+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Черный тюльпан ан 12: Первым «Черным тюльпаном» был…челябинский самолет. Вечерний Челябинск.

0

Первым «Черным тюльпаном» был…челябинский самолет. Вечерний Челябинск.

Печально известный борт, доставлявший в восьмидесятые годы из Афганистана груз-200, оказывается, имеет непосредственное отношение к нашему аэропорту. «Вечерка» нашла пилота, который выполнил на том воздушном судне 71 рейс .

О «Черном тюльпане», доставлявшем из ДРА тела погибших солдат и офицеров, сейчас знают все. Благодаря афганской песне Александра Розенбаума даже у тех, кто не был ни в оазисах Джелалабада, ни в Шинданде, Кандагаре и Баграме, есть представление о том, как везли «на родину героев, которым в двадцать лет могилы роют». А сейчас выяснилось, что первым самолетом, начавшим доставлять груз-200 в Советский Союз, был Ил-18, «приписанный» к аэропорту нашего города.

Вторым пилотом этого воздушного пассажирского судна тогда был челябинец Вячеслав Шведов. Именно от него мы и узнали историю нашего самолета.

— С 1975 года я работал в Челябинском объединенном авиаотряде, — рассказывает Вячеслав Иванович. — Летал на пассажирском Ил-18. В январе 1980 года экипаж моего самолета направили в Ташкент. Зачем, мы уже догадывались. Дело в том, что до этого один наш пассажирский самолет переоборудовали в санитарный борт, убрав из него все кресла и организовав две операционные, и отправили 31 декабря с другим экипажем в Ташкент. Обстановка в Афганистане тогда была уже неспокойная, и объяснять нам, куда полетим, нужды не имелось.

Утром 17 января 1980 года второй пилот Вячеслав Шведов и его экипаж — командир воздушного судна Юрий Слободсков, штурман Анатолий Ключников, бортмеханик-техник Вячеслав Королев и техник Кукарека вылетели из Ташкента на том самом переоборудованном челябинском Ил-18 в первый рейс. (Вместе с ними с тех пор всегда на борту находились три медика — хирург и медбратья.) Долетели до Какайды — советской военной базы под Термезом, где часть военнослужащих, которых везли на борту из Ташкента, высадили, часть других ребят, уже подготовленных, наоборот, забрали и полетели в Афганистан.

— Баграм, Кабул, Кандагар, Шинданд — эти аэропорты были заняты нашими войсками, поэтому садились только там, — вспоминает Вячеслав Иванович. — Самый первый полет в Афганистан запомнился сложными условиями. Аэропорты все горные, залетаешь в них, как в чашу, но днем все проходило более-менее нормально. А вот в Шинданде садились ночью. Честно скажу, жутковато было. Но, когда полетели обратно в Союз, жутко было от другого…

В Афганистан на нашем самолете отвозили солдат и необходимые припасы. А вот из ДРА — раненых (прямо на борту им делали операции, спасая жизни) и убитых.

— Такие самолеты, как наш, называли «Черными тюльпанами», — продолжает челябинец. — Когда я в первый раз увидел, как погибших мальчишек или то, что от них осталось, кладут в цинковые гробы, которые затем обивают деревянными досками, не смог находиться рядом — ушел… И песню про «Черный тюльпан» поэтому не могу слушать… И в Ташкент, и в Алма-Ату, и в Москву мы возили груз-200…

Справедливости ради надо отметить, что вообще-то «Черным тюльпаном» принято называть военно-транспортный самолет Ан-12. В отличие от Ила он мог приземляться на высокогорные грунтовые площадки. Еще «Черными тюльпанчиками» прозвали вертолеты. На борту воздушных судов рисовали черный тюльпан, но душманы все равно обстреливали и такие воздушные судна. Но в 1979 и 1980 годах, в начале афганской кампании, Ан-12 использовали только под грузовые перевозки. А вот первыми самолетами, которые переоборудовали под медсанчасть/морг, были два гражданских. Один — челябинский Ил-18, второй — такой же пассажирский, но из Караганды.

— Какие опознавательные знаки были на вашем самолете? Рисовали ли на нем черный тюльпан? — спрашиваю летчика.

— У нас был обычный белый борт с надписью «Аэрофлот» — самолет же гражданский, пассажирский, — отвечает. — А военные самолеты, как вы знаете, зеленого цвета. Но и по нам стреляли. Помню, однажды в Кандагаре пришлось взлетать в полной темноте, без фар. Рядом с аэропортом пряталась банда душманов, которая всех обстреливала. По нам, к счастью, не попали.

Вячеслав Шведов летал в районе боевых действий на челябинском Ил-18 месяц — с 17 января по 15 февраля. Когда после той командировки вернулся в Челябинск, его перевели командиром на Ту-134 (переучился на этот самолет еще до командировки в Афганистан) и оставили в родном аэропорту. А вот его старый экипаж еще отправлялся в Ташкент и оттуда в ДРА не раз. И еще четыре челябинских экипажа — Владимира Рожнова, Ильи Елина, Юрия Петрова и Федора Ломова — с такой же миссией на нашем «Черном тюльпане» летали.

— Что стало потом с тем Ил-18? — переспрашивает Вячеслав Иванович. — После военного конфликта в Афганистане его снова вернули в Челябинский аэропорт, опять переоборудовали в пассажирский самолет, установив кресла. И летавшие на нем пассажиры, конечно, не догадывались о том, кого он раньше возил. Затем самолет, как и все Ил-18, списали.

Вообще-то «Черным тюльпаном» принято называть военно-транспортный самолет Ан-12. Но в 1979 и 1980 годах, в начале афганской кампании, Ан-12 использовали только под грузовые перевозки. А первыми самолетами, которые переоборудовали под медсанчасть/морг, были два гражданских. Один — челябинский Ил-18 с надписью «Аэрофлот», второй — из Караганды.

Светлана ШЛЫКОВА
Фото Валерия БУШУХИНА
Фото из архива Вячеслава ШВЕДОВА

«Черный тюльпан» — Сила Места

Фев 15, 2017 / 6430 Просмотров

15 февраля 1989 года советские войска были выведены из Афганистана. Символом той войны для многих солдат и их семей стал четырехмоторный транспортный Ан-12, привозивший тела павших. Именно этот самолет стал прообразом памятника в центре Екатеринбурга.

В декабре 1979 года советские войска вошли в Афганистан, чтобы поддержать дружественный режим и уйти через полгода или год, однако благие намерения СССР обернулись долгой войной, имевшей катастрофические последствия не только для Афганистана, но и для самого Советского Союза и всего мира.

Большинство служивших в Афганистане вернулись домой: кто-то целым и невредимым, кто-то больным, раненым, искалеченным. Многие погибли. Символом той войны для многих солдат и их семей стал «Черный тюльпан»: четырехмоторный транспортный Ан-12, привозивший из Афганистана тела павших.

Отдавая дань уважения погибшим свердловчанам было принято решение об установке памятника.  В 1991 году  областная организация ветеранов войны в Афганистане объявила конкурс проектов на создание монумента. В конкурсе приняло участие 15 проектов, представленных различными творческими организациями, группами, индивидуальными проектантами. После нескольких отборочных туров был выбран проект архитектора А. Серова и скульптора К. Грюнберга.

Строительство памятника было начато в 1992 году на площади Российской Армии. Заказ на изготовление был выполнен Екатеринбургским заводом имени Калинина, а уже 5 августа 1995 года состоялось торжественное открытие памятника.

Художественная идея памятника – стилизованное пространство грузового военно-транспортного самолета Ан-12. Такие самолеты сами «афганцы» называли «Черными тюльпанами». В центре композиции – фигура сидящего солдата с автоматом.

Памятник изготовлен из металла со специальным покрытием. Вес центральной фигуры памятника – 4,5 тонны, высота – 4,7 метра. Высота пилонов – 10 метров. На десяти пилонах  242 фамилии свердловчан, погибших в Афганистане.

Источник: ural.ru

В 2002 году по предложению ряда организаций ветеранов боевых действий и семей погибших на Северном Кавказе правительством Свердловской области было принято решение создать мемориал «Черный тюльпан» — открыть памятник, посвященный погибшим на Кавказе  и в других горячих точках России и стран СНГ. Автором нового памятника стал А. Серов.

5 сентября 2003 года состоялось торжественное открытие монумента. Центром композиции стала 5-метровая стела из красного гранита, которую разрезает символический горный разлом. Вокруг стелы — вертикальные плиты с 413 фамилиями погибших свердловчан – военнослужащих и сотрудников МВД, ФСБ, ФПС, ГУИН Минюста.

Памятники составили единый архитектурный ансамбль – Мемориал памяти «Черный тюльпан».

После реконструкции обновленный Мемориал «Черный тюльпан» был открыт 7 декабря 2013 года. На нем – имена 242 земляков, погибших в Афганистане и 469 – погибших на Кавказе и других территориях постсоветского пространства.

Источник: rsva-ural.ru

Источник: rsva-ural.ru


Ан-12. Черный тюльпан Афганистана. | Military OvervieW

источник фото сервис Яндекс.Картинки

источник фото сервис Яндекс.Картинки

Несмотря на свой заслуженный возраст Ан-12 и по настоящее время продолжает эксплуатироваться в Вооруженных силах РФ. Разработанный более 60 лет тому назад самолет используется не только в войсках РФ но и во множестве других стран и даже продолжает серийно выпускаться в КНР под обозначением Y-8F и и Y-9.

источник фото сайт RussianPlanes.net

источник фото сайт RussianPlanes.net

Ан-12 — это военно-транспортный самолет созданный в АНТК имени О. К. Антонова в 1957 году. Серийное производство велось с 1957 года по 1973 год, всего было выпущено 1248 самолетов Ан-12 различных модификаций.

Конструктивно Ан-12 представляет из себя цельнометаллический четырехмоторный высокоплан с фюзеляжем круглого сечения, хвостовая часть самолета оборудована грузовым люком с рампой для погрузки/выгрузки крупногабаритных грузов (в том числе и БМД 1-2) . В грузовом отсеке смонтирована погрузочная кран-балка, грузоподъемностью 2800 кг, позволяющяя ускорить процесс погрузки или выгрузки.

автор фото Макс Брянский источник Airlines.NET

автор фото Макс Брянский источник Airlines.NET

Двигательная установка Ан-12 состоит из четырех двигателей АИ-20 мощностью 4000 л.с. каждый, с флюгерными винтами АВ-68И диаметром 4,5 метра способными изменять угол установки лопасти в полете. Шасси самолета преисполнено для взлета с неподготовленных аэродромов, что позволяет использовать его с грунтовых, ледовых и заснеженных площадок и значительно расширяет географию применения.

погрузка техники через кормовую аппарель источник сервис Яндекс.Картинки

погрузка техники через кормовую аппарель источник сервис Яндекс.Картинки

Установленное на самолете десантно-транспортное оборудование позволяет осуществлять десантирование боевой техники парашютным способом, а так же личного состава в количестве до 58 десантников.

Из вооружения Ан-12 оборудован кормовой пушечной установкой ПВ-23У. Предназначенной для обороны самолета в задней полусфере от атак самолетов противника. Пушечная установка представляет из себя 2 спаренные 23-мм пушки НР-23 с боекомплектом в 700 снарядов, и прицельно-вычислительной системы дистанционного управления установкой.

