+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Посадка самолета на красной площади: Как 30 лет назад немец Матиас Руст преодолел систему ПВО СССР

0

Как 30 лет назад немец Матиас Руст преодолел систему ПВО СССР

28 мая исполняется 30 лет со дня исторического полета Матиаса Руста, посадившего свой легкомоторный самолет возле Кремля. До сих пор не утихают споры о том, почему немецкому авантюристу удалось «взломать» признававшуюся надежной систему ПВО СССР. Военный обозреватель «Газеты.Ru», экс-офицер Главного штаба Войск ПВО страны полковник Михаил Ходаренок напоминает, как такое стало возможным.

Утром 28 мая 1987 года немецкий авиатор-любитель Матиас Руст взлетел на моноплане Cessna 172R с аэродрома возле Хельсинки, на котором за сутки до этого он прилетел из Гамбурга. В полетных документах конечной точкой маршрута значился Стокгольм.

В 13.10, получив разрешение, Руст поднял свою машину в воздух и направился по запланированному маршруту. Через 20 минут полета он доложил диспетчеру, что на борту у него порядок, и традиционно попрощался. После чего, выключив бортовую радиостанцию, круто развернул самолет в сторону Финского залива и начал снижение до высоты 80–100 м.

Этот запланированный

маневр должен был обеспечить надежный выход самолета из зоны наблюдения диспетчерского радара и скрыть истинный маршрут полета.

На этой высоте Матиас направился в расчетную точку Финского залива вблизи воздушной трассы Хельсинки — Москва. Развернув самолет в сторону первого наземного ориентира на побережье Советского Союза (сланцевый комбинат города Кохтла-Ярве с его дымами, которые были видны за сто километров) и сверив показания радиокомпаса с расчетными, Руст лег на «боевой курс».

close

100%

Примерный маршрут Руста из Гамбурга в Москву

Wikipedia/Europe_laea_location_map.svg: Alexrk2/CC BY-SA 3.0

Замеченный на подлете нарушитель государственной границы СССР следовал по международной воздушной трассе. Информация о нем была выдана на КП радиотехнического батальона в эстонском городке Тапа, 4-й радиотехнической бригады и Разведывательного информационного центра 14-й дивизии. Фактически информация о цели уже с 14.31 была отображена на экранах автоматизированных рабочих мест дежурного боевого расчета КП дивизии.

Оперативный дежурный КП бригады майор Криницкий не стал сразу объявлять цель нарушителем госграницы и продолжил уточнение характеристик объекта и его принадлежность, пока Руст не вышел из зон видимости РЛС бригады. Заместитель дежурного

майор Черных, согласно донесению, зная реальную обстановку и то, что цель идет со стороны Финского залива к береговой черте, «действовал безответственно»

и присвоил ей номер только в 14.37.

Оперативный дежурный КП дивизии подполковник Карпец не потребовал четких докладов и уточнения типа и характера цели, «нарушив тем самым требования о немедленной выдаче цели на оповещение», а также порядок принятия решения о взлете дежурных экипажей для опознавания цели.

По сути, было принято решение: до полного выяснения ситуации информацию «наверх» не выдавать. Над территорией Эстонии в этот момент находилось не менее десяти легкомоторных самолетов самой разной ведомственной принадлежности.

Ни один из них не был оборудован системой государственного опознавания.

В 14.28 окончательно выясняется, что гражданских самолетов малой авиации в этом районе нет. В 14.29 оперативный дежурный командного пункта 14-й дивизии ПВО принял решение о присвоении нарушителю «боевого номера» 8255, о выдаче информации «наверх» и объявлении готовности №1.

Только в 14.45 о движении Руста сообщили на вышестоящий КП 6-й отдельной армии ПВО.

«Таким образом, по вине КП 14-й дивизии ПВО было потеряно 16 минут времени, а главное — исчезла острота восприятия воздушной обстановки КП армии, исходя из того, что цель шла со стороны Финского залива и вошла в границы СССР», — утверждается в донесении.

При этом дежурный КП 656-го истребительного авиационного полка в городе Тапа лейтенант Филатов еще в 14.33 привел в готовность №1 дежурные истребители, неоднократно запрашивая разрешение на их подъем, однако в дивизии дали добро только в 14.47.

Самолет Руста тем временем приближался к Чудскому озеру. В 14.30 по маршруту полета Cessna 172R погода резко ухудшилась. Руст принял решение уйти со снижением под нижнюю кромку облаков и изменить курс в район запасного ориентира: железнодорожного узла станции Дно.

close

100%

28 мая 1987 года в 18.15 гражданский самолет Cessna беспрепятственно прилетел из Германии на Красную площадь в сердце Советского Союза. В кабине: Матиас Руст из Гамбурга

Picture Alliance

Цель фактически уже проходила зону сплошного дежурного радиолокационного поля на малых высотах и зоны поражения дежурных зенитных ракетных дивизионов. Было упущено драгоценное для перехвата время.

Позже командование расценило промедление расчетов 14-й дивизии как «ничем не объяснимые, кроме как полной безответственностью, граничащей с преступлением».

Прибывшему на КП в 14.53 командиру 14-й дивизии было доложено, что для уточнения типа цели в районе коридора №1 трассы Хельсинки — Москва был поднят истребитель. О том, что цель была обнаружена еще вблизи госграницы над Финским заливом, дежурный офицер умолчал.

Оперативный дежурный на КП 6-й армии полковник Воронков, получив информацию о цели, спустя минуту — в 14.46 — привел в готовность №1 дежурные силы 54-го корпуса ПВО и разрешил наконец подъем дежурной пары истребителей 656-го полка в воздух с задачей одному из них перекрыть границу, другому — опознать нарушителя режима полетов.

Спустя еще пять минут на КП армии прибыл ее командующий — генерал Герман Кромин, который взял на себя руководство дежурными силами. Он привел в готовность №1 все соединения и части 54-го корпуса ПВО. Командиры трех зенитных ракетных дивизионов 204-й гвардейской бригады в Керстово, находившихся на маршруте полета Руста, доложили, что цель наблюдают и готовы к пуску ракет.

Поднятый в воздух МиГ-23 старшего лейтенанта Пучнина до 15.00 ждал, пока начальник смены Регионального центра единой системы управления воздушным движением зоны ответственности ВВС Ленинградского военного округа полковник Тимошин даст разрешение на вход в район воздушного пространства.

Только в 15.23 при управлении с пункта наведения 54-го корпуса ПВО летчик был подведен к цели для ее опознавания. «МиГ» подлетал к цели на высоте 2 тыс. м в условиях 10-балльной облачности с нижней кромкой 500–600 и верхней 2,5–2,9 тыс. м. Руст шел почти на 1,5 км ниже, прямо под облаками — на высоте 600 м.

При первом заходе Пучнин цель не обнаружил. При повторном заходе уже на высоте 600 м летчик визуально обнаружил цель ниже себя на 30–50 м и в 15.28 передал на пункт наведения ее характеристику: «Легкомоторный самолет белого цвета типа Як-12».

О типе цели было доложено командованию 6-й армии, однако там не приняли никакого решения, одобрив увод истребителя. При этом у «МиГа» оставалось топливо для еще одного захода и более точного опознавания цели и, главное, определения ее государственной принадлежности.

close

100%

Пролет между собором Василия Блаженного и кремлевской стеной

Picture Alliance

«Сигнал «Ковер» (требование немедленной посадки. — «Газета.Ru») объявлен не был», — подчеркивается в официальных документах.

В ходе следствия Русту задавали вопрос о том, видели ли он истребитель. Немец подтвердил и говорил, что даже поприветствовал советского летчика, но никаких ответных сигналов не получил. Радиостанция самолета Cessna 172R была выключена.

Доклад пилота МиГ-23 остался без внимания, так как посчитали, что обнаруженный самолет принадлежит одному из местных аэроклубов, где в это время шли плановые полеты.

