при допустимой емкости патронного рукава в 80 патронов). На подфюзеляжных балочных держателях БДЗ-56Ф могли подвешиваться два ПТБ по 640 литров каждый или, в перегрузку, авиационные бомбы калибром до 250 кг. Поскольку из-за «прожорливого» двигателя большинство полетов выполнялось с ПТБ, в серии под крыло установили еще два БДЗ-56К для бомб калибра до 250 кг или блоков ОРО-57К с неуправляемыми реактивными снарядами. Первоначально ОРО-57К были разработаны в ОКБ-155 А.И. Микояна для истребителя МиГ-19, но в дальнейшем нашли ограниченное применение и на Су-7 . Каждый блок снаряжался восемью 57-мм НАРС С-5М с фугасной БЧ. Подрыв снаряда осуществлялся механическим ударным взрывателем мгновенного действия В-5М. Прицеливание выполнялось с помощью авиационного стрелкового прицела АСП-5НМ, а для определения дальности до воздушных целей самолеты комплектовались радиодальномером СРД-5М, установленным в контейнере выдвижного конуса воздухозаборника. В состав оборудования Су-7 входили радиостанция РСИУ-4, радиокомпас АРК-54И «Илим», маркерный радиоприемник МРП-56П «Маркер», ответчики СОД-57 и СРО-2 «Хром», а также станция предупреждения об облучении СПО-2 «Сирена-2».

А тем временем конкуренты в лице ОКБ-155 А.И. Микояна все больше «наступали на пятки». Как уже говорилось, они первыми стартовали в гонке за лучший истребитель — 14 февраля 1955 года летчик-испытатель ОКБ Г.К. Мосолов поднял в воздух опытный Е-2 со стреловидным крылом и двигателем РД-9Б с форсажной тягой 3250 кгс, ранее устанавливавшимся на МиГ-19. Это было временное решение, поскольку проектируемый истребитель Е-1 предполагалось оснастить новым ТРДФ А.А. Микулина АМ-11 тягой на форсаже 5110 кгс и треугольным крылом — последним «писком» авиационной моды тех лет. Из-за недобора тяги Е-2 сильно не дотягивал до заданной максимальной скорости в 1920 км/ч и потолка 19000 м. Вариант истребителя Е-4 с треугольным крылом и все тем же РД-9 тоже не «блистал» летными характеристиками — его максимальная скорость составляла всего 1290 км/ч, а потолок 16400 м. На этом фоне результаты, показанные суховским С-1, выглядели более предпочтительно. Не исправила положения и «треуголка» Е-5 с доработанным крылом и ТРДФ АМ-11 (в серии Р11-300). Самолет из-за все еще недостаточной мощности двигателя не дотягивал до ТТТ ВВС и тогда расценивался заказчиком как неудачный и бесперспективный. Начавшийся было серийный выпуск Е-5, получившего в серии обозначение МиГ — 21 , на тбилисском авиазаводе №31 был быстро свернут. В то же время нареканий по комплексу летных характеристик новых суховских машин практически не было. Главком ВВС маршал авиации К.А. Вершинин 9 января 1958 года в письме в ЦК КПСС указывал, что «ВВС как заказчик заинтересованы в доводке большого количества опытных самолетов с тем, чтобы иметь возможность выбора… По летным характеристикам Су-7 имеет преимущество по сравнению с МиГ-21 в скорости на 150-200 км/ч и потолку — 1-1,5 км, при этом он может быть, после внесения небольших изменений, истребителем-бомбардировщиком. Доведенность Су-7 более обнадеживающая, чем МиГ-21».

Казалось, судьба МиГ-21 повисла на волоске, но на следующий день К.А. Вершинин вместе с председателем ГКАТ П.В. Дементьевым отправляет в тот же адрес еще одно письмо, но уже с просьбой выпустить из имеющегося задела 10-15 МиГ-21. Понять тайны «мадридского двора» очень трудно. Последняя просьба так и осталась без внимания. Однако МиГ-21 кто-то «выручил»; вполне возможно, что свое слово сказало и ОКБ-300, вовремя подоспевшее с предложением по форсированному варианту двигателя Р11Ф-300.

24 июля 1958 года вышло постановление Совета министров No. 831-398 и спустя девять дней — приказ ГКАТ № 304 о постройке самолета МиГ-21Ф (Е-6, изделие «72» завода No. 21) с двигателем Р11Ф-300 на базе МиГ-21. Новый Р11Ф-300, выпуск которого начался в 1958 году, имел форсажную тягу 6120 кгс, приемлемую надежность и позволил существенно улучшить практически все летные характеристики истребителя. 20 мая 1958 года В.А. Нефедов оторвал от земли Е6-1, первый опытный образец истребителя, получившего в дальнейшем обозначение МиГ-21Ф. С форсированным ТРДФ, острой передней кромкой ВЗ, двухскачковым конусом и другими улучшениями МиГ-21Ф развивал максимальную скорость 2100 км/ч, достигал высоты 20700 м и имел дальность полета с одним ПТБ 1800 км. Его вооружение состояло из двух 30-мм пушек НР-30 (таких же, как и на Су-7 ), НАРС, бомб и зажигательных баков. Машина имела хорошую устойчивость и управляемость, могла быть быстро освоена летчиками строевых частей. Кроме того, при практически равных летных характеристиках с Су-7 более простой и легкий (6850 кг против 9245 кг) МиГ-21Ф лучше подходил для ФА ВВС, поскольку имел лучшие пилотажные и маневренные характеристики, меньшую посадочную скорость и, следовательно, требовал аэродромов с менее длинной ВПП (длина разбега МиГ-21Ф равнялась 900 м, а Су-7 — 1350 м). Двигатель Р11Ф-300 оказался менее подверженным помпажу, ахиллесовой пяте «семерки», а применение перспективного на то время треугольного крыла еще больше прибавляло очков истребителю ОКБ-155.

Между тем продолжавшиеся проблемы с АЛ-7Ф на фоне нового конкурента не прибавляли сторонников суховской машине. Из приведенных ниже таблиц совершенно очевидно, что у Сухого получился большой истребитель. Тем не менее, сравнивая самолеты его и Микояна, видно, что характеристики маневренности Су-7 получились неплохими. Наблюдается значительное преимущество Су-7 в радиусе виража, которое сохраняется с ростом высоты. Но есть небольшое отставание в скороподъемности. Командование ВВС было удовлетворено новой машиной П.О. Сухого. Однако военные поддерживали и альтернативный проект Микояна, который в качестве фронтового истребителя подходил лучше. Естественно, что проблемы возникали и с МиГ-21, но число этих самолетов в частях ВВС росло. В 1959 году самолет был запущен в серию на горьковском авиазаводе №21, дав старт выпуску одного из самых массовых и знаменитых реактивных истребителей «всех времен и народов». А к началу 1960 г. заводы построили уже более 200 (!) машин. Концепция легкого фронтового истребителя для воздушного боя побеждала. МиГ-21 отличался более простой в эксплуатации силовой установкой, меньшим расходом топлива, был менее заметен в воздухе, обладал лучшими взлетно-посадочными характеристиками, и для принятия его на вооружение не требовалось увеличивать взлетные полосы по всей стране, что в итоге и предопределило выбор военных.

В противовес успеху МиГ-21Ф в ОКБ-51 на базе опытного С-41, достигшего на испытаниях скорости 2230 км/ч и потолка 19500 метров, был разработан проект истребителя С-21. Но до постройки прототипа дело так и не дошло.

Ну, а как обстояли дела в США, с постоянной оглядкой на которые военные заказчики выдавали ТТ?

F-104G

В США Джонсон со своим F-104 сильно отклонился от начальных планов и вместо легкого истребителя сотворил пилотируемую ракету для достижения рекордных характеристик. В целом заокеанский соперник оказался самым неудачным истребителем. Собственно, все это и определило дальнейшую судьбу проектов. Американцы взяли неманевренный F-104A на вооружение частей ПВО (а заодно продавили его вопреки здравому смыслу союзникам в качестве основного), МиГ-21 стал «рабочей лошадкой» фронтовой авиации, а Су-7, как и предлагал в своем письме Главком, начали переделывать в бомбардировщик. Последние «чистые» Су-7 12-й серии покинули сборочный цех в декабре 1960 года. Всего построили 133 истребителя, из них 10 предсерийных и первые 20 серийных самолетов имели двигатели АП-7Ф. Учитывая огромную потребность ВВС в подобных истребителях, число построенных Су-7 просто мизерное — они находились на вооружении только двух истребительных авиаполков — 523-го и 821-го. Обе части базировались в Приморском крае, поближе к заводу-изготовителю. Часть самолетов поступила в Ейское ВВАУЛ, где было развернуто обучение летчиков. Официально на вооружение Су-7 так и не был принят.

Сегодня, с высоты минувших лет, можно критично рассмотреть результаты работы того времени. Помнится, в 1960-е годы в авиации ходила поговорка: «Конструктор — Сухой, самолет — сырой, а техник — мокрый», но постараемся все же удержаться от скоропалительных и легковесных выводов. Можно было бы сослаться на «объективные» факторы, затруднявшие для конструкторов выбор общей компоновки и параметров новой машины. Таких, например, как явно завышенные требования заказчика и отсутствия у него ясной концепции применения самолета, а у коллектива ОКБ — отсутствие практического опыта в создании сверхзвуковых машин. Уже в процессе постройки и испытаний ситуация сильно осложнялась из-за невыполнения заданий смежниками (прежде всего, двигателистами), утяжеления оборудования и снижения его характеристик. Но все это — будни и рутина, так как покупателя не интересуют сложности продавца, ему важно качество продукта, а подобные оправдания может высказать любое ОКБ.

Все это, конечно, не снимает с конструкторов ответственности за просчеты, допущенные при проектировании самолета, но и здесь все же следует различать ошибки, так сказать, «концептуальные», связанные с общим уровнем авиационной науки и представлений о предмете проектирования. Подобные претензии можно отнести, пожалуй, ко всему поколению самолетов, как советских, так и зарубежных. Гораздо интереснее для нас вопрос — кто и как решал эти проблемы? В качестве примера можно засвидетельствовать, что с точки зрения конструкции планера, Су-7 был исключительно надежной машиной. По статистике летных происшествий, за все время его эксплуатации в ВВС СССР не было ни одного случая разрушения самолета в воздухе из-за недостаточной прочности. И это несмотря на то, что в момент проектирования машины конструкторам были практически неизвестны нормы повторяемости нагрузок для такого типа самолетов.

К числу серьезных «концептуальных» ошибок, можно отнести относительное несовершенство аэродинамической компоновки (лобовой воздухозаборник, и, следовательно, большие потери внутренних объемов из-за длинного воздушного канала; слабая механизация крыла, и, как следствие, — ухудшение взлетно-посадочных характеристик и т. д.). Эти упреки были бы вполне справедливы, так как на них практически нечего возразить, за исключением уже упоминавшихся ссылок на отсутствие у конструкторов практического опыта в разработке подобных машин и твердый, директивный характер рекомендаций ЦАГИ по выбору компоновки — только из числа испытанных и отработанных в институте.

Особо стоит отметить недооценку взлетно-посадочной механизации. Эта оплошность, приведшая к высоким взлетно-посадочным скоростям, была «ахиллесовой пятой» всех машин второго поколения, как советских, так и американских. В результате пришлось усиленно бороться за их улучшение, но кардинально решить проблему так и не удалось. Другой пример — регулировка воздухозаборника для обеспечения устойчивой совместной работы ТРД с осевым компрессором и входного устройства. Здесь ОКБ училось на своих ошибках, о многом тогда не догадываясь из-за незнания предмета, и уже в ходе испытаний находило приемлемые решения задач. Подобные трудности встали и перед ОКБ-155 при испытании машин серии «Е».

Более интересным представляется вопрос о выборе двигателя. Была ли альтернатива АЛ-7Ф? Как известно, создававший машину меньшей размерности Микоян взял в качестве силовой установки Р-11Ф-300. И не прогадал, так как, несмотря на несколько затянувшийся стартовый период, со временем этот двигатель вышел на заданные параметры (за исключением веса), а по показателям надежности и ресурса сильно опередил своего соперника. Как это все напоминает историю с фронтовыми бомбардировщиками… Конечно, с позиций сегодняшнего дня легко осудить П. О. Сухого за его выбор АЛ-7Ф, но оправдано ли это? Ведь в то время, когда выбор еще только предстояло сделать, все было отнюдь не столь очевидно. Для обеспечения заданных характеристик вместо одного АЛ-7 пришлось бы поставить два Р-11, а это усложняло и утяжеляло машину.

Ставка, сделанная П. О. Сухим на АЛ-7Ф с высокими тяговыми характеристиками, была оправдана при создании высотного истребителя, каким первоначально и задумывался этот самолет. В таком качестве он, пожалуй, ничем не уступал бы создававшемуся параллельно с ним перехватчику Т-3.

Если же пофантазировать в стиле альтернативной истории, то ясно, что Су-7, в силу большей стоимости и более высоких требований к взлетной полосе, не смог бы получить такого же широкого распространения как МиГ-21. В то же время, больший мидель фюзеляжа в случае перекомпоновки носовой части по типу перехватчика Су-11, смог бы обеспечить размещение более мощной РЛС. С 1973 года истребитель Су-7, скорее всего, получил бы ракету Р-23 и смог бы вести бои на средних дистанциях. С этого же года Су-7 мог быть оснащен двигателем Р29-300, что позволило бы поднять дальность полета до 1500 км без подвесных баков. С подвесными баками можно было бы получить и вполне приличную дальность. Вот только выпуск обновленного Су-7 в эти годы уже не имел бы смысла: с тем же двигателем и в той же размерности готовился к серии более прогрессивный МиГ-23. Думаю, что долгожителем, подобным МиГу-21, Су-7 стать не смог бы.