Кормовая турель Ан_12 спаренные 23мм пушки НР-23, источник сервис Яндекс.Картинки

Кормовая турель Ан_12 спаренные 23мм пушки НР-23, источник сервис Яндекс.Картинки

ЛТХ АН-12:

  • Экипаж — 5-6 человек.
  • Тип двигателя — 4 турбовинтовых АИ-20М мощностью 4х4250 л.с.
  • Максимальная скорость — 660 км/ч.
  • Практический потолок — 8600 м.
  • Максимальная взлетная масса — 61 тонна.
  • Размах крыла — 38 метров.
  • Длинна — 33,10 метра.
  • Вооружение — 2х23-мм пушки НР-23 (с боезапасом в 700 снарядов)
Очень красивое ночное фото, источник сервис Яндекс.Картинки

Очень красивое ночное фото, источник сервис Яндекс.Картинки

Интересные факты:

Широкое применение самолеты Ан-12 получили во время Афганского конфликта, можно сказать что Ан-12 был рабочей лошадкой афганской войны, так как взял на себя основную нагрузку по перевозке личного состава, грузов и боевой техники. В тот же период самолет получил среди военнослужащих довольно печальное прозвище «Черный тюльпан«. Так откуда же оно взялось?! Существует две версии возникновения этого названия;

  • Как известно кроме доставки грузов в Афганистан, Ан -12 занимался транспортировкой гробов с погибшими военнослужащими, перелет осуществлялся с промежуточной посадкой в Ташкенте, где находилось похоронное бюро «Черный тюльпан» в котором и изготавливались оцинкованные деревянные гробы для нужд армии. Сначала солдаты стали так называть почти все местные морги, которые принимали тела погибших военнослужащих, а затем перенесли это название и на доставлявшие их самолеты.
  • Согласно другой версии название происходит из-за стиля оформления некрологов в военных газетах, зачастую списки погибших обрамляли рисунком из стилизованных черных тюльпанов. Так же эта версия объясняет почему в дальнейшем черные тюльпаны стали рисовать на фюзеляже Ан-12, чтобы «воздушные катафалки» не обстреливались моджахедами.

Понравилась статья, пишите об этом в комментариях, конечно же ставьте лайки и подписывайтесь!!!

Первым «Черным тюльпаном» был челябинский самолет

Печально известный борт, привозивший в восьмидесятые годы из Афганистана груз-200, оказывается, имеет непосредственное отношение к нашему аэропорту. «Вечерка» нашла пилота, который выполнил на том воздушном судне 71 рейс.

О «Черном тюльпане», доставлявшем из ДРА тела погибших солдат и офицеров, сейчас знают все. Благодаря афганской песне Александра Розенбаума даже у тех, кто не был ни в оазисах Джелалабада, ни в Шинданде, Кандагаре и Баграме, есть представление о том, как везли «на родину героев, которым в двадцать лет могилы роют». А сейчас выяснилось, что первым самолетом, начавшим доставлять груз-200 в Советский Союз, был Ил-18, «приписанный» к аэропорту нашего города.

Вторым пилотом этого воздушного пассажирского судна тогда был челябинец Вячеслав Шведов. Именно от него мы и узнали историю нашего самолета.

— С 1975 года я работал в Челябинском объединенном авиаотряде, — рассказывает Вячеслав Иванович. – Летал на пассажирском Ил-18. В январе 1980 года экипаж моего самолета направили в Ташкент. Зачем, мы уже догадывались. Дело в том, что до этого один наш пассажирский самолет переоборудовали в медсанчасть, убрав из него все кресла и организовав две операционные, и отправили 31 декабря с другим экипажем в Ташкент. Обстановка в Афганистане тогда была уже неспокойная, и объяснять нам, куда полетим, нужды не имелось.

17 января 1980 года, утром, второй пилот Вячеслав Шведов и его экипаж – командир воздушного судна Юрий Слободсков, штурман Анатолий Ключников, бортмеханики Вячеслав Королев и А.Кукарека вылетели из Ташкента на том самом переоборудованном челябинском Ил-18 в первый рейс. (Вместе с ними с тех пор всегда на борту находились три медика – хирург и медбратья.) Долетели до Кокойты – советской военной базы под Термезом, где часть военнослужащих, которых везли на борту из Ташкента, высадили, часть других ребят – уже подготовленных – наоборот, забрали и полетели в Афганистан.

— Баграм, Кабул, Кандагар, Шиндант – эти аэропорты были заняты нашими войсками, поэтому садились только там, — вспоминает Вячеслав Иванович.
– Самый первый полет в Афганистан запомнился сложными условиями. Аэропорты все горные, залетаешь в них, как в чашу, но днем все проходило более-менее нормально. А вот в Шинданте садились ночью. Честно скажу – жутковато было. Но когда полетели обратно в Союз, жутко было от другого…

В Афганистан на нашем самолете отвозили солдат и необходимые припасы. А вот из ДРА — раненых (прямо на борту им делали операции, спасая жизни) и убитых.

— Такие самолеты, как наш, называли «Черными тюльпанами», — продолжает челябинец. – Когда я в первый раз увидел, как убитых мальчишек, или то, что от них осталось, кладут в цинковые гробы, которые затем обивают деревянными досками, не смог находиться рядом – ушел… И песню про «Черный тюльпан» поэтому не могу слушать… И в Ташкент, и в Алма-Ату, и в Москву мы возили груз-200… Справедливости ради надо отметить, что вообще-то «Черным тюльпаном» принято называть военно-транспортный самолет Ан-12. В отличие от Ила он мог приземляться на высокогорные грунтовые площадки. Еще «Черными тюльпанчиками» прозвали вертолеты. На борту воздушных судов рисовали черный тюльпан, но душманы все равно обстреливали и такие воздушные судна. Но в 1979 и 1980 годах, в начале афганской кампании, Ан-12 использовали только под грузовые перевозки. А вот первыми самолетами, которые переоборудовали под медсанчасть/морг, были два гражданских. Один — челябинский Ил-18, второй – такой же пассажирский, но из Караганды.

— Какие опознавательные знаки были на вашем самолете? Рисовали ли на нем черный тюльпан? – спрашиваю летчика.

— У нас был обычный белый борт с надписью «Аэрофлот» — самолет же гражданский, пассажирский, — отвечает. – А военные самолеты, как вы знаете, зеленого цвета. Но и по нам стреляли. Помню, однажды в Кандагаре пришлось взлетать в полной темноте, без фар. Рядом с аэропортом пряталась банда, которая всех обстреливала. По нам, к счастью, не попали.

Вячеслав Шведов летал в районе боевых действий на челябинском Ил-18 месяц — с 17 января по 15 февраля. Когда после той командировки вернулся в Челябинск, его перевели командиром на Ту-134 (переучился на этот самолет еще до командировки в Афганистан) и оставили в родном аэропорту. А вот его старый экипаж еще отправлялся в Ташкент и оттуда в ДРА не раз. И еще три челябинских экипажа – Владимира Рожнова, Ильи Елина и Федора Ломова — с такой же миссией на нашем «Черном тюльпане» летали.

— Что стало потом с тем Ил-18? – переспрашивает Вячеслав Иванович. — После военного конфликта в Афганистане его снова вернули в Челябинский аэропорт, опять переоборудовали в пассажирский самолет, установив кресла. И летавшие на нем пассажиры, конечно, не догадывались о том, кого он раньше возил. Затем самолет, как и все Ил-18, списали.

Вообще-то «Черным тюльпаном» принято называть военно-транспортный самолет Ан-12. Но в 1979 и 1980 годах, в начале афганской кампании, Ан-12 использовали только под грузовые перевозки. А первыми самолетами, которые переоборудовали под медсанчасть/морг, были два гражданских. Один — челябинский Ил-18 с надписью «Аэрофлот», второй – из Караганды.

В Афганистане в черном тюльпане
С водкой в стакане
Мы молча плывем над землей.
Скорбная птица через границу
К русским зарницам несет ребятишек домой.
В черном тюльпане те, кто с заданий
Едут на родину милую в землю залечь,
В отпуск бессрочный, рваные в клочья,
Им никогда, никогда не обнять теплых плеч.

Когда в оазисы Джелалабада,
Свалившись на крыло, тюльпан наш падал,
Мы проклинали все свою работу,
Опять бача подвел потерей роту.
В Шинданде, в Кандагаре и в Баграме
Опять на душу класть тяжелый камень,
Опять нести на родину героев,
Которым в двадцать лет могилы роют…

(Из песни Александра Розенбаума)


71 вылет ничего не значит?

Вячеслава Шведова и других челябинских гражданских летчиков, что летали в ДРА, не признают участниками боевых действий.

В январе-феврале 1980 года Вячеслав Шведов налетал в Афганистане на переоборудованном Ил-18 очень много часов – 104. Это в общей сложности 71 полет в районе боевых действий. Тем не менее ни он, ни его товарищи по экипажу ни участниками боевых действий, ни ветеранами не считаются. Хотя летчики из Караганды — тоже гражданские и тоже выполнявшие в 1980 году полеты из Ташкента в Афганистан и обратно – удостоверения и вместе с ними некоторые льготы получили.

— То, что мы были в Афганистане, не отмечено в военном билете, — рассказывает Вячеслав Шведов. – Лишь в трудовой книжке есть запись «Благодарность за образцовое выполнение спецзадания». Когда в восьмидесятом году я приходил в военкомат, узнать, как быть, мне прямо сказали: «Мы вас в Афганистан не отправляли». А кто нас отправлял? У меня есть справка от командира войсковой части № 23229, что наш экипаж «находился в районе реальных боевых действий на основании Директивы ГК ВВС (№ 9/2 от 3.01.80) и за это время выполнил 71 полет и налетал 104 часа».

Пять лет назад Вячеслав Шведов написал письмо Сергею Иванову, который в то время был министром обороны. Задал в нем один вопрос: «Являемся ли мы, летчики, откомандированными согласно Директиве и выполнявшие полеты в тех условиях ветеранами боевых действий?» Пришел ответ – нет, не являетесь. Между тем Вячеслав Иванович уверяет, что члены экипажа из Караганды ветеранами признаны, как и штурман одного из челябинских экипажей, который перевелся в Москву и там получил удостоверение.