В это время уже почти в течение двух часов продолжались спасательные поиски Руста финской стороной. В связи с неожиданным исчезновением с экрана диспетчерского радара аэропорта отметки от взлетевшего самолета диспетчер попытался связаться с Матиасом Рустом. После нескольких безуспешных попыток самолет был объявлен терпящим бедствие, а в предполагаемый район падения направлены спасатели.

Поиски продолжались несколько часов. Позже с Руста взыщут около $100 тыс. за «оказанные услуги».

В 15. 31 с аэродрома Тапа был поднят второй истребитель. Повторился прежний порядок наведения с задержкой перед зоной ответственности ВВС Ленинградского военного округа. Только в 15.58 на высоте 1,5 тыс. м советский летчик оказался в районе цели, но визуально ее не обнаружил и вернулся на аэродром базирования без результата. К тому моменту советские радары потеряли слабый сигнал от низколетящего одномоторного самолета Руста и переключились на сопровождение напоминавших его отражений от метеообразований.

Здесь требуются некоторые пояснения. В середине 70-х, когда на вооружение РТВ ПВО начали поступать мощные высокопотенциальные локаторы, уже в ходе их полигонных испытаний стали обнаруживаться отметки с параметрами движения, соизмеримыми с характеристиками легкомоторных самолетов. Их шутливо окрестили эхо-ангелами. Это явление вызвало серьезные трудности при автоматизированной обработке информации. Если даже оператор их плохо различает, как научить «автомат» работать без ошибок?

В ходе серьезных исследований и массы экспериментов было установлено, что РЛС за счет высокого излучающего потенциала могут наблюдать специфические метеорологические объекты. Это явление характерно для весеннего периода в средних широтах и при движении мощного теплого фронта. Кроме того, очень похожий эффект создает сезонная миграция плотных стай птиц. Операторам РЛС требовалась помощь в распознавании объектов такого класса. Для органов управления Войск ПВО были разработаны подробные методики и инструкции.

Произошедшие в определенный момент значительные изменения параметров цели в течение всего лишь одной минуты не насторожили расчет и остались без должного внимания. Операторам явно не хватило квалификации. Кроме того, утрата радиолокационного контакта с самолетом Руста произошла на стыке границ ответственности двух соединений ПВО — 14-й дивизии и 54-го корпуса, где слаженность расчетов командных пунктов играет важную, если не решающую роль.

Поднявшиеся в дальнейшем последовательно в 15.54 и 16.25 истребители с аэродрома Лодейное Поле в Ленобласти заходили уже на ложные цели.

В это время по маршруту Руста теплый воздушный фронт передвигался на юго-восток. Наблюдалась сплошная облачность, местами дожди, нижний край облаков — 200–400 м, верхний край — 2,5–3 тыс. м. Поиск осуществлялся в течение 30 минут. Опускаться в облака истребителям запретили, это было слишком опасно.

Лишь в 16.30 командующий 6-й армии лично информировал о сложившейся ситуации дежурного на КП Московского округа ПВО, сделав вывод, что цель 8255 представляет собой плотную стаю птиц. При этом в действующих методиках и инструкциях содержались необходимые сведения о том, какие виды птиц и в какое время суток могут летать в тумане и облаках, а также при каких обстоятельствах плотная стая может изменить направление полета.

Если руководствоваться этими рекомендациями, то самолет Руста никак нельзя было отождествить с птичьей стаей.

После получения сведений от 6-й армии Московским округом ПВО в 16.32 были включены РЛС 2266-го радиотехнического батальона в городе Старая Русса Новгородской области, а в готовность №1 переведены дежурные экипажи на тверских аэродромах Андреаполь и Хотилово. Подъем двух истребителей оттуда к обнаружению цели не привел: летчиков продолжали наводить на призрачные метеообразования.

close

100%

В суде Матиас Руст должен был отвечать за нарушение советской государственной границы, нарушение международных правил полетов и тяжкое хулиганство

Picture Alliance

Как выяснилось позже, потерянный самолет-нарушитель в 16.16 был обнаружен дежурной РЛС 1074-й отдельной радиолокационной роты 3-й радиотехнической бригады 2-го корпуса ПВО в Тверской области. Данные цели до 16.47 в автоматическом режиме выдавались на КП вышестоящего радиотехнического батальона.

На КП 2-го корпуса ПВО на специальной аппаратуре «Протон-2» позже нашлись данные проводки самолета-нарушителя с 16.18 до 16.28, однако из-за низкой подготовленности соответствующих расчетов информация не была использована.

Матиас в это время находился в 40 км западнее города Торжок, где накануне произошла авиакатастрофа.

В воздухе столкнулись два самолета — Ту-22 и МиГ-25. На месте падения фрагментов машин работали несколько групп спасателей и специалистов по расследованию происшествия. К месту катастрофы люди и грузы доставлялись вертолетами авиационной части в районе города Торжок. Один из вертолетов находился в воздухе в роли связного ретранслятора. В 16.30 самолет Руста отождествили с вертолетом, поэтому никакого беспокойства он на этом участке полета ни у кого не вызвал.

Воздушная обстановка в зоне обнаружения следующего подразделения, куда вошел самолет Матиаса, была тоже напряженной. Здесь боролись с пресловутыми долгоживущими метеорологическими объектами. Они наблюдались на экранах индикаторов РЛС уже в течение 40 минут (причем по нескольку одновременно). Все объекты двигались на юго-восток. Здесь Руст вновь попал «под амнистию» — был снят с сопровождения как метеорологический объект. Это случилось уже на выходе из зоны обнаружения подразделения.

Тем не менее на командном пункте заметили курсовое отличие этой трассы от ранее сбрасываемых с сопровождения воздушных объектов. В 16.48 решением командира 2-го корпуса ПВО были подняты два дежурных истребителя с аэродрома Ржев с задачей — поиск самолетов малой авиации или других летательных аппаратов юго-восточнее города Старица. Поиск результатов не дал.

К 17.36 на КП Московского округа ПВО появился заместитель командующего МО ПВО генерал-лейтенант Бражников, который, оценив обстановку, в течение нескольких минут поставил задачу на приведение в готовность №1 дежурных сил зенитных ракетных войск 2-го корпуса ПВО и приказал искать цель радиолокаторами подсвета цели комплексов С-200. Это тоже не принесло результатов, так как к этому времени Руст прошел границу ответственности вышеназванного корпуса. Задачи прикрывающей Москву 1-й армии ПВО особого назначения поставлены не были.

В 17.40 самолет Матиаса попал в зону действия гражданских радаров Московского аэроузла. В плане самолет не значился, осуществлял полет с нарушениями правил, связи с экипажем не было. Это серьезно угрожало безопасности воздушного движения в Московской авиационной зоне. До выяснения ситуации администрация аэропорта Шереметьево прекратила прием и отправку пассажирских лайнеров.

При согласовании плана совместных действий с командованием Московского округа ПВО было принято решение о том, что гражданские специалисты сами разберутся с нарушителем режима полетов.

Когда же обнаружилось, что нарушитель уже над городской застройкой Москвы, где полеты вообще запрещены, предпринимать что-либо было поздно.

В 18.30 самолет Руста появился над Ходынским полем и продолжил полет к центру города. Решив, что приземлиться на Ивановской площади Кремля невозможно, Матиас предпринял три безуспешные попытки приземлиться на Красной площади. Размеры последней позволяли это сделать, но на брусчатке находилось много людей.

После этого немец принял рискованное решение — приземлиться на Москворецком мосту. Развернувшись над гостиницей «Россия», он начал снижение над улицей Большая Ордынка, включив посадочные огни. Постовой службы ГАИ во избежание аварии на мосту включил красный свет светофора.

Посадку Руст выполнил мастерски, если учесть, что ему пришлось снайперски попасть в область между растяжками контактной троллейбусной сети.

