+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Причины крушения су 24 в сирии – / -24

0

Эксперты оценили вероятные причины крушения Су-24 в Сирии — Рамблер/новости

«Экипаж боролся с управлением самолета до последнего. В самый крайний момент не хватило времени», — так Герой России, летчик Валентин Падалка оценил произошедшее с Су-24, который разбился вместе с экипажем при взлете с авиабазы Хмеймим в Сирии. Эксперты исключают версию теракта. Но что в таком случае послужило причиной гибели самолета и экипажа?

Отправлявшийся на боевое задание фронтовой бомбардировщик Су-24 потерпел аварию при взлете с аэродрома ВКС Хмеймим. Самолет выкатился за пределы летного поля и разрушился, экипаж погиб, не успев катапультироваться. Об этом во вторник сообщил департамент информации и массовых коммуникаций Минобороны России.

Погибшие — летчики из Калининграда, пилот Юрий Медведков и штурман Юрий Копылов, оба по званию капитаны, сообщил источник «Вести-Калининград».

На земле разрушений нет. С места происшествия доложили, что причиной случившегося могла стать техническая неисправность, подчеркнули в Минобороны.

Это уже второй Су-24, потерянный российскими ВКС с начала операции в Сирии. Первый был сбит турецким истребителем в ноябре 2015 года; его пилот — Олег Пешков — успел катапультироваться, но был расстрелян боевиками с земли.

По оценке экспертов, опрошенных газетой ВЗГЛЯД, версия Минобороны верна — причиной была именно техническая неполадка, а не действия террористов (ранее сообщалось, что целью вылета Су-24 должен был стать авиаудар по позициям «Исламского государства*»).

Довольно возрастной летательный аппарат

«Там персонал чужой не допущен, там только те, кто друг друга хорошо знает. А из своих никто диверсию не совершит, это однозначно», — подчеркнул в комментарии газете ВЗГЛЯД бывший командующий 4-й воздушной армией ВВС и ПРО, генерал-лейтенант Валерий Горбенко.

«Учитывая информацию, которую нам преподносят, база очень серьезно защищена. Между тем серьезная защищенность базы не уберегла от технической неисправности. Дело в том, что Су-24 — довольно возрастной летательный аппарат», — указал в беседе с газетой ВЗГЛЯД военный летчик, полковник ВВС, Герой России Валентин Падалка.

Фронтовые бомбардировщики с крылом изменяемой стреловидности Су-24 были приняты на вооружение Советской армии в 1975 году. Ряд экспертов называют этот самолет сложной в эксплуатировании машиной.

Заслуженный военный летчик (1-го класса), участник боевых действий генерал-майор Владимир Попов заметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД:

«Самолет очень сложный в управлении на этапах взлета и посадки, я сам на нем летал, поэтому знаю, о чем говорю. Очень сложный».

Существует мнение о повышенной аварийности Су-24, в подтверждение чего приводятся факты аварий, в том числе недавних. Так, в октябре 2011 года имел место инцидент с Су-24 близ аэродрома Украинка в Амурской области. Самолет, совершая приземление, выехал за пределы взлетно-посадочной полосы, перевернулся и загорелся. Тогда экипаж воздушного судна не смог катапультироваться и погиб на месте.

В феврале 2012 года произошло крушение самолета во время тренировочного полета в Курганской области. В феврале 2015 года Су-24 разбился в Волгоградской области (причиной называлась неисправность техники или ошибка экипажа).

Но, как отмечает Валерий Горбенко, «любой самолет сложен в управлении». А в экипажи ВКС в Сирии входят «летчики не 3-го класса и даже не 2-го, там подготовленный летный состав — в основном это летчики 1-го класса, которые имеют хороший опыт на этих типах самолетов».

Но необходимо также учесть, что «условия работы в этой местности тяжелые: это и высокие температуры, пыль, песок и прочее, что не очень хорошо влияет на авиационную технику», отметил Валентин Падалка.

Как могла развиваться ситуация на взлетной полосе

Вероятно, летчики начали прекращать взлет уже во второй половине разбега, а потому скорость уже была большой, им не хватило полосы, чтобы его остановить, полагает генерал-лейтенант Горбенко. «Вылетел за полосу и там, видимо, или перевернулся, или взорвался — разрушение может быть разное», — добавил он. Эксперт указывает:

«Кресла на Су-24 позволяют катапультироваться с земли при скорости более 140 км/ч. Мне кажется, что летчики все-таки надеялись, что остановятся».

Этот самолет оснащен, «как и многие другие, очень хорошим катапультным креслом К-36, которое является, наверное, в мире самым лучшим и безопасным в работе», подчеркивает, в свою очередь, Владимир Попов. «Кресло допускает катапультирование при нулевой скорости и на нулевой высоте», — указывает собеседник.

Система спасения летчика на данном типе позволяет остаться в живых, катапультируясь с земли, подчеркивает Валентин Падалка. Но могут быть разные факторы, возможно, экипаж принимал какие-то мгновенные решения, чтобы не навредить, не создать еще больше проблем из-за наземных надстроек и т.д.