Высший пилотаж


За комментарием мы обратились к ответственному секретарю городской комиссии по работе с ветеранами боевых действий и членами их семей Владимиру Солнцеву:

— В нашем случае речь идет о подвиге людей, совершивших кто 70, кто 120, а кто и свыше 200 боевых вылетов, — говорит Владимир Георгиевич. – Десятки и сотни вылетов в страну, объятую войной. Десятки и сотни посадок и такое же количество взлетов. Высший пилотаж! Были ли летчики призваны? Формально – нет. Но так же формально и даже более того – они были отмобилизованы. А это, надо полагать, статус более высокий. Кто-то сегодня в авиационном и оборонном ведомстве должен изо всех сил упереться в эту тему и найти хотя бы древнюю Директиву Главкома ВВС, чтобы сопоставить ее с критериями ныне действующего закона: орден или медаль, ранение или увечье – и ты ветеран.(Примечание. Дело в том, что ветераном может быть только тот, кто получил ранение. Если вернулся из зоны военного конфликта живой и невредимый, ты не ветеран!)
Что просят летчики? Чтобы кто-то признал их не ветеранами, нет, а просто участниками боевых действий. Они же там были, в Афганистане, не по своей воле были. Зачем им это? Ради справедливости. Или хотя бы для того, чтобы быть допущенными к обслуживанию в областном госпитале для ветеранов войн и мероприятиям существующей в нашем городе программы «Социальная поддержка участников боевых действий на 2011 — 2013 годы в Челябинске».
Без соответствующих документов это невозможно. Поэтому решение должны принимать только на высшем уровне в Москве. Но у нас в стране, к сожалению, всегда было так: когда возникала необходимость призывать и отмобилизовывать, особую активность проявляли те, кому поручалось крепить тылы. Правдами и неправдами задача, поставленная руководством, выполнялась. Потом, когда вернувшиеся с войны начинали искать свои права, в том числе и обещанные, куда же все исполнители и мобилизации девались?

Коллаж Людмилы МАНУРИНОЙ
Фото Валерия БУШУХИНА
Фото из архива Вячеслава ШВЕДОВА

«Черные тюльпаны». Афган: русские на войне

«Черные тюльпаны»

Большинство служивших в Афганистане вернулись домой: кто-то целым и невредимым, кто-то больным, раненым, искалеченным. Многие погибли. Символом той войны для многих русских стал «Черный тюльпан»: четырехмоторный транспортный Ан-12, привозивший из Афганистана тела павших. Даже спустя десятилетия песня Александра Розенбаума «Черный тюльпан» побуждала слушателей вставать, отдавая дань уважения погибшим. О том, как самолеты получили это романтическое прозвище, ходило много историй, но ни одну нельзя считать достоверной.

Кошмар начинался еще в Афганистане, где в полковом или дивизионном морге тела готовили к отправке на родину. Морг обычно устраивали на краю гарнизона, в палатках или бараках. Командовали моргами лейтенанты. Внутри стоял металлический стол, на котором труп обмывали, приводили в порядок, насколько это возможно, и одевали в форму. Затем тело укладывали в цинковый гроб и припаивали крышку. На гробе писали «Не вскрывать» и заколачивали простой деревянный ящик, на который по трафарету наносили надпись: имя погибшего. Ящик грузили в «Черный тюльпан».

Из-за температуры, влажности и запахов работа в морге была невыносимой. Молодые призывники изнемогали от жары в резиновых фартуках и рукавицах, зато такая работа избавляла от риска боевых заданий. Работники морга были постоянно пьяны и жили в своем собственном мирке. Считалось, что наткнуться на них перед заданием — плохая примета, так что другие солдаты избегали их. В столовой у них имелся отдельный стол, и они были рады не поддерживать дружеские отношения с людьми, чьи разорванные тела им потом, возможно, придется сшивать.

Тела было зачастую сложно опознать, как и гарантировать, что на гробу будет написано правильное имя. Сергея Никифорова по прибытии в Афганистан назначили начальником небольшой медчасти, поскольку до войны он учился на врача (хотя и недоучился). Военврач в звании майора провел его по полковому моргу — маленькому бараку в окружении нескольких палаток. Никифорова обдало вонью еще до того, как он вошел внутрь. Там два вдребезги пьяных солдата разбирали сваленные в кучу части тел. Еще один катил тележку, на которую был водружен длинный жестяной ящик. Солдаты заполняли ящик мало отличимыми друг от друга ошметками и отвозили его в сторону, чтобы приварить крышку.

— Какой по счету? — спросил майор.

— Двадцатый, да еще пяток соберем.

Выйдя из морга, майор влил в Никифорова такое количество водки, что у того глаза полезли на лоб.

— Ничего, привыкнешь, еще и не такое будет. Но постарайся не спиться, хоть это и трудно. А то, что ты сейчас видел, хоть и редкость, но бывает. Это разведчики попали в засаду, а затем душманы их порубили в капусту, упаковали в мешки, побросали в захваченный КАМАЗ и приказали привезти нам подарок{423}.

Гробы получали кодовое название «Груз 200». Андрея Блинушова, солдата из Рязани, который после войны стал писателем и правозащитником, призвали в армию весной 1983 года и отправили служить в штабном взводе в Ижевске. Однажды поздно вечером нескольким «дедам» приказали забрать «груз 200». Они, не отрываясь от телеэкрана, делегировали задачу младшим солдатам. Так Блинушов впервые столкнулся с «Черным тюльпаном».

Замполит взвода, самоуверенный лейтенант, повез Блинушова и нескольких его товарищей в аэропорт, прямо к стоявшему в темноте большому транспортнику. Грузовой отсек «Черного тюльпана» был забит большими, грубо сколоченными деревянными ящиками, по три в штабеле. На каждом было написано имя. В отсеке сидел мертвецки пьяный прапорщик, велевший им перенести ящики в грузовик и доставить в городской морг.

Небольшое здание морга было уже заполнено трупами. Поэтому ящики — теперь Блинушов уже понял, что в них тела погибших в Афганистане, — сложили в коридоре. В Афганистане не удосужились выписать свидетельства о смерти перед тем, как запечатать тела в цинковые гробы и упаковать их в деревянные ящики. Служащие морга, не имея возможности проверить, соответствует ли содержимое ящиков тому, что на них написано, выписали документы, без которых гробы невозможно было передать родственникам.

Даже в 1983 году правительство продолжало утверждать, будто советские войска не участвуют в боевых действиях, а лишь выполняют «интернациональный долг», помогая афганскому народу. Поэтому гробы доставляли родным ночью. Но предосторожности были излишними. Почти всякий раз о происшедшем становилось известно заранее, и родственники, соседи и друзья уже ждали грузовик, вскрывали деревянный ящик и передавали семье цинковый гроб.

В ту ночь Блинушов и его товарищи пронесли гроб с телом пилота вертолета по лестнице в его квартиру на седьмом этаже. Жена погибшего вышла встречать их с побелевшим лицом, с младенцем на руках, неспособная даже плакать. Подошел сосед, чтобы помочь найти место для гроба. Тогда женщина пронзительно закричала.

Солдаты выскользнули из квартиры, бросились вниз по лестнице, к своему офицеру. Ему не хватило выдержки, и он остался в грузовике.

Спустя некоторое время командиры стали иногда отправлять тела в сопровождении прапорщика или офицера. Как правило, то были тела солдат, которых посмертно наградили медалью «За отвагу». Так что одним из способов узнать, что на самом деле происходит в Афганистане, был перекрестный допрос сопровождающего.

Один молодой капитан-вертолетчик отправился в СССР, чтобы доставить тело товарища по эскадрилье. Он показывал Блинушову фотографии полевой жизни (конечно, снятые нелегально): солдаты в причудливом сочетании военной формы и гражданской одежды, афганские селения, превращенные в руины. Молодой офицер говорил, что во время операций против моджахедов вертолетам порой приходилось обстреливать кишлаки. Конечно, при этом гибли дети и женщины, но вертолетчик неубедительно пытался доказать, что это было дело рук моджахедов. Он так сильно нервничал насчет того, как его примет семья погибшего товарища, что попросил совета у Блинушова, хоть тот и был рядовым.

Волновался капитан не зря. Добравшись до дома погибшего в сопровождении нескольких солдат и прапорщика, он столкнулся с разгневанной толпой. Кто-то двинул прапорщику в челюсть, разбив ему губу. Фуражка упала в лужу. Женщины визжали: «Убийцы! Кого вы нам привезли? Где наш мальчик?» Мужчины кидались на солдат, пока женщины не закричали: «Не надо, не трожьте солдатиков, они такие же несчастные, они ни в чем не виноваты».

Солдаты извлекли гроб из деревянного ящика и медленно внесли в квартиру. В ней толпились родные и соседи погибшего. Зеркала были завешены черной тканью. Женщины рыдали, мужчины пили. Капитан неловко застыл у входа, вертя фуражку в руках. Когда Блинушов сказал одной из женщин, что тот проделал долгий путь из Афганистана, чтобы доставить тело товарища, она бросилась к нему со словами: «Простите, пожалуйста, что так получилось, понимаете, он у пас единственный». Занервничав от мысли, что останется один, капитан пытался уговорить Блинушова (они уже перешли па «ты», несмотря на разницу в звании) остаться хотя бы попить чаю. Но пора было возвращаться на базу, и солдаты уехали[55].

В цинковых гробах на родину возвращались не только мужчины. Четырнадцатого января 1987 года Вера Чечетова, подруга Аллы Смолиной, полетела со своей базы в Джелалабад. Дорога занимала всего пятнадцать минут, по вертолет сбили. Вера не хотела надевать парашют: он не подходил ей по размеру, и она боялась, что помнет платье. Только по обрывкам платья ее и удалось опознать. По крайней мере, заметила Смолина, родным выдали то тело. Так случалось далеко не всегда{424}.

Что за машина Ан-12 / Авторские материалы / Радиостанция «Вести FM» Прямой эфир/Слушать онлайн

Аварийные работы на месте крушения Ан-12 под Иркутском приостановлены до утра. Об этом сообщили ИТАР-ТАСС в силовых структурах региона. Из корпуса воздушного судна извлечены тела шести из девяти погибших. Бортовые самописцы пока не обнаружены. О том, что из себя представляет этот самолет, рассказывает корреспондент «Вестей ФМ» Сергей Ткачук.

Ан-12 — советский военно-транспортный самолет. Выпускался серийно с 1957 по 1972 год на трех заводах — в Иркутске, Воронеже и Ташкенте. Самолёт активно применялся в военных целях, в чрезвычайных ситуациях, для переброски военной техники и личного состава, также для пассажирских перевозок. Это был первый массовый самолёт в Военно-транспортной авиации. Он зарекомендовал себя как очень надёжный аппарат, способный работать в сложных климатических условиях, и неприхотливый в обслуживании. И, несмотря на свой возраст, мог бы прослужить еще лет десять, говорит руководитель аналитической службы Агентства Авиапорт Олег Пантелеев.

«Все самолеты регулярно проходят техническое обслуживание и капремонты. Естественно, что с проблемами самолет не будет допущен к эксплуатации. Поэтому сам по себе возраст не является причиной для отказа от продолжения эксплуатации самолета. Его одногодок практически американский С-130 также весьма интенсивно эксплуатируется. Причем не только где-то в Африке, но и в Европе и США».

Наибольшее значение Ан-12 оказал в становлении Воздушно-десантных войск. Он позволял брать на борт две боевые машины десанта или 60 парашютистов. Десантники рассаживались в грузовой кабине в четыре ряда. Высадка производилась в два потока — первыми выбрасывались бойцы в средних рядах, далее — находившиеся вдоль стен.

