+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Сша россию боятся: The National Interest (США): почему Америке следует бояться альянса России и Китая | Политика | ИноСМИ

0

The National Interest (США): почему Америке следует бояться альянса России и Китая | Политика | ИноСМИ

Соединенные Штаты — самая сильная страна. Они обладают крупнейшей и самой производительной экономикой в мире. Вооруженным силам Америки попросту нет равных. Кроме того, в распоряжении Соединенных Штатов также есть непревзойденный потенциал «мягкой силы», а их культура и ценности имеют глобальное значение.

Тем не менее, попытки администрации Дональда Трампа руководить миром из Вашингтона так, будто союзные государства — всего лишь ее вассалы, потерпели неудачу. Самые закоренелые противники Америки, включая Венесуэлу, Иран, Северную Корею и Сирию, дали отпор давлению Соединенных Штатов. А когда Вашингтон попытался надавить на европейские государства, чтобы они поддержали его в противостоянии с Тегераном, Европа встала на сторону Ирана.

Возможно, наиболее угрожающими для США являются все более тесные, хотя пока еще ограниченные связи между Китаем и Россией. Напряженность в отношениях между этими двумя странами действительно существует, однако их объединяет антипатия к Вашингтону. Хотя некоторые аналитики отрицают значимость и устойчивость отношений России и Китая, Томас Джоселин (Thomas Joscelyn) из Фонда защиты демократии (Foundation for Defense of Democracy) утверждает, что «партнерство Си и Путина — это, вероятно, самые опасные отношения на нашей планете сегодня».

Сотрудничество Китайской Народной Республики и Российской Федерации вовсе не было предопределено. Отношения между Советским Союзом и КНР порой были очень далеки от дружбы. В 1956 году, когда Никита Хрущев развенчал культ личности Иосифа Сталина, к идеологическим разногласиям добавились еще и националистические страсти. С того момента отношения между странами начали быстро портиться, а в 1969 году они в течение нескольких месяцев вели необъявленную войну на границе.

Спустя три года сложившаяся обстановка заставила президента Ричарда Никсона трансформировать отношения Соединенных Штатов с Китаем. После смерти Мао в 1976 году двусторонние отношения существенно расширились, поскольку экономические реформы, которые проводил новый китайский лидер Дэн Сяопин, превратили КНР в важного торгового партнера.

Москва попыталась уменьшить ту брешь в отношениях с Китаем, которой воспользовались Соединенные Штаты, и отношения между Россией и Китаем в конечном счете нормализовались. Когда холодная война завершилась, не было никаких причин предполагать, что Вашингтон в конце концов поссорится в обеими странами. Но после того, как несколько лет назад Запад начал свою экономическую войну против России, Пекин и Москва перевели свои отношения на более высокий уровень, хотя они и не заключили формальный альянс, который пока остается маловероятным. Как сказал Александр Габуев из Московского центра Карнеги, «многообещающие отношения Китая и России до сих пор носят главным образом деловой характер».

Тем не менее, правительства двух стран продолжают сближаться. Владимир Путин и Си Цзиньпин провели более 30 личных встреч. В августе Си призвал обе страны «выступить против гегемонии и односторонности», и вы сами можете догадаться, кого он имел в виду. Как отметил историк Мэтью Даль Санто (Matthew Dal Santo), «сегодня Россия и Китай стали друг другу ближе, чем когда-либо с момента того советско-китайского раскола, которым воспользовалась администрация Никсона».

Их отношения отражаются и на военной сфере. Теперь России и Китаю не нужно сосредотачиваться на рисках, исходящих друг от друга, и они могут сконцентрироваться на Соединенных Штатах и их союзниках. Сотрудничая в военной сфере, Россия и Китай повышают свою способность проецировать силу и ограничивать господство Соединенных Штатов. Хотя пока у них гораздо лучше получается препятствовать реализации планов Вашингтона, нежели реализовывать свои собственные планы, Китай и Россия вместе представляют собой значительный противовес амбициям Америки.

Разумеется, в их отношениях гораздо больше аспектов. Они сотрудничают, чтобы обходить экономические санкции, достигать общих целей в международных организациях, наращивать потенциал ведения войны в киберпространстве. КНР получает военные технологии и подготовку, Россия ведет коммерческие продажи, приобретает технологии, попавшие под санкции, а также инвестиции в свою экономику.

И Пекин, и Москва — ужасные режимы. Но высокомерие Соединенных Штатов (и в меньше степени Европы) заставило их подружиться. Теперь даже убежденные сторонники необузданного превосходства Америки начали нервничать из-за сотрудничества второй крупнейшей в мире экономики и второй сильнейшей в мире армии.

Однако Китай несет в себе более серьезную угрозу. Экономические связи и связи в других сферах между Америкой и КНР велики, но напряженность в отношениях между растущей державой и полновесной мировой державой представляет собой так называемую ловушку Фукидида — ситуацию, описанную древнегреческим историком Фукидидом в его классической «Истории Пелопоннесской войны». Даже если Соединенным Штатам и Китаю удастся избежать войны, их амбиции будут сталкиваться и дальше. Вашингтону следует пойти на разумные компромиссы, вместо того чтобы рефлекторно противиться устремлениям Китая, одновременно добиваясь максимизации международной поддержки позиций Америки и минимизации поддержки КНР.

Что касается последнего пункта, Вашингтону следует начать с России. Существенные слабые места России делают ее партнерство с Китаем особенно важным, но одновременно с этим чрезвычайно некомфортным.

Более того, отдаление Америки и Европы от Российской Федерации не имеет никакого смысла. Несмотря на истеричные попытки разжечь панику со стороны тех, кто видит в Москве врага, Россия представляет для Америки и Европы крайне незначительную угрозу.

В действительности в самом начале своего президентского пути Владимир Путин не проявлял практически никакой враждебности по отношению к Западу. Перемена в его настроении стала отражением изменений в восприятии угрозы, которые были результатом агрессивного поведения Соединенных Штатов и — в меньшей степени — Европы. (Разумеется, это никоим образом не оправдывает те бесчинства, которые его режим творит внутри России и за ее пределами.)

После распада Советского Союза Россия осталась слабой и нестабильной. Временная недееспособность Москвы позволила Западу легкомысленно относится к ней так, будто эта некогда великая империя и грозная сверхдержава больше не представляла никакой угрозы: Запад нарушил свое обещание не расширять границы НАТО, разрушил Сербию, не обратив никакого внимания на возражения России, поддержал «цветные революции» и готовил почву для вступления Грузии и Украины в альянс.

В 2014 году Европа и Америка попытались развернуть Украину в экономическом смысле в сторону Запада, за чем последовали уличные восстания против избранного (хотя и чрезвычайно недобросовестного) лидера, ориентированного на укрепление связей с Россией. В результате тех событий военно-морская база в Севастополе, которую исторически занимала Россия, оказалась под угрозой. И Путин, который никогда не был фанатом свободы и демократии, отреагировал очень жестко.

Реакция России была неправильной, однако она ничем не угрожала ни одному члену НАТО. На самом деле цели Путина были достаточно скромными: он хотел нанести один-единственный удар, чтобы сохранить базу для российского Черноморского флота и помешать Киеву вступить в трансатлантический альянс. Американским политикам стоит подумать, как они отреагировали бы, если бы Советский Союз помог мексиканцам свергнуть проамериканского лидера Мексики, навязал им список чиновников правительства, заставил их торговать не с Соединенными Штатами, а с клиентами Советского Союза в Латинской Америке, и пригласил бы новое правительство Мексики вступить в Организацию Варшавского договора. Наверное, Вашингтон сразу охватила бы массовая истерия и военная лихорадка.

The Wall Street Journal
Forbes
The Washington Post
К настоящему моменту масштабы угрозы, исходящей от России в отношении Запада, не увеличились. Россия сумела оправиться от своего упадка, но она до сих пор не может соперничать с Америкой на равных. Сегодня Москва представляет собой крупную державу, похожую на царскую Россию до 1914 года, которая требовала от международного сообщества уважения к своим границам и интересам. Ядерный арсенал Москвы обладает мощным сдерживающим потенциалом, но Россия находится не в том положении, чтобы навязывать свою волю Соединенным Штатам. Борьба за влияние в таких странах, как Сирия, — это стандартное проявление политики крупных держав — и в Сирии у Москвы гораздо больше исторически сложившихся интересов, нежели у Соединенных Штатов.
Главная проблема — это убежденность Вашингтона в том, что он может фактически навязывать Европе доктрину Монро и что он имеет ничем не ограниченное право вмешиваться военными методами в дела соседних с Россией государств. Никого не должно удивлять, что Путин отказывается подчинять свою внешнюю политику интересам Америки.

Кроме того, у европейцев — что бы они ни говорили — нет особых причин бояться Россию. Европа имеет огромное преимущество перед Россией, превосходя ее в 11 раз по экономической силе и в 3 раза по численности населения. Те страны, которые отказываются увеличивать свои расходы на оборону, не боятся вторжения — независимо от их риторики. Это касается даже Польше и стран Балтии. Если бы они действительно боялись вторжения, они создали бы мощную систему территориальной обороны, чтобы любая агрессия обошлась бы Москве очень дорого.

Разумеется, критики идеи повторного сближения с Россией составили длинный список ее прегрешений и невыполнимых требований. К примеру, они подчеркивают, что Путин — авторитарный правитель, и отравление лидера российской оппозиции Алексея Навального служит тому очередным подтверждением. Тем временем Вашингтон долгое время поддерживал своих любимых диктаторов в Южной Америке, Африке, на Ближнем Востоке и в Азии. Вспомните кронпринца Саудовской Аравии, который безжалостно расправляется со своими критиками.
Сейчас мы постоянно слышим в адрес России гневные обвинения во вмешательстве в американские выборы, но с 1945 по 2000 год Соединенные Штаты более 80 раз вмешались выборы, проходившие в других странах. Американские политики также шокированы тем, что Москва продвигает свои интересы в Сирии, Афганистане, Венесуэле, Кубе и в других странах, хотя Вашингтон тоже продвигает свои интересы на Балканах, в Центральной и Восточной Европе и других странах, все их которых находятся гораздо ближе к России, нежели к Америке.