«То есть экипаж боролся с управлением самолета до последнего, а в самый крайний момент не хватило времени», — пояснил Падалка.

«Однозначно, было принято решение, скорее всего, прекратить взлет и выполнить экстренное торможение с остановкой, что не получилось. Зависит от того, какие скорости были в этот момент перед отрывом. Самолет Су-24 отрывается, когда набирает скорость более 380–400 км/ч. Это скорость достаточно большая», — отмечает военный летчик Владимир Попов.

Что могло послужить причиной аварии

«По моему предположению, скорее всего, что-то произошло с двигателями. Может быть, конечно, с гидросистемой или с автоматикой. В любом случае это что-то серьезное, раз они решили прекращать взлет», — считает Валерий Горбенко.

«Причины того, что самолет не смог затормозить, могут быть разными. Или там отказала, работала нештатно тормозная система, или же просто не хватило ВПП благополучно затормозить. Торможение осуществляется на Су-24 и тормозными колодками на стойках шасси, и тормозным парашютом. Были даже случаи, когда тормозной парашют по каким-то причинам или разрывался, или не открывался просто», — указывает Владимир Попов.

При этом, как подчеркивает Валерий Горбенко, самолеты тщательно проверяют на предмет неисправностей. «Существует целая система проверки самолета, подготовки к полету, проводятся регламентные работы через определенные часы налета, — пояснил Горбенко. — Между вылетами списывается программа с тестера. Там очень много параметров: как работала матчасть, как работала техника разных систем. Результаты просматриваются специалистами объективного контроля, и, если возникают сбои, сразу начинается проверка, самолет в воздух не выпускают».

Сложно сказать, как так произошло, отметил собеседник. Он указал:

«Могла и проверка, конечно, не выявить, что отказала система. Второй вариант — что неисправность проявилась уже при взлете».

По его словам, летчики перед взлетом тоже просматривают, все ли в порядке, все ли системы исправны — сейчас все высвечивается на экранах. «И если все нормально, то выруливают, начинают взлет. И вот здесь, возможно, и возник сбой», — отметил эксперт, добавив: «Дальше сложно сказать, какие действия были правильные, какие неправильные. Подсказал или не подсказал руководитель полетов, был или нет доклад от экипажа — тут очень много факторов».

«Не все можно заметить, — полагает, в свою очередь, Владимир Попов. — Какие-то внутренние отказы не могут быть диагностированы на земле или в воздухе, кроме как большим приборным исследованием. Бывают отказы, связанные с небольшими трещинами в системах силовой установки, на дисках компрессора или на дисках турбины».

Раньше на Су-24 бывали случаи прекращения взлета, поломки самолета, выкатывания за пределы взлетно-посадочной полосы с поломкой стоек шасси, рассказал Горбенко. «Катастроф я не помню, чтобы экипаж погибал», — отметил он. «Самолет давно в эксплуатации, он уже доведен до совершенства. Неожиданностей таких обычно не происходит», — добавил эксперт.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»

news.rambler.ru

Эксперты оценили вероятные причины крушения Су-24 в Сирии

«Экипаж боролся с управлением самолета до последнего. В самый крайний момент не хватило времени», – так Герой России, летчик Валентин Падалка оценил произошедшее с Су-24, который разбился вместе с экипажем при взлете с авиабазы Хмеймим в Сирии. Эксперты исключают версию теракта. Но что в таком случае послужило причиной гибели самолета и экипажа?

Отправлявшийся на боевое задание фронтовой бомбардировщик Су-24 потерпел аварию при взлете с аэродрома ВКС Хмеймим. Самолет выкатился за пределы летного поля и разрушился, экипаж погиб, не успев катапультироваться. Об этом во вторник сообщил департамент информации и массовых коммуникаций Минобороны России.

Погибшие – летчики из Калининграда, пилот Юрий Медведков и штурман Юрий Копылов, оба по званию капитаны, сообщил источник «Вести-Калининград».

На земле разрушений нет. С места происшествия доложили, что причиной случившегося могла стать техническая неисправность, подчеркнули в Минобороны.

Это уже второй Су-24, потерянный российскими ВКС с начала операции в Сирии. Первый был сбит турецким истребителем в ноябре 2015 года; его пилот – Олег Пешков – успел катапультироваться, но был расстрелян боевиками с земли.

По оценке экспертов версия Минобороны верна – причиной была именно техническая неполадка, а не действия террористов (ранее сообщалось, что целью вылета Су-24 должен был стать авиаудар по позициям «Исламского государства»).

Довольно возрастной летательный аппарат

«Там персонал чужой не допущен, там только те, кто друг друга хорошо знает. А из своих никто диверсию не совершит, это однозначно», – подчеркнул бывший командующий 4-й воздушной армией ВВС и ПРО, генерал-лейтенант Валерий Горбенко.

«Учитывая информацию, которую нам преподносят, база очень серьезно защищена. Между тем серьезная защищенность базы не уберегла от технической неисправности. Дело в том, что Су-24 – довольно возрастной летательный аппарат», – указал военный летчик, полковник ВВС, Герой России Валентин Падалка.