Самолёт зарекомендовал себя как очень надёжный аппарат, способный работать в сложных климатических условиях, и неприхотливый в обслуживании. На борту есть два типа вооружения — артиллерийское и бомбардировочное. В кормовой башне расположены две 23-мм пушки, электросистемы дистанционного управления башней и прицельно-вычислительного блока. Боекомплект — 700 снарядов, скорострельность — 1350 выстр/мин. Ан-12 способен нести 70 стокилограммовых авиабомб или 18 пятисоткилограммовых, а также сигнальные, морские бомбы и радиозонды. Крейсерская скорость — 570 км/ч. Максимальная дальность полета — 5530 км.

В 1979 году Ан-12 получил неофициальное название «Чёрный тюльпан». Именно на этих самолетах увозили тела погибших советских солдат с территории Афганистана в ходе Афганской войны. Всего с учетом участия в конфликте было потеряно 192 самолета.

В Афганистане в «чёрном тюльпане»…

К 30-летию вывода советских войск из Афганистана

Во время Афганской войны 1979—1989 годов самолёты Ан-12 постоянно снабжали по воздуху контингент советских войск, летая из СССР в Баграм, Кандагар, Шиндант, Кабул. За всё время войны было потеряно одиннадцать Ан-12. Ряд машин получили афганские ВВС, некоторые из них позже достались захватившему власть в Афганистане движению Талибан.

Рейс самолёта Ан-12, увозившего в ходе войны с территории Афганистана тела погибших советских военнослужащих (Груз 200), получил неофициальное название «Чёрный тюльпан». В связи с тем, что грузовой отсек самолёта Ан-12 не герметичен, цинковые гробы не запаивались. Цинковые гробы, обитые досками, выгружались в аэропорту Тузеля (военный аэродром в Ташкенте), и они штабелями лежали на рулежке. Морг построили только в 1986 году.

Побывавший в Афганистане с концертами Александр Розенбаум посвятил павшим солдатам песню «Монолог пилота «черного тюльпана», вошедшую в художественный фильм «Афганский излом».

Эту песню мне довелось услышать впервые летом 1988 года на концерте Александра Розенбаума, который проходил на стадионе им. Ленина в Хабаровске. Такой концерт невозможно забыть.

Жаркий летний день, ближе к вечеру. Стадион переполнен зрителями, пришедшими на этот концерт. Эффектное начало – Розенбаум въезжает на стадион на подножке автомобиля «Скорой помощи» под фонограмму песни «О «скорой помощи» («Светофоры дайте визу, едет скорая на вызов…»). Автомобиль останавливается на беговой дорожке напротив центрального круга, где установлена сцена. На ней: микрофон на стойке, стул, к которому прислонена гитара, динамики. Певец соскакивает с подножки и бежит к сцене, в белой майке, на которой спереди – красный флаг Советского Союза. Концерт начинается. Песни исполняются без объявления и сопровождаются бурными, продолжительными аплодисментами. Где-то ближе к середине концерта вдруг зазвучали свежие аккорды гитары и новые слова:

«В Афганистане в «черном тюльпане»,

С водкой в стакане мы молча плывем над землёй».

         Зрители на стадионе начинают вставать, я тоже уже стою. А песня продолжается:

«Скорбная птица через границу,

К русским зарницам несет ребятишек домой».

В моем сознании всплывает июль 1982 года и «черный тюльпан» в котором я лечу, сопровождая «Груз 200» и еще 9 сопровождающих офицеров, прапорщиков, сержантов со своими «Грузами». 

А слова песни продолжают рвать душу:

«В «черном тюльпане»

Те, кто с заданий

Едут на Родину милую в землю залечь,

В отпуск бессрочный,

Рваные в клочья…

Им никогда, никогда не обнять теплых плеч».

И слезы произвольно начинают катиться по моим щекам. Мне становится до того неудобно, что я склоняю голову горизонтально, чтобы никто не видел моих слез. Взрослый мужик и не может сдержать слез от слов звучащей песни…

«Но надо добраться,

Надо собраться.

Если сломаться, то можно нарваться и тут.

Горы стреляют.

«Стингер» взлетает,

Если нарваться, то парни второй раз умрут».

Все. Больше не могу. Еще немного и меня начнет трясти. Слезы уже не текут, а прямо из глаз капают на бетонное основание на стадионе. Мое место на стадионе находилось крайним у прохода, ближе к верхней площадке,  поэтому , поворачиваюсь и начинаю подниматься на верхнюю площадку, склонив низко голову, чтобы укрыться от людских взоров. Но что это? Мой взгляд выхватывает слева и справа точно такое же состояние находящихся на стадионе зрителей. Все, молча, стиснув зубы, пускают горькую слезу. Приходит успокоение. Значит, не зачерствели наши души, если МЫ так реагируют на эту песню. Заставляю свое сознание переключиться на другую жизненную ситуацию и успокаиваюсь. Молча вытираю слезы, стоя на верхней площадке стадиона. Песня завершается, зрители начинают аплодировать, но Розенбаум жестом поднятой руки останавливает аплодисменты и предлагает всем садиться. Концерт продолжается. Звучат знакомые мне песни из его раннего репертуара. Эти песни мне удалось вывезти на кассетах еще в 83-м, когда возвращался из Афгана. Они там имели хождение на кассетах среди военнослужащих, когда Розенбаум в Афган еще не приезжал. На таможне в Ташкенте подобные кассеты обычно изымались.

Концерт завершается также эффектно, как и начался. Звучит последняя песня — «Жеребенок». К ее завершению к сцене маленький паренек ведет по полю под уздцы лошадь. Розенбаум завершает пение, вскакивает в седло и под бурные аплодисменты зрителей галопом на лошади ускакал по беговой дорожке на выход со стадиона…

После завершения концерта, проходя мимо краевой филармонии, узрел афишу, на которой было объявление о концерте А. Розенбаума на следующий день в зале краевой филармонии. Приобрел билеты на первый ряд. На концерт прихватил привезенный из Афгана кассетник — «Panasonik», чтобы записать концерт. Но это была уже творческая встреча со зрителями: вопросы, ответы, песни. Розенбаум появился на сцене все в той же белой майке с красным Советским флагом на груди. И опять «Монолог пилота «черного тюльпана», и опять все повторялось, как и в предыдущий день на стадионе…

Это произошло 28 июня 1982 года. Утром, после подъема к нам в комнату, находящуюся в автопарке отряда, где мы жили с зампотехом отряда Мишей Ерастовым, влетает командир отряда Олег Захаров и, включив свет, произносит эти страшные слова:

— Гальченко умер!

Мы уже не спали. Ожидали подъема и начала очередного афганского дня.

— Как? Умер? – разом выдохнули мы.

Меня уже второй день знобило и временами трясло. Видимо, начиналась лихорадка. Но такое сообщение вмиг встряхнуло организм, да так, что все быстро прошло. Наверное, в критические моменты скрытые силы нашего организма способны на многое.

И началось: комиссия, расследование, подготовка к отправке тела военнослужащего на Родину в Воронежскую область.

А уже через четыре дня Ан-12 – «Черный тюльпан» увозил «ребятишек домой… на Родину милую в землю залечь…» И эта тяжелая участь – сопровождать на Родину тело нашего солдата —  выпала на мою долю.

2 июля 1982 года в аэропорту города Кабула в АН-12 – «Чёрный тюльпан» были загружены 14 цинков с погибшими (цинковые гробы помещались в деревянные ящики для удобства переноски) и мы – 10 сопровождающих (на 4-х приходилось по 2 «Груза 200» в один адрес доставки) разместились в переднем герметичном отсеке самолета. Самолет взлетел и взял курс на Ташкент.

Песня А. Розенбаума «Монолог пилота чёрного тюльпана» начинается словами: «В Афганистане в чёрном тюльпане, с водкой в стакане мы молча плывём над землёй». Автор песни не выдумал этот сюжет, он, видимо, написан по тем рассказам, которые Розенбаум услышал от очевидцев и участников этих полётов. Но, на самом деле, «С водкой в стане» над Афганистаном – такого не было. В Афганистане тогда и сейчас – существует сухой закон. Всё это было, но только, начиная с полёта от Ташкента и далее по маршруту, по которому летел «Чёрный тюльпан» над территорией Советского Союза.

2 июля «Чёрный тюльпан» приземлился на военном аэродроме «Тузель» под Ташкентом. Нас – сопровождающих перевезли в гостиницу, а что происходило с «Грузом  200», нам об этом не было известно. 

3 июля с утра начинается подготовка к перелёту по Союзу в соответствии с оптимальным планом доставки «Грузов 200». Мы- сопровождающие за эту ночь соответственно подготовились, чтобы «с водкой в стакане» плыть над землёй. Но этот полёт был уже над территорией нашей страны. После загрузки АН-12 взял курс на г. Алма-Ату. Это была первая точка доставки «Груза 200».

После выгрузки в Алма-Ате самолёт взял дальнейший курс на г. Кемерово, в который мы прибыли к вечеру. Опять выгрузка ящиков специальной командой, сопровождающих – опять в гостиницу. Ночуем в Кемерово, а с утра опять в путь. Следующей точкой доставки «Груза 200» был г. Волгоград, где мы опять заночевали.

И только к вечеру 5 июля «Чёрный тюльпан» добрался до Воронежа, где я вышел и выгрузили ящик, в котором цинк с телом рядового Гальченко Сергея. Выгрузка была сделана на окраине взлетного поля аэропорта, подальше от людских глаз. Не помню, каким образом я примчался к дежурному коменданта гарнизона в аэропорту г. Воронежа и доложил о прибытии с «Грузом 200». Меня успокоили и сказали, что «всё уже известно, даны соответствующие команды. Ждите приезда представителей военкомата». Ждать пришлось весьма долго. Пришлось еще раз напоминать дежурному о своем существовании, на что он успокоил меня, что «до г. Россоши, куда следует доставить «Груз», очень далеко, но оттуда машина выехала и мне следует проявлять терпимость и ожидать представителей военкомата». Только в первом часу ночи прибыл представитель городского военного комиссариата г. Россоши на обычном грузовике ГАЗ-53 с открытым кузовом. Ночью мы добрались до областного военкомата г. Воронежа, где в присутствии дежурного по военкомату я передал пакет с документами представителю Россошанского ОГВК а сам направился в аэропорт и дальнейший мой путь лежал на Кабул.

Что касается: «с водкой в стакане мы молча плывём над землёй», то это действительно было. Сидя на полу АН-12 в первом герметичном отсеке, при каждом перелёте от одного города Советского Союза к другому, мы молча поднимали стаканы за ушедших навечно и всю дорогу в основном молчали, думая каждый о своем… 

 

Из книги памяти «Чёрный тюльпан»:

Гальченко Сергей Васильевич, рядовой, водитель-электромеханик, родился 3.02.1962 в г. Россошь, Воронежской области. Украинец. Учился в СПТУ-29 Россоши. В Вооруженные силы СССР призван 1.4.82 Россошанским ОГВК. В республике Афганистан с июня 1982. Похоронен на городском кладбище №1 Россоши. В СПТУ-29 установлена мемориальная доска с его именем.

За мужество и героизм, проявленные в ходе войны в Афганистане, 11 тыс. военнослужащих награждены орденами и медалями  — посмертно, 28 удостоены звания Героя Советского Союза – посмертно.

         Вечная память не вернувшимся из Афгана!