Какую результативность мог бы показать Су-7 во Вьетнамском конфликте, предсказать сложно. В ближнем маневренном бою он не уступал МиГ-21. Однако большие размеры позволяли бы пилотам F-4 обнаруживать его чаще и раньше, чем небольшой МиГ-21. Частично это могло быть компенсировано более мощной бортовой РЛС, о которой сказано выше. Кроме того, более мощный двигатель давал и более мощный тепловой след. Сбросить с хвоста ракеты с ИК ГСН пилоту Су-7 было бы гораздо труднее, чем его коллеге на МиГ-21. Анализировать бой с «Миражами» еще сложней. Если «Миражи» затягивали МиГи на горизонтальные виражи, то у Су-7 здесь преимущество, но все-таки лично мне сложно представить лучшую результативность Сухого. В любом случае, руководство поступило правильно, отдав предпочтение в этом конкурсе МиГ-21

Использованная литература:
Адлер Е.Г. Земля и небо. Записки авиаконструктора.
Марковский В.Ю., Приходченко И.В. Первый сверхзвуковой истребитель-бомбардировщик Су-7Б. «Выйти из тени!»
Авиация и время // 2011. №5. «Самолет эпохи реактивного классицизма».
АвиО. Антология Су-7.
Крылья Родины // Адлер Е.Г. Как зарождался Су-7.
Цихош Э. Сверхзвуковые самолеты.
Крылья Родины // Агеев В. На пороге «второго звука».
Астахов Р. Фронтовой истребитель Су-7.
История конструкций самолетов в СССР 1951-1965 гг.

topwar.ru

Характеристики истребителя МиГ 21 — Авиация России

Основным самолётом советской Фронтовой авиации на протяжении двух десятилетий был надёжный и прочный МиГ 21. Разрабатывая эту машину, конструкторы создали ряд опытных самолётов, на которых проверялись технические решения окончательного проекта и собрана бесценная научная информация. Результат правильных технических поисков, воплощённых в МиГ 21 доказан успешным ведением боевых действий этим самолётом в разных частях мира.

История создания

Согласно техническому заданию НИИ ВВС СССР 1953 года в ОКБ Микояна вышло предложение о разработке лёгкого сверхзвукового истребителя, необременённого БРЭО, с одним турбореактивным двигателем, обладающего небольшим запасом горючего, у которого огневая мощь и продолжительность полёта принесены в жертву его превосходным лётным качествам.

МиГ 21 и МиГ 35

От нового истребителя требовалось, чтобы он успешно противостоял штатовским самолётам «сотой» серии и их реактивным бомбардировщикам.

После осмысления и переработки технического задания стало ясно, что новая машина этим параметрам не соответствует и решили создать лёгкий истребитель, вооружив его только пушками, чтобы он днём совместно с земным наведением обеспечивал местную противовоздушную оборону.

Было построено два опытных образца – один с треугольным крылом (Е 4), второй со стреловидным (Е 2). Их оснастили устаревшими двигателями, новые проходили стадию обкатки. Морозным февральским днём 1955 года совершил первый полёт Е 2, позднее 16 июня того же года оторвался от бетонной полосы и выполнил пробный полёт Е 4.

ОКБ Микояна остановилось на варианте с треугольным крылом, оснастив двигателем большей мощности Р-9И. Разработали новый опытный образец Е 5, который в январе 1956 года впервые поднялся в воздух. Была выпущена небольшая серия этих прототипов так и не переданных на испытания по причине создания к тому времени машины с двигателем Р-11Ф-300 и получившей обозначение Е 6.

В мае 1958 года этот вариант истребителя впервые попробовал воздух и был допущен к госиспытаниям. После их успешного прохождения началось производство серийных машин под индексом МиГ 21Ф. Немного позднее в 1960 году выпустили МиГ 21Ф 13, на который установили ракеты К-13.

МиГ 21 кабина

Модификации МиГ 21

МиГ 21 на протяжении всех лет существования постоянно дорабатывался, МиГ 21Ф 13 сменил перехватчик МиГ 21П. Установив на машину новый радиолокационный прицел и повысив запас топлива, выпустили серию с индексом МиГ 21ПФ, а затем истребитель с усовершенствованным оборудованием и вооружением, с иным фонарём кабины получил обозначение МиГ 21ПФМ.

Постепенно обозначился отход от концепции лёгкого истребителя – вес машины возрастал, усложнялось оборудование и вооружение. Второе поколение семейства 21-х в 1964 году оборудовали новой радиолокационной станцией «Сапфир-21» и пушкой ГШ-23Л, машину обозначили как МиГ 21С. Для ВВС Советского Союза самолёт оснастили новой силовой установкой Р-13-300 и она получила название МиГ 21СМ.

МиГ 21

Самая лучшая и совершенная модификация представлена третьим поколением МиГов. Этот вариант получил обозначение МиГ 21 бис и стал единственным в этом поколении. На нём стояла усовершенствованная РЛС «Сапфир-21М», доработанное прицельное оборудование, а вооружение усилили новой ракетой Р-13М. Для ВВС машины оснастили оборудованием для захода на посадку вслепую – системой «Полёт-ОИ», а самолёты противовоздушной обороны получили комплект аппаратуры наведения «Лазурь-М».

Технические характеристики МиГ 21 бис в 1972 году улучшены за счёт установки на машину нового двигателя Р-25-300. Лётные параметры истребителя стали сопоставимы с американским F 16, уступая ему в авионике и боевой нагрузке.

Миг 21

Модернизированный в 1993 году МиГ 21 93 разработан для размещения современного ракетного вооружения, новой электрической системы управления и бортовой мощной РЛС «Копьё». Эти машины шли на экспорт и замену старых МиГ 21, которые имелись во многих странах за рубежом.

Многие иностранные фирмы, в частности, израильские и индийские предлагали свои услуги по доработке, установке новейшего оборудования и вооружения этого легендарного самолёта.

Миг 21

Описание конструкции

По аэродинамической компоновке МиГ 21 – это самолёт со средним расположением крыла треугольной формы и традиционным хвостовым оперением. В носовой части машины расположен многорежимный воздухозаборник с центральным телом, внутри которого установлена бортовая радиолокационная станция. Антенна РЛС закрыта подвижным конусом с продольным ходом. Перемещается конус с помощью гидропривода и фиксируется в трёх положениях: убран (нормальное), частично выдвинут (скорость 1,5м) и полностью выдвинут (скорость более 1,9м).

На наиболее распространённой модификации МиГ 21МФ, ниже створок дополнительного забора воздуха установлены аэродинамические гребни, исключающие попадание раскалённых газов в воздухозаборники при стрельбе из пушки. Под крылом на фюзеляже находятся створки ниши основных стоек шасси с колёсами диаметром 800 мм, позволяющих эксплуатировать машину с плохо подготовленных полос.

На нижней поверхности фюзеляжа расположены три тормозных щитка, открывающихся с помощью гидроцилиндров вперёд по полёту. Выпуск щитков не сказывается на балансировке самолёта. В цилиндрическом контейнере, размещённом под основанием киля, находится тормозной парашют.

МиГ 21 компоновочная схема

МиГ 21 оснащён турбореактивным двигателем ТРДДФ Р-25-300 с новым пятиступенчатым компрессором высокого давления и форсажной камерой. На расходе топлива доработка практически не сказалась, а использование титановых сплавов вместо стали,  даже снизило массу силовой установки.

В МиГ 21 кабина у более поздних модификаций стала более эргономичной, оснащена новой авионикой, пилот сидел в катапультном кресле «ноль-ноль» КМ-1. Обзор задней полусферы был улучшен с помощью нескольких зеркал заднего вида, закреплённых на арке фонаря кабины.

Радиопрозрачный обтекатель на вертикальном хвостовом оперении скрывает антенну станции предупреждения об облучении, подающую сигнал лётчику, если самолёт захвачен лучом радара противника. На вершине киля установлена антенна системы опознавания свой – чужой. Над рулём направления находится стекатель статического электричества и аэронавигационный огонь.

Миг 21

Характеристики МиГ 21 (общие для всех модификаций)

Маневренный самолёт МиГ 21, характеристики которого приведены ниже, выпущен в огромном количестве – 11496 единиц и принят на вооружение многими странами мира. Массовое производство значительно снизило цены на этот истребитель, например, боевая машина пехоты была дороже, чем МиГ 21МФ.

  • Размах крыла – 7,15 м
  • Площадь крыла – 22,95 м
  • Длина самолёта – 14,10 м
  • Двигатель – ТРДДФ Р-25-300
  • Тяга на форсаже – 6850 кгс
  • Тяга максимальная без форсажа – 4100 кгс
  • Вес пустого самолёта – 5460 кг
  • Максимальный взлётный вес – 10100 кг
  • Запас топлива – 2750 кг
  • Наибольшая скорость на высоте – 2230 км/ч
  • Скорость у земли – 1300 км/ч
  • Скорость крейсерского полёта – 1000 км/ч
  • Наивысшая скороподъёмность – 235 м/с
  • Практический потолок – 19000 м
  • Дальность полёта с ПТБ – 1470 км
  • Дальность полёта без ПТБ – 1225 км
  • Максимальная перегрузка – 8,5 g
  • Экипаж – 1 чел
  • Стрелковое вооружение – 23-мм пушка ГШ-23Л
  • Точки подвески – 5
  • УР «воздух-воздух» – Р-3С, Р-3Р, Р-13М, Р-13М1, Р-60, Р-60М
  • УР «воздух-поверхность» – Х 66
  • Неуправляемые ракеты – калибр 57 и 240 мм
  • Бомбы – общим весом до 1000 кг

Интересные факты

В 1966 году иракский лётчик Мунир Редфа пошёл на сговор с израильтянами и согласился угнать МиГ 21. Случай представился 15 августа 1966 года в половине восьмого утра, взлетев Мунир набрал высоту, а затем резко снизился и прижавшись к земле, промчался над Ираком и службы ПВО его не засекли. Над Израилем перебежчика ждал «Мираж» и сопроводил на аэродром посадки.

Миг 21

Неизвестно, как сложилась бы шестидневная арабско-израильская война, если бы не были раскрыты тайны новейшего советского истребителя и другой военной техники, поставляемой Советским Союзом в арабские страны. Эта операция носила медицинское название «Пеницеллин».

Недавний случай с поставками МиГ 21 в Хорватию с Украины. На модернизированные советские самолёты поставили старые запчасти. Украина получила за ремонт семи МиГ 21 и продажу ещё пяти 13 миллионов евро, но, как оказалось, пять самолётов не подлежат эксплуатации из-за некачественного ремонта.

После взлёта с аэродрома в провинции Хама в Сирии сбит МиГ 21 сирийских ВВС. По одним источникам пилот катапультировался и расстрелян в воздухе боевиками во время спуска на парашюте. Сирийские же источники утверждают, что самолёт упал по техническим причинам и лётчик благополучно приземлился. Во всяком случае, это первая потеря сирийских ВВС в этом году.

По данным 2004 года, индийские МиГ 21 «Бизон» сокрушили со счётом 9:1 американских асов на F 15 и F 16 в показательных боях. Наш славный ветеран МиГ 21 претерпев множество модификаций не только выигрывал показательные бои, но и принимал участие во множестве локальных войн и конфликтов, где зарекомендовал себя достойным бойцом.

Миг 21

Видео: взлёт МиГ 21

https://www.youtube.com/watch?v=F3VmprqrZ34

aviarf.ru

МиГ-21. Боец без правил » Военное обозрение

Очень интересный, легендарный, резвый самолет, обладающий очень большой управляемостью, особенно в поперечном канале. Например, он «бочки» крутит за секунду на скорости 700-800 км\час.


— зам. начальника лётной службы ОКБ Сухого, полковник запаса Сергей Богдан.

Летчики 4477-й эскадрильи демонстрировали как быстро может задрать нос МиГ-17, чтобы дать очередь из пушек, насколько велика угловая скорость крена у МиГ-21 и как легко набирает скорость МиГ-23.


— из истории «Красных орлов», испытания МИГов в США

Угловая скорость крена (rate of roll) — это не спроста. Важнейший параметр, от которого зависит быстрота выполнения «бочки», т.е. возможность ухода из-под атаки. Дикое превосходство в воздушном бою! Впрочем, обо всем по порядку.

Впервые с уважаемым я познакомился в Самаре. В тот день удалось не только постоять рядом, но даже посидеть в его небольшой кабине… Значит, вот — ручка управления самолетом (РУС), удобная, из ребристой пластмассы. В нее встроены кнопки управления оружием. Левая ладонь сжимает ручку управления двигателем, прямо под ней пульт управления закрылками. Взгляд ищет пять основных пилотажных приборов: авиагоризонт, компас, спидометр, вариометр, высотомер… Нашел!

Прямо впереди темнеет круглый иллюминатор «Сапфир’а». Может быть здесь, на тусклом стекле когда-то проецировались отметки от «Миражей» и «Фантомов», но сейчас прибор отключен. Некогда грозный воздушный корабль теперь спит под вечерним небом — тем, которое ему пришлось когда-то защищать. Но, пора — внизу у лестницы стоят другие желающие посидеть в кабине настоящего МиГ-21. Последний раз окидываю взглядом симпатичную синюю кабину и покидаю кресло пилота…

И швец и жнец

Поводом рассказа о МиГе стал извечный спор об «универсальном самолете». Как обычно, началось все с критики легендарного «Фантома», который по мнению спорящих, задумывался, как совершенный истребитель-бомбардировщик, а в результате получился плохой истребитель и плохой бомбардировщик. Далее, был спор о боевой нагрузке — сколько тонн бомб и различных видов целевой нагрузки можно подвесить под крыло легкого истребителя — что б тот не превратился в неповоротливый «утюг».