Фронтовые бомбардировщики с крылом изменяемой стреловидности Су-24 были приняты на вооружение Советской армии в 1975 году. Ряд экспертов называют этот самолет сложной в эксплуатировании машиной.

Заслуженный военный летчик (1-го класса), участник боевых действий генерал-майор Владимир Попов заметил: «Самолет очень сложный в управлении на этапах взлета и посадки, я сам на нем летал, поэтому знаю, о чем говорю. Очень сложный».

Существует мнение о повышенной аварийности Су-24, в подтверждение чего приводятся факты аварий, в том числе недавних. Так, в октябре 2011 года имел место инцидент с Су-24 близ аэродрома Украинка в Амурской области. Самолет, совершая приземление, выехал за пределы взлетно-посадочной полосы, перевернулся и загорелся. Тогда экипаж воздушного судна не смог катапультироваться и погиб на месте.

В феврале 2012 года произошло крушение самолета во время тренировочного полета в Курганской области. В феврале 2015 года Су-24 разбился в Волгоградской области (причиной называлась неисправность техники или ошибка экипажа).

Но, как отмечает Валерий Горбенко, «любой самолет сложен в управлении». А в экипажи ВКС в Сирии входят «летчики не 3-го класса и даже не 2-го, там подготовленный летный состав – в основном это летчики 1-го класса, которые имеют хороший опыт на этих типах самолетов».

Но необходимо также учесть, что «условия работы в этой местности тяжелые: это и высокие температуры, пыль, песок и прочее, что не очень хорошо влияет на авиационную технику», отметил Валентин Падалка.

Как могла развиваться ситуация на взлетной полосе

Вероятно, летчики начали прекращать взлет уже во второй половине разбега, а потому скорость уже была большой, им не хватило полосы, чтобы его остановить, полагает генерал-лейтенант Горбенко. «Вылетел за полосу и там, видимо, или перевернулся, или взорвался – разрушение может быть разное», – добавил он. Эксперт указывает: «Кресла на Су-24 позволяют катапультироваться с земли при скорости более 140 км/ч. Мне кажется, что летчики все-таки надеялись, что остановятся».

Этот самолет оснащен, «как и многие другие, очень хорошим катапультным креслом К-36, которое является, наверное, в мире самым лучшим и безопасным в работе», подчеркивает, в свою очередь, Владимир Попов. «Кресло допускает катапультирование при нулевой скорости и на нулевой высоте», – указывает собеседник.

Система спасения летчика на данном типе позволяет остаться в живых, катапультируясь с земли, подчеркивает Валентин Падалка. Но могут быть разные факторы, возможно, экипаж принимал какие-то мгновенные решения, чтобы не навредить, не создать еще больше проблем из-за наземных надстроек и т.д.

«То есть экипаж боролся с управлением самолета до последнего, а в самый крайний момент не хватило времени», – пояснил Падалка.

«Однозначно, было принято решение, скорее всего, прекратить взлет и выполнить экстренное торможение с остановкой, что не получилось. Зависит от того, какие скорости были в этот момент перед отрывом. Самолет Су-24 отрывается, когда набирает скорость более 380–400 км/ч. Это скорость достаточно большая», – отмечает военный летчик Владимир Попов.

Что могло послужить причиной аварии

«По моему предположению, скорее всего, что-то произошло с двигателями. Может быть, конечно, с гидросистемой или с автоматикой. В любом случае это что-то серьезное, раз они решили прекращать взлет», – считает Валерий Горбенко.

«Причины того, что самолет не смог затормозить, могут быть разными. Или там отказала, работала нештатно тормозная система, или же просто не хватило ВПП благополучно затормозить. Торможение осуществляется на Су-24 и тормозными колодками на стойках шасси, и тормозным парашютом. Были даже случаи, когда тормозной парашют по каким-то причинам или разрывался, или не открывался просто», – указывает Владимир Попов.

При этом, как подчеркивает Валерий Горбенко, самолеты тщательно проверяют на предмет неисправностей. «Существует целая система проверки самолета, подготовки к полету, проводятся регламентные работы через определенные часы налета, – пояснил Горбенко. – Между вылетами списывается программа с тестера. Там очень много параметров: как работала матчасть, как работала техника разных систем. Результаты просматриваются специалистами объективного контроля, и, если возникают сбои, сразу начинается проверка, самолет в воздух не выпускают».

Сложно сказать, как так произошло, отметил собеседник. Он указал: «Могла и проверка, конечно, не выявить, что отказала система. Второй вариант – что неисправность проявилась уже при взлете».

По его словам, летчики перед взлетом тоже просматривают, все ли в порядке, все ли системы исправны – сейчас все высвечивается на экранах. «И если все нормально, то выруливают, начинают взлет. И вот здесь, возможно, и возник сбой», – отметил эксперт, добавив: «Дальше сложно сказать, какие действия были правильные, какие неправильные. Подсказал или не подсказал руководитель полетов, был или нет доклад от экипажа – тут очень много факторов».

