+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Ядерный удар по сша: США провели учения, симулирующие ядерный удар по России — Международная панорама

0

США провели учения, симулирующие ядерный удар по России — Международная панорама

ВАШИНГТОН, 22 февраля. /ТАСС/. Соединенные Штаты провели военные учения, симулирующие нанесение ответного удара с использованием ядерного оружия после применения Россией в Европе ядерного оружия малой мощности против стран НАТО. Об этом сообщил в пятницу на брифинге для журналистов представитель Пентагона высокого ранга.

«Мы провели небольшие учения, скажем так», — говорится в стенограмме брифинга, распространенной пресс-службой американского военного ведомства.

По его словам, «сценарий включал в себя вариант развития событий в Европе, при котором ведется война с Россией, и Россия принимает решение ограниченно применить ядерное оружие малой мощности против объекта на территории стран НАТО».

«Потом начинается разговор, который бы был в этом случае, сначала с министром обороны, а потом в конечном счете с президентом, чтобы решить, какой давать ответ», — рассказал представитель министерства обороны США.

Ведущему брифинга был задан вопрос, каким был ответ Соединенных Штатов по легенде учений. «Ответ США был, я думаю, что не буду об этом говорить, но это был ограниченный ответ», — сказал он. Представителя Пентагона попросили уточнить, был ли ответ ядерным. «Ну, да», — признал он. «Они совершают нападение на нас с применением ядерного оружия малой мощности. Так что во время учений мы симулировали ответ с использованием ядерного оружия», — заявил представитель военного ведомства.

В учениях принимал участие министр обороны США Марк Эспер, а также конгрессмен-республиканец от штата Небраска Джефф Фортенберри. Оба они получили представление о том, как будет вестись координация действий в случае ядерного кризиса, подчеркнули в Пентагоне.

Учения при Обаме

Ранее интернет-портал Slate.com в связи с размещением США новых ядерных боеголовок малой мощности W76-2 на подводных лодках напоминал о засекреченных командно-штабных играх, проводившихся внутри Совета национальной безопасности (СНБ) Белого дома в последние годы администрации бывшего президента США Барака Обамы.

Тогда легенда учений также предполагала, что Москва после начала масштабных боевых действий в Европе с использованием обычных вооружений решает применить ядерное оружие малой мощности против базы НАТО на территории Германии, чтобы направить ход войны в свою пользу. Вопрос состоял в том, какой ответ должен в такой ситуации дать Вашингтон.

Первоначально ситуация разыгрывалась на встрече с участием первых заместителей министров и других чиновников этого уровня. Обсуждение началось с того, что участники начали предлагать варианты мест нанесения ответного ядерного удара. Однако ход дискуссии переломил помощник вице-президента США Джозефа Байдена по национальной безопасности Колин Кал. Он смог убедить большинство участников игры, что США не следует отвечать ядерным ударом. Вместо этого Вашингтон должен продолжить дипломатическое и экономическое давление, а также усилить наступление с использованием обычных вооружений, в которых США, по его оценке, обладали преимуществом. В такой ситуации, по его мнению, Москва окажется изолированной и ослабленной с дипломатической точки зрения, ведь это станет первым применением ядерного оружия с 1945 года.

Если же Вашингтон ответит тем же, то лишится преимущества и тем самым сделает использование ядерного оружия новой нормой.

Через месяц после этого игры состоялись вновь, однако в этот раз в них принимали участие уже чиновники уровня министров. В ходе обсуждения были выдвинуты те же идеи, однако результат оказался противоположным. Большинство пришло к выводу, что США обязаны ответить ядерным ударом. «Они решили нанести несколько ядерных ударов по бывшей советской республике Белоруссия, хотя по условиям игры она не имела никакого отношения к нападению со стороны России. Потом они завершили учения, не став отыгрывать последние несколько ходов», — пишет издание.

Любая из этих ошибок могла закончиться ядерным апокалипсисом. Как предотвратить такое?

  • Зария Горветт
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Холодная война давно завершилась, однако мы по-прежнему ходим под дамокловым мечом неспровоцированного, нанесенного по ошибке ядерного удара — и случаев, когда мир стоял на волоске от гибели, уже насчитывается как минимум 22.

Это случилось посреди ночи 25 октября 1962 года. Грузовик мчался по взлетной полосе военной авиабазы в штате Висконсин, на которую уже готовы были вырулить бомбардировщики с ядерными бомбами. У водителя грузовика оставалось всего несколько секунд на то, чтобы остановить их.

Несколькими минутами ранее охранник в командно-наблюдательном пункте в Дулуте (штат Миннесота) краем глаза уловил движение какой-то тени вдоль периметра ограждения: тень пыталась перелезть через забор.

Охранник выстрелил в сторону нарушителя и поднял тревогу, решив, что это может быть началом более широкого советского нападения на Соединенные Штаты. На всех соседних авиабазах громко заработала сигнализация.

Ситуация развивалась на редкость быстро. На одной из авиабаз — Волк-Филд — кто-то нажал не на ту кнопку, и вместо стандартного предупреждения системы безопасности пилоты услышали сирену, означающую взлет по тревоге.

В напряжении и спешке они бросились к своим машинам, готовые взлететь с ядерным оружием на борту.

Это происходило на пике Карибского кризиса, который в США называют Кубинским ракетным. Все были на пределе. Одиннадцать дней назад самолет-разведчик сфотографировал на Кубе пусковые установки и ракеты, что означало: Советский Союз готовится нанести ракетный удар по целям в США.

И мир уже тогда отлично знал: стоит только нанести единичный удар одной из стран, как начнется эскалация с непредсказуемыми последствиями.

Как выяснилось, в Дулуте речь не шла о военном нападении. Нарушителем оказался медведь. Но на авиабазе Волк-Филд еще об этом не знали.

Пилотам сказали, что на этот раз — это не учебный вылет. И они были полностью убеждены, что началась Третья мировая война.

В конце концов, командир базы понял, что случилось. Бомбардировщики были перехвачены на взлетной полосе, когда они уже запустили двигатели — какой-то сообразительный военный выехал им навстречу на грузовике.

Мир уже мог погибнуть как минимум 22 раза

А теперь перенесемся в сегодняшний день. Ядерные страхи 1960-х практически забыты. Атомные убежища — это удел эксцентричных сурвивалистов и супербогачей, а экзистенциальные тревоги сместились в сторону таких проблем, как изменения климата.

Оказывается, очень легко забыть о том, что в мире по-прежнему существует примерно 14 000 ядерных боеголовок, суммарной мощности которых достаточно для того, чтобы уничтожить около трех миллиардов человеческих жизней — а то и стереть с лица земли всё живое в результате ядерной зимы.

Мы понимаем: вероятность того, что один из лидеров ядерной державы сознательно применит ядерное оружие, крайне мала — в конце концов, они же не безумцы.

Однако мы почему-то не принимаем в расчет то, что это может произойти по ошибке.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Стаи перелетных птиц не раз заставляли звучать сигнал тревоги

В 1958 году американский бомбардировщик случайно уронил ядерную бомбу в сад одной семьи в Южной Каролине — каким-то чудом никто не погиб, кроме цыплят, сгинувших в воронке (10 на 15 м) от тяжеленной бомбы.

Подобные происшествия случались вплоть до 2010 года, когда ВВС США временно потеряли возможность управлять 50 ядерными ракетами, что означало: засечь и остановить автоматический запуск было в это время невозможно.

Несмотря на огромную стоимость и технологическую изощренность современных ядерных вооружений (например, США, как ожидается, потратят на это 400 млрд долларов в период с 2017 по 2026 год), история показывает, как легко все меры предосторожности, изобретенные человеком, могут быть разрушены простой человеческой ошибкой, вмешательством представителей фауны или природными явлениями.

Ельцин был готов нанести ответный удар по США

25 января 1995 года Борис Ельцин, тогдашний президент России, стал первым в истории мировым лидером, которого от нанесения ядерного удара отделяло лишь одно нажатие кнопки. Как дело дошло до того, что его «ядерный чемоданчик» был активирован?

Российские радары засекли запуск ракеты у берегов Норвегии, который был похож на пуск боевой баллистической ракеты с атомной подводной лодки. Ракета поднялась вертикально вверх, и было невозможно понять, куда она летит.

Российские ракетные войска стратегического назначения были приведены в полную боевую готовность. «Ядерные чемоданчики» были активированы у президента Ельцина, министра обороны Павла Грачева и начальника Генштаба Михаила Колесникова, между троими была установлена телефонная конференц-связь, во время которой решалось, наносить ли ответный удар.

Вскоре, к счастью, оказалось, что ракета удаляется от российской территории и, значит, не несет угрозы.

Чуть позже стало понятно,что это не ядерный удар, а норвежско-американская исследовательская ракета Black Brant XII с научным оборудованием для изучения полярного сияния.

Власти Норвегии были поражены тем, что ее запуск вызвал такую реакцию с российской стороны, поскольку предупреждали о нем еще за месяц.

Следует подчеркнуть, однако: совершенно неважно, наносится ли ядерный удар по ошибке или сознательно. Дело в том, что его нельзя отменить, нельзя развернуть уже запущенные ракеты, нельзя послать им сигнал деактивации.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

За возможный ядерный удар можно принять любой запуск ракеты, особенно когда предупреждение об этом по каким-то причинам не дошло

«Если президент отреагирует на ложную тревогу, он по ошибке начнет ядерную войну», — подчеркивает Уильям Перри, который работал министром обороны в администрации президента Билла Клинтона и заместителем министра обороны — у президента Картера.

«Потом уже ничего невозможно сделать. Ракетам нельзя приказать вернуться, их нельзя уничтожить в воздухе».

Отчего же столько раз мир находился на волоске от опасности? И как избежать такого в будущем?

Что происходит во время ядерного ракетного нападения

В основе всех потенциальных ошибок — системы раннего оповещения, разработанные во время холодной войны.

Вместо того, чтобы ждать, пока пущенные ракеты поразят цель (это было бы конкретным доказательством того, что удар нанесен), такая система предназначена для раннего обнаружения пусков противника, что позволяет нанести ответный удар до того, как оружие для этого удара может быть уничтожено.

Чтобы такая система работала, нужна информация.

Многие американцы об этом и не подозревают, но США в настоящее время располагает сетью спутников, безмолвно и непрерывно наблюдающих за происходящим на планете, в том числе четыре — с высоты 35 400 км над Землей.

Они находятся на геосинхронной орбите — время их обращения вокруг Земли равно периоду обращения Земли вокруг своей оси, так что спутники для земного наблюдателя не меняют своей позиции в небе, висят неподвижно. Это позволяет им постоянно «вглядываться» в одну и ту же часть поверхности планеты.