Это произошло в 18.55. Подрулив к Покровскому собору и выключив двигатель, Матиас вышел из самолета в новеньком красном комбинезоне, поставил колодки под шасси и начал раздавать автографы.

close

100%

Cessna на краю Красной площади

Picture Alliance

Уже на первом этапе начали проявляться последствия реформы — расчленения единой системы управления Войсками ПВО страны между военными округами в 1978 году.

Войска противовоздушной обороны СССР во второй половине 70-х развивались настолько активными темпами, что на Западе признавали их превосходство над подобными системами других стран мира.

Завершалось переоснащение Войск ПВО на новейшие по тем временам вооружение и военную технику. Система ПВО страны в этот период представляла собой единый автоматизированный организационно-технический комплекс, который находился в постоянной боевой готовности и непрерывно совершенствовался.

Воздушные рубежи СССР в годы «холодной войны» постоянно подвергались проверкам на прочность. Кстати,

еще в середине 70-х настоящим бичом системы ПВО СССР в Северо-Западном регионе стали нарушения госграницы легкомоторными самолетами (типа Cessna, Beechcraft, Piperи др.) со стороны Финляндии.

Как правило, причиной таких инцидентов была потеря ориентировки летчиками-любителями.

Однако этим дело не обходилось. 20 апреля 1978 года в районе Кольского полуострова госграницу пересек пассажирский самолет Воеing 707 южнокорейской авиакомпании KAL. После безуспешных попыток принудить самолет к посадке командующий 10-й армией ПВО принял решение применить оружие. Истребитель ПВО Су-15 открыл огонь на поражение и повредил левую консоль крыла лайнера. Тот совершил вынужденную посадку на лед озера Колпиярви в районе города Кемь. Погибли два пассажира, несколько человек получили ранения. Действия командования ПВО впоследствии были признаны правильными, а все участники перехвата представлены к государственным наградам.

К тому времени влиятельная группа высших руководителей Министерства обороны замыслила реформу ПВО СССР, которая предусматривала передачу большей, лучшей и наиболее боеспособной части Войск ПВО в состав приграничных военных округов. Решительно против этого выступал главнокомандующий Войсками ПВО страны маршал Советского Союза Павел Батицкий.

Летом 1978 года вредное решение было принято. Корпуса и дивизии ПВО отдавались в распоряжение административно-хозяйственных структур, каковыми на практике были военные округа. Реформа проходила в неоправданной суете. Через несколько лет было все-таки принято решение вернуть войска в исходное состояние, но ущерб в ПВО вспоминают до сих пор.

Тем временем напряженность в сфере охраны госграницы не спадала. Только на Дальнем Востоке в начале 80-х операторы радиотехнических войск сопровождали на экранах PЛC вблизи границ более трех тысяч воздушных объектов ежегодно.

Трагической кульминацией стал сбитый 1 сентября 1983 года после проникновения в воздушное пространство СССР южнокорейский авиалайнер Boeing 747.

Именно после этого Советский Союз был объявлен «империей зла», а на внеочередной сессии ИКАО было принято дополнение к третьей статье Чикагской конвенции 1944 года «О международной гражданской авиации», которое запрещало сбивать гражданские самолеты вне зависимости от того, над территорией какого государства они оказались. Советским руководством принимается политическое решение об ограничении применения оружия Войсками ПВО. Приказ министра обороны предписывал всеми силами и средствами принуждать нарушителей к посадке. Этот документ ситуацию не упростил, а скорее усложнил.

close

100%

Матиас Руст участвует в ток-шоу, 2012 год

Picture Аlliance/Jazzarchiv

Офицеры ПВО стали заложниками принятых решений политического характера. И процедура принуждения к посадке таких нарушителей госграницы однозначно не определена до сих пор.

Во время подлета Руста к территории СССР был нарушен и «святой принцип границы» — немедленная выдача информации по цели до выяснения ситуации. Однако вместо рационального анализа случившегося провала начался поиск виновных, которые обнаружились почти сразу.

Руководством страны были сняты со своих постов три маршала Советского Союза и около трехсот генералов и офицеров. Такого кадрового погрома армия не знала буквально с 1937 года.

В итоге к руководству Вооруженных сил и видов ВС пришли люди, на порядок (а то и на два) уступающие по своим профессионально-деловым и моральным качествам снятым маршалам и генералам.

Очевидец посадки Руста на Красную площадь раскрыл секретные детали

— На вторую половину дня 28 мая 1987 года у меня была назначена оперативная встреча в гостинице «Россия», — вспоминает Дмитрий Леонидович. — После ее завершения, уже к вечеру, я вышел из отеля и направился в сторону Красной площади. Приблизившись к Васильевскому спуску, увидел необычную картину: на брусчатке застыл маленький легкомоторный самолет, а вокруг толпятся удивленные москвичи и гости столицы. «Опять снимают какой-то рекламный ролик», — мелькнула в голове мысль. Однако почти сразу же стало ясно, что здесь совсем иная история.

Со стороны Спасской башни появился полковник с много говорящими знающему человеку фиолетовыми петлицами на кителе. Он подошел к толпе, посмотрел на самолет, на улыбающегося летчика, который с радостью раздавал автографы, сдвинул фуражку на затылок и произнес какую-то резкую фразу. Слов я не расслышал, но по дрожащим губам и выражению лица бедного чекиста понял, что тот серьезно задумался о своей пенсии, которая может неожиданно настать для него в ближайшие дни, если не часы…

Примерно в такой же ситуации (как рассказывали потом очевидцы) оказался и тогдашний министр обороны СССР, маршал Советского Союза Сергей Соколов, который в эти минуты летел над Европой в одном самолете с первым (и последним) президентом СССР Михаилом Горбачевым.

Михаилу Сергеевичу по спецсвязи из Москвы доложили, что на Красной площади сел неизвестный самолет, пилотом которого оказался молодой немецкий летчик. Горбачев, услышав такую новость, поинтересовался у маршала: может ли иностранный самолет приземлиться на Васильевском спуске в столице?

— Никак нет, это невозможно! — по-военному четко отрапортовал Соколов.

Тут ему Горбачев, не скрывая своего гнева, и сообщил о «Сессне» Матиаса Руста. А немногим более суток спустя в кресле министра обороны СССР уже сидел другой маршал — Дмитрий Язов…

Кроме Соколова, полетело со своих постов почти все командование ПВО страны. Потом настала очередь военных начальников рангом пониже — командиров частей и подразделений, которые «держали небо» по всему маршруту полета немца. Насколько мне известно, не выгнали, а даже, наоборот, наградили одного-единственного человека. Летчика, который поднялся по тревоге в воздух и первым увидел самолет Руста. Но докладу об этом на земле никто не поверил… Его непосредственное начальство приказало офицеру просто молчать. Благо, Руст тем временем перелетел уже в зону ответственности соседнего подразделения ПВО. («Вот пусть коллеги и парятся!..»)

Однако вернусь к моей рустовской истории. Волею случая оказавшись на Васильевском спуске почти сразу после приземления там молодого немца, стоял я перед его самолетиком и думал, что делать. Форс-мажор полный! Решил вернуться в гостиницу, в наш оперативный номер и позвонить дежурному по управлению. Хотя реакцию его я, в принципе, просчитал заранее: «Дима! Ты что, утомился после оперативной встречи? Так иди домой и отдыхай. Не мешай людям работать…»

Я и пошел — в свой рабочий кабинет на Лубянку. Рассказал дежурившим ребятам-операм, что видел на Красной площади. Те подняли меня на смех: «Закусывать надо, товарищ майор!»

Матиас Руст. Фото: Александр Павлов

Зато на следующий день тот дежурный по управлению офицер, которому я звонил о самолете на Красной площади, встретил меня в коридоре и с горечью произнес: «Эх, послушал бы я тебя вчера вечером!.. Сейчас, наверное, еще одну звездочку на погоны получил бы. Но кто ж его знал?! Да еще вдобавок этого гада угораздило сесть на Красной площади в День пограничника!»