Критики отмечают, что Россия поддержала войну против Украины и оказала помощь сирийскому режиму Башара аль-Асада. Но Соединенные Штаты инициировали или поддерживали незаконные военные действия против Ирака, Сербии, Ливии, Сирии и Йемена. Возможно, Москва платила вознаграждения за убийство американских солдат в Афганистане. Но на практике это мало чем отличается от решения Вашингтона предоставить Украине летальное оружие, которое можно использовать для убийства российских солдат и этнически русских сепаратистов. (Также это решение Вашингтона перекликается с той помощью, которую Америка оказывала афганским моджахедам, уничтожившим тысячи советских солдат.)

Вашингтону следует пойти другим путем. Американскому руководству следует сесть с российскими политиками за стол переговоров и поискать компромиссы, которые устроят обе стороны. Как сказал член Палаты представителей Дейв Шарма (Dave Sharma), «необходимая государственная мудрость дается нелегко, а прагматичная политика, лежащая в ее основе, может оказаться трудной для переваривания».

Тем не менее, уровень поддержки этой идеи растет. По некоторым сообщениям, Генри Киссинджер, архитектор политики налаживания отношений с Китаем, призвал чиновников администрации Трампа сделать то же самое с Москвой сегодня. Когда госсекретаря США Майка Помпео, которого с трудом можно назвать дипломатом, спросили о вероятности такого развития событий, он ответил: «Не думаю, что есть такая возможность». Но Элбридж Колби (Elbridge Colby), глава Marathon Initiative и бывший чиновник Пентагона, отметил: «Наша цель должна заключаться в том, чтобы как можно дальше развести Китай и Россию друг от друга».

Между тем группа влиятельных внешнеполитических аналитиков недавно опубликовала в издании Politico статью, в которой она призвала к возобновлению переговоров с Россией, пояснив: «Наша стратегическая доктрина должна быть такой же, как та доктрина, которая сослужила нам хорошую службу в период холодной войны: сбалансированная приверженность одновременно принципам сдерживания и разрядки. Таким образом, поддерживая нашу систему обороны, мы должны одновременно с этим вовлекать Россию в серьезный и устойчивый стратегический диалог, который будет способствовать устранению более глубоких источников недоверия и враждебности и в то же время позволит нам сосредоточиться на тех актуальных вызовах безопасности, в которыми сталкиваются обе страны».

Какой компромисс будет приемлемым? Вариантов очень много. К примеру, Америка может объявить об окончании эпохи расширения НАТО — которое увеличивает скорее круг обязательств Соединенных Штатов, а вовсе не их ресурсы, — а также о прекращении оказания военной помощи Киеву. В свою очередь, Россия могла бы перестать поддерживать этнически русских сепаратистов в Донбассе и гарантировать Украине свободный доступ к морю. Украина могла бы выполнить условия Минского соглашения и одобрить конституционные гарантии автономии регионов.

Что касается Крыма, Соединенные Штаты и Европа могли бы признать эту аннексию хотя бы де-факто. Если Россия хочет добиться официального признания, тогда ей придется провести референдум под наблюдением международного сообщества. На самом деле требование Вашингтона вернуть Крымский полуостров без какого-либо голосования является несправедливым по отношению к крымчанам. Америка не может разменивать их будущее так, будто это товар. Независимо от событий прошлого, именно согласие жителей Крыма должно определить их будущее.

Вашингтон и Москва должны договориться о «взаимном разоружении» в вопросе вмешательства в выборы — в том числе отказаться от вмешательства, которое Америка позиционирует как «продвижение демократии». Запад мог бы отказаться от своих претензий касательно Абхазии и Южной Осетии, где национализм уходит своими корнями в далекое прошлое, а Соединенным Штатам стоит перестать вкладывать средства в Европу и наращивать там свой военный контингент, если Москва прекратит угрожать и прибегать к враждебным действиям, начиная с кибератак против Америки и Европы и заканчивая военными маневрами. Россия может перестать оказывать поддержку Николасу Мадуро в Венесуэле и положить конец своей военной кампании в Ливии, если Вашингтон перестанет пытаться выдавить Россию из Сирии и свергнуть режим Асада.

Что касается других разногласий Москва и Вашингтон могут либо выбрать традиционную тактику торга, либо согласиться с тем, что между ними есть разногласия. Стремление Вашингтона настаивать на двусмысленных и зачастую лицемерных принципах гарантирует длительную — возможно, даже вечную — враждебность России. В результате единственный плюс для Америки — это удовлетворение от возможности пропитывать американскую внешнюю политику лицемерной святостью в чрезвычайно токсичной концентрации.

К несчастью, убежденные ястребы, по всей видимости, приходят в ужас от идеи возобновления политики разрядки. Они предпочитают перманентную конфронтацию, неизменно растущие военные расходы, вечно расширяющийся альянс НАТО и регулярное ужесточение санкций. Тем не менее, их преувеличенные заявления о серьезной угрозе невольно демонстрируют необходимость внести радикальные изменения в политику. К примеру, Джон Руд (John Rood), заместитель министра обороны США, сказал: «Во многих смыслах Россия представляет собой более значительную угрозу в краткосрочной перспективе [нежели Китай] в силу невероятного поражающего действия ее ядерного арсенала, а также в силу того поведения, которое демонстрировало российское правительство». Это его заявление является преувеличением — Москва вступит в открытую борьбу с Соединенными Штатами, только если у нее не останется иного выбора, — но, если это правда, Вашингтону следует наладить взаимодействие с Москвой и попытаться смягчить ее поведение.

По словам Мэтью Кронига (Matthew Kroenig) из Атлантического совета, «не стоит надеяться, что Путин будет выполнять требования соглашений о контроле над вооружениями или соблюдать перемирие на востоке Украины». Но на российского лидера вовсе не нужно надеяться, если за его действиями можно следить. В любом случае недостаток добросовестности характерен не только для России: американские чиновники ввели в заблуждение — возможно, просто обманули — советское и российское правительства в вопросе расширения НАТО после распада советской империи. Вашингтон не выполнил свои обязательства перед Муаммаром Каддафи в Ливии. Дональд Трамп вывел Америку из подписанного администрацией Барака Обамы соглашения по иранской ядерной программе. А критики президента с нетерпением ждали, когда он выведет американских военных, которые поддерживали сирийских курдов.

Василий Кашин из Высшей школы экономики в Москве написал: «Во-первых, доверия между Москвой и Вашингтоном нет, и, во-вторых, Москва считает, что внутренняя политика Соединенных Штатов слишком хаотична и экстремальна, чтобы можно было заключать какие-либо соглашения и осуществлять тонкие маневры». Однако некоторая степень тонкости все же может потребоваться для того, чтобы предложить сторонам пойти на какие-то взаимные уступки, особенно если речь зайдет об отмене каких-либо санкций. Москва сможет решить, принимать ей предожение или нет.

Бывший посол США в НАТО Курс Волкер (Kurt Volker) заявил о провале «множества попыток администраций Соединенных Штатов сотрудничать» с Россией. Он пожаловался, что «огромное заблуждение — думать, что политика Соединенных Штатов обуславливает действия Путина. Не обуславливает». С точки зрения Волкера, «сотрудничество» означает, что Москва обязана подчиниться требованиям Вашингтона. Но его тезис об «Америке как непорочной деве» не выдерживает никакой критики.

Как отметил Марк Кац (Mark N. Katz) из университета Джорджа Мейсона, еще до прихода Путина «русские с разочарованием убедились в том, что слабость российских вооруженных сил подталкивала Соединенные Штаты и Запад к силовым действиям». Кац привел в пример расширение НАТО, атаки на Сербию, войну в Ираке и множество цветных революций. «Именно в ответ на эту склонность Соединенных Штатов действовать в одностороннем порядке вопреки возражениям Москвы Путин принял такую военную стратегию, которая направлена на противодействие американскому унилатерализму, а также на наращивание собственного российского потенциала для осуществления действий в одностороннем порядке».

Убежденные ястребы в вопросах внешней политики написали статью в Politico, чтобы задать вопрос о том, какие «приемлемые» меры можно принять для урегулирования разногласий между Соединенными Штатами и Россией. С нескрываемым ужасом они перечислили несколько вариантов, в том числе отказать Грузии и Украине в членстве в НАТО, согласиться с контролем России над Крымом и игнорировать нарушения прав человека в России. В итоге они пришли к выводу, что «любой «пересмотр», подразумевающий подобные компромиссы, будет ошибкой».

Этот аргумент является отражением того безумия, которое охватило так называемую «партию войны» в Вашингтоне. Внешняя политика Америки превратилась в инструмент для осуществления ручного контроля над всем миром, а вовсе не для обеспечения безопасности американского народа. Принимать страны, находящиеся в конфликте с Россией, в трансатлантический альянс опасно, и это противоречит интересам Соединенных Штатов. Москва не отдаст Крым — если только она не потерпит поражение в полномасштабной войне, — независимо от требований Америки.

Вашингтон нарочито — и даже с радостью — игнорирует вопиющие нарушения прав человека во многих странах, в том числе в Саудовской Аравии, Бахрейне, Объединенных Арабских Эмиратах, Египте, Турции и государствах Центральной Азии. Милитаристская политика, продвигаемая «греческим хором» ястребов, — предоставление летального оружия Украине, наращивание военного присутствия Соединенных Штатов в Прибалтике и Польше, а также сохранение антироссийских санкций — не заставила Путина изменить его политику, как они утверждали, а лишь усилила враждебность России и укрепила ее в стремлении отомстить.