 

                Рамусь Владимир Федорович, подполковник в отставке, участник боевых действий в Афганистане

 

Список фото к статье:

1.      Военно-транспортный самолёт АН-12.

2.      АН-12 в Афганистане. Аэропорт г. Кандагара.

3.      Афганистан. Прощание с погибшими перед отправкой на Родину.

4.      АН-12 в полёте.

5.      Цинковые гробы.

6.      Страничка из всероссийской книги памяти «Чёрный тюльпан».

7.      Памятник песне «Монолог пилота чёрного тюльпана».

8.      Александр Розенбаум на концерте в зале Хабаровской краевой филармонии. 1988 год.

9.      А. Розенбаум в Афганистане.

10.  А. Розенбаум на концерте в Афганистане.

11.  А. Розенбаум в Афганистане.

12.  Цветок «чёрный тюльпан».

13.  Гальченко Сергей Васильевич. Фото из всероссийской книги памяти «Чёрный тюльпан».

14.  «Груз 200».

15.  В последний путь.

16.  Легендарный АН-12 идет на Кабул.

Русские в Афганистане: часть II

Гитара и Калашников

Солдаты привезли свои гитары в Афганистан, они написали и импровизировали много музыки и стихов, некоторые из которых имеют непреходящую ценность. Эти песни и стихи отражают историю войны: от уверенной веры в правоту дела, сквозь звуки битвы и потери товарищей до разочарования и горечи неудач.

Некоторые популярные песни были написаны признанными артистами, которые время от времени посещали более крупные базы.Песня Александра Розенбаума «Черный тюльпан» о самолетах, доставивших гробы погибших солдат в Советский Союз, и «Мы вернемся» о советских военнопленных оставались популярными еще долгое время после окончания войны. Предприимчивые афганские торговцы импортировали с Запада записи песен, которые не одобрялись в Советском Союзе: музыку Beatles и ABBA, а также песни чрезвычайно популярного советского певца Булата Окуджавы (1924–1997), произведения которого витали как раз по эту сторону. инакомыслия и не особо ценились властями.

Советские войска на боевом задании в Афганистане.

Но отношение солдат к профессиональным певцам было двойственным. Как бы красноречиво ни пели эти люди, сами сражения они не видели. Их музыка была искусственной, созданной для эффекта, и над ней, как некоторые думали, нависла атмосфера коммерческой эксплуатации. На самом деле, солдаты сочиняли музыку на гитарах, которые они взяли с собой на войну. Или они слушали песни солдатских бардов, людей, которые разделили свои испытания, песни, ставшие очень популярными, к ужасу властей.Песни были запрещены политической цензурой, и пограничники жестко пресекли попытки ввоза записанных на пленку версий в Советский Союз. Ничто из этого не помешало песням разойтись по 40-й армии.

Афганцы остро осознавали, что их отцы и деды славно сражались в войне против Гитлера, и в более ранних песнях есть застенчивый подтекст почти соперничества между поколениями. На них повлияли песни Владимира Высоцкого (1938–80), который не участвовал в той войне, но во многих песнях уловил ее дух.Они обратили внимание на стихи Киплинга и его картину Афганистана, его народа и боевых действий там. Власти проявили меньший энтузиазм, потому что Киплинг, по их мнению, был апологетом британского империализма в Афганистане. Примерно в середине войны возникла новая тема: ностальгия и сочувствие к белогвардейцам, солдатам, которые сражались на проигравшей стороне гражданской войны после революции 1917 года и которые поддерживали героизм и дисциплину русского оружия даже в качестве своего страна распалась вокруг них.Барды подхватили романсы тех дней о любви, войне и чести даже в поражении. «Почему в годы моей юности никто публично не говорил о самопожертвовании Белых генералов?» — недоумевает Александр Карпенко, бард и военный переводчик. «И тут мои мысли о роли Белой армии в судьбе России смешались с тем, что происходило в Афганистане. Запреты и тишина, окружавшие белую идею, также стимулировали творческую энергию афганцев, в том числе и мою.Ближе к концу настроение песен начало меняться. Ностальгия сменилась горькими песнями о чувстве тщетности и поражения, которое охватило 40-ю армию, когда страна, во имя которой она воевала, начала распадаться.

Юрий Кирсанов был элитным офицером спецназа в России. По ночам он записывал военные песни в своей «студии» — полковой бане.

Большинство солдат-бардов были офицерами, многие из спецназа. Сергей Климов написал одну из первых песен о взрыве в Центре связи правительства Афганистана, который спровоцировал теракты в Кабуле в декабре 1979 года.Но Юрия Кирсанова часто считают деканом бардов. Он служил в отряде спецназа Карпаты , ответвлении элитной группы Каскад . Он присоединился к КГБ в 1976 году, а когда его отправили в Афганистан в 1980 году, он взял с собой свою гитару. Он находился в Шинданде. Как ни странно, он обнаружил, что боевые действия на БТР [бронетранспортере] стимулировали его творческую изобретательность. Он и его коллега систематически записывали звуки Афганистана на небольшой магнитофон — зов муэдзина, грохот бронетехники, шум битвы и крик шакала — и он использовал их как вступление к своим собственным песням. .Их он записывал в «студийных» условиях — в полковой бане, где работал по ночам, когда электрический ток был более-менее стабильным, а шум войны утих. он сочинил, чтобы выразить эмоции войны и надежды солдат на безопасное возвращение. «Песни Кирсанова сделали то, что не смогли сделать профессиональные артисты», — заметил один журналист. «Они сохранили настоящую и подлинную правду об афганской войне».

Песни были запрещены политической цензурой, и таможенники на границе жестко пресекли попытки ввоза записанных на пленку версий в Советский Союз.Ничто из этого не помешало песням разойтись по 40-й армии.

Игорь Морозов учился в престижном техническом университете им. Баумана, затем некоторое время работал инженером в оборонной промышленности, где участвовал в разработке улучшенной модели боевого коня пехоты — боевой машины пехоты БМП-2. Но затем его отец, который работал в военной разведке во время Второй мировой войны, убедил его пойти в Первое управление КГБ, отдел внешней разведки, в которое он поступил в августе 1977 года.Он был отправлен в Афганистан в 1981 году после двухмесячной специальной подготовки, какое-то время прослужил в Кундузе, а затем в 1982 году был назначен командиром отряда Каскад в Файсабаде. Команда состояла из трех офицеров и нескольких солдат. Они жили на вилле на окраине города, которую охранял Хад. У них было три БТР, из которых только один рабочий, три джипа ГАЗ, два пулемета, два миномета и три тонны боеприпасов. Ни командир группы, ни его заместитель не говорили на местных языках и три месяца находились без переводчика.Никто не знал, как обстоят дела в провинции. Солдаты входили в погранвойск КГБ ( пограничников, ), числились на учете в 40-й армии на зарплату и паек. Но трое офицеров зависели от московского штаба, который о них просто забыл. Их зарплата оставалась невыплаченной за шесть месяцев, и им приходилось вымогать у солдат свои пайки. Им пришлось перенять свой опыт и у солдат: солдаты были в Афганистане шесть месяцев, они могли говорить несколько слов на этом языке и имели некоторое представление о ситуации.

К тому времени Морозов уже был преданным автором песен: по иронии судьбы «Батальонная разведка», которую он написал в честь своего отца в 1975 году, позже стала одной из его самых популярных «афганских» песен. Он быстро пришел к выводу, что «патриотические песни и музыка, рекомендованные властями, не были поняты или приняты солдатами, потому что они абсолютно не отражали ни дух, ни характер войны. Первые признаки морального и духовного разложения уже начали проявляться в Ограниченном контингенте.Он считал, что «песни страны говорят вам, что ее беспокоит». Он начал с того, что играл песни Кирсанова своим солдатам, но вскоре начал сочинять для себя. Когда яростные песчаные бури, которые ветер, как солдаты называли «афганец», дул в течение нескольких дней, операции прекращались, и Морозов использовал перерыв, чтобы писать. Вскоре его песни также стали циркулировать по 40-й армии: «Возвращение» и «Мы уходим» о последнем уходе 40-й армии; «Конвой из Тулукана в Фейсабад», «Дождь в горах Афганистана», «Песня пули» о боях; «Гитара и Калашников» о взаимосвязи искусства и войны; песни из более раннего возраста, такие как хит 1930-х годов «Голубой шар».

Батальонная разведка Игоря Морозова. Несмотря на то, что в 1975 году «Баталионная разведка» была написана в честь его отца, ее популяризировали как «афганскую» песню.

Морозов окончательно покинул Афганистан через перевал Саланг с парашютистами Витебской дивизии в 1989 году. Говорят, что 345-й гвардейский отдельный парашютно-штурмовой полк Валерия Востротина, охранявший перевал, каждый день начинал с горькой песни Морозова «Мы. Уход’.Морозов и его друзья, уже пожилые полковники, вышедшие на пенсию, по-прежнему исполняли свои песни спустя два десятилетия после окончания войны.

Большинство солдат 40-й армии, конечно, были слишком озабочены тем, чтобы уйти от монотонности и сражений, вернуться домой как можно скорее, возобновить жизнь, которая была нарушена, когда им выдали их листы о призыве. Некоторым — лейтенанту Карцеву и сержанту Сергею Морозову — предстояло вспомнить годы в Афганистане как лучшие в своей жизни.Многие почувствовали боль, когда уезжали в Советский Союз. «Внезапно они поняли с ослепляющей ясностью, что там, в будущем, ничего не было. Все было темно, непроницаемо, пусто. если бы вы кричали, не было бы эха; если вы бросите камень, вы не услышите, как он приземлится. Жизнь несла их в эту пустоту, неотображаемую, неудержимую. Отныне все осталось в прошлом ».

Черные тюльпаны

Большинство тех, кто служил в Афганистане, вернулись домой целыми, больными, ранеными или инвалидами.Но многие из них этого не сделали. Возвращение мертвых было еще более мрачным делом.

Большой четырехмоторный грузовой самолет АН-12 был использован для доставки тел погибших из Афганистана.

Главным символом войны для многих россиян был «Черный тюльпан», большой четырехмоторный грузовой самолет Ан-12 — аналог американского «Геркулеса», который доставил тела павших из Афганистана. На протяжении десятилетий после войны песня Александра Розенбаума «Черный тюльпан» все еще могла поднимать российскую публику на ноги в безмолвном почтении мертвых.Было несколько историй о том, как самолеты получили свое романтическое название, но ни одна из них не была достоверной.

Кошмар начался еще в Афганистане, где тела были подготовлены в полковых или дивизионных моргах для их поездки домой. Морги обычно располагались в палатках или небольших хижинах, иногда с прикрепленными еще несколькими палатками, на краю территории гарнизона под командованием лейтенанта. Внутри морга должен был стоять металлический стол, на котором труп очищали, отремонтировали по мере возможности и облачили в форму.Затем его поместили в цинковый гроб и припаяли крышку. Гроб с пометкой «Не открывать» поместили в грубый деревянный ящик, на котором было выбито имя умершего. Ящик был готов к загрузке в «Черный тюльпан».