Чуть позже раздался звонок оперативной связи в моем рабочем кабинете. В трубке я услышал голос одного из начальников: он как-то непривычно вкрадчиво попросил повторить, что я видел вчера вечером на Красной площади. Я повторил. В ответ в трубке возникла явно затянувшаяся тишина… У меня возникло неприятное чувство, что где-то лопухнулся.

— А в чем, собственно, дело? — попытался я прояснить ситуацию у позвонившего.

— Да нет, ни в чем… А ты там растяжки не заметил? Между столбами?

— Какие растяжки?

— Ну, такие… Плакаты на стальных тросах с лозунгами типа «Москва приветствует гостей столицы!»

Мне стало не по себе.

— Не было там никаких растяжек и лозунгов, — четко отрапортовал я.

— Ну, хорошо, хорошо! Только не кипятись. Ты в отпуске-то давно был, усталость чрезмерная не накопилась? — елейным голосом поинтересовался начальник.

Вот тут мне совсем стало худо. Ведь так и в «дурку» сошлют!

А ларчик просто открывался. Оказывается, ночью после приземления Руста местные ответственные товарищи лихо провели операцию прикрытия. По их распоряжению на Васильевском спуске были натянуты эти самые пресловутые растяжки между фонарными столбами. А когда утром пришла официальная комиссия, они, показывая на стальные тросы в палец толщиной, стали уверять проверяющих, что никакой самолет здесь в принципе сесть не может. Инспектирующие начальники стояли и чесали репу…

В дальнейшем все пошло своим чередом. Самолетик немца-нарушителя по приказу тогдашнего председателя КГБ Виктора Михайловича Чебрикова разобрали до винтика. И ничего «криминального» не нашли. Однако вслед за тем поступила команда: проверить на земле весь маршрут полета злополучного самолета. Вдруг Руст выбросил шпионскую аппаратуру и пленки, скажем, на подлете к Москве?! Не знаю, какие силы были задействованы, но прочесали, как говорят, каждый метр, обследовали каждый кустик. Ничего так и не обнаружили.

Уже много позднее, когда версия о шпионаже отпала, все стали размышлять, кем же на самом деле был Матиас Руст. Очень понравилась запущенная кем-то «сказка», что он летел к русской девушке, с которой когда-то познакомился и которая жила в Москве и ждала его.

А еще мне понравился один из первых протоколов допроса Руста:

— Как вы вышли точно на Красную площадь? — грозно спросил следователь.

— Да очень просто. Купил в Хельсинки в магазине карту. Определил по ней направление полета: строго на Москву, включил радар и полетел. Маршрут сверял по церквям в селах и городах. А когда подлетел к Москве, сразу увидел Красную площадь. Взял и сел. Боялся только людей зацепить. Но все обошлось.

Говорят, бедный следователь еще долго бегал с этим протоколом допроса по высоким кабинетам. Никто его не принимал, вернее, не верил, что так просто можно пролететь через полстраны и сесть в самом центре Москвы…

Острословы потом говорили, что Красную площадь надо переименовать в «Шереметьево-3», Васильевскому спуску присвоить имя Матиаса Руста, а все прилегающие к центру столицы канализационные люки заварить, чтобы не смогла всплыть… вражеская подводная лодка.

Это все шутки, конечно, а история, в общем-то, получилась грустная. Как говорил герой популярного фильма: «За державу обидно!»

Правда и вымыслы о полете Матиаса Руста | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

О немце Матиасе Русте (Mathias Rust), который в 19 лет перелетел на своей крошечной «Сессне» из Хельсинки в Москву, чтобы поговорить с Горбачевым и, как он заявлял, внести таким образом свой вклад в дело мира, написано очень много. Вокруг него создано великое множество разных мифов.

Обложка книги »Кремлевский пилот»

Их происхождение понятно. Просто не верится, что этот щуплый юноша, почти подросток, без посторонней помощи, на свой страх и риск, ради какой-то неопределенной «миссии мира», мог так легко обесславить и опозорить вооруженные силы ядерной сверхдержавы. Именно представители этих вооруженных сил, попавшие в смешное положение, чаще всего и пытаются оправдать свой непрофессионализм и свое разгильдяйство. И продолжают уверять, что Руст был лишь пешкой, винтиком в операции НАТО, ЦРУ, Пентагона или даже. .. председателя КГБ Крючкова (последний якобы действовал по заданию Горбачева, который искал предлог, чтобы уволить министра обороны и генералов ПВО).

Вначале осторожные редакторы ТАСС еще ставили вопросительные знаки: «Не переоборудовали ли самолетик Руста во время промежуточной посадки в Исландии, которая, кстати, является членом НАТО? Не были ли крылья сделаны из такого специального материала, который не фиксируется радаром?»

Потом пошли только восклицательные. «Нет никаких сомнений, что полет Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб!» — безапелляционно заявил, например, генерал армии Петр Дейнекин. Одна из самых фантастических гипотез включает в число исполнителей этой «спланированной провокации» даже экипаж… подводной лодки.

Эд Штулер (Ed Stuhler), автор книги о Русте, которая называется «Кремлевский пилот», подробно разбирает самые распространенные версии. Так, например, существует нарисованная журналистами схема, согласно которой Руст летел, ориентируясь на железнодорожную линию Ленинград — Москва. Соответствующие подсчеты показывают, что у него в таком случае было время (аж полтора часа!) на посадку где-то на территории СССР, чтобы заправиться горючим для дальнейшего полета, — с помощью неизвестных сообщников, разумеется. И, кстати, в Хельсинки, согласно показаниям свидетелей, Руст был в зеленой куртке, а в Москву прилетел в красном комбинезоне. Где ж это он переоделся?

В самолете, конечно. А до полета не надевал комбинезон (кстати, специально выбранного для Москвы красного цвета), чтобы его не запачкать. И запаса горючего у «Сессны» вполне хватало не только на шесть часов полета из Хельсинки до Москвы, но и на все восемь. А самое главное: в действительности Руст летел много западнее железнодорожной ветки Ленинград — Москва, над заболоченной местностью, где и сесть-то было непросто…

Приземление на Красной площади

«Сессна» уходит от МиГов

Но и это подозрительно: зачем отклонялся от такого прекрасного ориентира, как железная дорога? Что высматривал? Ракетные базы? Радарные установки? Но почему Руста не зафиксировали советские радары? Точнее, зафиксировали, а потом потеряли? Наверное, потому, что он летел на низкой высоте, как опытный летчик-разведчик? «Ерунда!» — отвечает Штулер. Установлено: Матиас Руст специально летел на большой высоте, чтобы его обнаружили, определили и не сбили сгоряча, как южнокорейский пассажирский самолет за несколько лет до этого. И его обнаружили! Но поднявшиеся в воздух МиГи, увидев самолетик Руста, не получили приказа посадить или сбить его и вернулись на аэродром. Кстати, позже высшее начальство ВВС пустило «гулять» версию, что Русту якобы удалось уйти (!) от истребителей — благодаря искусному пилотированию. Это они о мальчишке, налетавшему к тому времени всего полсотни часов!

Облака против ПВО

В книге «Кремлевский пилот» приводится, среди прочего, фантастическая версия бывшего начальника радиотехнических войск полковника Рудака, который хотя и находился в отпуске 28 мая, но все равно был снят с должности. Считается, что локаторщики проморгали Руста, приняв его крошечный самолетик на экране радара за облако (облачность тогда была приличная). Рудак же предположил, что это были не облака, а так называемые шары малого размера, специально запущенные, чтобы запутать ПВО.

Матиас Руст

Дальше — больше: их «кучность» (шаров, а не облаков) как раз доказывает, что, мол, запускали их из одного места, а именно — где-то в районе озера Селигер. А там, между прочим, 28 мая находилась группа западногерманских туристов. Неспроста… Ну, а чтобы запустить эти предательские шары, достаточно якобы газовой зажигалки… «Смешнее не придумаешь», — пишет Штулер. Потому что газовые зажигалки заправляют пропаном или бутаном, которые тяжелее воздуха. Легче воздуха гелий и водород. Но их, по понятным причинам, в зажигалки не закачивают. Гелий не горит, а смесь водорода с кислородом образует гремучий газ, крайне опасный не только для курильщиков.