Так они способны засечь любой запуск ракеты — потенциально с ядерной боеголовкой.

Но что эти спутники не способны сделать — так это отследить траекторию ракеты. Для этого у США есть сотни радарных станций, определяющих позицию и скорость запущенной ракеты, вычисляющих по этим данным ее траекторию.

Когда доказательств того, что нападение совершено, достаточно, об этом сообщают президенту США. «Таким образом, спустя примерно пять-десять минут после пуска ракет президент узнает об этом», — говорит Перри.

И тогда ему придется решить, наносить ли ответный удар.

«Система эта довольно сложная, и она все время в строю, — отмечает Перри. — Однако здесь мы говорим о событии, которое может случиться с низкой долей вероятности, но последствия которого будут крайне тяжелыми». Действительно, такому достаточно случиться однажды.

Как будили президента Картера

Есть два типа ошибки, которые ведут к ложной тревоге — техническая и человеческая (или, если нам особенно не повезет, — обе сразу).

Классический пример первой — то, что случилось в 1980-м, когда Перри работал в администрации президента Джимми Картера.

«Это было настоящим потрясением», — вспоминает Перри. Началось все с телефонного звонка в 3 утра. Дежурный штаба ПВО США сообщил ему, что компьютеры системы наблюдения обнаружили 200 ракет, летящих прямо из Советского Союза в направлении Соединенных Штатов.

К тому времени уже было ясно, что это не настоящее нападение — каким-то образом компьютеры ошиблись.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Какими бы сложными ни были системы раннего предупреждения, компьютеры тоже ошибаются (на снимке подземный командный пункт в Аризоне)

«Выяснилось, что перед тем, как позвонить мне, они уже связались с Белым домом. Они позвонили президенту. На звонок ответил его советник по вопросам национальной безопасности», — рассказывает Перри.

К счастью, он не стал сразу будить президента, помедлив несколько минут. За эти минуты успела прийти информация, что тревога — ложная.

Однако если бы такой паузы не было сделано, если бы президента Картера немедленно разбудили, сегодня мир мог бы быть совсем другим.

«Если бы президент сам поднял трубку, то у него было бы всего пять минут на то, чтобы решить — наносить ответный удар или нет. И это посреди ночи, когда не с кем даже проконсультироваться», — описывает ситуацию Перри.

После того случая он уже никогда не воспринимал ядерный удар по ошибке как теоретическую проблему — это было настоящей и угрожающе реальной возможностью. «Я бы сказал, это чуть не случилось», — подчеркивает он.

В том случае источником проблемы стал неисправный чип в компьютере национальной системы раннего оповещения. Его замена стоила менее доллара.

Самый опасный элемент — люди. Особенно президенты

А еще годом раньше Перри был свидетелем того, как технический работник по невнимательности загрузил в компьютер учебную запись и случайно начал передавать основным центрам оповещения крайне реалистичные подробности вымышленного ракетного запуска.

Что подводит нас к проблеме участия двуногих приматов, обладающих мозгами с массой изъянов, в использовании оружия, обладающего потенциалом сравнять с землей мировые столицы.

И дело тут даже не в безответственных технических работниках. Главные персонажи, которые должны вызывать у нас беспокойство, — это те, кто обладает властью санкционировать ядерный удар. Мировые лидеры.

«Президент США обладает полной властью применить ядерное оружие, и такое право есть только у него. Единоличное право», — говорит Перри.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Американские самолеты T-38 Talon и B-2 Spirit of South Carolina выполняют тренировочный полет над авиабазой Уайтмэн в Миссури. Малозаметный стратегический бомбардировщик B-2 Spirit («летающее крыло») может доставлять как обычное, так и ядерное оружие

Так повелось с дней президентства Гарри Трумэна. Во время холодной войны решение о применении ядерного оружия было возложено на военное командование. Но Трумэн посчитал, что ядерное оружие — инструмент политики, и значит, должно находиться под контролем политика.

Как и все его предшественники на посту президента США, Дональд Трамп повсюду сопровождается помощником с чемоданчиком (он похож по форме на мяч для игры в американский футбол), в котором — пластиковая карточка с президентскими кодами активации ядерных сил США.

Где бы он ни был, Трамп всегда имеет возможность нанести ядерный удар. Все, что ему нужно для этого сделать, — сказать условные слова, и так называемое взаимно гарантированное уничтожение, когда и напавший, и нанесший ответный удар уничтожают друг друга (по-английски mutually assured destruction — MAD), свершится в течение минут.

Как указывают многие организации и эксперты, концентрация такой власти в одних руках — большой риск.

«Это случалось с президентами не раз — кто-то выпивал, кто-то принимал сильнодействующие лекарства. Кто-то мог испытывать сильный стресс. Всё это случалось в прошлом», — подчеркивает Перри.

И чем больше вы об этом задумываетесь, тем больше тревожащих возможностей перед вами открывается.

Если это, допустим, ночь, то президент же спит? У него будет несколько минут на то, чтобы принять самое трудное решение в своей жизни, и совершенно не будет времени на то, чтобы как-то прийти в себя, не говоря уже о том, чтобы выпить чашку кофе… Маловероятно, что президент в таком состоянии будет способен функционировать наиболее эффективно.

Автор фото, Reuters/Tom Brenner

Подпись к фото,

Помощница американского президента несет чемоданчик с кодами для запуска ядерных ракет

В августе 1974-го, когда президент Ричард Никсон был в пучине Уотергейтского скандала и на грани отставки, он страдал клинической депрессией. Рассказывают, что он был на грани нервного истощения, запойно пил и вел себя странно — например, агент секретной службы однажды видел, как он ест собачий корм.

Говорят, что Никсон вообще был склонен к приступам гнева, выпивал и сидел на таблетках, но на этот раз все было гораздо серьезнее. И при всём при этом он по-прежнему имел единоличное право нанести ядерный удар.

(Наркотическое или алкогольное опьянение, кстати, — проблема и для военного персонала, охраняющего ядерный арсенал США. В 2016 году несколько членов летных экипажей на ракетной базе признались, что принимали наркотики, в том числе кокаин и ЛСД. Четверо были признаны судом виновными.)

Как предотвратить катастрофу

Недавно Перри в соавторстве с Томом Коллиной из благотворительного фонда нераспространения ядерного оружия Ploughshares Fund написал книгу The Button: The New Nuclear Arms Race and Presidential Power from Truman to Trump («Кнопка. Новая гонка ядерных вооружений и власть президентов — от Трумэна до Трампа»). В ней описывается ненадежность нынешних ядерных гарантий и предлагается ряд возможных решений.

Во-первых, они призывают отменить то самое единоличное право президента, чтобы решение относительно применения оружия массового уничтожения принималось демократично — это снизило бы вероятность того, что такое решение будет принято под воздействием любых нарушений психической деятельности.

В США это могло бы быть голосование в Конгрессе. «Это притормозило бы процесс принятия решения о ядерном ударе», — говорит Перри.

Принято думать, что ответный ядерный удар должен быть нанесен как можно скорее, пока еще есть возможность его осуществить. Но даже если многие города и наземные системы запуска ядерных ракет в США будут уничтожены, оставшееся в живых правительство все равно будет способно санкционировать пуск ядерных ракет с подводных лодок.

«Единственный ответный удар, который оправдан, — это тот, когда вы точно знаете, что на вас напали. Мы никогда не должны отвечать на сигнал тревоги, который может быть ложным», — подчеркивает Коллина.

И единственный способ точно узнать, что угроза реальна, — это дождаться, когда ракеты противника приземлятся на твоей территории.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Снятая с вооружения американская межконтинентальная баллистическая ракета Titan-2 в шахте (штат Аризона)

Такое замедление темпов реагирования позволило бы странам сохранить преимущества сдерживающих факторов системы взаимно гарантированного уничтожения, но при этом — со значительно более низкими шансами по ошибке начать ядерную войну из-за того, что, скажем, медведь решил проникнуть на вашу авиабазу.

Во-вторых, Перри и Коллина приводят убедительные доводы в пользу того, чтобы ядерные державы взяли на себя обязательство применять ядерное оружие только в ответ — и никогда первыми.

«Китай — интересный пример, они уже придерживаются политики «никогда первыми», — говорит Коллина. — И есть причины им верить, поскольку в Китае ядерные боеголовки хранятся отдельно от ракет».

Последнее означает, что если Китай решит перед пуском доставить боеголовки к системам доставки, то хотя бы один из спутников должен это заметить.

Примечательно, что у США и России нет такой политики — они оставляют за собой право нанести ядерный удар даже в ответ на использование в военных действиях обычных вооружений.

Администрация президента Обамы рассматривала возможность принятия концепции «никогда первыми», но решение так и не было принято.

И наконец, пишут авторы книги «Кнопка. Новая гонка ядерных вооружений и власть президентов — от Трумэна до Трампа», странам было бы лучше полностью отказаться от межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования, потому что они могут быть уничтожены ядерным ударом противника. Это те вооружения, которые в первую очередь и в спешке разворачиваются в ответ на возможное, но еще не подтвержденное нападение.

Еще один вариант — наделить ядерные ракеты возможностью отмены запуска в том случае, если провокация оказалась ложной тревогой.

«Интересно, что когда проводятся испытания ракет, такая возможность есть, — подчеркивает Коллина. — Если они сбиваются с курса, они самоуничтожаются. Но с боевыми ракетами такое нельзя сделать из-за опасений, что противник каким-то образом сможет установить дистанционный контроль и вывести их из строя».

Современные компьютерные технологии шагнули очень далеко, но одновременно и расширились возможности злоумышленников — растет угроза со стороны хакеров, вирусов и ботов, способных внедриться в оборонные системы и начать ядерную войну.

«Мы считаем, что шансы на ложное срабатывание растут по мере того, как растет опасность кибератак», — говорит Коллина.

Например, систему можно ввести в заблуждение, заставив ее считать, что приближается ядерная ракета. Президенту страны тогда ничего не остается, кроме как отдать приказ о нанесении ответного удара.

Более широкая проблема, конечно, — это то, что государства хотят, чтобы их ядерное оружие было простым в применении и быстрым в реагировании — по нажатию кнопки. И это неизбежно затрудняет контроль.

Хотя холодная война давно закончилась, Коллина указывает на то, что мы по-прежнему ходим по дамокловым мечом неспровоцированного нападения — хотя в действительности живем в совершенно ином мире.