Объединив два спора, можно констатировать одно — создание «универсального самолета» в эпоху реактивной авиации есть не мечта, а реальность. Ураганная тяга реактивного двигателя позволяет даже самым легким истребителям поднимать в небо такое кол-во бомб, которое 70 лет назад не поднимала даже четырехмоторная «Летающая крепость» с размахом крыла 31 метр. И здесь возникает такая несправедливость: универсальный «Фантом» и якобы неуниверсальный МИГ. Как же так? Ведь самыми яркими страницами в боевой карьере МиГ-21 были Вьетнам, Ближний Восток и… Афганистан.

9 января прикрывали очередную колонну из Термеза на Файзабад. Шел мотострелковый полк, с грузовиками и техникой, с головы и хвоста прикрытые «броней». Колонна прошла Талукан и направлялись в сторону Кишима. Растянувшись, колонна образовала зазор в километр, где не было ни «брони», ни огневых средств. Туда и ударили мятежники.

Из нашего чирчикского полка первыми подняли пару командира звена капитана Александра Мухина, находившегося в готовности № 1 у своего самолета. За ним вылетела группа руководства. Азарт был велик, всем хотелось повоевать, отметиться в деле. Возвратившись, командиры сразу меняли самолет, пересаживаясь в ожидавшие подготовленные истребители. Остальным приходилось довольствоваться тем, что сидели в кабинах в готовности, ожидая очереди. Летчики прилетали возбужденные, рассказывали прямо как в кино про Чапаева: стреляли НУРСами из блоков УБ-32 по толпе кавалерии и пеших душманов, практически на открытой местности. Нарубили они тогда порядочно.

НУРСы — это еще не все. Помимо функций штурмовиков и самолетов огневой поддержки, МиГи использовались в качестве настоящих бомбардировщиков. И ничего, что у «малышей» не было даже простейших бомбардировочных прицелов. В условиях гор сложные прицельные комплексы теряли свою эффективность, и на первый план выходило летное мастерство и знание местности. Неприцельному бомбометания также способствовал сам характер боевых действий:

Предстояло нанести удар в Парминском ущелье рядом с Баграмом. Зарядка самолетов составила по четыре бомбы ОФАБ-250-270. Атаку надо было выполнять по указаниям авианаводчика, цель — огневые точки по склонам гор.

После постановки задачи я спросил у комэска: «А как бомбы сбрасывать?». Он мне объяснил, что главное держать боевой порядок и смотреть на него. Как только у него бомбы сойдут, то и мне сбрасывать с задержкой «и р-раз…», потому что с первого захода и в первой в жизни атаке я все равно не найду, куда целиться, тем более, что удар мы должны наносить по «предполагаемым» огневым точкам. А задержка нужна, чтобы бомбы легли с рассеиванием: нет смысла класть все восемь штук в одно место, пусть эти две тонны накроют большую площадь, так надежнее.

Истребители типов МиГ-21ПФМ, МиГ-21СМ, МИГ-21бис составляли основу ударной авиации 40-й армии вплоть до лета 1984 года, когда их сменили более современные МиГ-23. Но даже с появлением полноценных истребителей-бомбардировщиков и штурмовиков особой конструкции (Су-25), они продолжали использоваться для нанесения ударов по позициям моджахедов до самого конца войны. Пилоты любили «двадцать первые» за их стремительность и малые размеры — в атакующий МиГ-21 было предельно сложно попасть из ДШК с земли.

За чрезвычайную «шустрость» и маневренность, МиГ-21 в Афганистане получил прозвище «веселый». Команда на вызов истребителей с КП так и звучала открытым текстом: «Звено «веселых» поднять в заданный район».

В осенние и зимние месяцы 1988-89 года, вплоть до середины февраля, летчикам приходилось выполнять по три-четыре вылета в день. Боевая зарядка МиГ-21бис составляла по две бомбы калибра 500 кг или четыре по 250 кг на самолет. Типы боеприпасов определялись боевой задачей, от фугасных, осколочно-фугасных, зажигательных и РБК при ударах по населенным пунктам и базам боевиков до бетонобойных и объемно-детонирующих бомб для поражения горных укрытий, укреплений и защищенных целей.

О напряженном графике боевой работы МИГ-21 говорит такая статистика: за время пребывания в Афганистане общий налет истребителей 927-го иап составил 12 000 часов с выполнением примерно 10000 боевых вылетов. Средний налет на самолет равнялся 400 часам, на летчика приходилось от 250 до 400 часов. В ходе бомбоштурмовых ударов было израсходовано порядка 16000 авиабомб разных типов калибра 250 и 500 кг, 1800 реактивных снарядов С-24 и 250 000 патронов к пушкам ГШ-23. Притом, что 927-й иап не единственный, кто летал на МиГ-21. Интенсивность боевой работы летчиков-истребителей была на треть выше, чем в истребительно-бомбардировочной авиации и опережала даже штурмовиков, уступая по напряженности только экипажам вертолетов.

Отдельно стоит отметить работу 263-й эскадрильи тактической разведки, летавшей на МиГ-21Р. Только за первый год войны самолеты этого типа выполнили над афганскими горами 2700 боевых вылетов с целью выяснения результатов авиаударов по позициям моджахедов, контроля за состоянием дорог и тактической обстановки в горах. Разведчики комплектовались подвесными контейнерами с комплектом самой современной на тот момент аппаратуры (аэрофотосъемка, телекамеры с прямой трансляцией сигнала на наземный КП в режиме реального времени). Кроме этого, в состав оборудования МиГ-21Р входил микрофон, куда летчик надиктовывал свои впечатления в полете.

Помимо своих прямых обязанностей, разведчики не стеснялись «грязной работы» — вылетая на задание, брали с собой ПТБ и парочку кассетных бомб. Пилоты МиГ-21Р лучше других ориентировались в горах, часто летали на «свободную охоту» и, не теряя времени, самостоятельно атаковали обнаруженные караваны с оружием.

Суперистребитель

Побоище в горах Афганистана лишь часть боевой истории МиГ-21. За пеленой пыли и красного от крови песка проступает не менее героическая страница в судьбе этого самолета. Воздушные бои!

Как правило, наиболее популярны истории об участии МиГ-21 в войне во Вьетнаме. Жаркие схватки с «Фантомами», «Стратофортрессами» и «Тандерчифами» — увы, за красивой легендой скрывается скучная обыденность. МиГ-21 не мог быть серьезным противником ВВС США, в силу своей малочисленности в рядах авиации ДРВ. Основной угрозой в воздухе были вьетнамские МиГ-17. И это не шутка! Янки было чего опасаться — маленький, предельно верткий самолетик с мощнейшим пушечным вооружением представлял реальную угрозу на дозвуковых скоростях, в ближнем воздушном бою. Впрочем, основной потерь американской авиации были даже не серебристые МиГи, а обычные Калашниковы и ржавые ДШК партизан (75% самолетов были сбиты из стрелкового оружия).

МиГи воевали по всему миру — Ближний Восток, Африка, Южная Азия. Индийские пилоты на МиГ-21 лихо расправились с пакистанскими и иорданскими «Старфайтерами» во время Индо-пакистанской войны 1971-го года. Ближний Восток, напротив, не стал ареной триумфа «двадцать первых» — арабские и советские летчики (операция «Римон-20») проиграли большую часть боев, став жертвой лучшей подготовки противника. Особый интерес представляют воздушные схватки МиГ-21 с истребителями четвертого поколения во время войны в Ливане (начало 80-х). Был ли шанс у пилотов сирийских МиГов против современных F-15 и F-16?

«Красные орлы»


Шанс есть всегда! Это убедительно доказали пилоты секретной 4477-й эскадрильи ВВС США, летавшие на самолетах «вероятного противника». Благодаря преданности наших бывших друзей и союзников, в Штаты попало около двух десятков МиГ-21 разных модификаций. В том числе четыре новеньких китайских J-7 (копия МиГ-21) прямо с завода-изготовителя. Янки поставили все трофейные машины «на крыло» и провели сотни учебных воздушных боев со всеми типами боевых самолетов ВВС и авиации Военно-морских сил. Выводы были предсказуемы: ни в коем случае не вступать в ближний воздушный бой. Бить МиГ издалека ракетами или сразу убегать.

Все пилоты 4477-й, летавшие на МиГ-21, отмечали высокую угловую скорость крена и великолепную горизонтальную маневренность, в которой с МиГом не мог сравниться ни один истребитель, вплоть до появления F-16. По поводу «Фантомов» — тактика оказалась простой: перевести МиГ в набор высоты и заложить с макс. перегрузкой правый вираж. Через пару секунд F-4 окажется под огнем пушек МиГа.

МиГ над пустыней Невада


Но особенно удивительно выглядели результаты схваток МиГ-21 с непобедимым «Орлом». Несмотря на колоссальное отставание в авионике и ракетном оружии, пилоты 4477-й зачастую одерживали победы над ничего не подозревающими пилотами F-15.

«Мы знали тактику F-15. Мы знали, что захват они выполняют на дистанции в 15 миль. Обычно мы шли в очень плотном порядке и в момент, когда F-15 должны захватывать цель, резко выполняли маневр расхождения в разные стороны, срывая захват»

«Включаю форсаж, выпускаю закрылки и ставлю самолет «на хвост». Скорость падает до 170 км/ч. Затем опускаю нос и ухожу на солнце. Вираж, и я захожу в хвост противнику. Мы рассказывали летчикам F-15 о таком маневре на предполетной подготовке. Они никогда не верили в возможность его осуществления. Зря не верили».


— рассказы ветеранов 4477-ой эскадрильи о боях «пара на пару» с F-15

Конечно, простым сирийским пилотам такое было вряд ли по силам. В кабинах МИГов сидели летчики экстра-класса, налетавшие тысячи часов на советских и американских боевых самолетах. Они знали все тонкости и слабые места оппонентов — и били без промаха.

Как известно, лучшая похвала — похвала от твоего противника:

«МиГ-21 — суперсамолет. Смотрится отлично и летает великолепно.»


— безоговорочное мнение пилотов 4477-ой эскадрильи

В статье приведены цитаты из книги В.Марковского «Жаркое небо Афганистана» и отрывки истории о «красных орлах» М. Никольского

topwar.ru

Конкуренты легендарного МиГ-21. Часть третья. Су-7: конкурентная борьба: 101

Конкуренты легендарного МиГ-21. Часть первая. Як-140
Конкуренты легендарного МиГ-21. Часть вторая. Су-7: первый двухмаховый


фото кликабельно



Резкий прирост максимальной скорости по сравнению с предыдущим поколением машин, в частности МиГ-19, породил некую эйфорию — как у заказчика, так и у руководства МАПа. Поддержка шла на самом высоком уровне, так как совпадали интересы и МАПа (ведь ему для отчетности были нужны высокие показатели), и заказчика — ВВС (вполне обоснованно желавшего иметь на вооружении новую машину, которая стала бы достойным ответом на «американский вызов» в лице истребителей 100-й серии). Следует оговориться, что и соперники в лице ОКБ-155, возглавлявшегося А. И. Микояном, не дремали: летом 1955-го, раньше С-1, на испытания вышел опытный Е-4, а в начале 1956-го — и Е-5 со штатным двигателем Р-11. Весной 1956-го машины шли буквально нога в ногу по этапам программы заводских испытаний, постепенно наращивая скорость в негласном соревновании.

В результате некоторое время игра шла, можно сказать, честно, и первому выигравшему (им, как уже было сказано, стало ОКБ Сухого) было предоставлено право запуска машины в серийное производство. Вскоре вышло постановление правительства, по которому С-1 под обозначением Су-7 запустили в малую серию на заводе № 126 в Комсомольске-на-Амуре. К середине 50-х этот завод, как и многие другие, был «вотчиной» Микояна: здесь выпускали МиГ-17 и готовились к производству МиГ-19. Но, в отличие от «головных» заводов МАПа № 21 (Горький) и № 153 (Новосибирск), он был как бы не «родным»: и расположен далеко, и объемы производства поменьше, и оборудование поплоше… А посему и отношение к тому, что его собирались «отобрать», у микояновцев было достаточно спокойное. Ну, а суховцам выбирать не приходилось, и комплект рабочей документации в установленные сроки передали на серийный завод. В 1957-м, еще до окончания испытаний, там началась подготовка производства.


Государственные совместные испытания фронтового истребителя Су-7 завершились 28 декабря 1958 года. Су-7 имел тяговооруженность около единицы и нагрузку на крыло 290 кг/м2. Самолет развивал максимальную скорость в 2170 км/ч и имел потолок в 19100 метров, что являлось лучшим показателем для отечественных машин на то время. В то же время в ходе войсковых испытаний выявилась масса недостатков, естественных и неотвратимых для головных серий. Они требовали немедленного устранения, как в производстве, так и в строю. С этой целью бригада заводских специалистов дорабатывала в частях бортовые системы и планер с полной разборкой оборудования, роспуском электрожгутов и их переукладкой по новым трассам с обеспечением термозащиты и перепайкой в разъемах. Одновременно внедрялась усовершенствованная автоматическая система управления ЭСУВ-1В и заменялась НЧФ на уширенную в связи с заменой двигателя АЛ-7Ф на АЛ-7Ф-1 с новой системой автоматики. Как уже говорилось, освоение в серии МиГ-15 и МиГ-17 завод №126 осуществлял вслед за ведущими родственными предприятиями, используя их технологические разработки. А вот в производстве Су-7 завод выступал уже как самостоятельное серийное предприятие, полностью обеспечивавшее конструкторско-технологическую доводку самолета. В конечном счете вся спешка с запуском в серию еще очень сырой машины вышла для «семерки» боком — первоначальный план выпуска не раз срывался из-за необходимости многочисленных доработок. Фактически в 1959 году было изготовлено 96 самолетов Су-7.