Температура, влажность и зловоние внутри морга делали работу невыносимой для молодых призывников, изнуренных в своих резиновых фартуках и перчатках, хотя это имело то преимущество, что вам не приходилось рисковать жизнью во время операции.Мужчины были постоянно пьяны и жили в своем собственном мире. Не повезло встретиться с ними на пути, если вы отправлялись на задание, а другие солдаты избегали их. Они ели за своим отдельным столиком в столовой, радуясь тому, что не заводят дружеские отношения с мужчинами, чьи изорванные тела они позже могут собрать вместе в морге.

Действительно, часто было трудно опознать тела или убедиться, что правильному гробу было дано правильное имя. По прибытии в Афганистан Сергей Никифоров был назначен руководителем небольшой медицинской части в связи с полузавершенным перед войной медицинским образованием.Его отвел врач, майор, в полковой морг. Это была небольшая хижина, окруженная палатками. Запах ударил его еще до того, как он вошел. Внутри двое пьяных солдат перебирали кучу тел. Другой солдат катил тележку, на которой стояла длинная жестяная коробка. Двое солдат наполнили ящик коллекцией человеческих осколков, которые, казалось, имели некоторое сходство друг с другом, затем ящик был отправлен на приваривание крышки.

В течение десятилетий после войны песня Александра Розенбаума «Черный тюльпан» все еще могла поднимать российскую публику на ноги в безмолвном поклонении мертвым.

«Сколько на данный момент?» — спросил майор. «Это было двадцатое. Осталось еще пять ». Выйдя на улицу, майор налил Никифорова столько спирта, что у него чуть не вылезли глаза. «Не волнуйтесь, — сказал майор. «Вы увидите и похуже, прежде чем закончите. Постарайтесь не напиться до смерти, хотя вам будет сложно. то, что вы только что видели, случается не так уж и часто. Разведывательный патруль попал в засаду, моджахеды разрубили их на куски, сложили в мешки, конфисковали грузовик и отправили нам в подарок.’

На обратном пути в Советский Союз ящикам было присвоено нейтральное кодовое название« Груз 200 ». Андрей Блинушов, солдат из Рязани в центральной России, впоследствии ставший писателем и правозащитником, был призван весной 1983 года и отправлен служить во взвод штаба гарнизона в Ижевске на Урале. Однажды поздно ночью некоторых из «дедов» [старших солдат] вызвали, чтобы они забрали «Груз 200». Они не отрывали взгляда от телевизора, но сразу же делегировали задачу своим младшим.Так Блинушов впервые наткнулся на «Черный тюльпан».

Политический офицер взвода штаба, явно самоуверенный лейтенант увез его и его товарищей прямо в местный аэропорт и прямо к большому грузовому самолету, стоящему в темноте. Трюм «Черного тюльпана» был забит большими ящиками, грубо сколоченными из дерева, сложенными в три стопки, на каждой было написано имя. Внутри был слепой пьяный прапорщик [прапорщик], который приказал им погрузить ящики в грузовик и отвезти в городской морг.

Попытки журналистов и либеральных политиков после 1989 года докопаться до правды об афганской войне вызвали яростную реакцию не только ветеранов, но и их семей.

Это было небольшое здание, в котором уже было полно трупов. Ящики — к этому моменту Блинушов сообразил, что в них лежат тела солдат, погибших в Афганистане — были сложены в коридоре. Никаких надлежащих свидетельств о смерти не было заполнено до того, как тела были запечатаны в цинковых гробах, а затем заключены в деревянный ящик.Поэтому — без всяких средств проверки соответствия содержимого гробов именам на ящиках — сотрудники морга торжественно выписали документацию, без которой гробы не могли быть переданы для захоронения родственникам погибших.

Даже в 1983 году правительство все еще пыталось поддерживать миф о том, что советские войска не участвовали в боевых действиях, а просто выполняли свой «интернациональный долг» по помощи афганскому народу. Итак, гробы были доставлены семьям глубокой ночью.Это была бесполезная предосторожность. Практически во всех случаях информация об этом поступала заранее, и родственники, соседи и друзья уже ждали, когда подъезжает грузовик, деревянный ящик выламывается, а цинковый гроб доставляется семье.

В ту первую ночь Блинушов и его товарищи несли гроб — в нем находилось тело пилота вертолета — вверх по семи лестничным пролетам в квартиру, где жила бледная, неспособная плакать жена мужчины, сжимая в руках своего новорожденного ребенка. Сосед пришел помочь найти место для отдыха гроба.А потом молодая женщина начала кричать.

Солдаты каким-то образом ускользнули, ринулись вниз по лестнице и присоединились к своему офицеру. Он не смог увидеть место происшествия и остался в грузовике. Со временем командиры в Афганистане иногда позволяли офицеру или прапорщику сопровождать тело: обычно это было тело солдата, награжденного посмертной медалью за храбрость. Перекрестный допрос сопровождающих был, среди прочего, хорошим способом для людей, вернувшихся домой, узнать, что происходит в Афганистане.Один молодой капитан, пилот вертолета, приехал доставить тело товарища из того же отряда. Он показал Блинушову фотографии полевой жизни, сделанные, конечно, незаконно: солдат, одетых в необычную смесь униформы и гражданской одежды, и афганские деревни, превращенные в руины. Молодой офицер рассказал, что вертолетам иногда приходилось атаковать деревни, когда они действовали против моджахедов. конечно, убивали женщин и детей: он неубедительно пытался утверждать, что они были убиты моджахедами.Он так нервничал по поводу того, как его примет семья товарищей, что спросил Блинушова, рядового, как ему вести себя.

На обратном пути в Советский Союз гробы получили кодовое название «Груз 200».

Он был прав, чтобы волноваться. Когда он прибыл к дому покойного со своим конвоем — несколькими солдатами и прапорщиком — они обнаружили разъяренную толпу вокруг дома. Кто-то ударил прапорщика в челюсть, у него раскололась губа, а фуражка упала в лужу.Женщины кричали: «Убийцы! кого ты привел с собой! Что ты сделал с нашим мальчиком? »Мужчины тоже начали нападать на солдат, пока женщины не закричали:« Оставьте их в покое. Они так же несчастны, как и мы. это не их вина! »

Солдаты распаковали деревянный ящик и медленно перенесли гроб в квартиру. Он был переполнен родственниками и соседями, зеркала были закрыты черным покрывалом, женщины плакали, а мужчины были пьяны. Капитан неловко стоял в подъезде, месив в руках фуражку.Когда Блинушов сказал одной из женщин, что мужчина приехал из Афганистана, чтобы сопровождать своего товарища, она бросилась вперед со словами: «Пожалуйста, простите нас: он был нашим единственным сыном». капитан уговаривал Блинушова — к тому времени они уже были на именных началах, несмотря на разницу в званиях — остаться, пока все пьют чай. Но пора было возвращаться на базу, и солдаты ушли.

Конечно, не только мужчины вернулись в свои дома в цинковых гробах.Подруга Аллы Смолиной Вера Чечетова совершала короткий пятнадцатиминутный перелет на вертолете со своей отдаленной базы в Джалал-Абад, когда ее вертолет был сбит 14 января 1987 года. Она отказалась носить парашют, потому что он не подходил и потому что он мог бы быть испортил ей платье. только по фрагментам платья они смогли опознать ее тело. По крайней мере, заметила Смолина, это означало, что ее семья получила нужное тело, когда гроб был доставлен им, а это отнюдь не всегда происходило.

Настроение спадает

Попытки журналистов и либеральных политиков после 1989 года докопаться до правды об афганской войне вызвали яростную реакцию не только у ветеранов, но и у их семей. Когда в 1990 году Светлана Алексиевич опубликовала свою книгу о мужчинах и женщинах, служивших в Афганистане, она подверглась критике. «Вы хотели продемонстрировать тщетность и злобу войны, но вы не понимаете, что, поступая так, вы оскорбляете тех, кто принимал в ней участие, в том числе многих невинных мальчиков.’ ‘Как ты мог? Как вы смеете засыпать могилы наших мальчиков такой грязью? … Они были героями, героями, героями! » Мой единственный сын погиб там. Единственное утешение, которое у меня было, заключалось в том, что я вырастил героя, но, по вашему мнению, он был вовсе не героем, а убийцей и агрессором ». Сколько еще вы собираетесь описывать нас как душевнобольных, или насильники, или наркоманы? »

Ветераны были особенно возмущены, когда им сказали, что война была« ошибкой ». «К чему все эти разговоры об ошибках? И вы действительно думаете, что все эти разоблачения и разоблачения в прессе помогают? Вы лишаете нашу молодежь их героического наследия.«Я не хочу слышать ни о каких политических ошибках … Верните мне ноги, если все это было ошибкой». «Нас отправила в Афганистан страна, санкционировавшая войну, — сказала одна женщина, — и вернулся и обнаружил, что та же самая нация отвергла его. Что меня оскорбляет, так это то, что нас просто стерли из общественного сознания. то, что еще недавно называлось «интернациональным долгом», теперь считается глупостью ».« Они возложили вину на нескольких человек, которые уже были мертвы [Брежнев, Андропов, Черненко]. А все остальные были невиновны — кроме нас! Да, мы использовали наше оружие, чтобы убивать.Вот за что они их и раздавали. Вы ожидали, что мы вернемся домой, ангелы? »И более спокойно:« Конечно, были преступники, наркоманы и головорезы. Где нет? Те, кто воевал в Афганистане, обязательно должны рассматриваться как жертвы, нуждающиеся в психологической реабилитации ».

Мемориал« воинам-интернационалистам »в Москве, открытый в 2004 году. В отличие от почитания ветеранов Великой Отечественной войны многие По возвращении афганских ветеранов встретили безразлично и враждебно; война стала очень непопулярной дома.Это начало меняться, когда к власти пришел Путин.

То, что ветеранам было труднее всего вынести, — это контраст между тем, как с ними обращались, и приемом — по крайней мере, поскольку он сохранялся в народе. память, которую получили их отцы и деды, когда они вернулись героями после победы над Гитлером. Это тоже начало меняться. Президент Путин предпринял попытку восстановить чувство гордости за историю России двадцатого века, за историю Советского Союза.Был сделан новый акцент на патриотизме и на славе военного прошлого России. Война в Афганистане стала переосмысляться как героический эпизод, в котором солдаты выполнили свой воинский долг и отстояли интересы Родины. По указанию Путина в 2004 году в переулке грандиозного военного мемориального комплекса, построенного по заказу Брежнева на Поклонной горе, небольшом холме на окраине Москвы, где Наполеон тщетно ждал нападения Наполеона, был установлен памятник воинам-интернационалистам. отцы города принести ему ключи от города.Рядом с ней была размещена боевая машина пехоты, выкрашенная в камуфляж пустыни, как скромное дополнение к военной технике времен Великой Отечественной войны, которая была разбросана по остальной территории.

Ни советская армия в Афганистане, ни американская армия во Вьетнаме не потерпели поражения: они удерживали позиции и в конечном итоге в полном порядке отступили. Неудачи в обоих случаях были недостатком интеллекта, суждений и оценок.