И, по иронии судьбы, самая большая угроза исходит от тех самых пусковых комплексов, которые предназначены для нашей защиты, указывают многие эксперты.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

При каких условиях Россия может нанести ядерный удар

В Минобороны впервые озвучили условия применения Россией ядерного оружия. В ведомстве предупредили возможного агрессора, что ответный удар будет нанесен в случае любой ракетной атаки по территории страны. Кому именно предназначается это предупреждение, не сказали, но это и не нужно. Не будут же Зимбабве или Кабо-Верде угрожать суверенитету и безопасности РФ.

«Красные линии»

Минобороны России впервые озвучило условия применения ядерного оружия в статье «Об основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», опубликованной газетой «Красная Звезда». В материале перечислены ключевые пункты «Обзора ядерной политики» США: публичное признание РФ противником, декларация возможности нанесения превентивного удара, заявление о перевооружении ядерных сил и так далее.

Любая атакующая территорию РФ или ее союзников ракета, подчеркивается в статье, будет «позиционироваться как ракета с ядерным оснащением» и станет поводом для ответного ядерного удара, масштаб которого определит военно-политическое руководство страны.

«Таким образом, в „Основах“ Россия обозначила „красные линии“, переступать которые мы не советуем никому. Если же потенциальный противник решится на это, то ответ, без сомнения, будет сокрушительным», — заключили в Минобороны.

Предостережение от необдуманности

Статья Минобороны поясняет подписанный 2 июня Владимиром Путиным документ «Основы государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», дополняющий оборонную доктрину страны, определяющий реакцию на внешние угрозы и акты агрессии и условия применения ядерного оружия, сообщил «360» военный эксперт Алексей Леонков. В отличие от американского «Обзора», США или страны НАТО в качестве противников в документе не упомянуты.

«Это предостережение, что мы не шутим. Россия сейчас четко дает понять, что „красные линии“ есть. Если этот Рубикон будет перейден со стороны стран, которые хотят оспорить наш суверенитет, они получат соответствующий ответ. Это предупреждение и предостережение от необдуманных шагов», — подчеркнул эксперт.

Другие ключевые отличия: российские документы говорят об ответно-встречном ударе, американские — о превентивном. В РФ решение о применении ядерного оружия принимает высшее военное командование страны. В США оно отдано на усмотрение командующих Индийской, Тихоокеанской и других группировок армии, а не принимается централизованно Пентагоном. И, по сути, Штаты могут нанести удар, когда им захочется, причем принять решение может далеко не первое лицо страны.

«Единственное, что их сейчас сдерживает от применения ядерного оружия, — наши гиперзвуковые комплексы. В том числе те, что будут стоять на ракетах РС-28 „Сармат“. Боеголовки там будут гиперзвуковые, маневрирующие. А их система ПРО с этим не справляется. Поэтому сейчас любое усиление нашей обороны они воспринимают как некую агрессивную политику, хотя мы никому не угрожаем», — добавил Леонков.

Выход из договоров

Штаты, напомнили в Генштабе, уже вышли из договоров по ПРО, ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) и заявили о выходе из Договора по открытому небу. На очереди Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 года (СНВ-3). Объявленные США условия продления неприемлемы, а срок действия соглашения закончится 5 февраля 2021 года. Хотя и его условия Штаты нарушают — ставят на ракеты Trident-II D5 12 вместо четырех боеголовок.

«Договор определяет количество боеголовок, которые есть у стран. Если он будет ликвидирован, американцы спокойно произведут те ракеты средней дальности, производство которых стало возможным после ликвидации договора РСМД. Сейчас есть только сдерживание по количеству договором СНВ-3», — сказал Леонков.

После его прекращения сдерживать наращивание ядерного потенциала США будут только договоры о нераспространении ядерного оружия и всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Но и их судьба под вопросом — Штаты не уверены в эффективности своих боеголовок малой мощности.

Правда в глаза

Конечно, конкретные противники в документе не обозначены. Но если смотреть правде в глаза, единственная страна, которая первой может ударить по России, — США, сказал сенатор Владимир Джабаров. Поэтому командование оставляет за собой право на защиту от условного противника.

«Хотя, повторяю, нам же не будет угрожать Зимбабве или Кабо-Верде? Нам может угрожать страна с таким мощным потенциалом, как Соединенные Штаты. Мы готовы жить в мире и дружбе, мы готовы к любым договорам о сдерживании и сокращении ядерного вооружения, но на паритетных началах. Если американцы готовы на это — это уменьшит вероятность возникновения войны», — пояснил сенатор.

Но если Штаты отказываются участвовать в таких соглашениях, РФ должна быть уверена в наличии сил и средств для отражения попыток уничтожения. При этом Джабаров не исключил, что появление документа Минобороны именно сейчас неслучайно. В текущей ситуации, возможно, так ведомство пытается подвести США и Китай к заключению ограничительных соглашений.

в МИД осудили учения США на случай ядерного удара России — РТ на русском

Замглавы МИД России Сергей Рябков заявил, что США, отрабатывая на учениях нанесение ядерного удара по территории РФ, идут по пути конфронтации и способствуют снижению порога применения оружия массового поражения. Так в ведомстве прокомментировали информацию о том, что американские военные провели манёвры, в ходе которых отреагировали на «российский ядерный удар» по территории Европы.

МИД России осуждает учения США, в ходе которых американская сторона прорабатывала сценарии нанесения ядерного удара по территории России. Об этом сказал замглавы ведомства Сергей Рябков.

Он отметил, что подобные действия демонстрируют готовность Вашингтона «идти по пути конфронтации и двигаться в направлении дальнейшего снижения порога применения ядерного оружия».

«Вместо того, чтобы сосредоточиться на усилиях по укреплению системы контроля над вооружениями, включая ракетно-ядерные, США затевают крайне опасную игру», — цитирует Рябкова ТАСС.

Рябков напомнил, что Москва допускает применение ядерного оружия только в двух исключительных случаях: «когда на Россию совершено нападение с применением любого вида оружия массового уничтожения или когда осуществлена агрессия с применением обычных вооружений такого масштаба, что под угрозой оказывается само существование российского государства».

Дипломат подчеркнул, что никаких других сценариев вроде тех, которые представляет американская сторона, не существует, а также назвал пустой болтовнёй рассуждения США о том, что Россия может действовать по доктрине «эскалация для деэскалации».

«Поэтому мы вновь обращаем внимание американских коллег на необходимость расставить точки над «i» в их собственном военном планировании, переподтвердив для начала известную формулу, которая существует ещё с советских времён: в ядерной войне не может быть победителей, и она никогда не должна быть развязана», — заключил Рябков.

США ранее провели учения, легенда которых предполагала, что Россия применила ядерное оружие в Европе. Об этом говорится в стенограмме, опубликованной на сайте Пентагона.

Как пояснил представитель ведомства, согласно сценарию манёвров, Москва решила нанести ограниченный удар ядерным оружием малой мощности по одному из объектов на территории стран НАТО.

В ходе учений отрабатывалась передача этой «информации» сначала министру обороны, а затем — президенту, как это предписано в таких ситуациях (в обоих случаях речь шла о людях, которые в рамках манёвров исполняли роль министра и главы государства). После этого было принято решение о характере ответа на подобные действия со стороны России. Как уточнили в Пентагоне, согласно легенде, Вашингтон принял решение нанести по РФ ограниченный ядерный удар.

В Министерстве обороны США также ответили, что глава ведомства Марк Эспер получил чёткое представление, как вооружённые силы реагируют в случае ядерного кризиса. 

Стоит отметить, что, как заявил накануне представитель Пентагона, США не планируют размещать в Европе новые ракеты с ядерными зарядами малой мощности.

«Наш ответ на российские нарушения будет с использованием обычных видов вооружения», — цитирует представителя ведомства РИА Новости.

  • Здание Министерства иностранных дел России
  • РИА Новости
  • © Наталья Селиверстова

Зампред комитета Госдумы по международным делам Алексей Чепа в беседе с RT высказал мнение, что в подобных военных играх НАТО и США нет ничего необычного.

«Военные НАТО должны отрабатывать те колоссальные деньги, которые заложены в бюджет, эти военные игры — это естественный процесс работы НАТО», — отметил Чепа.

Парламентарий напомнил, что доктрина России не предполагает нанесения первого ядерного удара, поэтому подобные учения США — это часть усилий, направленных на то, чтобы другие члены военного блока увеличили свои военные расходы, в том числе и на закупку американских вооружений.

«У нас (у России. — RT) оборонительная доктрина. Поэтому это (учения. — RT) направлено на очередное давление на страны НАТО, из которых США выжимают очередные деньги для поддержания своего военно-промышленного комплекса», — заключил он.

Также по теме

Ядерный порог: как размещение боеголовок W76-2 на подлодках США может повлиять на систему мировой безопасности

В МИД России заявили, что Москва «с большой тревогой» реагирует на размещение Соединёнными Штатами новых ядерных боеголовок малой…

Военно-штабные учения являются нормальной и обязательной практикой, однако США фактически ведут речь о понижении ядерного порога, отметил директор Центра военно-политических исследований МГИМО Алексей Подберёзкин.

«В данном конкретном случае меня настораживает один интересный момент: во-первых, стали говорить об использовании ядерного орудия малой мощности. У американцев ядерные боеголовки мощностью в среднем 100—250 килотонн. Сейчас они начинают заменять многие из таких боеприпасов на ядерные боеприпасы малой мощности: от полукилотонны до двух-трёх килотонн. В том числе и те, которые, как они считают, позволяют вести ядерную войну без катастрофического ущерба для окружающей среды и для гражданского населения. То есть фактически идёт речь о понижении ядерного порога», — пояснил эксперт RT.

США затевают опасную игру, отрабатывая ядерный удар по России

Москва осуждает проработку в США сценариев нанесения ограниченного ядерного удара по территории РФ. Об этом заявил в субботу ТАСС заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков.

Москва осуждает проработку в США сценариев нанесения ограниченного ядерного удара по территории РФ. Об этом заявил в субботу ТАСС заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков.

«США продолжают отрабатывать в формате командно-штабных и иных учений сценарии ограниченного применения ядерного оружия, в том числе, как недавно стало известно, по целям на территории РФ, — сказал он, комментируя проведение в США учений, предполагающих нанесение ответного удара по России с использованием ядерного оружия. — Мы осуждаем такого рода действия, поскольку, во-первых, они явно демонстрируют готовность Вашингтона идти по пути конфронтации и двигаться в направлении дальнейшего снижения порога применения ядерного оружия».