«Не все можно заметить, – полагает, в свою очередь, Владимир Попов. – Какие-то внутренние отказы не могут быть диагностированы на земле или в воздухе, кроме как большим приборным исследованием. Бывают отказы, связанные с небольшими трещинами в системах силовой установки, на дисках компрессора или на дисках турбины».

Раньше на Су-24 бывали случаи прекращения взлета, поломки самолета, выкатывания за пределы взлетно-посадочной полосы с поломкой стоек шасси, рассказал Горбенко. «Катастроф я не помню, чтобы экипаж погибал», – отметил он. «Самолет давно в эксплуатации, он уже доведен до совершенства. Неожиданностей таких обычно не происходит», – добавил эксперт.

vz.ru

www.discred.ru

Эксперты оценили вероятные причины крушения Су-24 в Сирии

Бомбардировщик Су-24, разбившийся на авиабазе Хмеймим, 10 октября 2017

«Экипаж боролся с управлением самолета до последнего. В самый крайний момент не хватило времени», – так Герой России, летчик Валентин Падалка оценил произошедшее с Су-24, который разбился вместе с экипажем при взлете с авиабазы Хмеймим в Сирии. Эксперты исключают версию теракта. Но что в таком случае послужило причиной гибели самолета и экипажа?

Отправлявшийся на боевое задание фронтовой бомбардировщик Су-24 потерпел аварию при взлете с аэродрома ВКС Хмеймим. Самолет выкатился за пределы летного поля и разрушился, экипаж погиб, не успев катапультироваться. Об этом во вторник сообщил департамент информации и массовых коммуникаций Минобороны России.

Погибшие – летчики из Калининграда, пилот Юрий Медведков и штурман Юрий Копылов, оба по званию капитаны, сообщил источник «Вести-Калининград».

На земле разрушений нет. С места происшествия доложили, что причиной случившегося могла стать техническая неисправность, подчеркнули в Минобороны.

Это уже второй Су-24, потерянный российскими ВКС с начала операции в Сирии. Первый был сбит турецким истребителем в ноябре 2015 года; его пилот – Олег Пешков – успел катапультироваться, но был расстрелян боевиками с земли.

По оценке экспертов, опрошенных газетой ВЗГЛЯД, версия Минобороны верна – причиной была именно техническая неполадка, а не действия террористов (ранее сообщалось, что целью вылета Су-24 должен был стать авиаудар по позициям терр. группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России).

Довольно возрастной летательный аппарат

«Там персонал чужой не допущен, там только те, кто друг друга хорошо знает. А из своих никто диверсию не совершит, это однозначно», – подчеркнул в комментарии газете ВЗГЛЯД бывший командующий 4-й воздушной армией ВВС и ПРО, генерал-лейтенант Валерий Горбенко.

«Учитывая информацию, которую нам преподносят, база очень серьезно защищена. Между тем серьезная защищенность базы не уберегла от технической неисправности. Дело в том, что Су-24 – довольно возрастной летательный аппарат», – указал в беседе с газетой ВЗГЛЯД военный летчик, полковник ВВС, Герой России Валентин Падалка.

Фронтовые бомбардировщики с крылом изменяемой стреловидности Су-24 были приняты на вооружение Советской армии в 1975 году. Ряд экспертов называют этот самолет сложной в эксплуатировании машиной.

Заслуженный военный летчик (1-го класса), участник боевых действий генерал-майор Владимир Попов заметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД: «Самолет очень сложный в управлении на этапах взлета и посадки, я сам на нем летал, поэтому знаю, о чем говорю. Очень сложный».

Существует мнение о повышенной аварийности Су-24, в подтверждение чего приводятся факты аварий, в том числе недавних. Так, в октябре 2011 года имел место инцидент с Су-24 близ аэродрома Украинка в Амурской области. Самолет, совершая приземление, выехал за пределы взлетно-посадочной полосы, перевернулся и загорелся. Тогда экипаж воздушного судна не смог катапультироваться и погиб на месте.

В феврале

warsonline.info

«Газета.Ру»: Крушение Су-24 в Сирии: обстоятельства и гипотезы

Эксперты рассказали о возможных причинах крушения Су-24 в Сирии

Российский бомбардировщик Су-24 разбился при взлете с аэродрома «Хмеймим» в Сирии. Члены экипажа не успели катапультироваться и погибли. В российском Минобороны отметили, что причиной произошедшего могла стать техническая неисправность. «Газета.Ru» узнала у авиационных экспертов, что могло привести к крушению самолета.

Российский бомбардировщик Су-24 разбился в Сирии при взлете с правительственного военного аэродрома «Хмеймим», оба члена экипажа погибли. Об этом сообщили в департаменте информации и массовых коммуникаций Министерства обороны России.

«Десятого октября при совершении разгона на взлет с аэродрома «Хмеймим» (Сирия) для выполнения боевой задачи выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы и разрушился самолет Су-24. Экипаж самолета не успел катапультироваться и погиб», — рассказали в военном ведомстве.

Согласно докладу с места происшествия, причиной крушения Су-24 могла стать техническая неисправность. В военном ведомстве также уточнили, что на земле разрушений и жертв в результате авиапроисшествия нет.