Справедливости ради следует сказать, что сказки о Русте сочиняли не только российские генералы и журналисты. Немцы (в частности, журналы Stern и Bunte) тоже внесли свою долю, и немалую. Но до российских «разоблачителей» Руста им далеко. Что только они не пишут! Так, одна из газет возвестила о том, что полет Руста якобы был рекламной акцией. Мол, отец «кремлевского пилота» Дитер Руст продавал самолетики «Сессна», и спрос на них резко упал. Вот тогда-то… На самом деле отца «кремлевского пилота» зовут Карл-Хайнц, он работал инженером в концерне AEG и к авиации никакого отношения не имел.

Воспользовавшись прекрасным поводом, Горбачев снял министра обороны, а заодно то ли полторы, то ли две сотни генералов, сопротивлявшихся новой политике разоружения, резко сократил расходы военно-промышленного комплекса, которые поставили страну на грань банкротства, «свернул», в конце концов, безнадежную войну в Афганистане… И, не будь полета Руста, все это, возможно, произошло бы гораздо позже и намного болезненнее.

Хулиган и нарушитель советской границы Матиас Руст

2 сентября 1987 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР начала слушание дела Матиаса Руста. Он был обвинён в хулиганстве (его посадка, по мнению суда, угрожала жизни находившихся на площади людей), нарушении авиационного законодательства и незаконном пересечении советской границы. Дело рассматривалось на открытом заседании.

Тогда своих должностей лишились министр обороны Сергей Соколов, главком войсками ПВО Александр Колдунов и еще около 300 офицеров.

Руста  защищал член московской коллегии адвокатов В.Д.Яковлев, государственный обвинитель — старший помощник генерального прокурора СССР  В.И.Андреев. Сам Руст заявил на суде, что его полёт был «призывом к миру».

4 сентября  1987 года Руст был осужден на 4 года лишения свободы за незаконное пересечение  воздушной границы, нарушение международных правил полетов и злостное  хулиганство. Проведя в предварительном заключении и тюрьме в общей сложности 432 дня, 3 августа 1988 года он был помилован президиумом ВС и выдворен с территории СССР.

Он вернулся в ФРГ, однако на родине его считали сумасшедшим, поставившим под угрозу мир. Руста лишили прав на пилотирование. Он поступил на альтернативную службу, работал медбратом в больнице в немецком городе Риссен. В ноябре 1989 года, во время очередного дежурства, Руст ранил ножом медсестру, которая не позволила ему себя поцеловать, за что был приговорён к 4 годам лишения свободы, но был освобождён спустя всего 5 месяцев.

В апреле 1994 года Руст заявил, что хочет вернуться в Россию. Затем он исчез на 2 года.

Ходили слухи об его гибели, потом говорили, что Руст торговал обувью в Москве.

Руст много путешествовал; объездив весь мир,  вернулся на родину, где объявил о намерении жениться  на дочери богатого торговца чаем из Бомбея Гите. Церемония бракосочетания прошла в Индии и по индуистскому обряду (Руст перешёл в индуизм). После бракосочетания он с женой вернулся в Германию.

В апреле 2001 года он предстал перед судом по обвинению в краже кашемирового пуловера в универмаге, был приговорен к штрафу в 5 тысяч евро.

В личной жизни у Руста тоже не все благополучно — он разведен. Как он сам говорит, ему хотелось бы иметь семью, детей, но он никак не может найти женщину, которая будет его понимать. На жизнь он  зарабатывает, как профессиональный игрок в покер. 

Он восстановил в ЮАР свои документы и снова собирается летать.

Все справки>> 

Самолет на красной площади 1987 имя пилота.

Самолет на красной площади

28 мая в Советском Союзе отмечался День пограничника. В 1987 году этот праздник у советских пограничников оказался безнадёжно испорчен — в центре Москвы, у храма Василия Блаженного, приземлился иностранный самолёт.

Легкомоторный самолёт «Сессна-172», пилотируемый 18-летним немцем Матиасом Рустом , на историю Советского Союза оказал огромное влияние.

Посадка на Красной площади стала поводом для отставки министра обороны Сергея Соколова и главкома ПВО Александра Колдунова, являвшихся противниками политики Михаила Горбачёва , а также для масштабной «чистки» в рядах советских военных, которая, по мнению иностранных экспертов, была сопоставима лишь с «чисткой» времён «большого террора» конца 1930-х.

Даже 28 лет спустя нет единого мнения о том, являлся ли полёт Руста выходкой юнца-одиночки или тщательно продуманной операцией спецслужб.

Сам Руст и спустя годы настаивал — это была миссия мира. Вдохновлённый потеплением в отношениях между Западом и Востоком, молодой человек решил построить «воздушный мост», прилетев в Москву и приземлившись в самом центре Страны Советов.

Пропавший над Балтикой

Лицензию пилота Руст получил в 1986 году в аэроклубе Гамбурга. В том же аэроклубе в мае 1987 года немец арендовал «Сессну-172», а также получил подробные карты, необходимые для перелёта. Как утверждает Руст, о своих истинных намерениях он никого не информировал.

Стартовав 13 мая из аэропорта города Итерзен, Руст через Шетландские острова и Фареры 15 мая добрался до Исландии. 22 мая немец вылетел в норвежский Берген, оттуда 25 мая — в финский Хельсинки.

В столице Финляндии он принял окончательно решение лететь в Москву.

Утром 28 мая, заправив «Сессну», Руст вылетел с аэродрома, заявив в качестве цели Стокгольм. Сотрудники аэродрома обратили внимание, что «Сессна» не просто заправлена под завязку, но в салоне также установлены дополнительные топливные баки. Полёт в Стокгольм явно не требовал такого количества горючего. Тем не менее Русту разрешили вылет.

«Сессна» взлетела в 12:21, и через двадцать минут самолёт вышел из зоны управления аэропорта. Руст прекратил связь с диспетчерской службой, развернулся к береговой линии Балтийского моря и примерно в 13:00 исчез из воздушного пространства Финляндии около Сипоо.

Исчезновение «Сессны» финские диспетчеры расценили как возможную аварию, подняв по тревоге спасательные службы.

«Сессну» вели от самой границы

Спасатели обнаружили в море маслянистое пятно, которое позволяло сделать вывод — произошла катастрофа. Откуда взялось пятно, не ясно и по сей день. Впоследствии, когда стало известно, куда на самом деле улетел самолёт Руста, финны выставили ему счёт на 100 тысяч долларов за работу спасателей. Правда, когда в мире поднялся большой шум вокруг полёта, иск отозвали.

«Сессна» Матиаса Руста в этот момент пересекла советскую границу возле города Кохтла-Ярве и взяла курс на Москву. Пилот ориентировался по магнитному компасу и заранее намеченным объектам — Чудскому озеру, озеру Ильмень, озеру Селигер, железнодорожной ветке Ржев — Москва.

Сразу после полёта Руста появился устойчивый миф о том, что военные, отмечавшие День пограничника, самолёт-нарушитель, что называется, «прохлопали». На самом деле это не так.

В 14:10 «Сессна» была обнаружена радиотехническими средствами подразделений ПВО. Три зенитных ракетных дивизиона были приведены в боевую готовность, но команды на уничтожение они не получили.

Позднее самолёт Руста также был визуально обнаружен в районе города Гдов советскими истребителями, которые определили его как «спортивный самолёт типа Як-12».

«Сессна» шла на малой высоте и низкой скорости, и сопровождать легкомоторный самолёт истребители были не в состоянии. Поэтому, облетев вокруг нарушителя, они вернулись на базу.