«Вместо того чтобы сосредоточиться на усилиях по укреплению системы контроля над вооружениями, включая ракетно-ядерные, США затевают крайне опасную игру, — продолжил высокопоставленный дипломат. — Мы со своей стороны, как это подчеркивалось неоднократно, допускаем применение ядерного оружия только в двух исключительных случаях: когда на Россию совершено нападение с применением любого вида оружия массового уничтожения или когда осуществлена агрессия с применением обычных вооружений такого масштаба, что под угрозой оказывается само существование российского государства».

Рябков подчеркнул, что никаких других сценариев, которые приписываются РФ американцами с точки зрения возможного применения Россией ядерного оружия не существует. «Разного рода рассуждения, что мы вроде как можем действовать по доктрине «эскалация для деэскалации» — не более чем пустая болтовня, не имеющая под сбой никаких оснований, — сказал он. — Поэтому мы вновь обращаем внимание американских коллег на необходимость расставить точки над i в их собственном военном планировании, переподтвердив для начала известную формулу, которая существует еще с советских времен о том, что в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана».

«Нежелание США подтвердить эту формулу тоже добавляет нам оснований для вывода о том, что в Вашингтоне продолжают реально заниматься подготовкой сценариев применения ядерного оружия», — резюмировал замглавы МИД РФ.

Ранее представитель Пентагона высокого ранга на брифинге для журналистов сообщил, что Соединенные Штаты провели военные учения, симулирующие нанесение ответного удара с использованием ядерного оружия после применения Россией в Европе ядерного оружия малой мощности против стран НАТО.

Источник: ТАСС.

В США прошли учения с имитацией ядерного удара по России

Тезисы публикации

  • В них принял участие министр обороны США Марк Эспер
  • Учения включали ограниченный ответный ядерный удар по России
  • По сценарию, Россия нанесла ядерный удар по цели НАТО в Европе

Журнал National Defense, который издает американская оборонно-промышленная ассоциация (NDIA) отмечает, что учения с имитацией ядерного удара армия США проводит регулярно, но обычно высокопоставленные чиновники о них не рассказывают.

Учения, уточнило издание, проходили 20 февраля в Небраске, где находится Стратегическое командование американской армии. В них принял участие и министр обороны Марк Эспер в роли самого себя. «Они атаковали нас маломощной ядерной [боеголовкой], и мы во время учений имитировали ответ с помощью ядерного оружия», — рассказал чиновник.

Деталей учений представитель Минобороны не раскрыл, добавив только, что в отрабатываемом сценарии Россия нанесла удар по цели НАТО в Европе. Ответ США, который отработали на учениях, по словам чиновника, был «ограниченным». Он пояснил, что для этого вопрос сначала согласовывают с министром обороны, а потом и с президентом США.

Кроме того, представитель Минобороны особо выделил необходимость модернизации ядерного арсенала и способов доставки оружия массового поражения. В январе Исследовательская служба Конгресса США в докладе отметила, что страна отстает от России по темпам обновления ядерного оружия.

В феврале помощник президента США по национальной безопасности Роберт О’Брайен анонсировал возможные переговоры с Россией и Китаем по сокращению ядерных запасов. Он также добавил, что американская сторона хочет обсудить с Москвой продление договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Срок действия документа заканчивается 5 февраля 2021 года.

В России назвали цели в США, по которым будет нанесен удар в случае ядерного противостояния между двумя странами

Российское государственное телевидение перечислило объекты в США, которые станут целями в случае ядерного удара. Телеканал «Россия» также заявил, что разрабатываемая Россией гиперзвуковая ракета сможет поразить их менее чем за пять минут.

Цели включают в себя, среди прочего, Пентагон и загородную резиденцию президента США в Кэмп-Дэвиде, штат Мэриленд.

Репортаж вышел в эфир в воскресенье вечером, через несколько дней после того, как президент Владимир Путин заявил, что Москва в военном отношении готова к кризису в стиле Карибского, если США этого хотят.

В условиях растущей напряженности, связанной с опасениями России, что США могут развернуть ядерные ракеты средней дальности в Европе, президент России заявил, что Москва будет вынуждена разместить гиперзвуковые ядерные ракеты на подводных лодках неподалеку от внутренних вод США.

Соединенные Штаты заявляют, что не планируют в ближайшее время размещать такие ракеты в Европе, и отвергли предупреждения Путина, назвав их пропагандой. В настоящее время США не обладают ядерными ракетами средней дальности, которые могут быть размещены в Европе.

Однако решение Вашингтона выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности в связи с предполагаемым нарушением его со стороны России, что Москва отрицает, позволило США начать разработку и развертывание таких ракет.

Путин заявил, что Россия не хочет новой гонки вооружений, но в последнее время усилил свою военную риторику.

В Пентагоне заявили, что угрозы Путина только помогли объединить НАТО.

«Каждый раз, когда Путин делает подобные громкие угрозы и рекламирует свои новые машины судного дня, он должен знать, что только усиливает решимость НАТО работать вместе для обеспечения нашей коллективной безопасности», – заявил представитель Пентагона Эрик Пахон.

Некоторые аналитики полагают, что подобные заявления Путина направлены на то, чтобы США возобновили участие в переговорах о стратегическом балансе между двумя государствами, которого Москва давно добивается.

В воскресенье вечером в эфире Дмитрий Киселев, ведущий главного российского еженедельного телевизионного новостного шоу «Вести недели», показал карту Соединенных Штатов и с несколькими целями, которые, по его словам, Москва хотела бы поразить в случае ядерной войны.

Среди целей, названные Киселевым президентскими и военными командными центрами США, указаны также Форт Ритчи, военно-учебный центр в штате Мэриленд, закрытый в 1998 году, военно-воздушная база США в Калифорнии МакКлеллан, закрытая в 2001 году, и Джим-Крик, военно-морская база связи в штате Вашингтон.

Киселев, которого считают близким к Кремлю, заявил, что гиперзвуковые ракеты «Циркон», разрабатываемые Россией, могут поразить цели за пять минут, если будут запущены с подводных лодок.

В Кремле, куда журналисты обратились с просьбой прокомментировать репортаж, заявили, что не вмешиваются в редакционную политику государственного канала.

Нэнси Пелоси не может помешать Дональду Трампу отдать приказ о нанесении ядерного удара

Впоследствии Милли выступил с заявлением, в котором говорилось, что «спикер Пелоси инициировал разговор с председателем» и что он «ответил на ее вопросы относительно процесса управления ядерным оружием».

Я спросил Випина Наранга, доцента политологии Массачусетского технологического института и специалиста по ядерному распространению и стратегии, что это означает, а что нет. (Содержание немного отредактировано.)

1.Может ли Милли что-нибудь сделать, чтобы помешать президенту «получить доступ к кодам запуска и отдать приказ о нанесении ядерного удара»?

Ответ категорически отрицательный. Президент, и только президент, обладает исключительной властью отдавать приказ о запуске ядерного оружия, и никто не может законно остановить его или ее. Несмотря на сообщения о том, что Пелоси получил заверения в том, что существуют гарантии на случай, если президент Соединенных Штатов (ПОТУС) захочет запустить ядерное оружие, любые такие значимые или эффективные гарантии будут незаконными.

Несмотря на то, что президент обычно консультируется со своими советниками в Белом доме, STRATCOM (стратегическое командование США, военное командование, отвечающее за ядерное оружие) или (гражданским) министром обороны, закон не требует итак о ядерном запуске. Вопреки широко распространенному мнению, ни председатель Объединенного комитета начальников штабов, ни глава администрации Белого дома, ни (гражданский) министр обороны, ни глава STRATCOM, ни вице-президент не входят в систему командования запуском ядерных ракет.

2. Что произойдет, если кто-то попытается вмешаться в цепочку подчинения, например, отменив приказ президента или отказавшись подчиниться ему?

Любой, кто попытается нарушить действующий, аутентичный и законный (в том смысле, что ударный пакет был законным, и все готовые пакеты ядерных ударов предварительно проверены на законность до некоторой степени) приказ будет выполнять так незаконно и рискуете обвиниться в мятеже. Теперь, если ПОТУС приказал неожиданно нанести первый ядерный удар по Китаю или России, возникли бы вопросы о законности.Но если, например, он приказал нанести ограниченный ядерный удар по целям в Иране, таким как укрепленный и заглубленный завод по обогащению в Фордо или комплекс в Северной Корее, было бы очень трудно утверждать, что президент не имел законного права сделать это совершенно неожиданно, если он или она считает это в национальных интересах Америки.

Так как же президент приказывает запустить ядерное оружие? Насколько нам известно, процедура выглядит следующим образом: если POTUS решит запустить часть или все ядерное оружие Америки, он / она просто вытащит «бисквит» или аутентификатор, который он / она носит при себе. всегда вызывайте военного помощника, который всегда сопровождает POTUS, который подключает POTUS напрямую к дежурному офицеру в Национальном военном командном центре.Основываясь на буквенно-цифровом коде на «бисквите», POTUS аутентифицируется перед дежурным офицером и заказывает желаемый ядерный пусковой комплекс.

На этом этапе, если приказ считается подлинным (POTUS ответил правильным аутентификатором) и действительным (действителен ли пакет забастовки?), Это считается законным приказом от главнокомандующего. Затем дежурный передает пакет приказа и удара напрямую на ядерные ракеты, подводные лодки и бомбардировщики Америки, чтобы выполнить приказ и желаемый пакет удара.Никогда ни на законных основаниях, ни на практике никто не участвует в цепочке командования ядерным запуском. Любой — дежурный офицер или ракетчик — кто нарушит или не выполнит этот приказ, будет делать это незаконно.

3. Почему эта система так полагается на одного единственного действующего лица: президента?

Система возникла во времена холодной войны, когда у президента было крайне ограниченное время, измеряемое в минутах, для запуска ядерного оружия, и поэтому он не должен сталкиваться с препятствиями, которые могли бы его замедлить.Некоторые предлагали изменить эту систему, но основным фактом остается то, что если президент отдает приказ о запуске, только отказ военных следовать этому приказу может остановить его.

На протяжении большей части холодной войны и с тех пор единственная власть считалась особенностью, а не ошибкой, позволяя президенту быстро упредить противников или нанести ответный удар в случае, если другие руководители были недоступны. В руках Дональда Трампа до 20 января, если не будет его отстранения от должности, это риск, который подняла сама Пелоси.

Соединенные Штаты — одна из немногих стран, которые имеют единоличное право на запуск, даже Россия — нет. Поразительно, что российская система требует дополнительных голосов по сравнению с голосами президента России Владимира Путина, а американская — нет.

4. Что Пелоси делает это публичным?