Хотя Крониг признал, что согласие между Россией и Китаем «вызывает беспокойство», он отметил, что Россия «не хочет открыто демонстрировать враждебность» в отношении КНР и что она «не может принести существенной пользы». Ричард Хаас (Richard Haass), глава Совета по международным отношениям, сказал: «Я просто не вижу, чтобы Россия была готова сыграть какую-то роль» в сдерживании КНР. И, хотя она подошла к этому вопросу с другой стороны, Мария Захарова, официальная представительница Министерства иностранных дел России, заверила общественность, что попытки Соединенных Штатов «спровоцировать публичное столкновение между Россией и Китаем» не увенчаются успехом.

С учетом сказанного выше цель Вашингтона должна заключаться не в том, чтобы сделать Россию союзницей Соединенных Штатов, а в том, чтобы помешать ей стать союзницей Китая. Как написал Даль Санто, «уравновешивать один Китай — это гораздо более реалистичный вариант, нежели уравновешивать Китай и Россию вместе». Даже благожелательный нейтралитет в совокупности с большей готовностью бросить вызов КНР в те моменты, когда собственным интересам Москвы будет угрожать опасность, станет для Запада благоприятным исходом.

Вероятно, самую странную истерику по поводу предложений поменять политику Америки устроил Джеймс Гилмор (James Gilmore), не слишком удачливый бывший кандидат в президенты, который сейчас занимает должность постоянного представители США при Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Он назвал статью мнимых «реформаторов» «позорным документом» и заявил, что они транслируют американской общественности идеи России. Он подчеркнул: «Мы имеем право требовать, чтобы Россия придерживалась соответствующих стандартов поведения в международных отношениях и внешней политике».

Увы, недостаток этого аргумента заключается в том, что он был озвучен человеком, официально представляющим страну, которая регулярно развязывает агрессивные войны, пытается свергнуть правительства в других государствах и оказывает поддержку тем странам, которые откровенно нарушают международное законодательство и права человека. Вопрос вот в чем: позволит ли сделка с Москвой повысить вероятность того, что Россия начнет придерживаться «соответствующих стандартов поведения в международных отношениях и внешней политике»? Нынешняя политика в отношении России, к несчастью, не помогла усмирить Москву. Пришло время выбрать какой-то другой подход.

Наконец, некоторые критики, возможно, хотят попытаться просто переждать Путина. Но, вероятнее всего, преемник Путина выберет сходный националистический подход. К несчастью, в России либерализма больше нет. «Даже если будущий преемник Путина будет более демократически настроенным, это вовсе не значит, что мировоззрение России изменится в пользу Соединенных Штатов. Их разногласия обусловлены сутью их национальной идентичности и целей», — отметили Томас Грэхэм (Thomas Graham) и Мэтью Рожански (Matthew Rojansky) из Совета по международным отношениям и Центра Вудро Вильсона. Реформаторы, написавшие статью в Politico, тоже подчеркнули: «Правда заключается в том, что Россия под руководством Владимира Путина действует в таких стратегических рамках, которые своими корнями уходят глубоко в националистические традиции, вызывающие сильный отклик как у представителей элиты, так и у народа. Будущий преемник, даже если он будет более демократически настроенным, вероятнее всего, будет действовать в тех же самых рамках». Действительно, любимый всеми Алексей Навальный — это убежденный националист, который протестует против злоупотреблений и ошибок Путина, а 

Почему американцы боятся Россию мнение иностранца

Когда мне было 15-20 лет при мыслях о будущих приключениях среди вариантов точно не было России. Я представлял эту страну как скопление гомофобов.

Американцы очень забавные в отношении географии ведь они ее совсем не знают. Когда я всем говорил что еду отдыхать в Австрию мне говорили: «Повеселись, пофотографируйся, сделай фото кенгуру». А я такой что? Это страна рядом с Германией.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:АМЕРИКАНКА О РОССИИ: «Я ДУМАЛА, ЧТО ПОСЛЕ США И ЕС МЕНЯ УЖЕ НИЧЕМ НЕ УДИВИТЬ, НО ЭТА СТРАНА ЗАТМИЛА ВСЕ ОЖИДАНИЯ!»

Потом я встретил одну прекрасную русскую девушку и захотел поехать в Россию. Все мне говорили только два слова: «Будь острожен». Причем даже русские. Я думаю иностранцы бояться Россию потому переехавшие из нее, так плохо о ней говорят. Они как могут ужасают обычных амеров. Даже моя жена говорила: «Я не хочу возвращаться туда, там грязно скучно. Никуда сходить нельзя, все грубые по отношению к тебе». Однако те кто приехал просто отдохнуть и уехать говорят о России в нормальном ключе.

Когда я только хотел приехать я представлял Россию как одно большое гетто. Однако у меня было только два конфликта в г. Пензе, еще копы с регистрацией приставали, но все было мирно урегулировано. Я дальше преподаю английский в Хабаровске. Тот факт что я не хочу отсюда уезжать уже говорит о многом.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:КУВЕЙТЕЦ ПОДЕЛИЛСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ ОТ ПОЕЗДКИ В СУРОВУЮ РОССИЮ С РЖАВЫМИ «ЛАДАМИ» НА ДОРОГАХ

Все о чем мне говорили я здесь не встретил. Расскажу о реальных проблемах с которыми столкнулся: повсюду бегают дикие собаки, не убирают снег и пристальное внимание к моей персоне потому, что я черный.

Я могу спросить: А чья это собака? Знакомые мне обычно напоминают что она уличная и говорят что я глупый. Однако я правда не привык такому большому количеству собак.

Зимой выпадет снег и никто не хочет его убирать. Часто можно подскользнуться из-за этого.

Ну а с лишним вниманием я ничего поделать не могу. Равзе что уйти домой.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:НЕМЕЦ ВЫВЕЗ СЫНА ИЗ ГЕРМАНИИ В РОССИЮ, ЧТОБЫ СПАСТИ ОТ МИГРАНТОВ

источник

 

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях.  

 

 

 

Китайские СМИ объяснили, почему США боятся злить Россию

Журналисты американского издания Sohu в одном из своих материалов прокомментировали попытки США оказать давление на Россию.

Загрузка…

 

Китайские журналисты обратили внимание на то, что за последние 70 лет США приняли участие в нескольких десятках военных конфликтов, многие из которых сложились для Вашингтона весьма неудачно. Как правило, по итогам этих войн Белый дом получал военные базы, которые использовались для материально-технической поддержки войск, находящихся за много тысяч километров.

«На сегодняшний день США обладают более 700 военных баз, разбросанных в разных уголках планеты. Американские военные на постоянной основе находятся в Азии, Африке, Океании, Европе», – отмечают авторы Sohu.

Особенно много американских баз расположено на Ближнем Востоке, в регионе чрезвычайно богатом на нефть и газ. По мнению аналитиков, присутствие американских военных на БВ крайне негативно сказывается на ситуации с безопасностью в этом месте. Там регулярно происходят разнообразные инциденты и конфликты, к большинству из которых приложил руку Белый дом.

Американские военные имеют огромное количество зарубежных военных баз, представители Пентагона присутствуют практически во всех уголках Земли, имеющих хоть какую-то стратегическую значимость. Но есть в мире место, где американские военные очень хотят присутствовать, но не могут себе этого позволить. Это Россия и близлежащие к этому государству регионы.

«Соединенные Штаты боятся совершать резкие и дерзкие маневры в непосредственной близости от России. Американцы время от времени провоцируют РФ своими появлениями кораблей ВМС США в акватории Черного моря, но делают они это очень осторожно. В Вашингтоне понимают, что любое необдуманное действие может обернуться жестким ответом Москвы», – рассказали китайские журналисты.

В США ожидали, что распад Советского Союза обернется для России резким ослаблением военного и политического потенциала, что позволит Вашингтону управлять Москвой по своему усмотрению, однако этого не произошло. Первые несколько лет РФ действительно переживала сложнейший период в своей истории, но за последние годы стране удалось вернуть утраченные позиции. Американские военные не могут диктовать свои условия так, как они привыкли это делать в любой другой части света.

«Американцы боятся злить Россию, так как ответ Москвы им точно не понравится», – резюмировали авторы Sohu.

Источник

Загрузка…

Нужно ли России бояться победы демократов в США. Александр Халдей

Российское аналитическое сообщество увлечённо исследует варианты развития событий в США в результате победы на президентских выборах той или иной стороны. При этом предполагается, что при победе демократов для России дела будут обстоять хуже, чем при победе республиканцев. Исходя из этой установки, делают вывод, что победы Байдена-Клинтон нам стоит опасаться сильнее, чем победы Трампа.

Разумеется, серьёзная политика строит предположения не исходя из фамилий претендентов, а взвешивая возможности того или иного действия в той или иной ситуации. Для России поствыборную ситуацию в США можно истолковать в виде закона Мэрфи: если неприятность может случиться, она случается.

Любое ограничение, которое может быть наложено на Россию со стороны США, будет наложено. Независимо от фамилии президента и его партийной принадлежности. Решающим будет лишь момент времени, а это зависит от большого числа факторов, не находящихся в зоне прямого влияния любого американского президента.

В своём нашумевшем интервью Олег Дерипаска выразил уверенность, что в случае прихода к власти Байдена-Клинтон в марте-апреле 2021 года к России будут применены обещанные «адские санкции», решение о которых уже принято в США при Трампе.

Он описывает ситуацию потенциальной возможности, которую на самом деле применит любой американский президент, исходя из складывающейся конъюнктуры. Момент применения будет зависеть от того, как в США оценят текущую ситуацию, что выгоднее — вводить санкции или продолжать пугать ими. Ведь осуществлённая угроза уже не пугает.

Санкции применят тогда, когда это будет выгоднее всего, а не сразу после победы демократов. Будет выгодно — применит санкции и Трамп, не будет выгодно — повременят с ними и демократы. Всё будет зависеть от обстоятельств на момент принятия решения.