«Газета.Ru» обратилась к одному из авиационных экспертов, полковнику, военному летчику-снайперу, в прошлом командиру бомбардировочного авиационного полка, имеющему налет на бомбардировщике Су-24 в несколько тысяч часов.

«Не могу даже выдвинуть ни одной версии произошедшего, — пояснил изданию военный авиатор. — Нам практически ничего не известно об обстоятельствах этой катастрофы.

По его словам, принципиальным является конкретный момент катастрофы. Если она случилась, когда самолет находился на полосе, то можно выдвигать одни версии. Предположим, что-то связанное с двигателями. А если самолет оторвался от полосы, то уже возможны другие версии.

«Одно можно сказать точно — если летчики не успели воспользоваться средствами спасения, иными словами катапультироваться, а современные системы дают шанс на спасение экипажа при нулевой высоте, ситуация на борту Су-24 развивалась необычайно скоротечно», — резюмирует эксперт.

«Данных пока очень мало, чтобы выдвинуть хотя бы какую-нибудь правдоподобную гипотезу. Если на борту возник пожар, то летчики должны немедленно покинуть самолет, — рассказал «Газете.Ru» заслуженный военный летчик, генерал-полковник авиации Игорь Мальцев. — При пожаре на борту самолета срабатывает такая световая и звуковая сигнализация, что хочешь, не хочешь, а выпрыгнешь. Почему этого не было сделано, непонятно. Значит, на борту самолета был взрыв? Столкновение с каким-либо препятствием типа машины аэродромно-технического обслуживания? Пока только гипотеза на гипотезе».

По словам эксперта, самолет может загореться только в том случае, если произошел пожар в двигателе или он скользил фюзеляжем по бетону ВПП (раньше времени убрал шасси?). Само по себе прекращение взлета еще не трагично. Можно, в конце концов, тормозить колесными тормозами вплоть до сжигания резины шасси. Наконец, в конце взлетно-посадочной полосы устанавливается АТУ — автоматизированное тормозное устройство — оно препятствует выкатыванию самолета за пределы ВПП.

«Если на борту самолета возник пожар, то руководитель полетов должен дать команду — немедленно покинуть самолет, — пояснил Мальцев, — значит, и к этой службе возможны претензии. Но подчеркну еще раз — данных слишком мало.

Обстоятельства катастрофы неизвестны. Поэтому мы можем строить только предположения самого общего плана».

В ноябре 2015 года турецкий истребитель сбил такой же российский бомбардировщик в 1 км от границы с Турцией, в сирийской Латакии. В результате инцидента погиб командир экипажа Олег Пешков. Оба пилота успели катапультироваться из сбитого самолета, но боевики расстреляли Пешкова с земли. Штурмана удалось спасти, однако в ходе спасательной операции погиб еще один российский военнослужащий.

За время военной кампании в Сирии российские ВКС неоднократно теряли воздушные суда различных моделей. В апреле прошлого года над территорией САР потерпел крушение российский боевой вертолет Ми-28Н «Ночной охотник».

Позднее стало известно, что причиной крушения вертолета могла стать ошибка пилотов. По словам источника, знакомого с результатами расшифровки «черных ящиков», летчики упавшего Ми-28Н потеряли правильное пространственное положение, в результате чего произошло столкновение вертолета с землей. На Ми-28Н не предусмотрена система катапультирования в воздухе — оба члена экипажа погибли.

В декабре 2016 года в Средиземном море потерпел крушение российский истребитель Су-33, осуществлявший посадку на авианосец «Адмирал Кузнецов». Тогда самолет выкатился за пределы палубы авианосца из-за обрыва троса аэрофинишера. Пилота спасли — он успел катапультироваться, после чего был подобран вертолетом.

Похожий случай произошел всего за несколько недель до инцидента с Су-33 — тогда при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов» в Средиземном море потерпел крушение российский истребитель МиГ-29. Самолет упал за несколько километров до авианесущего крейсера из-за технической неисправности. Летчик катапультировался и был доставлен на борт авианосца.

Михаил Ходаренок, Екатерина Суслова

pravdanews.info

Названа причина катастрофы российского Су-24 в Сирии — ЧП

Военные источники раскрыли предварительную причину
катастрофы российского фронтового бомбардировщика Су-24, которая произошла на сирийском
аэродроме Хмеймим.

Во вторник при разгоне на взлет бомбардировщик Су-24М
выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы (ВПП) и разрушился. «Экипаж
самолета не успел катапультироваться и погиб,— сказали в Минобороны.—
Разрушений на земле из-за крушения самолета нет». От более подробных
комментариев в ведомстве вчера воздержались.

Капитанам Юрию Медведкову (командир) и Юрию Копылову
(штурман) предстояло нанести удары по позициям исламистов в провинции
Дейр-эз-Зор. Перед вылетом технические специалисты полностью проверили самолет,
нареканий к его состоянию не возникло. Не было сомнений у командования авиабазы
в Хмеймиме и в квалификации летчиков, пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на военные
источники.

Во время взлета, проделав две трети пути, бомбардировщик
должен был оторваться от земли и начать набирать высоту, но этого не произошло.
По словам очевидцев, Су-24М на взлетной скорости (примерно 400 км/ч) продолжил
движение и спустя несколько секунд выкатился за пределы полосы.