Пелоси, вероятно, все это знает. Но обнародование этого заявления может стать еще одним сигналом о серьезности того, что Трамп остается у власти. Это наиболее яркий пример полномочий, которые он сохраняет до момента отстранения от должности.

Единственный способ гарантировать, что Трамп не сможет отдать приказ о нанесении ядерного удара, — это отстранить его от должности гражданскими средствами (например, импичмент или 25-я поправка). Пелоси может захотеть напомнить мирным жителям об этом факте, даже если они уже об этом знают.

5. Случалось ли такое раньше?

Ведутся споры о том, просил ли министр обороны Джеймс Шлезинджер окружающих президента Ричарда М. Никсона перепроверить с ним, прежде чем выполнять какие-либо военные приказы, в том числе ядерные, в последние дни президентства Никсона.

Для использования неядерной военной силы, это законно, поскольку приказы проходят через министра обороны к комбатантам. А Пентагон может тянуть за пятки, выполняя любой приказ о развертывании неядерных сил. Но если бы Шлезинджер намеревался попытаться заблокировать или обойти действующий и подлинный приказ Никсона о запуске ядерного оружия — а мы не уверены, что он действительно это сделал — это было бы незаконно, даже если бы это было ответственным делом.

Была дискуссия о пересмотре единоличной власти в годы правления Трампа, учитывая его историю ядерных угроз и желание сыграть «сумасшедшего».

Но сейчас запуск ядерного оружия является исключительно решением президента. Заявление Пелоси просто напоминает всем.

Протокол о ядерном ударе США

Эта статья является частью серии конференции Гарвардского университета в ноябре 2017 г., озаглавленной «Первое использование президентом: законно ли это?» Это конституционно? Это просто? » Чтобы просмотреть все стенограммы конференции, щелкните здесь.

Текущий протокол США для принятия решения о нанесении ядерного удара, разработанный в начале 1960-х годов, с появлением межконтинентальных баллистических ракет, имеет две основные функции и достоинства: во-первых, он концентрирует власть и власть над применением ядерного оружия в президентство на самом высоком уровне исполнительной власти правительства США, тем самым удерживая его от рук военных и других.Во-вторых, это позволяет президенту быстро и решительно отреагировать на ядерную атаку врага, ракеты которого могут перелететь с одной стороны планеты на другую за 30 минут; или чьи ракеты, запущенные с подводных лодок в океанах, могут долететь до целей в Соединенных Штатах за 15 минут. Крайне важно иметь протокол, который позволяет президенту рассматривать вопрос об использовании ядерного оружия и, при необходимости, отдавать приказ об его применении, а также чтобы процесс его применения начался в очень и очень короткий период времени.

Достоинства протокола также приводят к его недостаткам. Благодаря скорости и концентрации власти в этом протоколе, президент имеет возможность эффективно заставить ядерных командующих и силы нанести даже очень крупный ядерный удар первым — превентивно или превентивно. Это может привести к ошибочному решению, основанному на импульсивной психологии или других факторах, которые приведут к очень плохому звонку.

Другой недостаток этого протокола, о котором мы раньше говорили гораздо больше, чем сегодня, состоит в том, что сам протокол, основанный на скорости и сосредоточении полномочий, может заставить президента поспешно разрешить применение ядерного оружия на основании признаков, возможно, ложных, о происходящем нападении (стратегия, известная как «запуск по предупреждению»). Другими словами, мы могли бы подумать, что отвечаем, хотя на самом деле запускаем первым.

Во время холодной войны, насколько мне известно, ложная тревога ни разу не привела к уведомлению президента в начале протокола, который я собираюсь описать. Ложные тревоги были обнаружены до того, как это произошло. По иронии судьбы, сегодня, с распространением баллистических ракет за последнее десятилетие (произошел огромный всплеск распространения баллистических ракет и их испытаний), вы обнаруживаете, что недавние запуски ракет — из Китая, Ирана, Северной Кореи — привели к многократно до достаточной двусмысленности, что президенты действительно были уведомлены о происходящем.

Вот ключевые особенности текущего протокола. Он начинается с функции раннего предупреждения: усилия по обнаружению возможного нападения на Северную Америку и уведомлению президента и других о начале процесса обсуждения. Каждый божий день сотрудники службы раннего предупреждения в Колорадо и Омахе фиксируют события, требующие второго взгляда, чтобы определить, атакованы ли мы. События, которые они могли бы рассмотреть, включают запуск японского спутника в космос, испытание северокорейской ракеты, испытание американской ракеты в Калифорнии, лесной пожар на юго-западе США.Большинство из них обычно быстро отклоняются. Один или два раза в месяц происходит что-то, что требует очень внимательного второго взгляда. И вот однажды в синей луне что-то происходит и начинается ад, как в случае ложной тревоги по поводу запуска ракеты.

Если эти сотрудники получат какое-либо указание на то, что мы можем подвергнуться атаке, у них есть три минуты с момента получения первых данных датчиков, пока они не должны предоставить предварительную оценку того, подвергается ли Северная Америка атаке.Если оценка имеет средний или высокий уровень уверенности в наличии угрозы, они инициируют процесс, в ходе которого президент и его высшие советники соберутся на экстренную конференцию независимо от того, в какое время дня или ночи.

Представьте, что президент решил провести конференцию со своими высшими советниками, чтобы рассмотреть вопрос о первом применении ядерного оружия. В Соединенных Штатах нет политики неприменения первым. Кроме того, в рамках текущего обзора нашей ядерной политики, проводимого в первую очередь Пентагоном, возникает новый тезис о том, что мы должны отойти от неприменения первыми и рассмотреть возможность использования ядерного оружия в более широком спектре непредвиденных обстоятельств.Мы близки к тому, чтобы изменить наши гарантии странам, не обладающим ядерным оружием, в том, что мы не будем применять ядерное оружие против них, что противоречит позиции администрации Обамы.

На экстренном совещании президента и его высших советников обычно входят официальные члены Совета национальной безопасности: министр обороны; государственный секретарь; советник по национальной безопасности; председатель Объединенного комитета начальников комитета, который участвует по усмотрению и по приглашению министра обороны; и ряд ключевых военных командных центров и персонала, наиболее важным из которых является командующий стратегическими силами, базирующимися в Омахе, штат Небраска, который командует всем нашим стратегическим ядерным оружием.

Если позволят время и обстоятельства, командующий проинформирует президента о своих ядерных возможностях и их последствиях. Это не будет долгий брифинг. Ему придется свести все это к очень, очень коротким звукам для президента: вот ваши варианты и вот последствия. Затем командир задаст президенту несколько вопросов, например, хочет ли он воздержаться от атак на конкретное место, например, на густонаселенный город. Этот инструктаж, если нас атакуют, продлится всего 30 секунд.Конечно, если президент рассматривает возможность первого применения ядерного оружия, сроки не такие короткие, и этот разговор может длиться довольно долго.

Если нас атакуют, президенту придется рассмотреть свои варианты примерно через шесть минут, учитывая, как этот протокол работает. Если нас не атакуют, он может дольше размышлять. Затем он принимает решение: какой вариант я выберу? Собираюсь ли я, например, напасть на Северную Корею? (С текущим заранее запрограммированным планом нападения, по моим оценкам, у нас будет 80 ядерных точек прицеливания в Северной Корее. )

Допустим, президент выбирает вариант. Он будет немедленно передан в военную комнату в Пентагоне, который, вероятно, в первую очередь инициировал президентскую конференцию. Люди в военной комнате Пентагона подслушивают разговор и начинают, когда они слышат, как президент приближается к решению об использовании ядерного оружия, готовить приказ о запуске.

Обратите внимание, что министр обороны не подтверждает решение президента, он или она не имеет права наложить на него вето, и никто другой не имеет полномочий отменять решение.Это то, что Элейн Скарри назвала, по сути, «термоядерной монархией», которая дает президенту США почти карт-бланш на управление ядерными силами.

Когда президент сообщает свое решение в военную комнату, они просят его подтвердить свою личность с помощью специального кода. В просторечии его называют «бисквит», или более официально известен как «золотой код». Если этот код совпадает, военная комната в Пентагоне или в другом месте отформатирует приказ о пуске, который будет передан по цепочке команд командующим подводными лодками, ракетами наземного базирования и бомбардировщиками.

Этот порядок запуска составляет примерно половину длины твита. Он содержит всю информацию, необходимую экипажам по цепочке команд, чтобы запустить свои силы: время стрельбы, выбранный план войны, код разблокировки, необходимый экипажам для физической разблокировки своего оружия перед запуском, и специальные коды аутентификации. чтобы экипажи сверялись с кодами в своих сейфах, чтобы убедиться, что эти приказы исходили от президента (эти коды находятся не в распоряжении президента, а у военных).

Это занимает две минуты: 10 секунд для аутентификации, затем минуту или две для форматирования и передачи заказа. И еще через две минуты, после получения этого приказа по цепочке управления, ракеты могут покинуть свои шахты; Экипажу Minuteman в равнинных штатах Среднего Запада требуется всего около одной минуты, чтобы выполнить контрольный список запуска. Это была моя работа в 1970-х годах, и тогда это заняло у меня одну минуту. Мы немного задержались по секретным причинам, но столько времени это заняло тогда и столько времени займет сегодня.

После того, как экипажи входят в план войны, он переходит ко всем ракетам, которые заранее запрограммированы с указанием того, какие военные цели поразить. В мирное время они нацелены на океан, но изменить их цели на Москву или любые другие цели так же просто, как сменить канал на вашем телевизоре.

Сегодня в течение минуты или двух может быть выпущено до 400 стратегических боеприпасов высокой мощности, выпущенных из шахт по их целям, где бы эти цели ни находились. Подводным лодкам требуется примерно на 10 минут больше, потому что им требуется больше времени, чтобы нацелить свои ракеты, установить подводную лодку и добраться до нужной глубины.Но даже подводные лодки, находящиеся в состоянии боевой готовности в Тихом и Атлантическом океанах, в течение 15 минут будут запускать ракеты из своих труб, а затем запускать их по одной каждые 15 секунд.

Наконец, бомбардировщикам потребовалось бы 8-10 часов, чтобы достичь своих точек запуска, если бы они уже были в боевой готовности. Сегодня, в мирное время, они обычно не бдительны. У них даже нет бомб на борту, поэтому в случае кризиса они должны быть приведены в полную боевую готовность с загруженными бомбами и крылатыми ракетами, прежде чем они будут использованы.

Подводя итог: президент просыпается, отдает приказ через систему, настолько отлаженную, что почти нет посторонней помощи, и в течение пяти минут 400 бомб летят на ракетах, запущенных со Среднего Запада. Примерно через 10 минут еще 400 летят на ракетах, запущенных с подводных лодок. Это 800 единиц ядерного оружия, что примерно равно 15 000 бомб в Хиросиме.