Для России это означает то, что санкции применят в любом виде и в любом случае. Или в качестве угрозы, или в качестве реальности. Это силовой аргумент, отказываться от которого в США не станет никто. Он изменит ситуацию на сырьевых рынках не в пользу России, и значит, это в любом случае будет сделано. И скорее всего, ни та, ни другая сторона тянуть с этим не станут.

В отношении санкций все сценарии должны исходить из того, что их ужесточение — неизбежность, отменить которую невозможно. Следовательно, пора вводить заготовки на случай наступления этого события. В России к таким заготовкам следует отнести ротационные мероприятия, предусматривающие последовательную и комплексную замену либералов на государственников.

Был период, когда считали, что в случае победы демократов в России придётся оставить системных либералов на ключевых постах в экономике — якобы для облегчения диалога. Сейчас ясно, что диалога не будет, и оставление либералов во власти — это оставление в тылу воюющей армии сильной диверсионной группы врага. Активная пятая колонна в воюющей стране — это не шаг к компромиссу, а шаг к капитуляции.

Видимо, исходя из этой реальности, зачистка системных либералов уже началась, и она сопровождается ограничением полномочий у оставшихся во власти их представителей. Под этот же сценарий проведены изменения в Конституции.

То есть курс на суверенизацию России уже не зависит от имени американского президента и его партийной принадлежности, хотя непринципиальные коррекции имеют место. И скорость этого процесса определяется не предвыборными раскладами в США, а прежде всего внутриполитической ситуацией в России.

В интернете появилась переводная статья — интервью американского электронного издания International Man с известным в США писателем-экономистом Дугласом Кейси, автором многих бестселлеров по экономике и легендарного биржевого спекулянта.

Даг Кейси.

Он считает, что шансы демократов на победу выше из-за того, что они сражаются командой, а Трамп — в одиночку. Поддержка республиканцев никак не проявлена. Кроме того, у демократов есть системная философия, чего нет у республиканцев, а это серьёзный минус.

Контекст пандемии для республиканцев вреднее, чем для демократов — недовольство связывают с Трампом, считает Даг Кейси. Демократы позиционирую себя как партия перемен, тогда как республиканцы связаны с имеющимися проблемами. Депрессия проглотит Трампа: если он прекратит политику «вертолётных денег», то всё рухнет, а если не прекратит — надорвётся. Люди захотят менять систему, и с системой у них будет ассоциироваться Трамп.

Кроме того, основной электорат Трампа — это пожилые люди, а они могут остаться дома, если осенью начнётся новая волна карантина из-за эпидемии. Тогда решающим фактором будет молодёжь, и голосование по почте из-за риска фальсификаций — самый для Трампа невыгодный вариант. 80% жертв коронавируса — это пожилые люди, консервативный ядерный трамповский электорат.

Даг Кейси считает, что обманывать на выборах будут обе партии, но победит та, которая обманывает лучше. Опыт выборного мошенничества у демократов накоплен больше, чем у республиканцев. Победа за счёт мошенничества — это вопрос смелости и качества планирования. Это чревато делегитимированием всей идеи голосования. В результате неизбежного конфликта возникнет кризис, делающий США всё более похожими на Аргентину.

Даг Кейси уверен, что выборы будут оспорены в любом случае, независимо от победителя, так как страна поляризована и расколота надвое равными частями. Это тупик формальных демократических процедур. Решать всё будут силовые методы.

Для США победа демократов, по мнению Дага Кейси, опасна тем, что будет изменена вся политическая система государства. Демократы сделают пять смертельных шагов к отмене нынешней демократии:

1. Они сделают Вашингтон с округом Колумбия ещё одним штатом. Это добавит двух сенаторов, и они будут демократами — округ традиционно «демократический». Это изменит расклад сил в пользу демократов.

2. Они дадут гражданство 20-ти миллионам незарегистрированных нелегалов — и они отдадут голоса демократам.

3. Они увеличат количество членов Верховного суда, укомплектовав его своими левыми сторонниками.

4. Они уменьшат возраст голосования до 16 лет, как это уже имеет место в ряде других стран. Молодёжь — электорат демократов.

5. Они разработают Конституционную Конвенцию, чтобы изменить Билль о правах и ввести в силу Вторую поправку к Конституции. Де-факто это уже есть, теперь это произойдёт де-юре, что укрепит власть демократов в США, по сути, навсегда.

При этом Даг Кейси утверждает, что сам он не поддерживает ни одну партию, так как это выбор между туберкулёзом и неизлечимым раком. Коллегиальность умерла навсегда, вежливое несогласие двух сторон одной медали превратилось в неукротимую ненависть. Вражда больше не определяется принадлежностью к правым или левым. Она перешла в культурную плоскость, а это намного глубже и страшнее.

При этом вся политическая элита обеих партий оценивается Дагом Кейси как «ничтожества с ртом», все они иррациональны и злы. Но это не препятствие для их воцарения во власти — для этого достаточно небольшого количества упоротых радикалов. В истории были такие аналоги, и теперь симбиоз радикальных популистов и социалистов может сделать это возможным и в США.

Однако все оценки Дага Кейси, как бы они ни казались точны, следует оценивать с точки зрения стратегии его личного бизнеса. Интервью изданию International Man, которое легло в основание оценок некоторых наших аналитиков, дано в рамках рекламной кампании новой книги Дага Кейси под названием «Руководство по выживанию и процветанию во время экономического коллапса».

В таких случаях реклама всегда сгущает краски в целях изобразить страшную проблему, чтобы потом предложить панацею для её решения. Обычая рекламная уловка, где сначала нагоняют жути, а потом предлагают единственное средство спасения.

Однако если отделить мух коммерческого желания оседлать любую волну от котлет объективной реальности, то налицо простой факт: система в США трещит, и наиболее ловкие её дельцы стремятся заработать на страхе от ощущения приближающегося краха. Здесь субъективные ощущения являются симптомами объективной реальности, данной нам в ощущениях, как писали классики.

Объективно то, что в США продолжается накопление конфликтного потенциала, и какая бы сторона ни побеждала, все будут использовать только силовые инструменты. Это стратегия США для всего мира, и Россия не исключение.

Все претендующие на субъектность мировые элиты в этой ситуации отгораживаются от США, а не подкладываются под них. России больше нет смысла задерживать ротацию пятой колонны, существование которой теперь лишено смысла, а прежде оправдывалось необходимостью лавирования с США.

Это лавирование должны осуществлять другие политические силы, не исповедующие идеологию американских демократов. Капитуляция и прикидывание мёртвым уже не спасает от растерзания ни наших либералов, ни осёдланную ими Россию. Процессы избавления от либерального наследия уже идут, они неостановимы, и если в США победят демократы, эти процессы не затормозятся, а ускорятся.

России не нужно бояться победы демократов в США. Результаты выборов президента США для России уже в принципе ничего не меняют. Суверенизация как защитная реакция будет лишь ускорена. Любая другая реакция ведёт не к спасению, а к катастрофе.

А если это так, то фактор выигрыша времени перед лицом неизбежности уже не имеет первостепенного значения. Ситуация в России похожа на ситуацию в СССР весной 1941 года, когда неизбежность войны умом понимали, но сердцем до конца в это не верили. Избавление от проамериканских элит для России и её здоровых политических сил — важнейшее условие уже не политического, а физического выживания.

Александр Халдей
https://regnum.ru

«США боятся Россию и не боятся Китай» — как китайцы отреагировали на появление американского авианосца у своих берегов | Южный Китай

Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин спокойным голосом прокомментировала появление американского атомного авианосца «Теодор Рузвельт» в акватории Южно-Китайского моря, которое на китайских картах отмечено как китайское. КНР ограничился традиционными формулировками о недопустимости милитаризации Южно-Китайского моря, всем видом показав незначительность события. Неожиданно, Китай от риторики войны и громких заявлений сменил тон на миролюбивый и спокойный, расслабившись и получая удовольствие от продолжения обмена дипломатическими заявлениями, призвал США «к честному и прямому диалогу».

Вместе с Эштоном Картером, министром обороны США, на борт «Рузвельта» взошел и главком ВС Малайзии Хуссейн.

Как отреагировали китайские пользователи интернета на нарушение, как оказалось, виртуальных границ Китая в Южно-Китайском море?

Комментарии на южно-китайском Sina News 

Атомный авианосец стоит 50 млрд юаней, а продажи «Айфонов» в Китае достигли 650 млрд юаней, получается Китай подарил США 10 авианосцев. Спасибо (1820 лайков).

Китайское ядерное оружие уже может уничтожить США, но почему США боятся только Россию? Почему российские самолеты могут приблизиться к американскому авианосцу? Оно знает, что если они вдруг начнут войну с Россией  с президентом с характером Путина, то она начнет ядерную войну. Поэтому США боится Россию, но не боится Китая. (1067 лайков)

Вечная память Мао Цзэдуну! (862 лайка)

США боится Россию, не боится Китай – самая основная причина этого  в том, что Россия имеет способы перенести огонь войны на землю США, а у Китая пока на такое не способен! США смогла стать хозяином мира только потому, что обе мировые войны были вдалеке от них. Такое количество морских баз у США за рубежом не для того, чтобы сохранять мир, а для того, чтобы война никогда не пришла на землю Америки! В современной войне с агрессором на своей территории, пусть даже и большая победа – обернется поражением, поэтому Китай нужен усилить развитие способности к атаке на больших расстояниях, если даже речь не идет о ядерном оружии, Китай должен развивать подобные способы атаки и среди обычных вооружений. Когда у Китая появится такая возможность, я не поверю в то, что США посмеют вести себя столь разнузданно (Шаньси, Циньчжоу, 800 лайков)

Спустя столько лет, когда американский авианосец в нашем Южно-Китайском море сотрясает оружием и ведет себя будто бы ему нет равных в мире, я не могу не вспомнить, как американский президент Никсон во время посещения Мао Цзэдуна вел себя как школьник, наносивший визит учителю, согнув свою спину в поздравительном поклоне на 90 градусов. (Пекин, 256 лайков)

Если мы отдадим деньги за телефоны ZTE, Сяо ми и Хуавэй – у нас будет примерно столько же авианосцев? И авианосцев ли? (243 лайка)

В этом мире понимают только голос сильных, истина – только в ракетах и пушках, нет абсолютного равенства, есть только абсолютная сила. Кажется, американцы заволновались. (220 лайков)

CNPC (нефтяная корпорация) смеется! (108 лайков)

Государственное СМИ «Обозреватель»

Самый разумный ответ на это – всеми силами ускорить военное строительство на искусственных островах. (102 репоста)

Из действий США видно, что они прощупывают доброжелательную позицию Китая, который не хочет раздувать все это, и продолжают свои провокации. Все ок, Китай сейчас готовит ответ на стратегическом уровне. На уровне военном – мы следим за их кораблем, проводим ответные маневры.  