Настроение начало утихать, поскольку споры по поводу его причин и поведения начали утихать.Российские комментаторы отошли от бесконечных споров о том, кто виноват в разгроме Советского Союза. Совершенно новое измерение вступило в дискуссию с американским вторжением в Афганистан в конце 2001 года. Ветераны увидели, как американцы отражают их собственный опыт и их собственные ошибки. Было сочувствие к солдатам, сражавшимся на той же трудной территории. По мере того, как кампания НАТО все больше увядала, было неминуемо неизбежное поражение НАТО, которое было сдержано мыслью о том, что, конечно, не в интересах России потерпеть поражение НАТО и оставить нестабильный Афганистан их уязвимому югу.

Интернет

Через четыре или пять лет нового столетия произошло еще одно важное событие. Ветераны открыли для себя Интернет, который начал глубоко проникать в российское общество и давал возможность высказаться людям, которые раньше не могли быть услышаны. Интернет позволил ветеранам обойти официальные организации и установить прямой контакт друг с другом, чтобы найти своих бывших товарищей. Они разместили свои воспоминания, свои стихи, свои рассказы, свои романы на собственном сайте, военное искусство.Качество многих литературных работ было высоким и часто удивительно объективным: мачо было сравнительно мало хвастовства. И сообщения исходили не только от интеллектуалов и образованных людей. Многие исходили от простых людей, чье понимание орфографии и синтаксиса не всегда было полностью безопасным. Через Интернет ветераны начали составлять списки тех, с кем они служили, писать первую версию своей полковой истории и организовывать свои собственные встречи. Среди наиболее активных были бойцы 860-го отдельного мотострелкового полка и 345-го гвардейского отдельного парашютно-штурмового полка.Летом 2009 года ветераны 860-го отдельного мотострелкового полка, которые к настоящему времени выследили более двух тысяч своих бывших товарищей, провели в подмосковном санатории свою третью национальную встречу. в нем приняли участие люди всех рангов, некоторые из которых искали друг друга уже два десятилетия и более. Многие привезли с собой жен и детей. Там был полковник Антоненко, который когда-то командовал полком. Так же были рядовой Костя Снееров и его командир Юрий Выговский, назвавший своего сына Константином в честь своего бывшего подчиненного.Выпили «Третий тост» в память о тех, кто не вернулся. И они поклялись продолжить свои встречи в будущем.

Двадцатилетие

В феврале 2009 года по всей России отметили двадцатую годовщину вывода войск. В Москве торжества начались с масштабной церемонии, организованной на Олимпийском стадионе московским отделением Боевого братства. Прибыло около пяти тысяч человек: ветераны, жены и подруги, много подростков и огромный десантник, ростом более шести футов и коренастый, чтобы соответствовать.Были бесконечные патриотические речи, бесконечные шумные сентиментальные песни, и десяток автомобилей был вручен в качестве призов избранным ветеранам — показное и очень дорогое зрелище. Некоторые думали, что деньги, возможно, было бы лучше потратить на многих ветеранов, все еще живущих в бедности.

Президент Путин предпринял попытку восстановить чувство гордости за историю России двадцатого века, за историю Советского Союза. Был сделан новый акцент на патриотизме и на славе военного прошлого России.Война в Афганистане стала переосмысляться как героический эпизод, в котором солдаты выполнили свой воинский долг и отстояли интересы Родины.

Воскресенье, 15 февраля — день самой годовщины — было холодным, с мокрым снегом и мокрым снегом. Официальный венок был возложен Кремлем к могиле Неизвестного солдата под аккомпанемент прекрасного марша и энергичное исполнение старого советского государственного гимна. Триста или четыреста ветеранов, в том числе Александр Гергель и его товарищи из 860-го отдельного мотострелкового полка, затем пронесли красные знамена 40-й армии из Кремля через снег и слякоть к памятнику воину-интернационалисту Афганцу. на Поклонной горе.Там к ним обратились их генералы: Руслан Аушев, пробившийся в долину Пандшер, ставший героем Советского Союза и губернатором своей родины, Северо-Кавказской республики Ингушетия; Валерий Востротин, еще один герой Советского Союза, штурмовавший дворец Амина и возглавлявший 354-й гвардейский отдельный парашютно-десантный полк во время операции Magistral . Речи были трезвыми и милосердно короткими: Аушев пошутил, что, если бы политики были укомплектованы колледжем и как следует спланировали, уход произошел бы в более благоприятное время года, и ветераны теперь не стояли бы в снегу.Солдаты, по словам выступающих, отстояли интересы своей страны и сделали то, о чем от них просила Родина. Они пошли помогать афганцам; и когда афганцы больше не хотели их, они ушли. Франц Клинцевич, бывший политработник, а ныне председатель Российского союза ветеранов Афганистана, сказал, что это был плохой мир; но плохой мир лучше хорошей войны. Мать павшего солдата произнесла сдержанную и достойную речь: афганская война должна стать последней войной, в которой погибли русские мальчики.Она забыла Чечню.

В этот вечер в Кремле прошла торжественная церемония. Ветераны почувствовали, что по прошествии двух десятилетий их служба и их страдания в Афганистане, наконец, получили какое-то признание — даже если государство, за которое они боролись, больше не существовало.

21-ю годовщину вывода войск отметили торжественным мероприятием на склоне Поклонной горы в Москве.

Русские и американцы провели яркое сравнение с войной США во Вьетнаме как во время советской войны в Афганистане, так и после нее.Холодная война обусловила решения обоих правительств. Оба вступили в войну, используя сомнительную интерпретацию международного права, полагая, что они защищают жизненно важные интересы своей страны. Их непосредственные цели были одинаковыми: защитить клиента и отказать другому в стратегической территории. У обоих были более грандиозные цели: построить в далекой стране политическую, социальную и экономическую систему, аналогичную их собственной. Ни один из них не понимал, во что ввязывается. Оба думали, что они смогут поддержать своего местного союзника — правительство НДПА в Кабуле и правительство Южного Вьетнама в Сайгоне — чтобы они могли передать ответственность за безопасность страны и затем уехать.Оба считали, что их современная военная машина должна без особых трудностей одержать победу над разношерстными партизанскими силами, с которыми они столкнулись.

И действительно, отказы не были военными. Ни советская армия в Афганистане, ни американская армия во Вьетнаме не потерпели поражения: они устояли и в конечном итоге в полном порядке отступили. Неудачи в обоих случаях были недостатком интеллекта, суждений и оценок. И американцы, и русские ставят перед собой недостижимые стратегические цели.Ни один из них не смог достичь своей главной политической цели: создания дружественного, стабильного режима, который разделял бы их идеологические и политические цели. Их ставленники были свергнуты, а народы Вьетнама и Афганистана отвергли предложенные им политические модели. Некоторые военные как в России, так и в Америке считали, что неспособность победить была результатом бесхребетности публики и прессы, а также слабости и даже предательства политиков. Но вступление моджахедов в Кабул, как и вторжение северных вьетнамцев в Сайгон, ознаменовало решающий исход обеих войн такого рода, который, например, Клаузевиц признал бы немедленно.

Афганцы: Русские в Афганистане, 1979–1989 годы, Родрик Брейтуэйт (Профиль, 25 фунтов стерлингов).

Роман Милтона Бирдена о войне в Афганистане

«В этом напряженном триллере человек, который руководил заключительными этапами афганской войны для Агентства, отправляет своих читателей в потрясающее путешествие открытий через этот тайный мир из Кабула. в Гонконг и Москву Империи Зла », — Ларри Коллинз, соавтор книги« Горит ли Париж? »

Действие происходит в коварных горах Афганистана и в столь же опасной штаб-квартире

«В этом напряженном триллере человек, который руководил заключительными этапами афганской войны для Агентства, берет своих читателей в ошеломляющее путешествие открытий через это подпольный мир, от Кабула до Гонконга и Москвы Империи Зла.»- Ларри Коллинз, соавтор Пылает Париж?

Действие происходит в коварных горах Афганистана и в не менее опасной штаб-квартире Оперативного управления ЦРУ в Вашингтоне, Черный тюльпан — это динамичный триллер. Основанный на реальных событиях, легендарный шпион, который организовал заговор с целью вооружить афганских борцов за свободу в их священной войне против Советского Союза. Давний ветеран ЦРУ, Бирден знает профессиональные уловки, цену чести и узы крови , и непреходящий соблазн возмездия.

Похвала за Черный тюльпан

«Непреодолимое переворачивание страниц … особенно яркое, потому что мы знаем, что автор был свидетелем событий». The Wall Street Journal

«Милт Бирден действительно работает. Имея тридцать лет работы в ЦРУ, он знает, о чем говорит … Потрясающая книга». — Роберт Де Ниро

«Душераздирающая история о шпионаже и предательстве. Забудьте о Томе Клэнси: это настоящая вещь.« — Ричард Холбрук

» Поистине захватывающее шпионское чтение. . . Бирден объясняет, как ЦРУ снабжало афганских партизан оборудованием — ракетами, ракетами класса «земля-воздух» «Стингер» и оборудованием ночного видения, — которое позволяло им разжевывать гораздо более сильные советские силы до чертовых ленточек. . . . Настоятельно рекомендуется ». The Washington Times

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более чем

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

вин из тюльпанов | Лучший выбор и обслуживание

Tulip Winery открылась в 2003 году, стала кошерной в 2010 году и с тех пор удвоила свой годовой объем производства, в настоящее время производя 220 000 бутылок в год.Расположенная в Кфар-Тикве, с видом на долину Изреель, винодельня помогает поддерживать местных жителей с особыми потребностями и прошла сложный процесс создания системы, которая была бы одобрена раббонимом, но при этом предоставляла возможности для этих местных жителей. Эта винодельня с большим энтузиазмом относится к столу с винами, которые производятся с сильным чувством ответственности перед любителями вина, а также перед сообществом, которое помогает его производить.

Тюльпан

Стремясь производить вина высшего качества по конкурентоспособным ценам и приносить пользу обществу, Tulip стала одной из элитных виноделен Израиля с портфелем уникальных, смелых и нестандартных вин, получивших международное признание благодаря наградам и винам. критики одинаково.

Черный тюльпан

Полнотелая смесь Мерло, Пти Вердо и Каберне Совиньон имеет насыщенный рубиновый цвет с нотками смородины, ванили и округлыми танинами.

Espero

Это вино, состоящее из смеси Мерло, Сира и Каберне Фран, обладает идеальным балансом вкуса темных фруктов, ноток специй и какао и долгой консистенции джема.

Каберне Совиньон

Этот 100% Cab отражает желание винодела объединить виноград с нескольких премиальных виноградников Tulip, чтобы получить богатое и сложное вино с нотами темных ягод, сухих трав и ванили, за которыми следует долгое и мощное послевкусие.

Белый тюльпан

Невероятная и уникальная смесь Гевюрцтраминер и Совиньон Блан, это белое вино демонстрирует характеристики обоих сортов винограда — фруктовые и деликатно пряные ароматы Гевюрцтраминера, а также ароматы грейпфрута, груши и личи из Совиньон Блан.

Факты о тюльпановых винах

Как произносится тюльпан: too · lip

Находится: Кфар-Тиква, Галилея, Израиль

Год основания: 2003

Источники винограда: Верхняя Галилея и Иудейские холмы

Главный винодел: Давид Бар-Илан

Tulip’s Awards:

  • Espero Red 2013 получил 90 баллов от Wine Spectator
  • Tulip Black Tulip 2011 получил 90 баллов от Wine Enthusiast

Как зародился Тюльпан?