Серийные машины несли вооружение, состоящее из двух 30-мм пушек НР-30, установленных в корневых частях консолей крыла с боезапасом по 65 патронов на ствол (при допустимой емкости патронного рукава в 80 патронов). На подфюзеляжных балочных держателях БДЗ-56Ф могли подвешиваться два ПТБ по 640 литров каждый или, в перегрузку, авиационные бомбы калибром до 250 кг. Поскольку из-за «прожорливого» двигателя большинство полетов выполнялось с ПТБ, в серии под крыло установили еще два БДЗ-56К для бомб калибра до 250 кг или блоков ОРО-57К с неуправляемыми реактивными снарядами. Первоначально ОРО-57К были разработаны в ОКБ-155 А.И. Микояна для истребителя МиГ-19, но в дальнейшем нашли ограниченное применение и на Су-7 . Каждый блок снаряжался восемью 57-мм НАРС С-5М с фугасной БЧ. Подрыв снаряда осуществлялся механическим ударным взрывателем мгновенного действия В-5М. Прицеливание выполнялось с помощью авиационного стрелкового прицела АСП-5НМ, а для определения дальности до воздушных целей самолеты комплектовались радиодальномером СРД-5М, установленным в контейнере выдвижного конуса воздухозаборника. В состав оборудования Су-7 входили радиостанция РСИУ-4, радиокомпас АРК-54И «Илим», маркерный радиоприемник МРП-56П «Маркер», ответчики СОД-57 и СРО-2 «Хром», а также станция предупреждения об облучении СПО-2 «Сирена-2».

А тем временем конкуренты в лице ОКБ-155 А.И. Микояна все больше «наступали на пятки». Как уже говорилось, они первыми стартовали в гонке за лучший истребитель — 14 февраля 1955 года летчик-испытатель ОКБ Г.К. Мосолов поднял в воздух опытный Е-2 со стреловидным крылом и двигателем РД-9Б с форсажной тягой 3250 кгс, ранее устанавливавшимся на МиГ-19. Это было временное решение, поскольку проектируемый истребитель Е-1 предполагалось оснастить новым ТРДФ А.А. Микулина АМ-11 тягой на форсаже 5110 кгс и треугольным крылом — последним «писком» авиационной моды тех лет. Из-за недобора тяги Е-2 сильно не дотягивал до заданной максимальной скорости в 1920 км/ч и потолка 19000 м. Вариант истребителя Е-4 с треугольным крылом и все тем же РД-9 тоже не «блистал» летными характеристиками — его максимальная скорость составляла всего 1290 км/ч, а потолок 16400 м. На этом фоне результаты, показанные суховским С-1, выглядели более предпочтительно. Не исправила положения и «треуголка» Е-5 с доработанным крылом и ТРДФ АМ-11 (в серии Р11-300). Самолет из-за все еще недостаточной мощности двигателя не дотягивал до ТТТ ВВС и тогда расценивался заказчиком как неудачный и бесперспективный. Начавшийся было серийный выпуск Е-5, получившего в серии обозначение МиГ — 21 , на тбилисском авиазаводе №31 был быстро свернут. В то же время нареканий по комплексу летных характеристик новых суховских машин практически не было. Главком ВВС маршал авиации К.А. Вершинин 9 января 1958 года в письме в ЦК КПСС указывал, что «ВВС как заказчик заинтересованы в доводке большого количества опытных самолетов с тем, чтобы иметь возможность выбора… По летным характеристикам Су-7 имеет преимущество по сравнению с МиГ-21 в скорости на 150-200 км/ч и потолку — 1-1,5 км, при этом он может быть, после внесения небольших изменений, истребителем-бомбардировщиком. Доведенность Су-7 более обнадеживающая, чем МиГ-21».

Казалось, судьба МиГ-21 повисла на волоске, но на следующий день К.А. Вершинин вместе с председателем ГКАТ П.В. Дементьевым отправляет в тот же адрес еще одно письмо, но уже с просьбой выпустить из имеющегося задела 10-15 МиГ-21. Понять тайны «мадридского двора» очень трудно. Последняя просьба так и осталась без внимания. Однако МиГ-21 кто-то «выручил»; вполне возможно, что свое слово сказало и ОКБ-300, вовремя подоспевшее с предложением по форсированному варианту двигателя Р11Ф-300.

24 июля 1958 года вышло постановление Совета министров No. 831-398 и спустя девять дней — приказ ГКАТ № 304 о постройке самолета МиГ-21Ф (Е-6, изделие «72» завода No. 21) с двигателем Р11Ф-300 на базе МиГ-21. Новый Р11Ф-300, выпуск которого начался в 1958 году, имел форсажную тягу 6120 кгс, приемлемую надежность и позволил существенно улучшить практически все летные характеристики истребителя. 20 мая 1958 года В.А. Нефедов оторвал от земли Е6-1, первый опытный образец истребителя, получившего в дальнейшем обозначение МиГ-21Ф. С форсированным ТРДФ, острой передней кромкой ВЗ, двухскачковым конусом и другими улучшениями МиГ-21Ф развивал максимальную скорость 2100 км/ч, достигал высоты 20700 м и имел дальность полета с одним ПТБ 1800 км. Его вооружение состояло из двух 30-мм пушек НР-30 (таких же, как и на Су-7 ), НАРС, бомб и зажигательных баков. Машина имела хорошую устойчивость и управляемость, могла быть быстро освоена летчиками строевых частей. Кроме того, при практически равных летных характеристиках с Су-7 более простой и легкий (6850 кг против 9245 кг) МиГ-21Ф лучше подходил для ФА ВВС, поскольку имел лучшие пилотажные и маневренные характеристики, меньшую посадочную скорость и, следовательно, требовал аэродромов с менее длинной ВПП (длина разбега МиГ-21Ф равнялась 900 м, а Су-7 — 1350 м). Двигатель Р11Ф-300 оказался менее подверженным помпажу, ахиллесовой пяте «семерки», а применение перспективного на то время треугольного крыла еще больше прибавляло очков истребителю ОКБ-155.

Между тем продолжавшиеся проблемы с АЛ-7Ф на фоне нового конкурента не прибавляли сторонников суховской машине. Из приведенных ниже таблиц совершенно очевидно, что у Сухого получился большой истребитель. Тем не менее, сравнивая самолеты его и Микояна, видно, что характеристики маневренности Су-7 получились неплохими. Наблюдается значительное преимущество Су-7 в радиусе виража, которое сохраняется с ростом высоты. Но есть небольшое отставание в скороподъемности. Командование ВВС было удовлетворено новой машиной П.О. Сухого. Однако военные поддерживали и альтернативный проект Микояна, который в качестве фронтового истребителя подходил лучше. Естественно, что проблемы возникали и с МиГ-21, но число этих самолетов в частях ВВС росло. В 1959 году самолет был запущен в серию на горьковском авиазаводе №21, дав старт выпуску одного из самых массовых и знаменитых реактивных истребителей «всех времен и народов». А к началу 1960 г. заводы построили уже более 200 (!) машин. Концепция легкого фронтового истребителя для воздушного боя побеждала. МиГ-21 отличался более простой в эксплуатации силовой установкой, меньшим расходом топлива, был менее заметен в воздухе, обладал лучшими взлетно-посадочными характеристиками, и для принятия его на вооружение не требовалось увеличивать взлетные полосы по всей стране, что в итоге и предопределило выбор военных.

В противовес успеху МиГ-21Ф в ОКБ-51 на базе опытного С-41, достигшего на испытаниях скорости 2230 км/ч и потолка 19500 метров, был разработан проект истребителя С-21. Но до постройки прототипа дело так и не дошло.

Ну, а как обстояли дела в США, с постоянной оглядкой на которые военные заказчики выдавали ТТ?

F-104G

В США Джонсон со своим F-104 сильно отклонился от начальных планов и вместо легкого истребителя сотворил пилотируемую ракету для достижения рекордных характеристик. В целом заокеанский соперник оказался самым неудачным истребителем. Собственно, все это и определило дальнейшую судьбу проектов. Американцы взяли неманевренный F-104A на вооружение частей ПВО (а заодно продавили его вопреки здравому смыслу союзникам в качестве основного), МиГ-21 стал «рабочей лошадкой» фронтовой авиации, а Су-7, как и предлагал в своем письме Главком, начали переделывать в бомбардировщик. Последние «чистые» Су-7 12-й серии покинули сборочный цех в декабре 1960 года. Всего построили 133 истребителя, из них 10 предсерийных и первые 20 серийных самолетов имели двигатели АП-7Ф. Учитывая огромную потребность ВВС в подобных истребителях, число построенных Су-7 просто мизерное — они находились на вооружении только двух истребительных авиаполков — 523-го и 821-го. Обе части базировались в Приморском крае, поближе к заводу-изготовителю. Часть самолетов поступила в Ейское ВВАУЛ, где было развернуто обучение летчиков. Официально на вооружение Су-7 так и не был принят.

Сегодня, с высоты минувших лет, можно критично рассмотреть результаты работы того времени. Помнится, в 1960-е годы в авиации ходила поговорка: «Конструктор — Сухой, самолет — сырой, а техник — мокрый», но постараемся все же удержаться от скоропалительных и легковесных выводов. Можно было бы сослаться на «объективные» факторы, затруднявшие для конструкторов выбор общей компоновки и параметров новой машины. Таких, например, как явно завышенные требования заказчика и отсутствия у него ясной концепции применения самолета, а у коллектива ОКБ — отсутствие практического опыта в создании сверхзвуковых машин. Уже в процессе постройки и испытаний ситуация сильно осложнялась из-за невыполнения заданий смежниками (прежде всего, двигателистами), утяжеления оборудования и снижения его характеристик. Но все это — будни и рутина, так как покупателя не интересуют сложности продавца, ему важно качество продукта, а подобные оправдания может высказать любое ОКБ.

Все это, конечно, не снимает с конструкторов ответственности за просчеты, допущенные при проектировании самолета, но и здесь все же следует различать ошибки, так сказать, «концептуальные», связанные с общим уровнем авиационной науки и представлений о предмете проектирования. Подобные претензии можно отнести, пожалуй, ко всему поколению самолетов, как советских, так и зарубежных. Гораздо интереснее для нас вопрос — кто и как решал эти проблемы? В качестве примера можно засвидетельствовать, что с точки зрения конструкции планера, Су-7 был исключительно надежной машиной. По статистике летных происшествий, за все время его эксплуатации в ВВС СССР не было ни одного случая разрушения самолета в воздухе из-за недостаточной прочности. И это несмотря на то, что в момент проектирования машины конструкторам были практически неизвестны нормы повторяемости нагрузок для такого типа самолетов.

К числу серьезных «концептуальных» ошибок, можно отнести относительное несовершенство аэродинамической компоновки (лобовой воздухозаборник, и, следовательно, большие потери внутренних объемов из-за длинного воздушного канала; слабая механизация крыла, и, как следствие, — ухудшение взлетно-посадочных характеристик и т. д.). Эти упреки были бы вполне справедливы, так как на них практически нечего возразить, за исключением уже упоминавшихся ссылок на отсутствие у конструкторов практического опыта в разработке подобных машин и твердый, директивный характер рекомендаций ЦАГИ по выбору компоновки — только из числа испытанных и отработанных в институте.

Особо стоит отметить недооценку взлетно-посадочной механизации. Эта оплошность, приведшая к высоким взлетно-посадочным скоростям, была «ахиллесовой пятой» всех машин второго поколения, как советских, так и американских. В результате пришлось усиленно бороться за их улучшение, но кардинально решить проблему так и не удалось. Другой пример — регулировка воздухозаборника для обеспечения устойчивой совместной работы ТРД с осевым компрессором и входного устройства. Здесь ОКБ училось на своих ошибках, о многом тогда не догадываясь из-за незнания предмета, и уже в ходе испытаний находило приемлемые решения задач. Подобные трудности встали и перед ОКБ-155 при испытании машин серии «Е».

Более интересным представляется вопрос о выборе двигателя. Была ли альтернатива АЛ-7Ф? Как известно, создававший машину меньшей размерности Микоян взял в качестве силовой установки Р-11Ф-300. И не прогадал, так как, несмотря на несколько затянувшийся стартовый период, со временем этот двигатель вышел на заданные параметры (за исключением веса), а по показателям надежности и ресурса сильно опередил своего соперника. Как это все напоминает историю с фронтовыми бомбардировщиками… Конечно, с позиций сегодняшнего дня легко осудить П. О. Сухого за его выбор АЛ-7Ф, но оправдано ли это? Ведь в то время, когда выбор еще только предстояло сделать, все было отнюдь не столь очевидно. Для обеспечения заданных характеристик вместо одного АЛ-7 пришлось бы поставить два Р-11, а это усложняло и утяжеляло машину.

Ставка, сделанная П. О. Сухим на АЛ-7Ф с высокими тяговыми характеристиками, была оправдана при создании высотного истребителя, каким первоначально и задумывался этот самолет. В таком качестве он, пожалуй, ничем не уступал бы создававшемуся параллельно с ним перехватчику Т-3.

Если же пофантазировать в стиле альтернативной истории, то ясно, что Су-7, в силу большей стоимости и более высоких требований к взлетной полосе, не смог бы получить такого же широкого распространения как МиГ-21. В то же время, больший мидель фюзеляжа в случае перекомпоновки носовой части по типу перехватчика Су-11, смог бы обеспечить размещение более мощной РЛС. С 1973 года истребитель Су-7, скорее всего, получил бы ракету Р-23 и смог бы вести бои на средних дистанциях. С этого же года Су-7 мог быть оснащен двигателем Р29-300, что позволило бы поднять дальность полета до 1500 км без подвесных баков. С подвесными баками можно было бы получить и вполне приличную дальность. Вот только выпуск обновленного Су-7 в эти годы уже не имел бы смысла: с тем же двигателем и в той же размерности готовился к серии более прогрессивный МиГ-23. Думаю, что долгожителем, подобным МиГу-21, Су-7 стать не смог бы.