Мы проводим совместные учения с Францией, с Австралией, и другими странами. Мы разбиваем союз США с ее младшими братишками, вплоть до того, что полностью уничтожаем военные возможности сателлитов в АТР. Все это достаточно очевидно по всему миру.

На стратегическом уровне, включая координацию с Россией на глобальном уровне, укреплении сотрудничества с Европой, с Кореей, с Японией устанавливаем зоны свободной торговли, а также сейчас Си Цзиньпин проводит визиты в ключевые страны ЮВА, конечно, самая важная встреча – с лидером Тайваня. Американцы уже поняли, что они совершенном одиночестве в своих действиях.

Мы наблюдаем за ситуацией. Все, что от нас требуется, это раскрыть замыслы сателлитов США и разобраться с хаосом в партии внутри страны, и силой слова сплачивать народ. (100 репостов)

Чего боится США от России

Дополнительной неразберихи во все это добавляют международные организации и объединения – от ООН и ЕС до НАТО. Свою роль, подчас весьма активную, играют объединения верующих – от церквей до суфийских орденов, военно-политических квазирелигиозных структур типа «Хезболлы», «Исламского государства», «Джабхат ан-Нусра» или религиозных сект. Весь этот политический ландшафт меняется с калейдоскопической быстротой. Отдельные конфликты существуют веками, но союзы почти всегда краткосрочны, а интересы преходящи. В связи с чем тиражируемые СМИ попытки политологов и политтехнологов использовать для описания и тем более преобразования современного мира схемы, насчитывающие десятилетия, вызывают в лучшем случае смех. Говорить о «противостоянии Рокфеллеров и Ротшильдов» или «славян и англосаксов», описывая ситуацию на Украине или Ближнем Востоке, то же самое, что пытаться выиграть войну, в которой противник применяет высокоточное оружие, спутники и авианесущие группы морского базирования, с помощью кавалерии и штыка-багинета. При этом любое описание текущей ситуации достаточно быстро устаревает и нуждается в регулярной корректировке. Причем анализировать происходящее имеет смысл с учетом всех факторов, которые влияют или могут повлиять на ту или иную систему. Что предполагает не только поступление в режиме текущего времени огромного массива как «полевой», так и аналитической информации, но и ее беспристрастное рассмотрение, что само по себе достаточно сложно. Отсюда постоянные провалы в выводах и доктринах – от возможности построения вокруг России «славянского мира» (что особенно примечательно на примере Болгарии, Польши и Украины) до катастрофического упрощения процессов, идущих в исламском мире, включая гипертрофированное преувеличение роли арабо-израильских отношений. Слон и Псаки Отметим, что помимо объективных причин, которые мешают реальной оценке, свою роль играют информационные войны. Современные технологии позволяют подделывать «телевизионную картинку», не говоря уже о «свидетельствах очевидцев». Как следствие даже самые уважаемые и влиятельные СМИ зачастую используют игровой или изначально откорректированный в пользу той или иной стороны материал. Объективность же мировых средств массовой информации попросту отсутствует. Первоначально это стало ясно тем, кто пытался разобраться в хитросплетениях отношений палестинцев и израильтян, а с начала «арабской весны» и украинского кризиса фальсификации в западной прессе и на телевидении стали массовыми. Автор не предполагает, что вся отечественная журналистика лишена пропагандистского начала, однако грубые и откровенные отклонения от истины и информационные провалы такого масштаба, как те, символом которых с начала 2014 года стала Дж. Псаки, еще недавно считались реликтом холодной войны. Понимая, что времена холодной войны вернулись – по инициативе президента Барака Обамы при некотором сопротивлении его европейских партнеров, степень которого, впрочем, не стоит преувеличивать, – попытаемся в очередной раз представить «поле боя», на котором приходится действовать России, и возможные шаги заинтересованных сторон. При этом бесполезно апеллировать к морали, международному праву или логике. Мораль в политике – категория, отсутствующая по определению. Международное право, как ясно из военной кампании США в Ираке, гражданских войн в Ливии и Сирии – в первом случае фатальной для режима и страны, а во втором – забуксовавшей, а также свержения президента Януковича и последующих событий на Украине, интерпретируется и используется теми, кто его интерпретирует и использует исключительно во имя собственных интересов. Что до логики, то, что опасно для страны и противоречит интересам государства, не обязательно вредит той или иной политической группировке или бизнес-корпорации. Конкретным же чиновникам или политикам оно может быть жизненно необходимо. Корыстные у них при этом интересы или люди просто далеки от понимания реальности, когда пытаются втиснуть окружающий мир в прокрустово ложе собственного узкого и искаженного видения, не столь важно. Говоря попросту, «заговор», в котором многие обвиняют лидеров США, не менее разрушителен, чем их доброжелательный идиотизм. Консервативны они при этом, как президент Буш-младший, или ультралиберальны, как президент Обама, также не имеет значения. Современная политика США равно опасна для самих Соединенных Штатов, их противников, союзников и нейтрально относящихся к Америке государств, потому что это политика слона в посудной лавке. Куда бы он ни повернулся, окружающим не уцелеть вне зависимости от того, насколько добрые у него изначально намерения. Да и у него самого в итоге возникают проблемы. Единственный выход в такой ситуации – не вмешиваться в чужие дела, ограничившись защитой своей страны от реальной агрессии. Однако интересы США глобальны. То есть они вмешиваются и будут вмешиваться во все происходящее в мире с неизменно печальными результатами для себя и всего мира. Отчасти эта политика – продолжение исконного американского миссионерства. Его, строго говоря, никто не отменял, однако в современном мире внедрение демократии западного типа по американской модели имеет куда большие шансы на успех, чем обращение очередных язычников в ту или иную версию американского протестантизма. Текущее противостояние Москвы и Вашингтона, начавшееся по инициативе последнего, в любом случае должно было начаться рано или поздно. Альтернатива этому – не превращение России в одного из сателлитов США или, если сказать вежливее, «следование в фарватере американской политики», как принято полагать в отечественных политологических кругах, а исчезновение Российского государства как центра силы, независимого от Соединенных Штатов. В рамках распада страны на отдельные анклавы, ее технологической деградации или иного сценария – неважно. Именем Джексона – Вэника Россия представляет собой проблему для США отнюдь не потому, что, используя статус постоянного члена Совета Безопасности ООН, препятствует реализации американской политики, точнее, действий Вашингтона на международной арене без каких-либо ограничений. Это не причина, а следствие главного фактора: наличия у РФ доставшегося ей по наследству от СССР ядерного потенциала, который исключает возможность не только агрессии, но даже успешного силового давления в ее отношении. Что оставляет в качестве инструментов такого воздействия три метода. Это санкции, которые и введены против России в одностороннем порядке президентом Обамой, пытающимся заставить страны ЕС присоединиться к США. Во-вторых, терроризм – в первую очередь исламистский, что применимо в России в ограниченных масштабах и опасно для его инициаторов и организаторов ничуть не меньше, чем для страны, в отношении которой он используется (о чем свидетельствует Бостонский теракт). Наконец, в-третьих, внутриполитическое давление на режим. Которое эффективно при повторении властями ошибок, совершенных украинской верхушкой и куда менее применимо в российских условиях. Сама по себе Россия, возможно, не представлялась бы американскому руководству столь опасной, чтобы привести к достаточно неадекватной реакции, если бы не наличие протяженной сухопутной российско-китайской границы, поставка через которую углеводородов по системе трубопроводов (к ВСТО может быть добавлен как минимум Алтайский газопровод) позволит обеспечить энергетическую безопасность КНР в случае морской блокады со стороны США. Последнее сводит к минимуму уязвимость Китая при попытке реализации американской «Стратегии национальной безопасности» с использованием подавляющего преимущества ВМФ США для отсечения КНР от поставок энергоносителей. Альянс Москвы и Пекина, который был разрушен в годы идеологического противостояния (по представлению официального Вашингтона, навсегда), явился неприятным сюрпризом для действующей американской администрации. Спекуляции насчет ценообразования контракта по поставкам газа из России в Китай сами по себе демонстрируют стратегическое значение и этой сделки, и перспектив взаимной интеграции экономик России и КНР, фундаментом для которой она является. Отметим, что Россия в данной системе экономических отношений, с точки зрения Китая, играет ту же роль, что и страны Центральной Азии – Туркменистан, Узбекистан и Казахстан, по территории которых идут газопроводы в КНР, а также Киргизия, стратегически важная для обеспечения их безопасности от угрозы радикального ислама с южного направления. Таким образом, РФ и КНР сформировали естественный альянс для предотвращения реализации в регионе сценария «центральноазиатской весны», о которой автор писал на страницах «ВПК» (№ 6, 2014). С учетом приближения времени ее начала, возможного уже в этом году, разрешение главных вопросов российско-китайских отношений в сфере поставок углеводородов, которые не поддавались разблокированию на протяжении десяти лет, подало ясный и очень неприятный сигнал США. Еще более неприятной новостью для Вашингтона и Брюсселя стал срыв подписания договоренности между Ашхабадом и Баку о строительстве Транскаспийского трубопровода. Вопреки лоббистским усилиям еврокомиссара Баррозу и госсекретаря Керри этот проект к чрезвычайному разочарованию руководства Туркменистана остался теоретическим построением. Попытки жесткого давления на азербайджанского президента не повлияли и не могли повлиять на его позицию: Баку организует транзит через Грузию и Турцию на европейские рынки собственных нефти и газа, но не готов ослаблять свои позиции, предоставляя Туркменистану построенную им инфраструктуру. В какой мере проблема целесообразности конфликта с Россией ради реализации проектов, к которым Баку не имел отношения и не планировал извлечь из них какую-либо выгоду, легла в основу решения президента Алиева – вопрос. Не исключено, что оно базировалось на понимании опасности для его собственного правительства попыток повторения «майдана» в Азербайджане – сценарий более чем реальный. Наконец, свою роль могла сыграть история его личных отношений с президентом Туркменистана Бердымухаммедовым, неоднократно провоцировавшим конфликты между Ашхабадом и Баку. Как бы то ни было, текущая ситуация в «войне трубопроводов» скорее благоприятна для успешного завершения переговоров по строительству российского «Южного потока». О чем более чем что бы то ни было свидетельствует позиция по его поводу Австрии. Давлению, призванному сорвать проект, из числа стран, по территории которых может пройти маршрут «Южного потока», пока в наибольшей мере подвержена Болгария. Однако опыт российско-болгарских отношений, включающий не только само появление этого государства вследствие действий русской армии на Балканах, но и историю его военного противостояния с Россией и в Первую, и во Вторую мировую войну, позволяет спокойно относиться к ее позиции, которая всегда меняется в соответствии с политической конъюнктурой. Более того, сам факт, что единственная страна, которая в проведении направленного против России курса Вашингтона и Брюсселя готова следовать их указаниям – Болгария, говорит о реальном потенциале этой политики. Это отнюдь не значит, что вводимые США против России санкции можно игнорировать, с присоединением к ним в перспективе ЕС или без оного. При этом ущерб от санкций, который понесет Европа, куда более значителен, чем для США, а угроза Евросоюзу со стороны России отсутствует, несмотря на непрерывные провокации, связанные с кризисом на Украине. Скорее можно говорить о последовательных попытках наступления ЕС на интересы России. Секторальные и финансовые ограничения, запрет на экспорт в Россию западных технологий и оборудования призваны закрепить технологическую отсталость Москвы. Речь идет в первую очередь об оборонных отраслях, а также о перспективах освоения РФ ресурсов Восточной Сибири, арктического и тихоокеанского шельфа. Рассматривая вопрос в исторической ретроспективе, следует признать, что санкции такого рода были применены к СССР в соответствии с поправкой Джексона – Вэника, ради отмены которой российское руководство предприняло колоссальные усилия – лишь для того, чтобы она была заменена «актом Магницкого» и сегодняшними санкциями. Показательно, что проблемы, в связи с которыми вводились в прошлом или вводятся в настоящем санкции относительно Москвы, не имели и не имеют особого отношения к самим этим санкциям. Именно поэтому поправка Джексона – Вэника действовала, несмотря на то, что формально она была введена ради отмены запрета на иммиграцию советских евреев, на протяжении двух с лишним десятилетий после того, как этот запрет исчез. Точно так же ситуация с запретом на усыновление российских детей и проблемами Украины – повод, а не причина для введения санкций. Они были бы введены в любом случае, как бы Россия ни действовала. Санкции в помощь Резонно предположить, что фокусирование США в их потенциальном противостоянии с Китаем именно на России происходит по стандартному в мировой политике принципу. Удар, направленный против любого альянса – военного, экономического или политического, должен быть направлен на наиболее уязвимое звено. Именно этим звеном в связке КНР – РФ является Россия. Во Вторую мировую войну в странах «Оси» им была Италия, и Второй фронт де-факто был открыт американцами не в Тюрингии, Баварии или Саксонии, а на Сицилии. Да и в наше время в «шиитском полумесяце» БСВ слабым звеном считается Сирия, а не Иран, что и спровоцировало гражданскую войну в этой стране, которая по представлению ее арабских спонсоров и их западных союзников должна была обрушить режим в Дамаске, коль скоро Тегеран оказался устойчив к «Зеленой революции». Соответственно Китай слишком велик и слишком завязан на американскую экономику, ущерб которой смертелен для карьеры любого американского президента. Он нечувствителен к внешнему давлению, основанному на будировании вопроса соблюдения прав человека, что доказали события на площади Тяньаньмэнь. Наконец, уровень потребления населения КНР не идет ни в какое сравнение с российским – Китай может без социальных потрясений пережить давление, которое в России теоретически окажется опасно для властей. Теоретически – поскольку и советология в США давала весьма искаженную картину того, что представлял собой СССР на самом деле, а понимание современной России и государств постсоветского пространства в Вашингтоне на порядок слабее, чем в прошлые времена. Хотя понимание Москвой мотиваций американского и европейского истеблишмента не лучше. В противном случае отечественная элита не прилагала бы таких усилий в попытке добиться недостижимого: полноправной интеграции России в западное сообщество. Обещания насчет возможностей такого рода были не более чем словами и воспринимать их следовало именно как слова. Что, впрочем, на сегодня представляет собой вопрос исключительно исторический – эти иллюзии российского политического истеблишмента остались в прошлом. Любопытно, что должно произойти, чтобы в прошлое отошли такие мифы отечественной политики, как возможность получения грандиозных инвестиций из арабских стран, перспективы политического и экономического союза с исламским миром, включая открытых противников России Катар и Саудовскую Аравию, или нормализация отношений с исламистами, задачей которых было, есть и будет ослабление и расчленение Российской Федерации, а не укрепление ее национального единства. Отдельные темы – продвижение отечественных интересов в Африке, возможность осуществления не только за российский счет интеграционных проектов, потенциал разумного реформирования ООН и много что еще. Многие мудрости дают многие печали, однако кто предупрежден – тот вооружен. Война России объявлена – и хорошо, что это пока холодная война. При этом уровень интеграции в окружающий мир, понимание того, как он устроен, система международных связей и экономический потенциал сегодняшней Москвы на порядок превышает тот, которым она располагала в предшествующую холодную войну. Ни от кого, кроме российского руководства, не зависит, будут ли использованы возможности, которые предоставляют промышленности, в том числе ОПК, санкции, которые заставляют развивать собственный технологический потенциал, а не растрачивать его в рамках бесконечного «распила» бюджета. В свое время британская и французская технологическая блокада заставили государство Израиль создать танковую и авиационную промышленность, притом что потенциал России и Израиля несопоставим в части материально-технологической, сырьевой и интеллектуальной базы, а уровень военных угроз для Иерусалима со стороны его противников не идет ни в какое сравнение с тем, который вынуждена учитывать Москва. При этом ссылки на свободу действий, идеологическую незашоренность и исконную еврейскую предприимчивость могут впечатлить только человека, который совершенно не представляет себе, что такое реальная израильская бюрократия и насколько она может уничтожить любое, даже самое необходимое начинание. История создания в Израиле танка «Меркава», истребителя-бомбардировщика «Лави», БЛА, «умных бомб», противоракетной системы «Железный купол» и других ВВТ, часть которых стоит только на вооружении этого государства, а другие разрешены к поставкам на рынок, демонстрирует, к чему могут привести санкции при правильном их использовании. В России есть все необходимое для того, чтобы пройти тот же путь с меньшими издержками и с куда более впечатляющим результатом. При наличии не только ресурсов – они как раз есть, но и воплощения деклараций в реальность.