На место была отправлена спасательная группа, однако спасать
было уже некого: после того как Су-24М скатился с полосы, у него обломалась
передняя стойка шасси и он, ударившись о землю, получил серьезные повреждения и
загорелся. Из деформировавшихся топливных баков начало вытекать топливо. Вскоре
раздался взрыв. Шансов выжить у пилотов не было. Они стали 40-м и 41-м
военнослужащими, чья гибель была признана Минобороны.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

ВКС России получат новейшие «суперграчи»

По словам источника, данные предварительных отчетов
указывают, что самолет находился в так называемом невзлетном положении. Он
считает, что это могло стать как следствием ошибки экипажа (командир по
какой-то причине не перевел системы самолета в нужное для взлета состояние),
так и технических неполадок. Например, индикаторы в кабине пилота показали, что
самолет готов к взлету, а на деле же стабилизатор, закрылки и предкрылки в
режим «взлет» переведены не были.

Пилоты, по его словам, до последнего рассчитывали поднять
машину в воздух, но, достигнув взлетной скорости, уже не смогли ни остановить
Су-24М, ни катапультироваться. Более точно установить причину ЧП поможет
параметрический самописец самолета. Он уже обнаружен.

info.sibnet.ru

Крушение Су-24 в Сирии: обстоятельства и гипотезы — Рамблер/новости

Фото:
Олег Харсеев / Коммерсантъ

Российский бомбардировщик Су-24 разбился при взлете с аэродрома «Хмеймим» в Сирии. Члены экипажа не успели катапультироваться и погибли. В российском Минобороны отметили, что причиной произошедшего могла стать техническая неисправность. «Газета.Ru» узнала у авиационных экспертов, что могло привести к крушению самолета.

Российский бомбардировщик Су-24 разбился в Сирии при взлете с правительственного военного аэродрома «Хмеймим», оба члена экипажа погибли. Об этом сообщили в департаменте информации и массовых коммуникаций Министерства обороны России.

«Десятого октября при совершении разгона на взлет с аэродрома «Хмеймим» (Сирия) для выполнения боевой задачи выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы и разрушился самолет Су-24. Экипаж самолета не успел катапультироваться и погиб», — рассказали в военном ведомстве.

Согласно докладу с места происшествия, причиной крушения Су-24 могла стать техническая неисправность. В военном ведомстве также уточнили, что на земле разрушений и жертв в результате авиапроисшествия нет.

«Газета.Ru» обратилась к одному из авиационных экспертов, полковнику, военному летчику-снайперу, в прошлом командиру бомбардировочного авиационного полка, имеющему налет на бомбардировщике Су-24 в несколько тысяч часов.

«Не могу даже выдвинуть ни одной версии произошедшего, — пояснил изданию военный авиатор. — Нам практически ничего не известно об обстоятельствах этой катастрофы.

По его словам, принципиальным является конкретный момент катастрофы. Если она случилась, когда самолет находился на полосе, то можно выдвигать одни версии. Предположим, что-то связанное с двигателями. А если самолет оторвался от полосы, то уже возможны другие версии.

«Одно можно сказать точно — если летчики не успели воспользоваться средствами спасения, иными словами катапультироваться, а современные системы дают шанс на спасение экипажа при нулевой высоте, ситуация на борту Су-24 развивалась необычайно скоротечно», — резюмирует эксперт.

«Данных пока очень мало, чтобы выдвинуть хотя бы какую-нибудь правдоподобную гипотезу. Если на борту возник пожар, то летчики должны немедленно покинуть самолет, — рассказал «Газете.Ru» заслуженный военный летчик, генерал-полковник авиации Игорь Мальцев. — При пожаре на борту самолета срабатывает такая световая и звуковая сигнализация, что хочешь, не хочешь, а выпрыгнешь. Почему этого не было сделано, непонятно. Значит, на борту самолета был взрыв? Столкновение с каким-либо препятствием типа машины аэродромно-технического обслуживания? Пока только гипотеза на гипотезе».

По словам эксперта, самолет может загореться только в том случае, если произошел пожар в двигателе или он скользил фюзеляжем по бетону ВПП (раньше времени убрал шасси?). Само по себе прекращение взлета еще не трагично. Можно, в конце концов, тормозить колесными тормозами вплоть до сжигания резины шасси. Наконец, в конце взлетно-посадочной полосы устанавливается АТУ — автоматизированное тормозное устройство — оно препятствует выкатыванию самолета за пределы ВПП.

«Если на борту самолета возник пожар, то руководитель полетов должен дать команду — немедленно покинуть самолет, — пояснил Мальцев, — значит, и к этой службе возможны претензии. Но подчеркну еще раз — данных слишком мало.

Обстоятельства катастрофы неизвестны. Поэтому мы можем строить только предположения самого общего плана».