Какую результативность мог бы показать Су-7 во Вьетнамском конфликте, предсказать сложно. В ближнем маневренном бою он не уступал МиГ-21. Однако большие размеры позволяли бы пилотам F-4 обнаруживать его чаще и раньше, чем небольшой МиГ-21. Частично это могло быть компенсировано более мощной бортовой РЛС, о которой сказано выше. Кроме того, более мощный двигатель давал и более мощный тепловой след. Сбросить с хвоста ракеты с ИК ГСН пилоту Су-7 было бы гораздо труднее, чем его коллеге на МиГ-21. Анализировать бой с «Миражами» еще сложней. Если «Миражи» затягивали МиГи на горизонтальные виражи, то у Су-7 здесь преимущество, но все-таки лично мне сложно представить лучшую результативность Сухого. В любом случае, руководство поступило правильно, отдав предпочтение в этом конкурсе МиГ-21

Использованная литература:
Адлер Е.Г. Земля и небо. Записки авиаконструктора.
Марковский В.Ю., Приходченко И.В. Первый сверхзвуковой истребитель-бомбардировщик Су-7Б. «Выйти из тени!»
Авиация и время // 2011. №5. «Самолет эпохи реактивного классицизма».
АвиО. Антология Су-7.
Крылья Родины // Адлер Е.Г. Как зарождался Су-7.
Цихош Э. Сверхзвуковые самолеты.
Крылья Родины // Агеев В. На пороге «второго звука».
Астахов Р. Фронтовой истребитель Су-7.
История конструкций самолетов в СССР 1951-1965 гг.

Автор Эдуард Решетников

Понравился пост? Поделись с друзьями

Нравится блог? Добавляй в друзья. Хочешь взаимности, отпишись в верхнем посте.

101.livejournal.com

Многоцелевой истребитель МиГ-21: история создания, описание и характеристики

05.12.2018

МиГ-21 – это советский истребитель, разработанный в конце 50-х годов и находившийся на вооружении советских ВВС до 1986 года. МиГ-21 — это самый массовый сверхзвуковой истребитель, за годы своей эксплуатации он неоднократно модернизировался, выделяется четыре поколения этого самолета.

Истребитель МиГ-21 принимал участие практически во всех крупнейших конфликтах второй половины прошлого столетия, первым серьезным испытанием для этой боевой машины стала война во Вьетнаме. За характерную форму крыльев советские пилоты шутливо называли МиГ-21 «балалайкой», а натовские – «летающим Калашниковым».

В американском музее авиации и космонавтики напротив друг друга стоят два боевых самолета: F-4 Phantom и МиГ-21 – непримиримые противники, противостояние которых длилось несколько десятилетий.

Всего в СССР, Индии и Чехословакии было выпущено 11,5 тыс. единиц истребителя МиГ-21. Кроме того, в Китае для нужд НОАК выпускалась копия истребителя под обозначением J-7, а экспортная китайская модификация самолета имеет название F7. Она выпускается и сегодня. Благодаря огромному количеству экземпляров стоимость одного самолета была очень низкой: МиГ-21МФ обходился дешевле, чем БМП-1.

МиГ-21 следует отнести к третьему поколению истребителей, потому что он имел сверхзвуковую скорость полета, преимущественно ракетное вооружение, мог использоваться для решения различных боевых задач.

В СССР серийное производство МиГ-21 было прекращено в 1985 году. Кроме СССР, истребитель стоял на вооружении ВВС всех стран Варшавского договора и поставлялся практически многим советским союзникам. Он и сегодня довольно активно эксплуатируется: самолет МиГ-21 стоит на вооружении нескольких десятков армий мира, в основном это страны Африки и Азии. Так что эту машину можно назвать не только самым массовой, но и самой долгоживущей среди истребителей. Его принципиальный противник — F-4 Phantom в настоящее время стоит на вооружении только ВВС Ирана.

История создания

Еще в начале 50-х годов в ОКБ Микояна приступили к разработке легкого фронтового истребителя, способного как перехватывать высотные скоростные бомбардировщики противника, так и бороться с вражескими истребителями.

Во время работы над новым самолетом учитывался опыт эксплуатации истребителя МиГ-15 и его боевого применения в Корейской войне. Военные считали, что время маневренных боев осталось в прошлом, теперь противники будут сближаться на огромных скоростях и поражать вражеские самолеты с помощью одной-двух ракет или единственного пушечного залпа. Аналогичного мнения придерживались и западные военные теоретики. Работы над самолетами с похожими на МиГ-21 характеристиками велись в США и Европе.

Руководил созданием новой машины А. Г. Брунов, первоначально находясь в статусе заместителя генерального конструктора ОКБ. Позже приказом Министерства авиапромышленности он был назначен главным конструктором по созданию истребителей.

Работы шли параллельно в двух направлениях. В 1955 году в воздух поднялся прототип истребителя со стреловидным (57° по передней кромке) крылом Е-2, он смог достичь скорости в 1920 км/ч. В следующем году состоялся первый полет прототипа Е-4, крыло которого имело треугольную форму. В ходе последующих работ были проведены полеты других прототипов истребителя со стреловидным и треугольным крылом.

Сравнительные испытания показали значительные преимущества самолета с треугольной формой крыла. В 1958 году были изготовлены три самолета Е-6 с новым двигателем Р-11Ф-300, оснащенного форсажной камерой. Одна из трех этих машин и стала прототипом будущего истребителя МиГ-21. Этот самолет отличался улучшенной аэродинамической формой носовой части, новыми тормозными щитками, килем с большей площадью и измененной конструкцией фонаря кабины.

Именно этот самолет решено было запустить в дальнейшее серийное производство и присвоить ему обозначение МиГ-21. Планировалось наладить параллельное производство истребителя со стреловидным крылом (под обозначением МиГ-23), но от этих планов вскоре отказались.

Серийное производство истребителя в 1959-1960 гг. осуществлялось на Горьковском авиазаводе. Позже выпуск самолетов был налажен на ММЗ «Знамя» и Тбилисском авиазаводе. Производство истребителя было остановлено в 1985 году, за это время появилось более сорока опытных и серийных модификаций самолета.

Описание конструкции

Следует отметить, что серийное производство МиГ-21 продолжалось более двадцати пяти лет, за это время выпущено десятки модификаций истребителя. Машина постоянно совершенствовалась. Истребители последних модификаций сильно отличаются от самолетов первых лет выпуска.

Истребитель МиГ-21 имеет нормальную аэродинамическую схему с низкорасположенным треугольным крылом и оперение с высокой стреловидностью. Фюзеляж самолета – типа полумонокок с четырьмя продольными лонжеронами.

Конструкция истребителя полностью выполнена из металла, при его изготовлении применялись алюминиевые и магниевые сплавы. Основной тип соединения элементов конструкции – заклепки.

В носовой части расположен круглый регулируемый воздухозаборник с цельным конусом. Он делится на два канала, что огибают кабину пилота и вновь образующий единый канал после нее. В носовой части истребителя находятся противопомпажные створки, перед кабиной размещен отсек радиоэлектронной аппаратуры, под ним расположена ниша стойки шасси. В хвостовой части самолета размещен контейнер с тормозным парашютом.

Крыло истребителя МиГ-21 имеет треугольную форму, оно состоит из двух консолей с одним лонжероном. В каждой из них расположены два топливных бака и система нервюр и стрингеров. Каждое крыло имеет элероны и закрылки. На каждом крыле имеются аэродинамические гребни, которые повышают устойчивость самолета на больших углах атаки. В корневых концах крыла также находятся кислородные баллоны.

Горизонтальное оперение – цельноповоротное, со стреловидностью 55 градусов. Вертикальное оперение имеет стреловидность 60 градусов и состоит из киля и руля поворота. Под фюзеляжем установлен гребень для повышения устойчивости в полете.

Истребитель МиГ-21 имеет трехопорное шасси, состоящее из передней и основных стоек. Выпуск и уборка шасси производится с помощью гидравлической системы. Все колеса шасси являются тормозными.

Кабина МиГ-21 имеет обтекаемый фонарь каплевидной формы, она полностью герметична. Воздух в кабину подается с помощью компрессора, температура в кабине поддерживается терморегулятором.

Фонарь самолета состоит из козырька и откидывающейся части. Передняя часть козырька состоит из силикатного стекла, под которым находится 62-мм бронестекло, защищающее пилота от осколков и снарядов. Откидная часть фонаря изготовлена из органического стекла, она открывается вручную вправо.

Для устранения обледенения фонарь снабжался антиобледенительной системой, которая разбрызгивала на переднее стекло этиловый спирт.

Первая модификация истребителя МиГ-21Ф, выпущенная в 1959 году, была оснащена двигателем Р-11Ф-300. На более поздних модификациях стояли другие двигатели (например, Р11Ф2С-300 или Р13Ф-300) с более продвинутыми характеристиками. Р-11Ф-300 – это двухвальный турбореактивный двигатель (ТРДФ) с шестиступенчатым компрессором, форсажной камерой и трубчатой камерой сгорания. Он расположен в задней части самолета. ТРДФ имеет систему управления ПУРТ-1Ф, которая позволяет летчику регулировать работу двигателя от полной остановки до режима форсажа с помощью одного рычага в кабине.

Также двигатель оснащается системой электрического запуска, системой кислородной подпитки мотора, электрогидравлической системой управления соплом.

Воздухозаборник самолета регулируемый, в его передней части расположен подвижный конус, изготовленный из радиопрозрачного материала. В нем размещена РЛС истребителя (на ранних модификациях – радиодальномер). Конус имеет три положения: для скорости полета менее 1,5М он полностью убран, для скорости от 1,5 до 1,9М – находится в промежуточном положении и для скорости полета более 1,9М – максимально выдвинут.

В полете отсек двигателя продувается потоком воздуха, чтобы уберечь конструкцию истребителя от чрезмерного нагревания.

Топливная система МиГ-21 состоит из 12 или 13 топливных баков (зависит от модификации самолета). Пять мягких баков размещены в фюзеляже истребителя, еще четыре бака находятся в крыле самолета. Также к топливной системе относятся топливопроводы, многочисленные насосы, системы дренажа баков и другие элементы.

Истребитель МиГ-21 оснащен системой, позволяющей пилоту экстренно покидать самолет. На первых модификациях МиГ-21 устанавливалось катапультное кресло, аналогичное тому, что стояло на самолетах МиГ-19. Затем истребитель был оборудован катапультным креслом «СК», которое при помощи фонаря защищало летчика от воздушного потока. Однако подобная система была ненадежной и не могла обеспечить спасение пилота при катапультировании с земли. Поэтому позже она была заменена креслом КМ-1, имевшим традиционную конструкцию.

МиГ-21 имеет две гидравлические системы, основную и бустерную. С их помощью происходит выпуск и уборка шасси, тормозных щитков, закрылков, управление соплом двигателя и конусом воздухозаборника. Также самолет оснащен противопожарной системой.

МиГ-21 оснащался следующими видами приборного и радиоэлектронного оборудования: авиагоризонтом, курсовой системой истребителя, радиокомпасом, радиовысотомером, станцией предупреждения об облучении. На ранних модификациях самолета не было автопилота, позже он был установлен.

Вооружение истребителя МиГ-21 состояло из одной или двух встроенных пушек (НР-30 или ГШ-23Л) и различных видов ракетного и бомбового вооружения. Истребитель имеет пять точек подвески, общая масса подвесных элементов составляет 1300 кг. Ракетное вооружение самолета представлено разными видами ракет «воздух-поверхность» и «воздух-воздух». Также могут быть установлены блоки неуправляемых ракет калибра 57 и 240 мм и баки с зажигательной смесью.

На истребитель может быть установлена аппаратура для ведения воздушной разведки.

Модификации

За долгие годы эксплуатации МиГ-21 неоднократно подвергался модернизации. Если говорить о последних модификациях истребителя, то они сильно отличаются по своим техническим характеристикам от самолетов, выпущенных в начале 60-х годов. Специалисты делят все модификации истребителя на четыре поколения.

Первое поколение. К нему относятся фронтовые истребители МиГ-21Ф и МиГ-21Ф-13, выпущенные соответственно в 1959 и 1960 году. Вооружение МиГ-21Ф состояло из двух 30-мм пушек, неуправляемых ракет и ракет С-24. На истребителях первого поколения не было радиолокаторов. МиГ-21Ф-13 был оснащен двигателем с более высокими характеристиками, самолет мог развивать скорость 2499 км/ч, на этой модификации был установлен рекорд высоты полета.

Второе поколение. Ко второму поколению истребителей относятся модификации МиГ-21П (1960 г.), МиГ-21ПФ (1961 г.), МиГ-21ПФС (1963 г.), МиГ-21ФЛ (1964 г.), МиГ-21ПФМ (1964 г.) и МиГ-21Р (1965 г.).

Все истребители второго поколения были оснащены радиолокаторами, двигателями с более высокими характеристиками, изменениям подверглась и система вооружения.

На МиГ-21П полностью убрали пушечное вооружения, так как в то время считалось, что ракет для истребителя вполне достаточно. Аналогично был вооружен и американский «Фантом». Вьетнамская война показала, что подобное решение было серьезной ошибкой. На модификации МиГ-21ПФМ пушку решили вернуть – на истребителе предусмотрена возможность установки пушечного контейнера на центральном пилоне. Также этот самолет был вооружен ракетами РС-2УС с радиолокационным наведением, для их установки пришлось переделать бортовую РЛС.

На модификации МиГ-21ПФС была установлена система сдува пограничного слоя с закрылков, что позволило значительно уменьшить посадочную скорость истребителя и уменьшило его длину пробега до 480 метров.