Snowden — проблема как для США, так и для России — RT Op-ed

Как заявил RT профессор Нью-Йоркского университета Стивен Коэн, проблема Сноудена — это испытание на лидерские способности не только для Путина, но и для Обамы.

Профессор обсудил убежище Сноудена в программе RT SophieCo.

RT: На данный момент, кто такой Сноуден, большая проблема, США или Россия?

Стивен Коэн: На мой взгляд, он является проблемой для обоих.Если мы поместим это в исторический контекст, так как конец Советский Союз, 22 года назад мы потеряли несколько возможностей создать значимые отношения сотрудничества между Вашингтон и Москва. Несколько недель назад оказалось, что у нас еще одна возможность. Возможность началась с трагедии, бомбежек в Бостоне, когда стало ясно, что нам нужно много сотрудничество в противодействии терроризму между Москвой и Вашингтоном. А затем, когда сирийская гражданская война, или что-то еще, выросла из контроль, безусловно, худший кризис на Ближнем Востоке во многих лет также оказалось, что Вашингтон и Москва были готовы к Попробуй что-нибудь с этим сделать.А потом пришел Сноуден. Не только Сноуден, но он явно неудачник, и я бы сказал обоим: Президент Путин и Президент Обама.

RT: Как вы думаете, Путин справляется со Сноуденом? ситуация с умом?

SC: Что делает эту ситуацию очень интересной, так это то, что Президент Путин — человек, который любит контролировать окружающую среду в которые он принимает международные и, как я полагаю, внутренние решения. Он не мог этого контролировать.Сноуден буквально вышел из синий, и он должен был решить, что делать. Итак, он пойман, он был пойман, и он остается зажатым между двумя очень сильными уравновешивающие факторы. С одной стороны, Путин преследует мир, что я бы назвал, не антиамериканской политикой, а не- Американская внешняя политика. То есть иностранец неамериканского происхождения политика. Это внешняя политика, сильно отличающаяся от политики США. Штаты во многих сферах. Следовательно, он не мог превратить Сноудена в весьма символическая фигура для США.С другой стороны, совершенно ясно, что Путин хочет какого-то отношения сотрудничества с США. Я думаю у него есть вероятно, сделал так хорошо, как только мог. Насколько я понимаю решение — позволить Сноудену оставаться в России в каком-то статусе временного убежища, пока он разбирается, как он собирается попасть в третья страна, Венесуэла или другое место. Это юридический вопрос. То есть ему нужны проездные документы, и, вероятно, он должен поехать в посольство этой страны в Москве.Но хотя это легальный, он глубоко политический в том, как отношения на данный момент зависят от этого. И как я сказал другой день американцу, который спросил меня, я думаю, что это проверка лидерские качества. Не только Путина, но и Обамы, чтобы решить эту проблему проблема.