В ноябре 2015 года турецкий истребитель сбил такой же российский бомбардировщик в 1 км от границы с Турцией, в сирийской Латакии. В результате инцидента погиб командир экипажа Олег Пешков. Оба пилота успели катапультироваться из сбитого самолета, но боевики расстреляли Пешкова с земли. Штурмана удалось спасти, однако в ходе спасательной операции погиб еще один российский военнослужащий.

За время военной кампании в Сирии российские ВКС неоднократно теряли воздушные суда различных моделей. В апреле прошлого года над территорией САР потерпел крушение российский боевой вертолет Ми-28Н «Ночной охотник».

Позднее стало известно, что причиной крушения вертолета могла стать ошибка пилотов. По словам источника, знакомого с результатами расшифровки «черных ящиков», летчики упавшего Ми-28Н потеряли правильное пространственное положение, в результате чего произошло столкновение вертолета с землей. На Ми-28Н не предусмотрена система катапультирования в воздухе — оба члена экипажа погибли.

В декабре 2016 года в Средиземном море потерпел крушение российский истребитель Су-33, осуществлявший посадку на авианосец «Адмирал Кузнецов». Тогда самолет выкатился за пределы палубы авианосца из-за обрыва троса аэрофинишера. Пилота спасли — он успел катапультироваться, после чего был подобран вертолетом.

Похожий случай произошел всего за несколько недель до инцидента с Су-33 — тогда при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов» в Средиземном море потерпел крушение российский истребитель МиГ-29. Самолет упал за несколько километров до авианесущего крейсера из-за технической неисправности. Летчик катапультировался и был доставлен на борт авианосца.

Читайте также

news.rambler.ru

Крушение Су-24 в Сирии: обстоятельства и гипотезы: detonator666

Российский бомбардировщик Су-24 разбился при взлете с аэродрома «Хмеймим» в Сирии. Члены экипажа не успели катапультироваться и погибли. В российском Минобороны отметили, что причиной произошедшего могла стать техническая неисправность. «Газета.Ru» узнала у авиационных экспертов, что могло привести к крушению самолета.

Российский бомбардировщик Су-24 разбился в Сирии при взлете с правительственного военного аэродрома «Хмеймим», оба члена экипажа погибли. Об этом сообщили в департаменте информации и массовых коммуникаций Министерства обороны России.

«Десятого октября при совершении разгона на взлет с аэродрома «Хмеймим» (Сирия) для выполнения боевой задачи выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы и разрушился самолет Су-24. Экипаж самолета не успел катапультироваться и погиб», — рассказали в военном ведомстве. Согласно докладу с места происшествия, причиной крушения Су-24 могла стать техническая неисправность. В военном ведомстве также уточнили, что на земле разрушений и жертв в результате авиапроисшествия нет.

«Газета.Ru» обратилась к одному из авиационных экспертов, полковнику, военному летчику-снайперу, в прошлом командиру бомбардировочного авиационного полка, имеющему налет на бомбардировщике Су-24 в несколько тысяч часов.

«Не могу даже выдвинуть ни одной версии произошедшего, — пояснил изданию военный авиатор. — Нам практически ничего не известно об обстоятельствах этой катастрофы.

По его словам, принципиальным является конкретный момент катастрофы. Если она случилась, когда самолет находился на полосе, то можно выдвигать одни версии. Предположим, что-то связанное с двигателями. А если самолет оторвался от полосы, то уже возможны другие версии.

«Одно можно сказать точно — если летчики не успели воспользоваться средствами спасения, иными словами катапультироваться, а современные системы дают шанс на спасение экипажа при нулевой высоте, ситуация на борту Су-24 развивалась необычайно скоротечно», — резюмирует эксперт.

«Данных пока очень мало, чтобы выдвинуть хотя бы какую-нибудь правдоподобную гипотезу. Если на борту возник пожар, то летчики должны немедленно покинуть самолет, — рассказал «Газете.Ru» заслуженный военный летчик, генерал-полковник авиации Игорь Мальцев. — При пожаре на борту самолета срабатывает такая световая и звуковая сигнализация, что хочешь, не хочешь, а выпрыгнешь. Почему этого не было сделано, непонятно. Значит, на борту самолета был взрыв? Столкновение с каким-либо препятствием типа машины аэродромно-технического обслуживания? Пока только гипотеза на гипотезе».

По словам эксперта, самолет может загореться только в том случае, если произошел пожар в двигателе или он скользил фюзеляжем по бетону ВПП (раньше времени убрал шасси?). Само по себе прекращение взлета еще не трагично. Можно, в конце концов, тормозить колесными тормозами вплоть до сжигания резины шасси. Наконец, в конце взлетно-посадочной полосы устанавливается АТУ — автоматизированное тормозное устройство — оно препятствует выкатыванию самолета за пределы ВПП.

«Если на борту самолета возник пожар, то руководитель полетов должен дать команду — немедленно покинуть самолет, — пояснил Мальцев, – значит, и к этой службе возможны претензии. Но подчеркну еще раз – данных слишком мало.

Обстоятельства катастрофы неизвестны. Поэтому мы можем строить только предположения самого общего плана».