МиГ-21ФЛ. Модификация, созданная для индийских ВВС.

МиГ-21Р. Самолет-разведчик, под его фюзеляжем устанавливались контейнеры со специальным оборудованием.

Третье поколение. Появление этого поколения истребителей связано с созданием новой РЛС РП-22 «Сапфир-21» (С-21). Она имела более высокие характеристики, чем предыдущая станция РП-21, и могла обнаруживать цели типа «бомбардировщик» на дистанциях до 30 км. Благодаря новой РЛС на вооружение истребителя были приняты ракеты с полуактивной головкой самонаведения. Ранее пилоту приходилось наводить ракету на цель до самого ее поражения. Теперь же достаточно было подсвечивать цель, а ракета выполняла маневры самостоятельно. Это полностью изменило тактику использования истребителя.

К третьему поколению истребителя относятся модификации МиГ-21С (1965 г.), МиГ-21М (1968 г.), МиГ-21СМ (1968 г.), МиГ-21МФ (1969 г.), МиГ-21СМТ (1971 г.), МиГ-21МТ (1971 г.).

Типичным ракетным вооружением истребителей МиГ-21 третьего поколения стали две ракеты с инфракрасным наведением и две – с головками радиолокационного наведения.

МиГ-21М. Экспортная версия истребителя, ее изготавливали по лицензии в Индии.

МиГ-21СМ получил новый более совершенный двигатель Р-13-300 и автоматическую пушку ГШ-23Л, встроенную в фюзеляж. Опыт Вьетнамской войны показал, что пушечное вооружение не является вспомогательным, оно нужно истребителю в каждом боевом столкновении.

МиГ-21МФ. Экспортная модификация МиГ-21СМ.

МиГ-21СМТ. Модификация с более мощным двигателем и увеличенным объемом топливных баков. Использовался в качестве носителя ядерного оружия.

МиГ-21МТ. Это вариант истребителя МиГ-21СМТ, который разрабатывали для поставки на экспорт, но позже эти самолеты были переданы в советские ВВС. Всего было изготовлено 15 единиц этой модификации.

Четвертое поколение. К этому поколению истребителя относится машина МиГ-21бис – самая последняя и совершенная модификация самолета. Она была выпущена в 1972 году. Основной «изюминкой» этой модификации стал двигатель Р-25-300, развивавший тягу на форсаже до 7100 кгс. На самолете было найдено оптимальное соотношение между емкостью топливных баков и аэродинамическими свойствами. МиГ-21бис был оснащен более совершенной РЛС «Сапфир-21» и улучшен оптический прицел, позволяющий пилоту стрелять даже при больших перегрузках.

Самолеты четвертого поколения получили более совершенные ракеты с инфракрасной головкой наведения Р-13М и легкие ракеты для ближнего боя Р-60. Число управляемых ракет на борту МиГ-21бис увеличилось до шести штук.

Всего было выпущено 2013 единиц этой модификации истребителя.

Боевое применение

Боевое применение истребителя МиГ-21 началось в 1966 году во Вьетнаме. Небольшой, маневренный, с высокой скоростью полета МиГ-21 стал очень серьезной проблемой для новейшего американского истребителя F-4 Phantom II. За полгода воздушных боев ВВС США потеряли 47 самолетов, сумев сбить только 12 МиГов.

Советский истребитель превосходил своего противника по многим показателям: он имел лучшую маневренность на виражах, обладал отличной тяговооруженностью, был более управляем. Хотя, советский радиолокатор и ракетное вооружение было откровенно слабее, чем у американцев. Но, несмотря на это, первый раунд борьбы все-таки выиграли вьетнамские пилоты на МиГах.

Американцы для своих пилотов были вынуждены начать курсы тактики ведения боя против МиГа.

За время вьетнамского конфликта было потеряно 70 истребителей МиГ-21, они совершили 1300 боевых вылета и одержали 165 побед. Следует отметить, что цифры отличаются у разных источников. Однако бесспорным является тот факт, что в той войне американский F-4 Phantom проиграл советскому истребителю.

Кстати, Голливуд не выпустил ни одного фильма, посвященного американским пилотам во Вьетнаме, ибо в этой войне им гордиться было особо нечем.

Следующим серьезным военным конфликтом, в котором принимал участие МиГ-21, стала война между Индией и Пакистаном в 1971 году. На тот момент различные модификации МиГ-21 были основой истребительной авиации ВВС Индии. Им противостоял китайский истребитель J-6 (модификация МиГ-19), французский Мираж III и F-104 Старфайтер.

По данным индийской стороны, в ходе конфликта были потеряны 45 самолета и уничтожены 94 самолета противника.

В 1973 году начался очередной арабо-израильский конфликт, который получил название войны Судного дня. В этом конфликте МиГам различных модификаций сирийских и египетских ВВС противостояли израильские пилоты на самолетах Мираж III и F-4E Фантом II.

Особенно опасным противником был Мираж III. По многим характеристикам они были очень похожи. МиГ имел несколько лучшую маневренность, но уступал противнику по характеристикам РЛС и имел худший обзор из кабины.

Война Судного дня заставила летчиков вспомнить о таком тактическом приеме, как ближний групповой воздушный бой. Его не практиковали со времен Мировой войны.

Сирийские истребители за время кампании провели 260 боев и сбили 105 самолетов противника. Их потери оценивались в 57 самолетов.

МиГ-21 принимал участие во время войны между Ливией и Египтом, его активно использовали в ирано-иракской войне, а также в ходе ряда других локальных конфликтов.

Этот истребитель применялся советскими войсками в Афганистане. После ухода советских войск из этой страны часть самолетов попала к моджахедам. Они участвовали в нескольких воздушных боях с самолетами Северного Альянса.

После появления машин четвертого поколения МиГ-21 начал терять свое превосходство в воздухе. Во время воздушных боев над Ливаном в 1979-1982 гг. израильские F-15A существенно превосходили МиГ по большинству характеристик. ВВС Ирака безрезультатно пытались использовать МиГ-21 против авиации многонациональных сил в Ираке в 1991 году.

МиГ-21 и сегодня стоит на вооружении десятков стран мира, в основном Африки и Азии. Так, например, его продолжают активно использовать сирийские правительственные силы. С начала этого конфликта ВВС Сирии потеряли 17 МиГ-21. Часть из них были сбиты, а другая — потеряны из-за технических неисправностей.

Характеристики

ТипМиГ-21Ф-13
Масса, кг890
Стартовая масса, кг7370-8625
Макс. скорость на высоте, км/ч2125
Посадочная скорость, км/ч260-270
Потолок, м19 000
Радиус полета, км1300
Радиус полета с подвесными баками, км1580
Продолжительность полета1 ч 37 мин до 1 ч 56 мин
ДвигательЗ11Ф-300
ВооружениеПушка 1НР-30 / 2К-13 или 2×16 ракет или 2 бомбы

militaryarms.ru

Истребитель МиГ-21 | Армии и Солдаты. Военная энциклопедия

«Краткая справка: Советский истребитель МиГ-21 — самый массовый реактивный истребитель. Характеристики, история создания и боевого применения самолета»


МиГ-21 можно встретить в расцветке и под флагами самых разных стран. Неудивительно для самого массового реактивного истребителя

 

История создания истребителя МиГ-21

9 сентября 1953 года ОКБ А.И.Микояна и П.О.Сухого, специальным постановлением, было предписано разработать новые истребители, рассчитанные на скорости далеко выходящие за пределы скорости звука. И Микоян и Сухой в итоге подготовили проекты самолетов весьма схожих по внешнему виду.

Проект Микояна был признан более оптимальным в производстве. Проектированием, постройкой, испытаниями и доводкой будущего истребителя МиГ-21 руководил А.Г. Брунов (с марта 1957 года главный конструктор самолетов-истребителей).

Первый прототип МиГ-21 (Е-1) имел стреловидное крыло и проектировался под двигатель АМ-11 конструкции А.А.Микулина. Однако сроки поджимали, АМ-11 готов не был, поэтому его пришлось заменить на АМ-9Б от МиГ-19. Получившийся прототип назвали Е-2, он поднялся в небо 14 февраля 1955 (летчик-испытатель Г.К.Мосолов).

Одновременно с этим шло проектирование ещё одного самолета (Е-5), уже с треугольным крылом, но (по тем же причинам) с тем же АМ-9Б в качестве двигателя. Эта модель (переименованная в Е-4) взлетела 9 января 1956 года (лётчик-испытатель В.А.Нефёдов).

За счет рациональной конструкции многорежимного воздухозаборника, даже с теми же двигателями, что МиГ-19, новый истребитель развил фантастическую скорость, «выжав» на 700 км/ч больше, чем предшественник. Треугольное крыло также одержало убедительную победу над стреловидным. С этого момента Е-5 стал официально называться МиГ-21, а после завершения испытаний в 1957 году, получил долгожданный двигатель АМ-11 (или Р-11Ф-300 («изделие 37Ф»)), новую модификацию прототипа (Е-6 или МиГ-21Ф), и поднялся в воздух 20 мая 1958 года (В.А.Нефёдов).

Нареканий к самолету практически не было — началась подготовка к серийному производству, которое началось в 1959 году на Горьковском авиазаводе.

Чертеж истребителя МиГ-21

Самолет получился действительно уникальным — обладая самыми передовыми характеристиками, он изначально стоил по авиационным меркам «копейки», а учитывая, что производство машины продолжалось с 1959 по 1985 год, себестоимость машин последних серий обходилась… дешевле, чем производство БМП-1! Таким результатом до сих пор не моет похвастаться ни один боевой самолет в мире. «Летающий Калашников» — эпитет наиболее полно описывающий саму суть МиГ-21. Он до сих пор состоит на вооружении различных стран, его «реплики» до сих пор находятся в производстве, обеспечивая истребителю славу самого массового послевоенного самолета.

В обширном семействе МиГ-21 насчитывается 4 поколения, и машины первых серий отличаются от последних (по меткому выражению пилота МиГ-21) также, как «Ньюпор, от Як-3«.

Всего было произведено (вместе с лицензионными): 11496 истребителей МиГ-21, в СССР производился на заводах:

  • №21 в Горьком (5278 самолетов)
  • №30 «Знамя Труда» в Москве (3203 самолетов)
  • №31 в Тбилиси (1677 самолетов).

В разные годы истребитель состоял на вооружении: Анголы, Алжира, Афганистана, Бангладеша, Болгарии, Венгрии, Вьетнама, Гвинеи, ГДР, Египта, Замбии, Индонезии, Йемена, Индии, Ирака, Конго, Камбоджи, Китая, КНДР, Кубы, Лаоса, Ливии, Мадагаскара, Мали, Мозамбика, Монголии, Польши, Румынии, Сербии, Сирии, Танзании, Уганды, Финляндии, Хорватии, Чехословакии, Эфиопии, Югославии. И это не считая страны входившие в состав СССР.

Конструкция истребителя МиГ-21

Истребитель МиГ-21 это одноместный однодвигательный среднеплан с треугольным крылом (стреловидность 57° по передней кромке) и цельноповоротным горизонтальным оперением. Фюзеляж типа полумонокок, в носовой части расположен многорежимный воздухозаборник с управляемым конусом посередине. Снизу фюзеляжа установлен подфюзеляжный гребень.

Шасси трёхопорное с носовой стойкой.

От модификации к модификации менялись диаметр носовой части фюзеляжа, размеры закабинного гаргрота, конструкция фонаря, размещение штанги ПВД, состав оборудования и вооружения, устанавливались различные двигатели.

Характеристики МиГ-21бис

Страна:СССР
Тип:Истребитель
Год выпуска:1958 г.
Экипаж:1 человек
Двигатель:1х Р-25-300 мощностью 4100 кгс (7100 кгс на форсаже)
Максимальная скорость:2175 км/ч
Практический потолок:17800 м
Дальность полета:1210 км
Масса пустого:5350 кг
Максимальная взлетная масса:нормальная взлетная: 8725 кг
Размах крыльев:7154 мм
Длина:14100 мм
Высота:4125 мм
Площадь крыла:22,95 кв.м.
Вооружение:1х 23-мм пушка ГШ-23Л, 2х ракеты «воздух-воздух» Р-3Р (малой дальности), 4х ракеты «воздух-воздух» Р-60М (малой дальности).

Характеристики приведены для МиГ-21бис

Модификации истребителя МиГ-21

  • Е-1 — истребитель с треугольным крылом и двигателем АМ-9Б (проект). Разработан в 1954 году.
  • Е-2 — опытный истребитель со стреловидным крылом и двигателем АМ-9Б. Вооружение состояло из 2 пушек НР-30. Первый полёт 14 февраля 1955 года (лётчик-испытатель Г.К.Мосолов).
  • Е-2А («изделие 63», МиГ-23 — первый с таким обозначением) — фронтовой истребитель с двигателем АМ-11. Изготовлена опытная партия на Горьковском авиазаводе №21.
  • Е-4 — опытный истребитель с треугольным крылом и двигателем АМ-9Е (АМ-9И). Первый полёт 16 июня 1955 года.
  • Е-5 — прототип с треугольным крылом (57° по передней кромке) и двигателем АМ-11. Первый полёт 9 января 1956 года.
  • Е-6 — прототип с двигателем Р-11Ф-300. Изготовлено 3 самолёта. Первый полёт 28 мая 1958 года (лётчик-испытатель В.А.Нефёдов).
  • Е-6В — летающая лаборатория. В 1963 году изготовлено 2 самолёта.
  • Е-6Т-3 — опытный самолёт с ПГО.
  • Е-6У-1 — прототип учебного истребителя. Отличался двухместной кабиной. Вооружение состояло из одного 12,7-мм пулемёта. Первый полёт 17 октября 1960 года (лётчик-испытатель П.М.Остапенко).
  • Е-7Н — носитель ядерного оружия. Разработан на базе МиГ-21С.
  • Е-7/8 — протоип разведчика. Разработан на базе МиГ-21ПФ.