RT: Как вы думаете, действовал бы Путин иначе, если бы он не сталкивался с самим фактом пребывания Сноудена в Россия, на русской земле?

SC: Все лидеры, настоящие лидеры, руководители государства стараются контролировать среду, в которой они принимают решения. Очень часто они могут. Приходят войны, наступают террористические акты, сменяются лидеры другие страны, с которыми они вели бизнес. Что мы не делаем знают ли китайцы о деле Сноудена, когда они разрешили Сноудену прилететь в Москву из Гонконга. русский конец. Сказали ли русские: «Хорошо, пошлите его». Если бы это произошло, но мы не знаем, но я предполагаю, что это произошло, потому что китайско-российские отношения очень важны и очень близко в данный момент, я предполагаю, что кто бы это ни сделал решение в Москве, и это мог быть не президент Путин.Он не может принимать каждое решение, пока он не перерастет в кризис. Они могут предположили в Москве, что Сноуден собирался поступить, как партия Сноудена собиралась сделать. Проведите, может быть, десять часов в транзитная зона аэропорта Шереметьево в Москве и далее самолетом в Гавану и дальше, как он тогда думал, в Эквадор. А потом возникла проблема с Эквадором, а он до сих пор в Москве. В этом смысле мы не знаем, сказал ли Путин: «Хорошо, пусть путешествует». через Москву », не зная, что он станет своего рода житель Москвы.

RT: Что делает Россия в нынешних условиях? рисковать, если это даст Сноудену официальный статус беженца?

SC: Есть очень сильный антикремлевский, антипутинский, антироссийское лобби в Вашингтоне. Вот почему мы получаем предложение тор законодательства, подобного Закону Магнитского. Конгресс готов сделать что угодно ударить по России. Вчера, например, один из сенаторы предложили Соединенным Штатам бойкотировать Зимний Олимпиада в России в 2014 году.Этого не произойдет. Но сам факт что сенатор Соединенных Штатов, который должен быть лицом мудрость и достоинство, предложил бы такую ​​нелепую вещь, показывает вы о каком конгрессе мы имеем дело. Я предсказываю, и я думаю, что любой идиот может предсказать, я не претендую на большую заслугу в этом, что когда, и я предполагаю, что это «когда», Сноудену дают временную убежище в Москве, члены съезда, члены любых антироссийские лобби, такие как Freedom House в США и многие другие осудят Кремль и потребуют от Обамы что-то очень плохое для России. И тогда Обама будет проверен. Мы посмотрим, выдержит ли он это или нет. Вот почему я говорю Кстати, я считаю это своего рода испытанием не только на мудрость и лидерство Путина, но мудрость и лидерство Обамы. Имейте в виду, Обама не просил об этом кризисе. Путин не просил это. Они только что получили это.

RT: СМИ сейчас больше сосредоточены на Сноудене будущее, что он ест, что носит, где его девушка чем его откровения и утечки.Можем ли мы ожидать внимание к фактическому обращению к АНБ и тюрьме или проблема теперь похоронена под повествованием Сноудена?

SC: Вы подняли, что для меня принципиальный вопрос. То, что мы, американцы, должны делать сейчас, с тех пор Сноуден сделал свои разоблачения, у нас должно быть большое открытие общественные дебаты о том, одобряем ли мы эти массовые программы навязчивого наблюдения американской разведки агентства. И конечно же Европа и Россия и другие страны опрошенные тоже должны принять это решение. Но сначала и прежде всего это вопрос к американцам.

Это совместимы с нашей концепцией демократии, гражданской свободы Конфиденциальность? Или, с другой стороны, нужны ли нам подобные злоупотребления гражданская свобода, чтобы защитить себя от терроризма? Есть две стороны в этом вопросе. Это сложный вопрос. И Сноуден хотел вызвать дебаты, и он потерпел неудачу, потому что, как вы Скажем, драма личной саги Эдварда Сноудена. Что что с ним произойдет? Куда поедем? Где его любимая девушка? Он выглядит таким молодым.Все эти личные драмы. я мог бы угадайте, что Сноуден, который кажется очень серьезным и целеустремленным человеком, разочарован, потому что его цель откровения должны были начать разговор в Соединенных Штатах об этих методах, методах наблюдения, которые, поскольку его собственной драмы еще не произошло. И они могут никогда не произойти. Позвольте мне добавить вопрос, который абсолютно никогда не обсуждается в Соединенные Штаты, но это глубоко. Обама говорит, что Соединенные Штаты правительство говорит, сенаторы говорят, СМИ говорят: «Сноуден должен приходи домой и предстай перед судом ».В некотором смысле, если бы он мог получить справедливую суд, если бы он мог быть освобожден под залог, как Даниэль Эллсберг был тридцать лет назад, когда он взял бумаги Пентагона. Если бы он мог быть вышел под залог, Сноуден, пока он готовится к суду, и он может рассказать историю, и он сможет создать команду юристов, и он сможет открытое судебное дело со всеми правами, которыми обладают ответчики, это означает, что он мог вызывать в суд всякого рода должностных лиц, которые Правительство Соединенных Штатов, вовлеченное в слежку Вице-президенту и президенту Соединенных Штатов.Я не могу представить, чтобы администрация Обамы или кто-то еще администрация позволит это. Поэтому я очень сомневаюсь серьезно, что Обама искренен, когда говорит, что Сноуден должен приехать домой и предстать перед судом. Я бы предположил, что если бы Сноудену дали эти гарантии выхода из тюрьмы и под залог, а также свободы есть открытый суд, он может вернуться домой. Но он не собирается получить эти гарантии, я полагаю, потому что мы живем в другая эпоха. Здесь, в Америке, тоже.

RT: Если вы говорите обо мне и людях, у которых есть постсоветский голод или советское детство, эти разоблачения не изменили нашу жизнь, потому что мы подозреваем слежку в в той или иной форме.Многие из наших телезрителей категорически против любой вид наблюдения. Тем не менее, я знаю много американцев, которые «на этом этапе мы закончили с правительство». Ларри Кинг сказал мне, что на самом деле он на стороне с правительством по наблюдению. Что ты видишь вокруг? Люди все еще в шоке или переваривают и принимают это? во имя войны с террором?

СК: Эти наблюдения — проблема и в России, и они было десятилетиями. И в российских СМИ идет дискуссия ФСБ или российские спецслужбы тоже много или слишком мало.Будем честны, люди в России и в США боятся терроризма. Если бы вы спросили меня, я бы разрешить правительству США прослушивать мои телефонные звонки и прочтите мою электронную почту, если они собираются помешать моим детям погиб в результате террористического взрыва в Нью-Йорке, где я вживую, я бы сказал да. Я бы просто был немного осторожнее. Это главный вопрос во времена перемен. Я достаточно взрослый, чтобы вспомните случай Эллсберга. Когда он взял бумаги Пентагона который задокументировал всю ложь Пентагона и Белого дома война во Вьетнаме, а затем их опубликовала The New York Times.Потом они были изданы очень быстро как книга, и Эллсберг был на радио и на телевидении, как это было тогда. И он был вышел под залог, и на его защиту пришли известные адвокаты. В конце концов он был в некотором роде реабилитирован. Он выигрывал в судах. Что в Америке больше не существует. Отчасти из-за того, что произошло 11 сентября, отчасти потому, что мы вели так много войн, многие американцы боятся и мы десятилетие за десятилетием привыкли к подобному наблюдение. Вопрос, который поднимает Сноуден, должны ли мы стать привыкли к этому? Это действительно компромисс между нашими страхами и наша конфиденциальность, которую мы хотим сделать? Но я согласен с вами, опросы показали, что около половины американцев, а может и больше, были хорошо с тем, что делало правительство. Но когда вы публикуете опрос общественного мнения вы можете получить нужный ответ по тому, как вы спрашиваете вопрос. Если вы скажете американцам в целом, вы готовы отказаться от всех свобод, с которыми боролись американцы на 200 лет и позволить правительству такого рода, возможно незаконное наблюдение, большинство скажет нет. Но если вы спрашиваете людей, готовы ли вы разрешить это наблюдение, чтобы вы и ваши дети в безопасности, большинство скажет «да». Дело в том, как вы задаете вопрос, а вы не можете задать вопрос пока вы не провели общенациональное обсуждение, которого у нас не было, что правительство не хочет, но Сноуден хотел.До того как Личная драма Сноудена заканчивается или, по крайней мере, выходит на первый план страницы, мы не собираемся проводить это обсуждение в этой стране.

Я американский конституционный юрист — и я вижу, что наше правительство использует Covid-19, чтобы отнять наши основные права — RT Op-ed

Автор Роберт Барнс , американский конституционный юрист, представляющий высокопоставленных клиентов в гражданских и уголовные процессы, и известен своими пророческими политическими прогнозами на американских и международных выборах. Следуйте за ним в Twitter @Barnes_Law

Неужели мы действительно думаем, что «здесь такого не может случиться»? Можем ли мы поместить конституцию в карантин? Мы это уже делаем?

Паника, вызванная пандемиями, высвобождает неконтролируемую власть правительства. Сама предпосылка популярных фильмов, таких как V означает Вендетта, раскрывает это: группа использует вирус, чтобы захватить власть и создать тоталитарное общество. Любой мог стать свидетелем этого из далеких стран, наблюдая за новостями о Китае, запирающими людей в их собственных домах, а затем удаляя их кричащих из этих домов, когда того пожелает государство.Первая мировая война и Великая депрессия породили опасные формы правления с такими лидерами, как Гитлер, Мао, Муссолини и Сталин.