Реформа текущего протокола запуска в США давно назрела. Для снижения риска применения ядерного оружия первым необходимо предусмотреть новые гарантии, укрепляющие систему сдержек и противовесов президентских полномочий по запуску.Гарантии включают в себя законопроект Марки-Лье, который запрещает президенту применять ядерное оружие первым, если Конгресс не объявит войну и не предоставит конкретное разрешение на его использование; решение Беттса / Ваксмана, которое добавило бы в цепочку подчинения министра обороны и генерального прокурора для подтверждения того, что президентский приказ о запуске является подлинным и законным; и принятие политики неприменения первым, которая проведет красную линию, пересечение которой сделает президента ответственным и даже привлеченным к ответственности.

Что касается второго удара, Соединенные Штаты должны прекратить запуск по предупреждению и перейти к позиции истинного возмездия, требуя защиты президента и его преемников и обеспечивая значительное увеличение времени предупреждения и принятия решения.

Чей палец на кнопке?

Выбор в пользу применения ядерного оружия — одно из самых важных и эффективных решений, которые когда-либо мог принять лидер или страна. Одна боеголовка или бомба могут убить сотни тысяч людей; использование даже небольшого количества оружия могло вызвать драматические и разрушительные последствия.

В Соединенных Штатах один человек уполномочен принимать решение об использовании ядерного оружия — президент. От них не требуется консультироваться с какими-либо консультантами перед выдачей приказа о запуске. Никто в Министерстве обороны, Конгрессе или судебной власти не может законным образом предотвратить применение ядерного оружия после того, как будет отдан указ президента.

Эта система контроля (известная как «единоличная власть») — не единственный способ принимать решения о запуске. Фактически, другие ядерные государства приняли цепочки подчинения, которые явно менее рискованны, чем единоличная власть, и которые могут предоставить более безопасные модели для обучения США.

  • Великобритания : Хотя приказ о запуске должен отдавать премьер-министр, формально главнокомандующим является монарх. Если чиновники Министерства обороны получают приказ о запуске, который они считают неправомерным, они могут законно обратиться к королеве с просьбой отменить его. Парламент также может потребовать вотума недоверия, что потребует немедленной отставки премьер-министра.
  • Индия и Пакистан создали советы по разрешению применения ядерного оружия.В Пакистане приказы о запуске требуют консенсуса между членами совета, который был разработан для имитации совета директоров.
  • Израиль : Хотя информация о ядерной политике Израиля скудна, многие эксперты предполагают, что израильское ядерное оружие не контролируется одним человеком, а «подчиняется системе жесткого гражданского контроля».
  • Китай : Мало что известно о китайском протоколе запуска ядерного оружия. Однако в китайском военном тексте 2004 года, переведенном Союзом обеспокоенных ученых, предполагается, что Центральная военная комиссия — или, возможно, только ее председатель — обладает полномочиями на запуск.11 членов Комиссии — старшие генералы и старшие партийные чиновники, а ее председатель — президент Китая. Также возможно, что недавние реформы изменили этот процесс.
  • Россия : Президент, министр обороны и начальник генерального штаба — все имеют доступ к ядерным кодексам. Неясно, все ли трое требуются для приказа о запуске, но система разработана таким образом, чтобы помешать одному человеку подать команду на запуск. Некоторые эксперты также предполагают, что «существуют дополнительные препятствия (т.е., привлечено больше людей) », если Россия решит применить оружие первой.
  • Франция : Как и в Соединенных Штатах, только президент может отдать приказ о запуске ядерного оружия, хотя могут также быть задействованы начальник президентского военного штаба и начальник штаба обороны.

В США закон, предложенный в 2017 году, потребует объявления войны Конгрессом, прежде чем президент сможет отдать приказ о первом применении ядерного оружия. Тем не менее, президент по-прежнему будет обладать единоличной властью для ответных ударов, т.е.е., произведенные в ответ на ядерный удар — проблема, которая также требует решения.

Принятие той или иной системы сдержек и противовесов могло бы помочь снизить риски, связанные с предоставлением единоличному лицу власти над самым разрушительным оружием в мире.

У Трампа есть ядерные коды, нравится это Пелоси или нет

Спикер палаты представителей Нэнси Пелоси обратилась к американским военным с просьбой отнять у президента Трампа ядерные полномочия — вопрос, который на первый взгляд может показаться разумным, учитывая насилие в Капитолии на этой неделе.

Но она ведет опасную игру с национальной безопасностью Америки.

В пятницу в письме демократам Палаты представителей Пелоси сообщила своим коллегам, что она только что говорила с Пентагоном о способах предотвратить запуск ядерного оружия «нестабильным» президентом Дональдом Трампом в оставшиеся дни его пребывания у власти.

«Сегодня утром я разговаривал с председателем Объединенного комитета начальников штабов Марком Милли, чтобы обсудить возможные меры предосторожности, чтобы не дать нестабильному президенту начать военные действия или получить доступ к кодам запуска и отдать приказ о нанесении ядерного удара», — написал Пелоси.

Позже она сказала демократам Палаты представителей по телефону, что Милли заверила ее, что существуют меры предосторожности, чтобы предотвратить приказ президента о незаконном ядерном ударе, сообщает USA Today. (Представитель Объединенного комитета начальников штабов позже подтвердил, что Милли разговаривал с Пелоси: «Спикер Пелоси инициировал разговор с председателем. Он ответил на ее вопросы относительно процесса управления ядерным командованием».)

Понятно, что его критики на Холме — которые сидели на корточках в чреве Капитолия, пока сторонники Трампа совершали набег на их офисы в среду — испытали соблазн выхватить у президента ключи от «красной кнопки».

Но спикер палаты представителей не имеет полномочий пытаться скрыть ядерные коды от Трампа. Нравится вам это или нет, но президент Соединенных Штатов обладает исключительной властью запускать ядерное оружие.

Pelosi прекрасно это знает — и в этом все дело.

Этот шаг был политическим, способ заручиться поддержкой нового демократического толчка по импичменту Трампа за его подстрекательство к насилию, которое произошло в Капитолии США в среду. (В пятницу вашингтонский информационный бюллетень Punchbowl сообщил, что некоторые республиканцы «обязательно поддержат шаг» к импичменту.)

Пелоси — сообразительный политический деятель, и изображение Трампа не просто сбитым с толку, но и неминуемой угрозой глобальной безопасности, безусловно, является способом усилить давление на членов Конгресса, чтобы поддержать импичмент.

Но в данном случае Пелоси играет буквально с огнем.

Использование американской ядерной системы командования и контроля в политике подрывает давний американский подход к отговору иностранных противников от нападения на Соединенные Штаты с применением ядерного оружия.

Президент, как главнокомандующий, имеет исключительные полномочия на запуск ядерного оружия по важной причине: скорости.Считается, что для того, чтобы удержать противника от ядерных бомбардировок США, им необходимо знать, что США могут послать одно (или несколько, потенциально еще лотов на ) прямо обратно на них, даже до того, как вражеские ядерные бомбы. приблизиться к США.

Идея состоит в том, что знание того, что США могут уничтожить страну несмотря ни на что, даже если США подвергнутся ядерной атаке, не позволит стране когда-либо попытаться это сделать.

Но если президенту придется остановиться и попросить одобрения у целой группы других людей перед тем, как отдать приказ о ядерном ударе, или если возникнет какая-то путаница в том, кто на самом деле имеет право сделать это, это может замедлить ход событий до такой степени, что Способность США быстро реагировать, прежде чем они будут уничтожены в результате массированной ядерной атаки, может исчезнуть.

(Vox обратился в офис Пелоси за комментариями, но не получил ответа.)

Почему комментарии Пелоси опасны

Способность быстро запустить ядерное оружие лежит в основе американской стратегии ядерного сдерживания.

Как объясняет Зак Бошам из Vox:

Американская ядерная система была разработана с прицелом на MAD — взаимно гарантированное уничтожение. Это идея о том, что ни одна страна не нанесла бы ядерный удар по США первой, если бы знала, что Америка сможет дать разрушительный ответ.Таким образом, каждая американская ядерная система построена на основе , обеспечивающей сдерживание : обеспечение уверенности других стран в том, что США смогут нанести им ответный удар, несмотря ни на что.

Если эта уверенность потеряна — если способность США быстро отреагировать на ядерную атаку, запустив свою собственную, находится под сомнением, — то сдерживание фактически рухнет.

противников США, таких как Россия, Китай и Северная Корея, должны знать, что США могут нанести ядерный удар за считанные минуты, если потребуется, без каких-либо препятствий в цепочке командования, замедляющих процесс или иным образом запутывающих процесс.

Идея о том, что Россия или Китай запустят ядерный удар по США прямо сейчас без всякой причины, кроме как они думают, что им это сойдет с рук из-за комментариев Пелоси, может показаться надуманной — и это так. Нет никаких доказательств того, что у какой-либо страны есть план или желание начать ядерную войну с США в ближайшие две недели.

Реальный риск заключается в нанесении ущерба долгосрочным представлениям о структуре ядерного командования США.

Пелоси может попытаться отстранить Трампа от должности.Но пока он у власти, он контролирует ядерное оружие.

Пелоси может не любить президента Трампа. Она может думать, что он нестабилен или не подходит для работы. Она может думать, что ему не следует доверять контроль над огромным ядерным арсеналом Америки. Но нравится это или нет, но Трамп как президент контролирует этот арсенал. Ни военные, ни вице-президент, и уж тем более спикер палаты представителей.

«Пока Трамп остается у власти, он сохраняет законные полномочия на запуск только части или всего ядерного оружия Америки до 12:01 вечера 20 января или до тех пор, пока его не снимут с должности», — Випин Наранг, эксперт по ядерной безопасности. в MIT, — рассказали Vox.«Любые« гарантии », которые могут эффективно помешать POTUS осуществлять единоличное право запуска ядерного оружия, являются незаконными или иллюзорными».

Как спикер Палаты представителей Пелоси, безусловно, может попытаться отстранить его от должности (как, похоже, она и делает). Чего она категорически не может сделать, так это сказать военным, чтобы они не выполняли законный приказ президента Соединенных Штатов о запуске ядерного оружия.

«У нас ядерная монархия», — сказал Джо Чиринчионе, президент Plowshares Fund, фонда безопасности, который пытается остановить распространение ядерного оружия, сказал Линдси Мэйзланд из Vox для Vox в 2017 году.«Когда [президент] дает команду, его нельзя отменить».