МиГ-21 в воздухе

  • Е-8 (МиГ-23 — второй с таким обозначением) — опытный самолёт на агрегатах МиГ-21ПФ. На самолёте установлен двигатель Р-21Ф-300 конструкции Н.Мецхваришвили. Полностью переделан фюзеляж. Особенностями самолёта были ПГО и подфюзеляжный воздухозаборник. В 1962 году изготовлено 2 самолёта.
  • Е-33 — рекордный вариант МиГ-21У. Женщины-спортсменки Н.Проханова, Л.Зайцева, С.Е.Савицкая установили на нём ряд мировых рекордов.
  • Е-50 — опытный истребитель со стреловидным крылом и ракетным ускорителем С-155. Первый полёт 9 января 1956 года. Построено 3 самолёта.
  • Е-66 — рекордный. 31 октября 1959 года лётчик Г.К.Мосолов на участке 15-25 км достиг средней скорости 2388 км/ч.
  • Е-66А — доработанный рекордный. 28 апреля 1961 года Г.К.Мосолов достиг динамического потолка 34714 м.
  • Е-66Б — рекордный. Представлял собой серийный истребитель без вооружения и части оборудования. На самолёте было установлено 2 твердотопливных ускорителя. Осенью 1974 года С.Е.Савицкая установила на нём ряд мировых рекордов.
  • М-21 — радиоуправляемая мишень. Разработана совместно с ОКБ КАИ и ЛИИ. В мишени переоборудовались выработавшие ресурс самолёты. С них снимались РЛС, прицел, радиостанция, кислородное оборудование и т.д.; устанавливались автоматическая система управления с автопилотом АП-17 и рулевыми машинками, кассета с ИК-ловушками, регистрирующая ппаратура.
  • М-21М — маневрирующая радиоуправляемая мишень.
  • МиГ-21бис (Е-7бис, «изделие 75») — последняя серийная модификация истребителя. На самолёте установлен двигатель Р-25-300. Вооружён пушкой ГШ-23 и ракетами Р-60. В 1972-1974 годах на Горьковском авиазаводе изготовлено 2030 самолётов. Для стан Варшавского договора выпускалось «изделие 75А», для Ближнего Востока — «изделие 75Б», отличавшиеся составом оборудования. Поставлялся в Финляндию. Выпускался по лицензии в Индии.
  • МиГ-21И (самолёт-аналог, «изделие 21-11») — опытный с оживальным крылом. В 1967 году изготовлено 2 самолёта. Использовался при создании сверхзвукового лайнера Ту-144. Второй экземпляр в настоящее время экспонируется в музее ВВС в Монино.
  • МиГ-21И (второй с таким обозначением) — модернизированный. Разработан в 1992 году. На самолёте установлены бортовая ЦВМ, РЛПК «Копьё», некоторое оборудование самолётаМиГ-29. В состав вооружения входят ракеты Р-27Р1, Р-27Т1, Р-60М, Р-73Э.
  • МиГ-21М (Е-7М, «изделие 96») — экспортный вариант МиГ-21С. Отличался встроенной спаренной пушкой ГШ-23Л и 4 пилонами для ракет Р-3. Выпускался на московском заводе «Знамя Труда» в 1968-1971 годах. Поставлялся в страны Ближнего Востока. С 1973 года выпускался по лицензии в Индии.
  • МиГ-21МТ («изделие 96Т») — экспортный вариант МиГ-21СМТ. В 1971 году завод «Знамя Труда» выпустил небольшую партию.
  • МиГ-21П (Е-7) — перехватчик для авиации ПВО. Отличался передней частью фюзеляжа большего диаметра. На самолёте установлена РЛС РП-21. Разработан в 1958 году. Изготовлено 3 опытных образца.
  • МиГ-21ПД («23-31», «изделие 92») — опытный самолёт с дополнительным подъёмным двигателем. В 1966 году переоборудован серийный МиГ-21ПФМ (удлинён фюзеляж на 1 м и установлен двигатель РД-36-35).
  • МиГ-21ПФ (Е-7/4, «изделие 76») — модернизированный перехватчик. Отличался форсированным двигателем Р-11Ф2-300. Выпускался на авиазаводах в Горьком с 1961 года и Москве c 1962. С 1964 года выпускался его экспортный вариант для стран Варшавского договора.
  • МиГ-21ПФ-В (МиГ-21ПФЛ) — экспортный перехватчик для Вьетнама. Отличался составом оборудования.
  • МиГ-21ПФМ (Е-7М, «изделие 77») — модернизированный вариант МиГ-21ПФС. Отличался составом оборудования. Выпускался с 1963 года.
  • МиГ-21ПФМ («изделие 94») — доработанный. Установлена модернизированная РЛС РП-21М, изменён состав оборудования. Всвязи с установкой нового катапультируемого кресла изменена конструкция фонаря. Выпускался в 1964-1965 годах на Горьковском авиазаводе. Поставлялся в страны Варшавского договора.

Раскраска советских истребителей МиГ-21 состояла из отсутствия окраски. А от кого им было камуфлироваться?

  • МиГ-21ПФС (Е-7СПС) — перехватчик с системой сдува пограничного слоя. Отличался двигателем Р-11Ф2С-300.
  • МиГ-21Р (Е-7Р, «изделие 94Р») — тактический разведчик. Выпускался в 1965-1971 годах на Горьковском авиазаводе. Поставлялся в Египет.
  • МиГ-21С (Е-7С, «изделие 95») — истребитель с увеличенным запасом топлива и РЛС РП-22 «Сапфир». Выпускался в Горьком в 1965-1968 годах.
  • МиГ-21СМ («изделие 95М», «изделие 15») — модернизированный истребитель с двигателем Р-13-300. Увеличен состав вооружения. Выпускался в Горьком в 1968-1974 годах.
  • МиГ-21СМТ («изделие 50») — самолёт с увеличенным запасом топлива. Выпускался в Горьком в 1971-1972 годах.
  • МиГ-21У (Е-6У, «изделие 66») — учебный вариант МиГ-21Ф-13. В Тбилиси в 1962-1966 годах изготовлен 181 самолёт. Экспортный вариант выпускал завод «Знамя Труда» в 1964-1968 годах.
  • МиГ-21УМ (Е-6УМ, «изделие 69») — учебный вариант МиГ-21ПФМ. Выпускался в Тбилиси с 1971 года. Изготовлено 1133 самолёта. Поставлялся на экспорт.
  • МиГ-21УС (Е-6УС, «изделие 68») — учебный вариант МиГ-21С. Выпускался в Тбилиси в 1966-1971 годах. Изготовлено 347 самолётов. На экспорт выпускалось «изделие 68А» (до 1970 года).
  • МиГ-21Ф (Е-6, «изделие 72») — первый серийный вариант истребителя. Вооружён 2 пушками НР-30. В 1959-1960 годах выпущено 99 самолётов.
  • МиГ-21Ф-13 (Е-6Т, «изделие 74») — серийный истребитель, вооружённый 1 пушкой НР-30 и ракетами К-13 (Р-3С). Выпускался в 1960-1962 годах на авиазаводах №21 (606 самолётов) и «Знамя Труда», а также по лицензии в Китае и Чехословакии. Поставлялся в Польшу, ГДР и Финляндию.
  • МиГ-21ФЛ — экспортный вариант перехватчика МиГ-21ПФМ («77»). В 1966-1968 годах выпускался на заводе «Знамя Труда». Поставлялся в Индию, Ирак и другие развивающиеся страны. В 1966-1973 годах выпускался по лицензии в Индии фирмой ХАЛ.
  • МиГ-21ФМ («изделие 96Ф», «изделие 98») — экспортный вариант МиГ-21СМ. Выпускался в Москве в 1970-1975 годах и в Горьком с 1975 года. Поставлялся в страны Ближнего Востока и Финляндию.
  • МиГ-21-93 — модернизированный.
  • МиГ-21-2000 — модернизированный Румынией совместно с Израилем.
  • J-7 — китайский вариант МиГ-21Ф-13.

МиГ-21

Боевое применение истребителя МиГ-21

Первая победа на МиГ-21 была одержана 10 марта 1964 года, когда в районе Магдебурга (ГДР) был сбит американский разведчик RB-66. В дальнейшем, истребитель МиГ-21 участвовал практически во всех локальных конфликтах второй половины 20-го века. Среди них особо стоит отметить:

  • Война во Вьетнаме (1966-1968 г.г.) — МиГ-21 серьезно «попортил крови» американским пилотам. Если появление МиГ-17 во Вьетнаме привело к тому, что американские истребители-бомбардировщики F-105 «Тандерчиф» впервые с 1943 года вынуждены были «одеть» камуфляж, то МиГ-21 были таким же опасным противником для F-4 Phantom II. За два года МиГ-21 совершили около 1300 боевых вылетов, одержав 165 воздушных побед, при потере 65 самолётов. При этом стоит отметить, что американская группировка ВВС в регионе, минимум в 6 раз превосходила вьетнамскую. Во Вьетнаме же появились и первые асы МиГ-21, среди которых был и абсолютный чемпион Нгуен Ван Кок, имевший на счету от 11 до 13 сбитых самолетов противника.
  • Арабо-израильский конфликт (1966-1970 г.г.) — ввиду плохой подготовки арабских пилотов (и в целом невысокой интенсивности боев в воздухе), основную тяжесть войны приняли два полка советских истребителей МиГ-21. Тем не менее, второй наиболее результативный ас МиГ-21 появился в то же время — им стал Бассам Хамшу, сбивший 7 самолетов противника.
  • Индо-пакистанский конфликт (1971 г.) — 8 побед индийских МиГ-21 над Пакистанскими истребителями, при потере 1 своего самолета.
  • Ирано-иракская война (1980-1988 г.г.) — данные о потерях и победах одержанных на МиГ-21 сильно разнятся и колеблются от 30 до 50 машин, по обоим направлениям.

Истребитель МиГ-21 заходит на посадку

Кроме отмеченных выше войн, истребитель применялся также:

  • Египетско-ливийской войне (1979 г.)
  • Эфиопо-сомалийской войне (1977-1978 г.г.)
  • Афганской войне (1979-1989 г.г.)
  • Гражданская война в Югославии (1992-1995 г.г.)
  • Военная операция Шри-Ланка против «тамильских тигров» (1998 г.)
  • Эфиопо-эритрейская война (1998-2000 г.г.)
  • Гражданская война в Сирии (с 2014 г.)

и в многочисленных инцидентах на границах стран имеющих на вооружении МиГ-21: СССР, Китай, Куба, Ирак, Сирия и т.п.

Всего на МиГ-21 летало 16 асов с числом побед больше 5, и, что примечательно, среди них не было ни одной русской фамилии. Как известно, мы люди мирные, а официальных войн СССР ни с кем не вел, если не считать войну в Афганистане. Однако сам характер той войны и не предполагал воздушных боев. Учитывая, что в мире до сих пор насчитывается как минимум 2000 исправных самолетов этого типа или являющихся репликой МиГ-21, список асов может быть продолжен.


Источник: компиляция на основе сведений находящихся в открытом доступе сети интернет, а также книга Современные истребители (Левин М.А., Ильин В.Е.) издательства Хоббикнига, 1994 г.

armedman.ru

первый двухмаховый » Военное обозрение

В начале 50-х годов прошлого века в Советском Союзе было всего два истребительных КБ: А.И. Микояна и А.С. Яковлева. Казалось бы, они и должны были стать основными конкурентами при создании истребителя нового типа. Но, как было рассказано в первой части, Яковлева просто выдавили из конкурса. Однако конкурсная борьба все-таки получилась, причем достаточно интригующая. Главным соперником А.И. Микояна стал вернувшийся в строй опальный П.О. Сухой, совсем недавно назначенный приказом МОП № 223 от 14 мая 1953 года Главным конструктором ОКБ-1 вместо В.В. Кондратьева. Ранее в 1949 г. КБ Павла Осиповича было закрыто из-за его конфликта с министром Вооруженных сил СССР Н.А. Булганиным. По официальной же версии, это конструкторское бюро ликвидировали в связи с катастрофой опытного перехватчика Су-15 и общей «неэффективностью» работы: ведь за период существования КБ на вооружение была принята всего одна машина- Су-2.


Приняв материальную базу на территории Центрального аэродрома, П.О. Сухой немедленно приступил к подбору людей и решению организационных вопросов. А уже 5 июля 1953 г. вышло известное Постановление Совета Министров СССР, которое предписывало «истребительным» КБ начать разработку новых типов самолетов; рассчитанных на большую сверхзвуковую скорость полета (не менее 1750 км/ч). По уровню заданных характеристик было ясно, что создаваемый самолет должен был стать не просто новой машиной, а обеспечить существенный прорыв в максимальной скорости. Напомним, что к 1953-му в СССР вообще не существовало серийных сверхзвуковых самолетов. Несмотря на новизну и сложность задания, вновь образованный коллектив, возглавляемый П. О. Сухим, активно начал разработку проекта. Базой для него послужил проект Су-17 (Р), подготовленный еще в 1948-м. Проекции самолета Су-17 (Р)

Работы шли в двух направлениях. Первое — это фронтовой истребитель (именно он стал главным конкурентом МиГ-21), а второе —перехватчик ПВО. Оба самолета разрабатывались в двух вариантах, отличавшихся крыльями: один с традиционным стреловидным, другой с новым треугольным. Фронтовой истребитель со стреловидным крылом получил обозначение С-1 (Стрелка), а с треугольным — Т-1. Соответственно назвали и перехватчики: С-3 и Т-3. Сухой хотел испытать параллельно оба типа крыла и отдать на вооружение лучший вариант. После переработки конструкции первоначального проекта «Р» в соответствии с последними рекомендациями ЦАГИ на самолетах С1/С3 применили крыло со стреловидностью 60° по линии 1/4 хорд симметричного профиля с относительной толщиной 7% и цельноповоротное горизонтальное оперение. Одновременно установили гидросистему высокого давления, необратимую бустерную систему управления по всем каналам, осесимметричный регулируемый воздухозаборник с выдвижным центральным телом и многое другое. Количество пушек на борту ограничили двумя — по одной в каждой плоскости крыла. Для достижения С-1/С-3 больших скоростей полета, чем у «Р», Павел Осипович решил также использовать новый турбореактивный двигатель (ТРД) конструктора А.М. Люльки АЛ-7Ф с заявленной тягой на форсаже 10000 кгс. Правда, двигатель еще не был готов, и в качестве временной меры на прототип могли поставить его нефорсированный вариант АЛ-7, развивавший на треть меньшую тягу. Расчеты показывали, что даже с таким слабеньким ТРД самолеты «С» выйдут на сверхзвуковые скорости.