Сбивать — нельзя, посадить — не получается

Прочно закрепившаяся у многих картина беспомощности советских военных перед Матиасом Рустом совершенно неверна. Действительно, система противовоздушной обороны выстраивается с прицелом на куда более серьёзные и опасные цели, чем легкомоторный самолёт.

Тем не менее «Сессну» засекли и могли уничтожить. Однако распоряжения на подобные действия из Москвы не поступило.

В первую очередь, потому, что над СССР довлела история с уничтожением 1 сентября 1983 года пассажирского южнокорейского «Боинга». И хотя в той истории, по большому счёту, за советской стороной не было никакой вины, в Кремле ни в коем случае не хотели повторения подобного инцидента.

К тому же доклад лётчиков подтверждал — речь идёт о легкомоторном гражданском самолёте, а сбивать гражданские самолёты советские военные не имели права. Собственно, так же было и в случае с южнокорейским «Боингом», поскольку он был ошибочно опознан как американский самолёт-разведчик.

Конвенция о международной авиации, также известная как «Чикагская конвенция», предписывает при нарушении воздушного пространства стран легкомоторными спортивными самолётами не сбивать их, а принуждать к посадке. Посадить Руста при помощи боевых истребителей не представлялось возможным по описанным выше причинам, а другого способа военные оперативно не нашли.

Мост имени Руста

Таким образом, «Сессна» в 18:30 благополучно долетела до Москвы. Как рассказывал сам Руст, он хотел сесть в Кремле или на Красной площади, так как других мест в Москве просто не знал. Но в Кремле для посадки не было условий, а на Красной площади было много людей.

В итоге пилот, зайдя со стороны Большой Ордынки, сел на Большой Москворецкий мост, который с полным основанием можно с той поры именовать Рустов мост, и накатом доехал до храма Василия Блаженного.

Вокруг самолёта скопились любопытные. Руст выбрался из кабины, стал общаться с людьми. Среди москвичей и гостей столицы нашёлся школьник с отличным знанием иностранного языка, который и служил переводчиком. У немецкого пилота стали брать автографы.

Удивительно, но в первые минуты среди тех, кто окружил Руста, не было сотрудников спецслужб. Лишь дежурный милиционер поинтересовался наличием у лётчика визы и, узнав, что её нет, оставил немца в покое.

Пока Матиас Руст рассказывал москвичам о своём желании поговорить с Горбачёвым, появились военные, которые оцепили самолёт, однако жёстких действий не предпринимали. Лишь около 20:00 трое людей в штатском предложили Русту пройти для дачи объяснений.

Позднее лётчик рассказывал, что допрашивали его где-то неподалёку от Красной площади. Это неудивительно — москвичи знают, что комплекс зданий Комитета государственной безопасности находится от Кремля в пешей доступности.

Лефортовское гостеприимство

Общались с Рустом вежливо, интересовались, кто организовывал полёт и какие у него были цели. Немец настаивал — он за мир и дружбу, прилетел высказать свою поддержку Горбачёву.

Горбачёва он действительно поддержал — благодаря его полёту советский лидер нанёс мощный удар по позициям военных, критически оценивавших проводимую им политику.

Но встречаться с Рустом Горбачёв не захотел. Не оправдались и надежды немца на то, что его пожурят и отпустят. Ему предъявили обвинение в хулиганстве, нарушении авиационного законодательства и незаконном пересечении границы. 4 сентября 1987 года Матиас Руст был приговорён к 4 годам лишения свободы.

На самом деле в следственном изоляторе «Лефортово» Руст провёл всего 432 дня. Хотя относились к нему корректно, немец пребывал в подавленном состоянии. И напрасно — советская тюрьма выглядела куда более приятной альтернативой, нежели ракета «земля-воздух», которая вполне могла «навестить» Руста во время полёта.

Летом 1988 года знаменитый глава МИД СССР, а в ту пору председатель Президиума Верховного Совета СССР Андрей Громыко подписал указ об амнистии Руста. 3 августа 1988 года лётчик вернулся в ФРГ, где на какое-то время стал весьма популярной личностью.

Открытое заседание судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР по делу гражданина ФРГ Матиаса Руста, 19-летнего лётчика-любителя, который обвиняется в нарушении правил международных полётов и в злостном хулиганстве. Фото: РИА Новости / Юрий Абрамочкин

«Это был безответственный поступок»

Впрочем, продолжалось это не слишком долго. О Русте снова вспомнили осенью 1989 года, когда он попал под суд уже в Германии. Он проходил альтернативную службу в госпитале, где ударил ножом медсестру, не разделившую его любовных чувств. В 1991 году немецкий суд приговорил Матиаса Руста к 4 годам — то есть к такому же сроку, как и ранее суд советский. Как и в СССР, в Германии к нему проявили снисхождение, выпустив на свободу после 15 месяцев заключения.

Затем Руст путешествовал по миру, женился на индианке, обращался в индуизм, разочаровывался и в жене, и в религии, возвращался домой, где снова оказался под судом — в 2001 году его поймали на краже свитера в универмаге.

Кажется, что воспоминания о полёте в Москву стали для него главным делом жизни. Он охотно встречается с журналистами, рассказывая о нём, к его 25-летию в 2012 году даже выпустил мемуары.

Тогда же, в 2012 году, журнал «Штерн» опубликовал мнение 44-летнего Матиаса Руста о своём поступке, совершённом в мае 1987 года: «Сейчас я смотрю на произошедшее совершенно по-другому. Я точно не стал бы повторять это и назвал бы свои тогдашние планы нереализуемыми. Это был безответственный поступок».

Утром 28 мая 1987 года в аэропорту Маальме, близ Хельсинки, Матиас Руст, гражданин ФРГ, 1968 года рождения, подготовил к вылету свой моноплан Cessna-172R, на котором за сутки до этого он прилетел из Гамбурга. В полетных документах конечной точкой маршрута значился Стокгольм.

В 13.10, получив разрешение, Матиас произвел взлет и направился по запланированному маршруту. Через 20 минут полета Руст доложил диспетчеру, что на борту у него порядок и попрощался. После чего, выключив бортовую радиостанцию, круто развернул самолет в сторону Финского залива и начал снижение до высоты 80−100 м. Этот маневр должен был обеспечить надежный выход самолета из зоны наблюдения диспетчерского радара и скрыть истинный маршрут полета. На этой высоте Матиас направился в расчетную точку Финского залива вблизи воздушной трассы Хельсинки-Москва. Развернув самолет в сторону первого наземного ориентира на побережье Советского Союза (сланцевый комбинат г. Кохтла-Ярве с его дымами, которые видны за 100 километров) и сверив показания радиокомпаса с расчетными, Матиас лег на «боевой курс». Погода на этом участке полета была благоприятной: облачность — слоисто-кучевая, 4−5 баллов; ветер — северо-западный, 5−10 метров в секунду; видимость — не менее 15−20 километров.

2 Локса. Обнаружение

В 14.10 над территориальными водами Советского Союза дежурной радиолокационной ротой (РЛС П-15) близ эстонского поселка Локса был обнаружен неопознанный легкомоторный самолет, который приближался к береговой черте. По инструкции воздушному объекту был присвоен очередной номер и признак «нарушитель режима полетов», поскольку на тот момент заявок на полеты в этом районе малой авиации не было. Курс самолета практически совпадал с направлением оживленной воздушной трассы Хельсинки-Москва, где в верхних эшелонах воздушного пространства находилось несколько самолетов.

Расчет командного пункта 14-й дивизии ПВО приступил к уточнению и анализу воздушной обстановки. Было принято решение: до полного выяснения ситуации информацию «наверх» не выдавать. Над территорией Эстонии в этот момент находилось не менее 10 легкомоторных самолетов самой различной ведомственной принадлежности. Ни один из них не был оборудован системой государственного опознавания. На командные пункты частей и дежурных подразделений 14-й дивизии были вызваны смены усиления.