Вот как работает система:

1) Президент решает, что ядерный удар необходим

Маловероятно, что США обратятся к ядерному оружию в качестве первого средства в конфликте. Доступно множество неядерных вариантов, таких как нанесение авиаударов, чтобы попытаться уничтожить ядерный арсенал противника.

Но Соединенные Штаты последовательно отказываются принять политику «неприменения первым».Теоретически Трамп мог решить нанести ядерный удар до того, как ядерное оружие противника взорвется в Америке. В пылу битвы американские военные могут обнаружить приближающийся ядерный удар, скажем, из Северной Кореи, и президент может решить ответить аналогичным ударом.

В любом случае, президент — это тот, кто в конечном итоге решает привести в действие процесс нанесения ядерного удара, но ему еще предстоит выполнить несколько шагов.

2) Офицер США открывает «футбол»

Как только президент решил, что ситуация требует ядерного удара, офицер, который всегда рядом с президентом, открывает «футбол».”

Кожаный футляр содержит схему ядерных вариантов, доступных президенту, включая возможные цели, такие как военные объекты или города, по которым может поразить примерно 800 ядерных боеприпасов США, готовых к запуску в течение нескольких минут, и инструкции для связи с военным командованием США. и отдавая им приказ запустить ракеты с боеголовками.

3) Трамп беседует с военными и гражданскими советниками

Президент является единственным лицом, принимающим решения, но он может проконсультироваться с гражданскими и военными советниками, прежде чем отдать приказ о запуске ядерного оружия.

Ключевым лицом, с которым должен поговорить Трамп , является операционный директор Пентагона, отвечающий за Национальный военный командный центр, или «военную комнату», сердце Министерства обороны, которое руководит ядерным командованием и контролем.

Президент может включить в беседу кого угодно. Он почти наверняка посоветовался бы с адмиралом Чарльзом «Час» А. Ричардом, командующим Стратегическим командованием США (Stratcom), поскольку Ричард отвечает за знание того, что США могут поразить своим ядерным оружием.

Трамп также мог проконсультироваться с исполняющим обязанности министра обороны Крисом Миллером, советником по национальной безопасности Робертом О’Брайеном и генералом Милли, председателем Объединенного комитета начальников штабов, в этом разговоре.

Если кто-либо из советников посчитает такое нападение незаконным — например, если бы Трамп просто хотел нанести ядерный удар по Северной Корее или Ирану, несмотря на отсутствие явной угрозы, — они могли бы посоветовать президенту не продолжать нанесение удара.

Чего они действительно не могут сделать, так это его отвергнуть.

Ричард, командир страткома, также мог отказаться выполнять приказ, если считал его незаконным.Но если он это сделает, Трамп может просто уволить его и заменить тем, кто его выполнит.

4) Президент дает официальный приказ о забастовке

После разговора старший офицер в «боевой комнате» должен официально подтвердить, что команда исходит от президента, используя серию буквенно-цифровых кодов.

Затем члены «боевой комнаты» общаются с людьми, которые будут инициировать и начать атаку. В зависимости от плана, выбранного президентом, командование перейдет к американским экипажам, управляющим подводными лодками с ядерными ракетами, боевыми самолетами, которые могут сбрасывать ядерные бомбы, или войскам, контролирующим межконтинентальные баллистические ракеты на суше.

5) Стартовые расчеты готовятся к атаке

Стартовые экипажи получают план и готовятся к атаке. Это включает в себя разблокировку различных сейфов, ввод ряда кодов и поворот ключей для запуска ракет.

Команда

должна «выполнять приказ, а не подвергать его сомнению», — сказала Сиринчионе Майзланду.

6) Ракеты летят на врага

Для запуска межконтинентальных баллистических ракет может потребоваться всего пять минут с момента официального приказа президента о нанесении удара.Запуск ракет с подводных лодок занимает около 15 минут.

А потом президент ждет, чтобы увидеть, достигли ли они своей цели.

Нет оснований полагать, что Трамп планирует произвольно уничтожить кого-нибудь

Понятно, что некоторые могут нервничать по поводу того, что может сделать Трамп в оставшиеся дни своего президентства, сердитые, недовольные и которым нечего терять.

Трамп призвал своих сторонников маршем к Капитолию потребовать от Конгресса не подтверждать результаты выборов. Он использовал язык, поощряющий насилие, даже если прямо не призывал к нему. Затем эта толпа взбесилась и штурмовала Капитолий.

И пока они неистовствовали и грабили залы и офисы Конгресса, он отказывался отозвать их после того, как они уже нанесли значительный ущерб. И когда он наконец сказал им идти домой с миром, он также сказал им: «Мы любим вас. Ты особенный.

Очевидно, это поведение не ответственного человека, тем более ответственного президента.И понятно, что некоторые будут бояться иметь такого безрассудного человека, который будет руководить ядерным арсеналом, способным уничтожить мир.

Но подстрекательство к толпе непокорных сторонников — это не то же самое, что преднамеренный, умышленный запуск ядерного оружия, которое могло бы убить десятки тысяч людей. Или делать это вне активного конфликта или ядерного противостояния.

По оценкам военных США, атомная бомба, сброшенная ими на Хиросиму, Япония, в 1945 году убила около 70 000 человек.Это была всего лишь одна бомба. И оружие, которое есть сегодня у США, намного, намного мощнее того, которое использовалось в тот день.

Это даже не принимает во внимание количество американцев, которые, вероятно, будут убиты в ответ, если страна, на которую напал Трамп, также имеет ядерное оружие. Исследователи из Принстонской лаборатории науки и глобальной безопасности в 2019 году подсчитали, что даже «ограниченная» ядерная война может привести к 90 миллионам жертв (то есть убитым или раненым) всего за несколько часов.

Нет никаких доказательств того, что Трамп хочет произвольно нанести ядерный удар по другой стране.Фактически, он давно опасался перспективы ядерной войны.

«Я всегда думал о проблеме ядерной войны; это очень важный элемент в моем мыслительном процессе. Это величайшая катастрофа, самая большая проблема этого мира, и никто не замечает ее сути », — сказал Трамп в интервью Playboy в 1990 году.

Трамп много раз говорил, что он узнал о разрушительной силе ядерного оружия в раннем возрасте от своего дяди Джона, профессора Массачусетского технологического института, который был известным ученым. «Он был блестящим ученым, — сказал Трамп в другом интервью Playboy, на этот раз в 2004 году, — и он сказал мне, что сегодня оружие становится настолько мощным, что человечество находится в огромных бедах. Это было 25 лет назад, но он был прав ».

Даже если военный конфликт между США и другой страной разразится в течение следующих двух недель до ухода Трампа, все еще мало доказательств того, что Трамп немедленно ответит ядерным оружием.

Самый вероятный конфликт, который может разразиться в этот период времени, вероятно, будет с Ираном.Но имейте в виду, что еще в июне 2019 года Трамп отменил запланированный удар по Ирану в ответ на сбитие американского военного беспилотника.

Трамп написал в Твиттере свое обоснование отмены атаки: «Вчера вечером мы были взведены и заряжены, чтобы нанести ответный удар по трем различным прицелам, когда я спросил, сколько из них погибнет. 150 человек, сэр, — ответил генерал. За 10 минут до забастовки я остановил его », — написал Трамп. «[Нет] не пропорционально сбиванию беспилотного дрона. Я никуда не тороплюсь ».

Тогда, чтобы Трамп рассмотрел возможность применения ядерного оружия против Ирана, Ирану, вероятно, придется в следующие две недели нанести массированное смертоносное нападение на Америку или ее союзников.

Даже если бы это было так, Решение Трампа атаковать в ответ было бы результатом разговора с высокопоставленными военными и гражданскими чиновниками, и у Трампа имеется множество обычных вооружений ниже уровня ядерного оружия, которые он мог бы приказать военным использовать. использовать. Конечно, это не может быть большим утешением — атака с применением обычного оружия также может убить десятки тысяч людей.

Тем не менее, это не ядерная бомба.


Поддержите объяснительную журналистику Vox

Каждый день в Vox мы стремимся отвечать на ваши самые важные вопросы и предоставлять вам и нашей аудитории во всем мире информацию, которая поможет вам понять. Работа Vox охватывает больше людей, чем когда-либо, но наш отличительный бренд объяснительной журналистики требует ресурсов. Ваш финансовый вклад не будет представлять собой пожертвование, но он позволит нашим сотрудникам продолжать предлагать бесплатные статьи, видео и подкасты всем, кто в них нуждается. Пожалуйста, подумайте о том, чтобы сделать взнос в Vox уже сегодня, всего от 3 долларов.

Не использовать первым: часто задаваемые вопросы

Политика запрета первого использования — это просто здравый смысл, и бывшие военные чиновники, включая бывшего министра обороны Уильяма Перри, согласны с этим.Но мы знаем, что есть много вопросов о том, как это будет работать. Мы рекомендуем сначала узнать больше о запрете первого использования на нашей главной странице без первого использования, прежде чем читать ответы на часто задаваемые вопросы ниже. Они отвечают на некоторые из наиболее часто задаваемых вопросов, которые получают наши эксперты. Вы также можете ознакомиться с нашим руководством по мифам и реальности, чтобы опровергнуть распространенные заблуждения.

В соответствии с нынешней политикой США, когда президент может отдать приказ о нанесении ядерного удара?

Текущая политика США не ограничивает способность президента отдавать приказ о нанесении ядерного удара по любой причине в любое время.Военные могут отклонить приказ, который считается нарушением законов войны, и есть юридические опасения по поводу роли Конгресса, санкционирующего применение силы, но в широком понимании президент может запустить ядерное оружие, когда и если он / он выбрал.

В контексте ядерной политики США, в чем разница между «неприменения первым», «единоличной властью» и «единственной целью?»

  • Политика «неприменения первым» (NFU) — это обязательство не применять первым ядерное оружие.Политика NFU ограничит , когда президент может рассмотреть возможность использования ядерного оружия , и будет способствовать сигналу того, что Соединенные Штаты считают, что ядерное оружие предназначено для сдерживания, а не для ведения боевых действий.
  • Единоличный орган относится к нынешней ядерной позиции США, при которой только президент может отдать приказ о запуске ядерного оружия в любое время по любой причине без проверок со стороны других ветвей власти. Хотя президент может (и, скорее всего, будет) проконсультироваться со своей командой национальной безопасности перед тем, как отдать приказ о ядерной атаке, от него не требуется обращаться за советом или соглашением ни к кому.Предложения о ликвидации единоличной власти касаются вопроса , кто санкционирует ядерный удар . Отмена единоличной власти потребует изменения процедуры запуска, чтобы потребовать согласия других лиц в правительстве на проведение ядерного удара при любом сценарии, а не только первого ядерного удара.
  • «Единственная цель» относится к обязательству использовать ядерное оружие только для сдерживания ядерных атак. Это означает, что ядерные силы США не будут использоваться для сдерживания обычных, химических, биологических или кибератак. Текущая политика, изложенная в Обзоре ядерной политики этой администрации, позволит Соединенным Штатам использовать ядерное оружие в «… экстремальных обстоятельствах для защиты Соединенных Штатов, их союзников и партнеров». Объявление единственной цели прояснило бы , что такое ядерное оружие для .