Подробнее

Правительства по всей Америке уже использовали пандемию и вызванную СМИ панику вокруг пандемии, в частности, чтобы ограничить, ограничить или лишить свободы слова и свободы ассоциаций Первой поправки к Первой поправке, при этом официальные лица жалуются на потенциальные ограничения свободы религии, навязанные им. Другие отрицали или заявляли о праве отказать в праве Второй поправки на покупку оружия для личной безопасности (в то время как правительства издают приказы об отказе от ареста и задержания за широкий круг преступлений в их сообществе, публично освобождая сокамерников из тюрем и тюрем) . Они хотят координировать свои действия с технологическими компаниями, чтобы следить и шпионить за вашими повседневными передвижениями и действиями в нарушение Четвертой поправки и потенциально в одностороннем порядке отказываться от вашего медицинского права на конфиденциальность в различных контекстах.Распоряжения о предоставлении убежища лишают вас вашей профессии, занятия, бизнеса и собственности без какой-либо надлежащей правовой процедуры, кроме исполнительного распоряжения, в нарушение права Пятой поправки на надлежащую правовую процедуру. Правительства требуют от властей принудительного заключения в тюрьму любого американца из-за простого страха заражения без какой-либо вероятной причины преступления или явной и реальной опасности причинения вреда в результате волевого поведения этого человека, отказать в доступе к личному адвокату без надзора и контроля в нарушение Шестая поправка, и действовать в качестве судьи, присяжных и палача в нарушение права Седьмой поправки на суд присяжных, поскольку сами суды присяжных приостанавливаются по всей стране в спокойных национальных судах и приглушенной страхом публике.

Настоящая угроза пандемии здесь. Это паника, которая поместит нашу Конституцию в карантин.

На карантине по Первой поправке?

Власти Америки уже приостановили действие Первой поправки на свободу миллионов граждан, запретив работу, не выходя из дома и введя комендантский час, запрещающий подавать петицию для публичного протеста или даже физически присутствовать на публичном протесте. Более того, даже собрания «более десяти» запрещены различными регулирующими юрисдикциями в Соединенных Штатах.Так получилось в таких удивительных местах, как Миссури. Так поступали такие города, как Хартфорд. Мэриленд вскоре последовал его примеру. Влияние приказов о домоседе в Нью-Йорке, Калифорнии, Неваде, Иллинойсе и Пенсильвании фактически приводит к тому же результату. Другие правительственные чиновники признали сомнительную беззаконность этих приказов, но остаются отстраненными. Помните протесты в Гонконге? Прошло. Помните протесты «Желтых жилетов»? Скоро не будет. Видели сегодня протесты на улицах Америки? Наступила пандемия. Протесты ушли.Конституция помещена на карантин.

Также на rt.com Covid-19 разрушает пустые заповеди европейского либерализма

Вторая поправка к карантину?

Но это еще не все. Под прикрытием «ненужного бизнеса», «чрезвычайных полномочий» или просто увольняя или сокращая штат в отделе проверки биографических данных, правительства демонстрируют готовность ограничить права Второй поправки, а также меры защиты Первой поправки.Мэры объявляют о праве запретить продажу оружия, правительства заявляют, что персонал не проверяет биографические данные для обработки данных, задерживает продажу оружия на неопределенный срок, а другие правительства просто полностью закрывают все предприятия по продаже оружия. Наиболее тревожно то, что это происходит, когда правительства выпускают заключенных на улицу и обсуждают вопрос об освобождении еще больше, и в то же время издают приказы об отказе от ареста и задержания от Филадельфии до Форт-Уэрта для широкого круга преступников. Хотите защитить себя, дать себе глубокое чувство личной защиты, которое для многих приходит с владением оружием, поскольку Вторая поправка защищает? Что ж, не повезло, по мнению слишком многих наших правящих повелителей.Наступила пандемия. Самозащита принесена в жертву. Конституция помещена на карантин.

На карантине по Четвертой поправке?

Немногие средства защиты являются более американскими, чем право на неприкосновенность частной жизни, от принудительного, вынужденного, скрытного, подрывного вторжения. Правительство действует как вирус в случае пандемической паники, заражая наши умы и тела, отслеживая речь, ассоциации и движения, используя инструменты наблюдения, о которых не думали основатели. Координируя свои действия с частными компаниями (не сдерживаемыми Четвертой поправкой; как вы думаете, почему АНБ использует их для сбора всех ваших электронных писем, разговоров, текстов и поисковых запросов в Интернете на первом этапе?), Правительства использовали панику по поводу пандемии, панику Само правительство с помощью послушных и соучастников прессы отказалось от вашей медицинской конфиденциальности и вторглось в вашу личную жизнь, ища инструменты для отслеживания каждого вашего движения, ассоциаций, действий и поведения. Наблюдающим глазом в небе теперь может быть Alexa в вашем доме, камера на вашем компьютере и телефон в вашей руке. Наступила пандемия. Конфиденциальность закончилась. Конституция помещена на карантин.

Подробнее

Пятая поправка на карантин?

Защита нашего права зарабатывать на жизнь проистекает из права на собственность в соответствии с Пятой поправкой без лишения в соответствии с надлежащей правовой процедурой, а также обязательства правительства компенсировать любые такие сборы.Тем не менее, правительства по всей Америке поступили именно так с миллионами предприятий, рабочих и владельцев собственности, лишив их возможности зарабатывать на жизнь или даже участвовать в свободном рынке торговли посредством приказов о закрытии, введения комендантского часа и временного пребывания. — заказы на дом. Политический и профессиональный класс, укрывшийся в своей среде работы из дома, не понимает, какие трудности это создает для трудящихся. Никакой компенсации. Никакой замены. Зарплаты нет. Никаких доходов. Нет возможности. Потери рабочей силы, которые никогда не могут быть восстановлены, в то время как наша экономика балансирует на грани самой ужасной депрессии.Основа правительства — защищать стремление к счастью. Теперь все, что нам нужно, — это Netflix и расслабиться, надеяться, что на следующей неделе произойдут чудеса, чтобы оплатить счета, и молиться, чтобы рынок не рухнул, как в 1929 году. Наступила пандемия. Возможность и собственность исчезли. Конституция на карантине.

Заключение

Наши основатели были хорошо знакомы с пандемиями, вирусами и эпидемиями, но они не позволяли никому приостанавливать наши конституционные свободы. Ни одного слова в Конституции о эпидемиях или эпидемиях, чтобы освободить правительство от какого-либо нашего Билля о правах.Почему наши нынешние суды это позволяют? Потому что публика за рулем спит. Думаете, пандемия грозит убить всех нас? Обзор данных показывает, что пандемия — это больше паника, чем чума.

Пора просыпаться. Может быть, пришло время в девизе V значит Вендетта: «Помни, помни пятое ноября, пороховую измену и заговор». Как хорошо сказал главный герой этого фильма: «Люди не должны бояться своего правительства. Правительства должны бояться своего народа ». Только тогда, когда бодрствующая общественность заявит о своих человеческих свободах, протестуя против утраты своих свобод, правительства прекратят использовать кризисы общественного здравоохранения для захвата власти, которая им не принадлежит.Ответом на 1984 год остается 1776.

Утверждения, взгляды и мнения, выраженные в этой колонке, принадлежат исключительно автору и не обязательно отражают точку зрения RT.

«Определенные силы в ЕС опасаются» возможного потепления в отношениях России и США

Политика

Получить короткий URL

Немецкая разведка обвинила Россию в систематическом подрыве отношений между Европой и США, Германия Об этом пишет журнал Spiegel Online со ссылкой на новый отчет, подготовленный совместно Федеральной разведывательной службой и Федеральным управлением Германии по защите конституции.

Авторы статьи пришли к выводу, что Москва пытается обострить конфликты, существовавшие на Западе, и подорвать альянс между ЕС и США.

«В своем недавнем отчете BND и Федеральное управление защиты конституции Германии пришли к выводу, что влияние России в ЕС можно было наблюдать в течение многих лет. В частности, Москва пыталась обострить социальные конфликты, особенно существующие в Запад », — написал журнал.

По словам первого заместителя главы комитета по обороне Совета Федерации РФ Евгения Серебренникова, подобные обвинения возникают из-за того, что определенные силы в Евросоюзе опасаются возможного сближения России и США, поэтому они пытаюсь сделать все, чтобы сохранить старую систему.

«Определенные силы в Европейском союзе, стоящие выше национальных правительств, очень опасаются возможного сближения между Российской Федерацией и США в контексте позиции, выраженной избранным президентом США Дональдом Трампом», — сказал Серебренников.

По его мнению, эти силы неоднократно пытались «добавить ложку дегтя в бочку с медом» и сформировать вокруг России негативную информационную среду и представить ее как зло.

Это не первый случай, когда Москву обвиняют в попытке подорвать стабильность ЕС. Ранее уходящий президент Болгарии Розен Плевнелиев заявил, что Россия пытается дестабилизировать Европу через Балканы.

По словам Плевнелиева, Кремль использовал различные инструменты для подрыва единства ЕС, включая «пропаганду» и «финансирование ультра-левых и ультраправых сил, которые враждебны европейской интеграции.«

Официальные лица в Польше и Чехии выразили аналогичную точку зрения, заявив, что Москва намерена дестабилизировать Европу, спровоцировав кризис беженцев.

В декабре 2016 года появились сообщения о том, что правительство Германии опасается потенциального влияния России на парламентские выборы 2017 года после того, как Центральное разведывательное управление США обвинило Москву в кибератаках на компьютерные системы Национального комитета Демократической партии (DNC) в попытке повлиять на ноябрьские выборы. Выборы президента США в пользу Дональда Трампа.

Российские официальные лица неоднократно отрицали обвинения, называя их абсурдными и характеризуя их как попытку отвлечь общественное мнение США от разоблачений коррупции, а также других неотложных внутренних проблем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Карта сайта