В течение 19 минут расчет безуспешно пытался разобраться в складывающейся воздушной обстановке, а самолет Руста тем временем приближался к Чудскому озеру. В 14.27 командир 656-го истребительного авиационного полка (г. Тапа), оценив обстановку, своим решением поднял в воздух дежурную пару истребителей МиГ-23 с задачей одному из них перекрыть границу, другому — визуально опознать нарушителя режима полетов. И здесь потребовалось время, чтоб согласовать с диспетчерами УВД допуск истребителя в район поиска, поскольку действия дежурных сил ПВО осуществлялись в зоне воздушной трассы.

В 14.28 окончательно выясняется, что гражданских самолетов малой авиации в этом районе нет. В 14.29 оперативный дежурный командного пункта 14-й д ПВО принял решение о присвоении нарушителю «боевого номера» 8255, о выдаче информации «наверх» и объявлении готовности № 1.

Так на командном пункте 6-й армии ПВО появилась информация о цели 8255. Командующий 6-й ОА ПВО генерал Герман Кромин перевел в готовность номер № 1 все соединения и части 54-го к ПВО. Командиры трех зенитных ракетных дивизионов 204-й зрбр (н.п. Керстово), находившихся на маршруте полета Руста, доложили, что цель наблюдают и готовы к пуску ракет.

3 Изменение маршрута. Станция Дно

В 14.30 по маршруту полета Cessna-172R погода резко ухудшилась. Усилился ветер, нижний край сплошной облачности опустился до 70−100 метров, видимость упала до 600−700 метров, местами начал моросить дождь. Матиас принял решение уйти со снижением под нижнюю кромку облаков и изменить курс в район запасного ориентира: железнодорожного узла ст. Дно. В этом направлении видимость была лучше.

В ходе этого маневра, в 14.30 (всего через минуту после получения первых данных о цели) на командном пункте 6-й армии ПВО цель была потеряна.

Утрата радиолокационного контакта с самолетом Руста произошла на стыке границ ответственности двух соединений ПВО — 14-й д ПВО и 54-го к ПВО, где слаженность расчетов командных пунктов играет важную, если не решающую роль. В 14.31 цель снова появилась на экранах радаров одной из радиолокационных рот, но уже в 20 км к западу от прежнего маршрута цели 8255 на предельно малой высоте. Это затрудняло ее устойчивое наблюдение. Информацию по ней решили не выдавать, чтобы ни вносить помех в сложную и без того обстановку. Тем более, цель выходила из зоны обнаружения радиолокационной роты и входила в зону ответственности соседнего соединения.

Десятью минутами раньше, в 14.21, в районе Чудского озера на экранах дежурных радаров появилась отметка с направлением движения: Гдов-Малая Вишера. В 14.24 информацию по этой цели начали выдавать «наверх». С 14.25 отметка стала наблюдаться неустойчиво, и в 14.28 сопровождение воздушного судна было прекращено. В 14.31 этим же подразделением обнаруживается цель с прежними параметрами, но выдается «наверх», как и положено, с другим номером.

В 15.00 решением командующего 6-й армией ПВО с аэродрома Громово была поднята в воздух дежурная пара истребителей с задачей установить тип и государственную принадлежность цели 8255. По маршруту полета цели погода не радовала. Теплый фронт передвигался на юго-восток. Облачность сплошная, местами дожди, нижний край облаков 200−400 метров, верхний край 2500−3000 метров. Поиск осуществлялся в течение 30 минут. Опускаться в облака истребителям запретили, это было слишком опасно. С зенитных ракетных дивизионов стали поступать доклады, что по новым целеуказаниям цель 8255 не обнаружена. В 15.31 командующим армией было принято решение — цель 8255 представляет собой плотную стаю птиц. Об этом и было доложено на ЦКП Войск ПВО.

К 15.00 Матиас приблизился к железнодорожному узлу ст. Дно. Погода к этому времени улучшилась. Над точкой пересечения железных дорог Матиас снова изменил курс и теперь уже не менял его до самой Москвы.

4 Случайная «легализация» полета

В 15.05 аэроплан Руста уже находился в границах ответственности соединения ПВО Московского округа ПВО — 2-го корпуса ПВО (г. Ржев). Его маршрут проходил через пилотажные зоны авиационного полка ВВС, где шли плановые полеты. В воздухе находилось одновременно до 12 истребителей. В 15.00, в соответствии с графиком, изменился код системы государственного опознавания. Поскольку этот процесс выполняется экипажами в воздухе и расчетами на земле, то эта процедура занимает какое-то время. Как правило, не более одной-двух минут. В данном случае процесс затянулся. С вышестоящего командного пункта требовали немедленно разобраться с ситуацией, так как пять из двенадцати истребителей начали сопровождаться системой без сигнала опознавания «Я — свой самолет». Для того чтобы не вносить сумятицу в воздушную обстановку, оперативный дежурный командного пункта соединения дал команду руководителю расчета системы автоматизации подразделения: «Присвоить всем истребителям признак «Я — свой самолет». Самолету Матиаса тоже присваивается признак «Я — свой самолет». Таким образом, в 15.10 Руст, сам того не подозревая, временно получил легальную прописку в воздушном пространстве СССР.

К 16.00, в районе г. Осташков, самолет Матиаса вошел в зону обнаружения следующего по маршруту полета подразделения РТВ и лишился временной прописки. Информация по самолету снова выдавалась без признака «Я — свой самолет». Опять долгое выяснение ситуации и снова присвоение необходимого признака и дальнейшая легализация полета.

Матиас в это время находился в 40 километрах западнее города Торжок, где накануне произошла авиакатастрофа. В воздухе столкнулись два самолета — Ту-22 и МиГ-25. На месте падения фрагментов машин работали несколько групп спасателей и специалистов по расследованию происшествия. К месту катастрофы люди и грузы доставлялись вертолетами авиационной части в районе г. Торжок. Один из вертолетов находился в воздухе в роли связного ретранслятора. В 16.30 самолет Матиаса отождествили с винтокрылой машиной. Поэтому никакого беспокойства Руст на этом участке полета ни у кого не вызвал.

5 Старица

Воздушная обстановка в зоне обнаружения следующего подразделения, куда вошел самолет Матиаса, была тоже напряженной. Здесь боролись с пресловутыми долгоживущими метеорологическими объектами. Они наблюдались на экранах индикаторов РЛС уже в течение 40 минут (причем по нескольку объектов одновременно). Все объекты двигались на юго-восток. Здесь Руст вновь попал «под амнистию» — был снят с сопровождения как метеорологический объект. Это было уже на выходе из зоны обнаружения подразделения.

Тем не менее, на командном пункте заметили курсовое отличие этой трассы от ранее сбрасываемых с сопровождения воздушных объектов. В 16.48 решением командира 2-го корпуса ПВО были подняты два дежурных истребителя с аэродрома Ржев с задачей — поиск самолетов малой авиации или других летательных аппаратов юго-восточнее г. Старица. Полагали, что настороженность в ходе плановой проверки будет не лишней. Поиск результатов не дал.

6 Москва. Приземление на Красной площади

В 17.40 самолет Матиаса попал в зону действия радаров Московского аэроузла. Это серьезно угрожало безопасности воздушного движения в Московской авиационной зоне. В плане самолет не значился, осуществлял полет с нарушениями правил полета в зоне, связи с экипажем не было. До выяснения ситуации администрация аэропорта Шереметьево прекратила прием и отправку пассажирских лайнеров. Этому факту средства массовой информации в то время почему-то приписали какую-то загадку, вплоть до предварительного сговора Шереметьево с Рустом.

При согласовании плана совместных действий с командованием Московского округа ПВО было принято решение о том, что гражданская авиационная администрация сама справится с нарушителем режима полетов. Но когда обнаружили, что нарушитель уже в районе городской черты Москвы, где полеты вообще запрещены, что-либо говорить или же делать было уже поздно.