Проектирование истребителя С-1 шло довольно бойко, ведь его конструкция во многом повторяла ранее построенный «Р». Конечно, для своего времени Су-17 был революционной и передовой конструкцией, но с момента его проектирования прошло уже 5 лет, и это порой игнорировали сотрудники КБ. Это привело к тому, что к моменту окончания проектирования, ход работы был нарушен начальником бригады общих видов Е.Г. Адлер. Об этом он написал в своих воспоминаниях так: «Подталкиваемый эйфорией, связанной с Су-17 , который был загублен еще в 1948-м, я пассивно наблюдал, как молодые сотрудники бригады эскизного проектирования Сизов, Рюмин, Пономарев и Поляков усердно повторяли основные черты этого идеала… Но по мере того, как чертежи из бригады эскизного проектирования перемещались в основные бригады ОКБ, во мне исподволь росло чувство недовольства и напрашивалось иное конструктивное решение. Подписывая чертежи все с большим отвращением, я, наконец, не выдержал и отправился к Сухому с повинной головой…»

В своей беседе с Сухим Адлер предложил существенно переработать проект. Демократичный и спокойный Сухой одобрил «революцию». Свои соображения по изменению проекта Адлер представил коллективу через несколько дней. Главные изменения коснулись расположения основных опор шасси — с фюзеляжа их предстояло перенести на крыло, а освободившееся место занять топливными баками. Переставное горизонтальное оперение с рулями высоты следовало заменить цельноповоротным стабилизатором. Его нужно было перенести с киля на хвостовую часть фюзеляжа, ибо в киле не помещались мощные бустеры.

Поначалу новшества Е.Г. Адлера не вызвали отторжения, и бригады стали отрабатывать новую задачу. Но перестановка шасси потребовала изменения силового набора крыла и кинематической схемы самого шасси. Возникли нюансы в системе управления и т. д. Работа затормозилась. Сам Адлер потратил массу времени не только на решение возникших проблем, но и на убеждение сотрудников в своей правоте, чем, собственно, и нажил себе массу недоброжелателей. Конфликт нарастал, и Е.Г. Адлер был вынужден уйти от Сухого в ОКБ Яковлева.. По итогам этой истории Адлер написал: «Из сравнительного расчета весов одновременно спроектированных двух вариантов конструкции Су- 7 было установлено, что общая экономия веса в новом варианте составила 665 кг… Не скрою, что приятно было услышать, когда однажды скупой на похвалы Сухой все же бросил на одном из совещаний фразу: «По схемам Адлера конструкции легче получаются».

Законченный проект С-1 имел незатейливый цилиндрический фюзеляж с большим удлинением, лобовой воздухозаборник с центральным конусом, среднерасположенное стреловидное крыло и однокилевое хвостовое оперение. Все эти конструкторские решения были направлены на уменьшение аэродинамического сопротивления и достижение больших скоростей, тем более, что такая схема была максимально изучена ЦАГИ. И если планер С-1 был привычным и даже классическим для отечественных самолетов , то силовая установка была на тот момент уникальна. Разрабатывая свой новый турбореактивный двигатель АЛ-7, Архип Михайлович Люлька решил добиться увеличения тяги путем повышения степени сжатия воздуха в компрессоре. Эту задачу можно было решить простым добавлением ступеней, но при этом росли вес и габариты двигателя. А можно было применить так называемый сверхзвуковой компрессор. В нем, благодаря специальному профилю лопаток, воздушный поток между ними движется быстрее скорости звука. Ступеней у него меньше, но напор воздуха больше. Соответственно, меньше вес и больше тяга.

Однако от сверхзвукового компрессора очень трудно добиться устойчивой работы. Кроме этого, лопатки подвергаются сильным нагрузкам, и даже небольшие забоины на поверхности могут привести к их разрушению. Ввиду этих недостатков обычно сверхзвуковыми делают не все ступени, а только несколько, тогда заставить их работать проще. Люлька решил сделать сверхзвуковой только первую ступень. По своей эффективности она заменяла 3-4 дозвуковые.

Для повышения напорности диаметр колеса новой ступени был увеличен, а диаметр старых ступеней остался прежним, из-за этого в воздушном тракте образовался характерный горб. На испытаниях двигатель заработал и показал расчетные характеристики, но вот его горб не давал покоя коллективу конструкторов. Но все их попытки выправить «уродство» так и не увенчались успехом. Ровный компрессор упрямо работать не хотел. В конце концов его оставили в покое, и необычная форма проточной части компрессора АЛ-7 стала его визитной карточкой.

Люлька даже шутил по этому поводу. Однажды его ОКБ посетила американская делегация из General Electric. Ведущий специалист фирмы, увидев компрессор «семерки», удивленно спросил Люльку: «Почему у вашего двигателя компрессор горбатый?» На что тот шутя ответил: «Он от рождения такой!»


Сверхзвуковая ступень подняла степень сжатия компрессора у АЛ-7 до 9,1. В то время как на предыдущем АЛ-5 с обычным компрессором она равнялась всего 4,5. Максимальная тяга по сравнению с «пятеркой» увеличилась на 1340 кгс.

Двигатель-конкурент АМ-11 (РИФ- 300), разработанный для самолетов Микояна в ОКБ Микулина, имел полностью сверхзвуковой шестиступенчатый компрессор. А вот General Electric для своего двигателя предназначенного для американского фронтового истребителя F-104 (который при проектировании советских машин рассматривался основным противником) пошла простым путем увеличения числа ступеней. Конструкторы нагородили их в J79 аж 17 штук (Следует напомнить, что стоимость одной лопатки реактивного двигателя составляет несколько десятков долларов, и стоимость двигателя растет пропорционально количеству ступеней. Кроме того, растут габариты и вес двигателя.)

Совершенно разными путями пошли конструкторы и в обеспечении устойчивости работы двигателя, и в борьбе с помпажом. Люлька применил перепуск воздуха из проточной части. «Лишний» воздух отводился от четвертой и пятой ступеней, и выбрасывался в атмосферу через отверстия в корпусе двигателя, которые совмещались с двумя вырезами в верхней части фюзеляжа самолета. В нормальном состоянии отверстия на двигателе закрывались стальными лентами. Перепуск являлся самой простой и в то же время самой неэкономичной системой. В момент открытия отверстий в корпусе у ТРД снижалась тяга и увеличивался расход топлива.

У General Electric для устойчивости работы двигателя применялись поворотные направляющие лопатки компрессора. Эта система практически не имела побочных эффектов, но она на порядок сложнее и дороже перепуска. На двигателе Микулина был применен двухкаскадный компрессор, который вообще ничего не требовал, все регулирование обеспечивало вращение роторов низкого и высокого давления с разными скоростями.

Сравнивая двигатели, нужно знать, что более совершенным ТРД считается тот, у которого заданная заказчиком тяга достигается при минимальных массе, габаритах и расходах топлива. Причем каждый лишний килограмм массы двигателя вызывает увеличение массы самолета примерно на три килограмма.

Конструктивный уровень совершенства двигателя можно определить по его удельной массе — отношению массы к максимальной тяге. Чем она меньше, тем лучше: тем более рационально выбрана его конструктивная схема.

Как видно из анализа таблицы, лучшим из трех ТРД можно по праву назвать двигатель АМ-11 (Р11Ф-300) А.А. Микулина. Люльковские двигатели АЛ-7 не были лучшими из лучших в своем классе, но их тяга не имела равных, и Сухой сделал ставку на нее. Однако разместить весьма габаритный двигатель, его системы и топливо можно было только в достаточно объемном фюзеляже. Вследствие этого С-1 на фоне отечественных и зарубежных конкурентов выглядел очень внушительно.

Также внушительно Су-7 выглядел и на фоне истребителей предыдущего поколения.

Эскизный проект фронтового истребителя со стреловидным крылом (вариант «С-1») был защищен в ноябре 1953-го, а в феврале 1954-го прошла макетная комиссия. Приказом по МАП № 135 от 26 октября 1953 года ОКБ-1 был передан в качестве производственной базы филиал завода № 51 МАП.

1 июня 1955 года в ЛИИ в г. Жуковский открылась летно-испытательная станция (ЛИС) завода №51 — до завершения постройки С-1 оставалась всего пара недель. После опробования агрегатов и систем самолет в ночь с 15 на 16 июля 1955 года под чехлами с соблюдением всех режимных норм и милицейским эскортом на мотоциклах перевезли из Москвы на ЛИС. Испытательную бригаду возглавил ведущий инженер В.П. Балуев. Поскольку у ОКБ-51 еще не было своих летчиков-испытателей, для первых полетов на С-1 на время по договоренности с ВВС был приглашен А.Г. Кочетков из Государственного Краснознаменного научно-испытательного института военно-воздушных сил (ГК НИИ ВВС), ранее уже испытывавший первый реактивный самолет П.О. Сухого Су-9. 27 июля А.Г. Кочетков на С-1 выполнил первую рулежку. Затем последовали новые пробеги уже с отрывом носового колеса, но, несмотря на отсутствие замечаний по машине, дата первого полета все откладывалась. 6 сентября П.О. Сухой направил в МАП заявку на первый полет С-1, но события следующего дня внесли свои коррективы. 7 сентября планировалась очередная рулежка и небольшой подлет, но как только машина оторвалась от полосы, она неожиданно взмыла на 15 метров. Длины полосы для посадки впереди уже явно не хватало. Летчику ничего не оставалось делать, как помочь оказавшейся очень «летучей» машине. Увеличив до максимальных оборотов тягу ТРД, А.Г. Кочетков продолжил полет. Сделав полет по кругу, С-1 совершил посадку. За спасение опытной машины летчику была объявлена благодарность и выдана премия в размере месячного оклада. Настроение Главного не портило даже то, что конкурентам удалось его опередить — их машины встали на крыло в 1954 г. Первым отличился Микоян — его Е-2 под управлением Е.К. Мосолова взлетел 14 февраля, а через две с половиной недели оторвался от заводской полосы истребитель XF-104А Джонсона.

Первый этап заводских испытаний С-1, оснащенного бесфорсажным ТРД АЛ-7, был завершен 23 января 1956 года. К этому времени машина выполнила 11 полетов и налетала четыре часа и пять минут. При этом удалось перейти звуковой барьер в горизонтальном полете и определить основные характеристики устойчивости и управляемости самолета. Тем временем моторостроители подготовили летный экземпляр двигателя АЛ-7Ф с форсажной камерой и регулируемым двухпозиционным соплом. Тяга двигателя на максимале составляла 6850 кг, а на форсаже 8800 кг. После небольшой доработки он был установлен на С-1, и в марте 1956 года начался второй этап испытаний машины. Уже в первых полетах после включения форсажа самолет легко разогнался до скорости М=1,3-1,4. Еще один шаг, и был взят барьер в М=1,7. Теперь испытатели замахнулись на две скорости звука!

В каждом новом полете для уменьшения риска потерять единственную опытную машину скорость увеличивали на 0,1 Маха. 9 июня самолет достиг скорости в 2070 км/ч (М=1,96), но неожиданно начался помпаж воздухозаборника, сопровождавшийся тряской носовой части фюзеляжа, хлопками и «бубнением» в канале воздухозаборника, а также периодическими изменениями тяги двигателя. Махалин, выключив форсаж, сбросил скорость. Помпаж прекратился. Следующий вылет закончился тем же. Стало ясно, что полеты на достижение максимальной скорости придется прекратить до выяснения причин, вызывающих помпаж, и разработки средств его преодоления. Но уже тогда достигнутая скорость превосходила требуемую ТТТ ВВС, что вызвало воодушевление заказчика и руководства МАП, поскольку обещало резкий прирост максимальной скорости по сравнению с самым скоростным на то время советским истребителем МиГ-19… Причиной негативных явлений в воздушном тракте стала неравномерность воздушного потока на входе в двигатель и срывные явления на лопатках сверхзвуковой ступени. Тогда конструкторы изменили форму носового конуса, что позволило Махалину разогнаться до 2,03М (2170 км/ч) и наконец-то взять «второй звук».

Самолет С-1 в период испытаний на максимальную скорость

Продолжение следует…

Использованная литература:
Адлер Е.Г. Земля и небо. Записки авиаконструктора.
Марковский В.Ю., Приходченко И.В. Первый сверхзвуковой истребитель-бомбардировщик Су-7Б. «Выйти из тени!»
Авиация и время // 2011. №5. «Самолет эпохи реактивного классицизма».
АвиО. Антология Су-7.
Крылья Родины // Адлер Е.Г. Как зарождался Су-7.
Цихош Э. Сверхзвуковые самолеты.
Крылья Родины // Агеев В. На пороге «второго звука».
Астахов Р. Фронтовой истребитель Су-7.
История конструкций самолетов в СССР 1951-1965 гг.

topwar.ru

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
2019 © Все права защищены. Карта сайта