Есть ли случаи, когда Соединенным Штатам нужно сначала применить ядерное оружие?

Обычные вооруженные силы Соединенных Штатов надежны и способны, и Вашингтону не нужно сначала прибегать к применению ядерного оружия.Фактически, быть первым, кто применит ядерное оружие, было бы исключительно рискованно. Вероятность того, что первый ядерный удар Соединенных Штатов перерастет в тотальную ядерную войну, неприемлемо высока. Обмен ядерными ударами может поставить под угрозу безопасность союзников США, а использование такого разрушительного оружия первым может оставить Соединенные Штаты в политической изоляции.

Что, если президент прикажет нанести ядерный удар незаконно?

Военный приказ должен соответствовать определенным требованиям Закона о вооруженных конфликтах. Если нет военной необходимости уничтожать конкретную цель; нападение вызовет ненужные человеческие страдания; военное преимущество не перевешивает человеческую цену; или комбатанты и некомбатанты не различались, приказ был бы незаконным. Лица, входящие в цепочку подчинения, могут отказаться выполнять приказы, которые они считают незаконными. Однако Исследовательская служба Конгресса отмечает, что возражения с большей вероятностью приведут к консультациям и изменениям в указе президента, чем к отказу военных выполнить приказ в случае, когда было отдано распоряжение о применении ядерного оружия.

Как политика неприменения ядерного оружия первым повлияет на способность президента применять ядерное оружие?

Соединенные Штаты могут принять политику NFU, приняв закон, или президент может издать указ. Различные формулировки политики неприменения ядерного оружия первыми по-разному повлияли бы на способность президента применять ядерное оружие. Закон о неприменении ядерного оружия первым (HR 921 / S 272-Smith / Warren) изменил бы декларативную политику США, заявив, что Соединенные Штаты никогда не будут применять ядерное оружие первыми. Ограничение первого применения ядерного оружия (HR 669 / S 200-Lieu / Markey) потребует, чтобы президент получил одобрение Конгресса на использование ядерного оружия в первую очередь через разрешение на применение военной силы. В любом из этих случаев, если противник нападет на Соединенные Штаты или их союзников с применением ядерного оружия, президент может ответить ядерным ударом.

Каковы преимущества политики отказа от первого использования?

Принятие политики NFU повысит безопасность США и их союзников за счет сведения к минимуму двусмысленности в том, как Соединенные Штаты думают и намерены использовать свое ядерное оружие.Уточнение того, что ядерный арсенал США предназначен только для сдерживания, снизит риск того, что противники неверно просчитают намерения США и непреднамеренно обостряют кризис.

Использование ядерного оружия в первую очередь равносильно объявлению войны, ответственность за которую лежит исключительно на Конгрессе США. Принятие политики NFU подтвердит конституционное право Конгресса объявлять войну. В Конституции четко указано, что ни один президент не может начать войну в одиночку, поэтому логично, что президент не может начать ядерную войну в одиночку.

На международной арене принятие политики NFU продемонстрирует, что Соединенные Штаты снижают роль ядерного оружия в своей стратегии и политике в то время, когда государства, не обладающие ядерным оружием, все больше разочаровываются в том, что государства, обладающие ядерным оружием, не достигают удовлетворительного прогресса о своих обязательствах работать в направлении разоружения в соответствии со статьей VI Договора о нераспространении ядерного оружия.

Восстание, вдохновленное Трампом, вызывает озабоченность по поводу контроля над ядерным оружием.

«Все указывает на то, что президент отстраняется не только от своего долга или даже своей клятвы, но и от самой реальности», — заявил представитель.В видеообращении в четверг говорится, что Адам Кинзингер, штат Иллинойс, ветеран воздушной национальной гвардии в войнах в Ираке и Афганистане и один из немногих членов Республиканской партии, призвавший к смещению Трампа в соответствии с 25-й поправкой, сообщил. «Президент непригоден, президент нездоров, и теперь президент должен добровольно или недобровольно отказаться от контроля над исполнительной властью».

В то время как поддерживающие Трампа экстремисты бунтовали вокруг комплекса Капитолия в среду, Лье, бывший прокурор ВВС США, сказал, что большую часть времени изоляции он провел в тесноте со своим коллегой по иностранным делам Палаты представителей Дэвидом Чичиллином, президентом полиции.I., написав формулировку статей об импичменте Трампу, а также письмо исполняющему обязанности министра обороны Кристоферу Миллеру, в котором он умоляет его в последние дни пребывания Трампа проверить его способность отдать приказ о ядерной атаке.

«Как члены Конгресса, служившие в вооруженных силах, мы обращаемся к вам и вашим боевым командирам с просьбой рассмотреть способы сдерживания и уравновешивания полномочий президента на нанесение ядерного удара в последние дни его президентства», — говорится в четверг письмо, отправленное Лиу, бывшим резервистом ВМС и ветераном Афганистана республиканцем. Джимми Панетта, штат Калифорния, и бывший резервист морской пехоты Салуд Карбахал, штат Калифорния.

Это трио указывает на прецедент, созданный в августе 1974 года во время последних дней президентства Ричарда Никсона на посту президента, когда он много пил и многие из его близких считали его нестабильным.

«Когда президент Ричард Никсон готовился покинуть свой пост, тогдашний министр обороны Джеймс Шлезинджер издал приказ, требующий от военного командования свериться с ним или с тогдашним государственным секретарем Генри Киссинджером, прежде чем выполнять любой приказ президента о запуске ядерного оружия», — говорится в письме. , который был получен с помощью CQ Roll Call.«Дональд Трамп оторван от реальности, злится и разыгрывается. Чтобы уберечь нашу страну от возможной катастрофы, необходимо предпринять шаги, аналогичные тем, которые были предприняты в августе 1974 года ».

Ядерный удар требует приказа более чем одного человека

Дональд Трамп оказался непостоянным, неустойчивым, мстительным и склонным к вспышкам гнева. На прошлой неделе, когда подсчет голосов вытеснил его заявку на переизбрание, он, как сообщается, впал в мрачное настроение. В то время г-н Трамп имел — и до сих пор имеет — единоличное право распорядиться о запуске U.С. Ядерное оружие, как и в октябре, когда его лекарства от COVID имели побочные эффекты, включая манию, эйфорию и чувство неуязвимости.

Хотим ли мы, чтобы г-н Трамп или какой-либо президент в одиночку принимал наиболее важное решение, которое, вероятно, когда-либо примет американский президент?

Как сотрудник дипломатической службы, занимающийся контролем над вооружениями, я трижды имел возможность познакомиться с ядерным оружием. Один из них предполагал наблюдение через толстое, небьющееся окно двух техников, работающих над боеголовкой баллистической ракеты «Трайдент».Наш сопровождающий заметил, что если один выйдет из комнаты, другой тоже должен будет уйти. В отношении ядерного оружия применялось правило «двух человек».

В другой раз, на ударной подводной лодке типа «Лос-Анджелес», наша группа увидела крылатую ракету с ядерным вооружением в контейнере с присоединенным кабелем. Офицеры судна объяснили, что, если канистра немного сдвинется, сработает сигнализация и быстро прибудут другие моряки, некоторые с оружием. Применялось правило «два (или более) человека».

В третий раз, на борту подводной лодки с баллистическими ракетами класса «Огайо» в море, мне предложили взобраться на ракету «Трайдент» (да, это возможно, и да, я сделал).Когда люк к ракете был открыт, стандартным протоколом предусматривалось присутствие двух вооруженных моряков. Опять же, правило «двух человек».

Суть этих виньеток в том, что американские военные, как правило, очень заботятся о ядерном оружии. Ошибки заканчивают карьеру. В 2007 году бомбардировщик B-52 вылетел из Северной Дакоты в Луизиану, невольно неся шесть ракет с ядерными боеголовками. Когда пыль улеглась, секретарь ВВС и начальник штаба ВВС подали в отставку, а множество других офицеров и личного состава были отстранены от командования или переведены.

Только на одном уровне правило «двух человек» не применяется: президент, как главнокомандующий, имеет исключительную власть отдавать приказ об использовании ядерного оружия США. Нет даже требования, чтобы президент с кем-то консультировался. В постоянно находящемся поблизости «футболе» есть информационные материалы, коды и средства связи, позволяющие президенту запустить ядерное оружие. Если бы президент отдал приказ, система быстро его передала бы. Межконтинентальные баллистические ракеты могли взорваться из своих шахт за считанные минуты.

Если ядерное оружие сначала будет использовано против Америки или ее союзников, имеет смысл предоставить президенту единоличную власть отдавать приказ о ядерном ответе. Однако текущая политика США предусматривает возможность того, что Соединенные Штаты первыми применит ядерное оружие, возможно, в случае обычного конфликта, который идет плохо, или в ответ на неядерное стратегическое нападение. (Имеет ли смысл первое использование США — это отдельный вопрос.)

Когда избранный президент Байден вступит в должность, нам станет легче дышать.Однако ничто не гарантирует, что у будущего президента может не быть чего-то более похожего на темперамент г-на Трампа, а он, как сообщается, обдумывает забег на 2024 год.

Нам нужен второй голос, когда дело доходит до приказа о применении ядерного оружия первыми.

В одну сторону президент должен получить одобрение Конгресса. Конституция дает Конгрессу право объявлять войну. Однако это может оказаться обременительным, особенно если Конгресс не заседает.

В качестве альтернативы можно было бы назначить лицо, разделяющее президентские полномочия, по сути, для создания правила «двух человек» («два человека») наверху, когда это касается первоочередного использования ядерной энергии.Это второе лицо не должно находиться в иерархии президентского подчинения — никаких членов кабинета министров или военных, хотя вице-президент может быть исключением. Другие возможности включают спикера Палаты представителей, лидера большинства в сенате или председателя Верховного суда.

Назначенному лицу потребуются брифинги и что-то вроде президентского «футбольного мяча» — для использования только в том случае, если президент рассматривает возможность применения ядерного оружия первым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Карта сайта