Рой Ицхаки, основатель и генеральный директор Tulip, задумал создать винодельню, которая не будет просто производить вина высшего качества, но будет делать это, помогая поддерживать и вовлекать местное сообщество людей с особыми потребностями, помогая им интегрироваться в общество путем их участие в каждом этапе производства этих невероятных вин.

Чем больше всего известен тюльпан?

Помимо Black Tulip, который является их самым известным элитным вином, виноградники, которые использует Tulip, являются одними из самых популярных регионов выращивания в Израиле.

Самые популярные вина из тюльпанов

Cinema Fabric in Black Tulip от Larsen

Cinema Fabric в Black Tulip от Larsen Авторизоваться

Варианты цвета

Состав

51% мохер

49% хлопок

Кодекс пожарной безопасности

√BH

Сведения о пожарном коде

√BH

Соответствует как Приложению 4 — Часть 1 «Устойчивость к тлеющей сигарете», так и Приложению 5, часть 1 — Сопротивляемость при испытании на стандартной пене 22 кг / м³ ППУ с оберткой из полиэстера 2 ½ унции — ткани с этой классификацией подходят для использования непосредственно на обивке в Соединенное Королевство без дальнейшего лечения.

Код обслуживания

Q8

Подробный код обслуживания

Q8

Не стирать. Осторожно при проведении влажной уборки (образование пятен).

Не отбеливать.

Не гладить. Не обрабатывать паром.

Коммерческая чувствительная химчистка с использованием циклоСилксана при 30 ° C.

Не сушить в стиральной машине.

Состав

51% мохер

49% хлопок

Кодекс пожарной безопасности

√BH

Сведения о пожарном коде

√BH

Соответствует как Приложению 4 — Часть 1 «Устойчивость к тлеющей сигарете», так и Приложению 5, часть 1 — Сопротивляемость при испытании на стандартной пене 22 кг / м³ ППУ с оберткой из полиэстера 2 ½ унции — ткани с этой классификацией подходят для использования непосредственно на обивке в Соединенное Королевство без дальнейшего лечения.

Код обслуживания

Q8

Подробный код обслуживания

Q8

Не стирать. Осторожно при проведении влажной уборки (образование пятен).

Не отбеливать.

Не гладить. Не обрабатывать паром.

Коммерческая чувствительная химчистка с использованием циклоСилксана при 30 ° C.

Не сушить в стиральной машине.

Имя:
{{ProductName}}
Цвет:
{{ColourName}}
Образец книги:
{{PatternBook}}
Код:
.
{{StockCode}}

{{Наименование товара}} {{ColourName}}, {{StockCode}}

{{/каждый}}

Эл. Почта Moodboard

Спасибо, ваш мудборд отправлен на

Закрывать

Сохранить Moodboard

Ваш Moodboard сохранен.Мы отправили электронное письмо с вашей уникальной ссылкой на доску настроения на.

Если электронное письмо не пришло в течение следующих 10 минут, проверьте папку нежелательной почты.

Хотите создать новую доску настроения сейчас?

да Нет

Новый Moodboard

Ваш мудборд не был сохранен. Если вы хотите сохранить текущую доску настроения, щелкните здесь. Вы бы хотели отменить эти изменения? После того, как вы выбросили, вы не можете их вернуть.

да Нет

Новый Moodboard

Дайте вашему новому мудборду имя.

Используйте доску настроения, чтобы собрать интересующие вас дизайны, выбрав значок

Для получения информации об этом изображении обращайтесь в пресс-службу

Закрывать

В ПОИСКАХ ГОЛЛАНЦА ЧЕРНОГО ТЮЛЬПАНА

Самым известным из всех рассказов о тюльпанах является исторический роман Александра Дюма папа 1850 года «Тюльпан Нуар», который необходимо прочитать во многих голландских средних школах.Г-н Хагеман утверждает, что в рассказе о политическом заключенном 17-го века, который с помощью хорошенькой дочери тюремщика создал тюльпан, «черный и блестящий, как гага», нет ни слова правды. темные, как чернила, которыми я пишу вам ».

Создание любого нового и прочного сорта тюльпанов считается триумфом в торговле луковицами. Во-первых, тюльпаны не всегда подчиняются законам генетики Менделя. Два красных тюльпана могут дать потомство самых разных цветов: желтый, розовый и белый, полосатый и так далее.«Вам повезло получить пять действительно устойчивых новых сортов из 100 000 скрещиваний», — сказал Хенк Ван Дам, владелец Triflor Van Dam, где г-н Хагеман работал с 10 лет, когда он приходил сюда. по субботам копать луковицы. Г-н Ван Дам, который называет г-на Хагемана «моим сыном», создал консорциум с г-ном Хагеманом и четырьмя другими производителями тюльпанов, чтобы поддержать работу г-на Хагемана в дорогостоящем и сложном деле гибридизации.

Во-первых, существует ловкий способ переноса пыльцы: взять ее кистью или пинцетом с пыльника одного тюльпана и поместить на семяпочки другого.Затем селекционер должен решить, когда удобренные семена готовы к посадке, и он должен отслеживать, какие луковицы находятся в цикле посадки. Для созревания цветочной луковицы требуется пять или более лет. Тюльпаны разводят не только по цвету и форме, но и по таким качествам, как прочность листьев и устойчивость к болезням. Особый опыт гибридизатора заключается в том, чтобы быстро принимать решения о том, какие сорта прекратить развиваться. «Как только вы выбросите одну, вам просто нужно полностью ее забыть», — сказал г-н.- сказал Хагеман с некоторой задумчивостью.

Деревня Ауде-Ньедорп, где люди, идущие по дамбам между каналами и канавами, часто носят деревянную обувь, преобладают сараи и оранжереи Ван Дам и окружены полями тюльпанов, некоторые из которых только что находятся на грани цветения.

«Как тюльпан когда-либо поселился в Голландии — одна из загадок тюльпана», — сказал г-н Хеннеман. » Наша песчаная почва, интенсивность освещения у побережья и ветер Северного моря, уносящий тлей, — все это вносит свой вклад.Но тюльпан пришел с Дальнего Востока и из Малой Азии и дошел до нас только в начале 17 века ».

Увлечение тюльпанами, которое охватило помещиков в те дни, называли« тюльпаноманией ». Все экспериментировали с производством тюльпанов. новые сорта: махровые, лилии, полосатые и фигурные. Люди начали спекулировать луковицами тюльпанов, а редкая луковица могла стоить столько же, сколько дом.

Пройдут годы, прежде чем черный тюльпан № 0-8-35-79-1 станет вкладом в экспорт Нидерландов, или его название может быть внесено в Классификационный список Королевского голландского общества луковиц и Международный реестр луковиц тюльпанов.Люди часто звонят г-ну Хагеману с предложениями — Винни Мандела; Д-р Мартин Лютер Кинг-младший; Среди них голландский астронавт доктор Вуббо Дж. Окелс и голландский фигурист Эверт ван Бентем.

На этом этапе г-н Хагеман и его сторонники, вероятно, могли бы продать луковицу по цене, равной цене тюльпомании. Он признает, что у него были предложения, но отказывается назвать цифры. Он принимает меры против воровства. Следующей осенью он посадит черный тюльпан на открытом воздухе, спрятанный среди 20 миллионов других тюльпанов Ван Дама, в месте, известном только ему и помеченном секретным кодом.Затем он приступит к работе над двумя другими своими мечтами: созданием темно-синего тюльпана и ярко-зеленого.

Large BLACK Tulip Table Lamp LED Суперяркая с выключателем для миниатюрного кукольного домика 1:12

miniLAND — Центр ручной работы рад стать эксклюзивным продавцом светодиодных миниатюрных фонарей 3G с батарейным питанием. Никакой проводки не требуется!

Все светильники miniLand:

  • Очень просты в эксплуатации, с переключателем включения / выключения на основании.
  • Суперяркие с мягким естественным светом
  • не требуют проводки или вилок!
  • Имеют встроенный литиевый аккумулятор для часов (CR1632).

Наши фонари рассчитаны на масштаб 1:12 и 1: 6 (размеры указаны в названии продукта). Все потолочные и настенные светильники крепятся с помощью миниатюрного дискового магнита, который идет в комплекте с светильниками.

Миниатюрные светильники для кукольного домика в масштабе 1:12 — Как это сделано на miniLAND.ca — YouTube

Видео откроется в новом окне

[isdntekvideo]

Установка:

Освещение кукольного домика очень просто с нашим освещением на батарейках система.

Каждый фонарь поставляется с собственной батареей, и все, что вам нужно сделать, это просто включить / выключить переключатель на основании фонаря.

Основание, на котором устанавливается батарея, отвинчивается, поэтому батареи можно легко и при необходимости заменить.

Настенные и потолочные светильники также поставляются с магнитом. Просто приклейте магнит к тому месту, где вы хотите разместить свет, и световой элемент с легкостью прикрепится к магниту.

Нет необходимости в сложности изоленты и проводки.

Аксессуары:

miniLAND разработала эксклюзивные внешние источники питания для фонарей 3-го поколения, которые можно приобрести отдельно. К ним относятся:

  • Источники питания для одного светильника с питанием от батарейного отсека
  • Источники питания для нескольких светильников с питанием от батарейного отсека
  • Источники питания для нескольких светильников с питанием от розетки.

Комплект внешнего адаптера для светодиодных фонарей миниатюрных кукольных домиков с батарейным питанием 3G — YouTube

Видео откроется в новом окне

[isdntekvideo]

DIY — инструкция по внешнему управлению для нескольких светодиодных миниатюрных фонарей кукольных домиков — YouTube

Видео откроется в новом окне

[isdntekvideo]

Если вы хотите создать высококачественную отделку своей люстры, обратите внимание на наши красивые потолочные медальоны ручной работы.

Обратите внимание, что все продукты miniLand содержат мелкие детали и не подходят для детей младше 12 лет.

Вопросы и ответы:

В: Я не могу найти магнит, идущий в комплекте со светом?

A: Магнит прикреплен к основанию лампы. Ищет небольшой металлический диск в центре основания лампы. Обратите внимание, что только потолочные и настенные светильники оснащены магнитами. Напольные и настольные светильники могут стоять на их основании и не требуют наличия магнита.

Q: Как приклеить магнит к стене?

A: Для этой работы мы рекомендуем использовать двухкомпонентную прозрачную эпоксидную смолу. Вы можете использовать любой другой клей хорошего качества, которым можно склеить металл с деревом. Мы не рекомендуем использовать двойную клейкую ленту, так как через короткое время она потеряет свою липкость и приведет к падению магнита и света.

Q: На сколько хватает заряда батареи?

A: Новый аккумулятор может работать до 50 часов с одним светодиодом. Срок службы батареи сократится, если будет несколько индикаторов.

В: Мой свет мигает, что мне делать?

A: Обычно это вызвано ненадежным соединением с аккумулятором. Извлеките аккумулятор и протрите его сухой тканью перед тем, как положить обратно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Карта сайта