В ноябре 2015 года турецкий истребитель сбил такой же российский бомбардировщик в 1 км от границы с Турцией, в сирийской Латакии. В результате инцидента погиб командир экипажа Олег Пешков. Оба пилота успели катапультироваться из сбитого самолета, но боевики расстреляли Пешкова с земли. Штурмана удалось спасти, однако в ходе спасательной операции погиб еще один российский военнослужащий.

За время военной кампании в Сирии российские ВКС неоднократно теряли воздушные суда различных моделей. В апреле прошлого года над территорией САР потерпел крушение российский боевой вертолет Ми-28Н «Ночной охотник».

Позднее стало известно, что причиной крушения вертолета могла стать ошибка пилотов. По словам источника, знакомого с результатами расшифровки «черных ящиков», летчики упавшего Ми-28Н потеряли правильное пространственное положение, в результате чего произошло столкновение вертолета с землей. На Ми-28Н не предусмотрена система катапультирования в воздухе — оба члена экипажа погибли.

В декабре 2016 года в Средиземном море потерпел крушение российский истребитель Су-33, осуществлявший посадку на авианосец «Адмирал Кузнецов». Тогда самолет выкатился за пределы палубы авианосца из-за обрыва троса аэрофинишера. Пилота спасли — он успел катапультироваться, после чего был подобран вертолетом.

Похожий случай произошел всего за несколько недель до инцидента с Су-33 — тогда при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов» в Средиземном море потерпел крушение российский истребитель МиГ-29. Самолет упал за несколько километров до авианесущего крейсера из-за технической неисправности. Летчик катапультировался и был доставлен на борт авианосца.

https://www.gazeta.ru/army/2017/10/10/10925612.shtml?utm_source=24smi&utm_medium=referral&utm_term=2076&utm_content=1323183&utm_campaign=11036

__________________________________________________

Честно признаться, я не понимаю, с каких таких вензелей, наше МО ТАК уверенно поставило на Су-24 с самого начала Сирийской компании?!

Я не писал об этом ранее, да и не особо хотелось давать повод для сомнений у читателей.
Может, кто-то и вовсе посчитал бы это набросом говна на вентилятор. Скорее всего… Нет!.. Совершенно точно так и было бы, особенно в среде молодых читателей.

Однако, лично у меня повод-то для сомнений и критики есть.

Су-24 рождался в тяжких муках. Он и в серию-то пошёл таким «сырым», что строевые лётчики отказывались на нём летать — такая была чудовищная аварийность.
Дважды этому типу самолётов запрещали полёты по всей стране, до проведения капитальных ремонтно-модернизационных работ. Но даже это не помогло существенно снизить количество катастроф.
Затем и вовсе остановили производство до выяснения и ликвидации причин постоянно растущей аварийности.
Помимо «детских» болезней борта, свойственных всем самолётом новых поколений, у Су-24 нашлись конструкционные недостатки, которые невозможно было решить ремонтом, не только в частях, но и на самом заводе, где изначально строили этот бомбардировщик.
В ходе работ по модернизированной машине удалось решить ряд принципиальных проблем, но всё же сказывалась отсталось отечественной индустрии в области композитных материалов для критических узлов планера этого самолёта, да и на самом заводе, по какой-то неведомой причине игнорировали конструкционные изменения в механизации закрылков, предусмотренные в КБ. В итоге, на заводе умудрились внедрить станочное производство, на котором наштамповали «неправильных» узлов, а сам завод построили такую крупную партию Су-24М с нерешёнными проблемами, что ликвидация данного «косяка» влетела бы государству в копеечку. Машина так и существует до сих пор, с нереализованными, т.е. искуственно заниженными взлётно-посадочными характеристиками. А ведь в понятие «ВПХ» вкладывается куда больше, чем просто длина разбега/пробега. Это ещё и способность самолёта быстро снизить скорость в полёте, быстро набрать высоту сразу после отрыва от ВПП, совершать активные манёвры в процессе взлёта/посадки, нивелировать опасное воздействие от локальных нисходящих и восходящих потоков в зоне взлёта/посадки, сглаживать вынужденные и случайные ошибки пилотов на критически малых скоростях и много чего ещё, что повысило бы безопасность пилотирования этого самолёта в разы, если не в десятки раз. 
Была масса проблем с оборудованием, двигателями, гидравликой…
Единственное, что было впервые внедрено и работало безупречно на этом самолёте — Катапультируемого кресло Гая Ильича Северина К-36 — Лучшее КК на планете ДО СИХ ПОР. 

С началом возраждения России, а с этим и отечественных ВВС, налёт самолётов этого типа увеличился в разы. Но проблемки-то остались! И вместе с налётом, начала расти аварийность. Дошло до того, что руководство страны приняло решение полностью снять с вооружения ВСЕ типы этих самолётов, вплоть до последней версии. Кстати, количество крайних так же сильно уменьшили.
Но аварийность никуда не делась….

В связи с этим у меня и возникает резонный вопрос: Какого чёрта наше МО тащит этого срОдни инвалида на войну за рубежом?

Мои глубочайшие соболезнования родным и близким пилота и штурмана потерпевшего катастрофу Су-24М.

detonator666.livejournal.com

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
2019 © Все права защищены. Карта сайта