В 18.30 самолет Матиаса появился над Ходынским полем и продолжил полет к центру города. Решив, что приземлиться на Ивановской площади Кремля невозможно, Матиас сделал три безуспешных попытки приземлиться на Красной площади. Размеры последней позволяли это сделать, но на брусчатке находилось много людей. И, как говорил сам Матиас на следствии, «хотя я сигналил, включив посадочное освещение и покачивая крыльями, туристы на площади меня не поняли».

После этого Руст принял рискованное решение — приземлиться на Москворецком мосту. Развернувшись над гостиницей Россия, Матиас начал снижение над улицей Большая Ордынка, включив посадочные огни. Постовой службы ГАИ во избежание аварии на мосту включил красный свет светофора. Посадку на мосту Матиас выполнил мастерски, если учесть, что ему пришлось снайперски попасть в область между соседними поперечными растяжками контактной троллейбусной сети. Это произошло в 18.55. Подрулив к Покровскому собору и выключив двигатель, Матиас вышел из самолета в новеньком красном комбинезоне, поставил колодки под шасси и принялся раздавать автографы. Через 10 минут его арестовали.

2 сентября 1987 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР начала слушание дела Матиаса Руста. Он был обвинен в хулиганстве. Его посадка, по мнению суда, угрожала жизни находившихся на площади людей. Он нарушил авиационное законодательство и незаконно пересек советскую границу. Дело рассматривалось на открытом заседании. Тогда своих должностей лишились министр обороны Сергей Соколов, главком войсками ПВО Александр Колдунов и еще около 300 офицеров.

Сам Руст заявил на суде, что его полет был «призывом к миру». 4 сентября 1987 года Руст был осужден на 4 года лишения свободы за незаконное пересечение воздушной границы, нарушение международных правил полетов и злостное хулиганство. Проведя в предварительном заключении и тюрьме в общей сложности 432 дня, 3 августа 1988 года он был помилован президиумом Верховного Совета и выдворен с территории СССР.

Matias Rust Карьера: Граждане
Рождение: Германия, 1.6.1968
Немецкий спортсмен-пилот, в возрасте 19 лет совершивший перелёт на лёгком самолете Cessna 172B из Хельсинки в Москву и приземлившийся 28 мая 1987 года на Красной площади, нетронутый советской ПВО. Отец Руста был бизнесменом, продававшим самолёты Цессна.

Днём 27 мая 1987 года 18-летний Матиас Руст вылетел из Гамбурга на четырёхместном лёгком самолёте Цессна-172Б Скайхок (Cessna 172B Skyhawk). Он совершил промежуточную посадку в аэропорту Мальми в Хельсинки для дозаправки. Диспетчерской службе аэропорта Руст сказал, что летит в Стокгольм. В какой-то миг Руст прекратил связь с финской диспетчерской службой, а после этого направился к береговой линии Балтийского моря и исчез из воздушного пространства Финляндии возле Сипоо. Спасатели обнаружили в море масляное пятнышко и расценили это как свидетельство крушения самолёта. Руст же пересёк советскую рубеж и взял вектор движения на Москву.

В одном случае (на аэродроме Тапы) по тревоге подняли два дежурных истребителя. Истребители обнаружили самолёт Руста, но не получили инструкций о дальнейших действиях и, сделав немного пролётов над самолётом Цессна (самолёт Руста двигался на малой высоте и с малой скоростью полёта, что делало невозможным постоянное сопровождение его скоростными истребителями), нетрудно вернулись на аэропорт. Двигаясь в Москву Руст ориентировался по железной дороге Ленинград-Москва. По пути его полёта в воздух поднимались дежурные звенья с аэродромов Хотилово и Бежецка, но приказа сшибить Цессну так и не поступило.

Автоматизированная организация ПВО Московского военного округа была отключена для профилактических работ, потому слежение за самолётом-нарушителем пришлось вырабатывать в ручном режиме и координировать по телефонной связи. Таким образом самолёт Матиаса Руста не попал в список самолётов, сбитых во время холодной войны.

Руст приземлился на Большом Москворецком мосту, накатом доехал до Собора Василия Блаженного, в 19:10 вышел из самолёта и стал раздавать автографы. Через 10 минут его арестовали.

Версии о реакции ПВО

По одной из версий полёт Руста являлся акцией иностранных спецслужб. Как сказал в одном из беседа генерал армии Петр Дейнекин, главнокомандующий ВВС РФ в 1991-1997 годах, Нет никаких сомнений, что полёт Руста был скрупулезно спланированной провокацией западных спецслужб. И что самое важное проведена она с согласия и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза. Этой же точки зрения придерживается Игорь Морозов, бывший полковник КГБ СССР, отметивший: это была блестящая операция, разработанная западными спецслужбами. Спустя 20 лет становится очевидным, что спецслужбы, и это ни для кого уже не является секретом, смогли притянуть к осуществлению грандиозного проекта лиц из ближайшего окружения Михаила Горбачева, причем со стопроцентной точностью просчитали реакцию Генерального секретаря ЦК КПСС. А мишень была одна обезглавить Вооруженные силы СССР, немаловажно ослабить позиции Советского Союза на международной арене.

Командующий зенитно-ракетными войсками ПВО СССР Расим Акчурин говорил: акция была отнюдь не безобидной, а спланированной, чтобы опорочить нашу армию. Был снят главком Александр Иванович Колдунов диковинный джентльмен, дважды Герой Советского Союза. Кроме того, у нас командарма сняли его судьбы я не знаю и более того имени уже не помню. В ПВО тогда сильно полно народа помели, а оперативного дежурного более того засудили. убрали отличного министра обороны Сергея Леонидовича Соколова и поставили вместо него Дмитрия Язова. По словам дежурного генерала на центральном пункте ПВО 28 мая 1987 года Сергея Мельникова, бывший председатель КГБ Владимир Крючков в разговоре в доверительной форме сообщил ему, что лично готовил эту операцию по указанию Горбачёва.

Последствия

Руст был обвинён в хулиганстве (его посадка, по мнению суда, угрожала жизни находившихся на площади людей), нарушении авиационного законодательства и незаконном пересечении советской границы. Руст заявил на суде, что его полёт был призывом к миру. 4 сентября Руста приговорили к четырём годам лишения свободы. Матиас Руст вернулся в ФРГ 3 августа 1988 года затем того как Андрей Громыко, в то время председатель президиума Верховного Совета СССР, подписал указ об амнистии. Руст провёл в предварительном заключении и тюрьме в общей сложности 432 дня.

В популярной эстраде Руст описан как бесшабашный свободолюбивый и безрассудный парнишка.

Несмотря на раннее обнаружение Руста силами ПВО, в советских газетах его полёт был представлен как провал советской системы ПВО. Михаил Горбачёв использовал инцидент для того, чтобы сместить министра обороны Сергея Соколова и командующего ПВО Александра Колдунова, а ещё для последующего сокращения вооружённых сил. Оба они были политическими противниками Горбачёва. Вместоположение них он назначил людей, поддерживавших его политический вектор движения, хотя единственный из них свежий министр обороны Дмитрий Язов позже участвовал в путче супротив Горбачёва. Постов лишились, помимо названных, ещё два маршала главком ВВС Александр Ефимов и командующий Московским округом ПВО Анатолий Константинов. Как отмечала газета Труд, америкосский умелец по национальной безопасности Вильям Е. Ообитель фиксировал, что вслед за тем пролёта Руста в советской армии были проведены радикальные изменения, сопоставимые с чисткой вооруженных сил, организованной Сталиным в 1937 году.

Жизнь Руста затем полёта

В ноябре 1989 Руст, проходивший альтернативную службу в больнице в немецком городе Риссен, ударил ножом медсестру, в силу того что что она отказалась сходить с ним на рандеву. За это в 1991 он был приговорён к 4 годам лишения свободы, но был освобождён через всего 5 месяцев. В апреле 1994 Руст заявил, что хочет возвратиться в Россию. Там он посетил ребяческий жилище и стал жертвовать на него капиталы. Затем он исчез на 2 года. Ходили слухи о его гибели, но в реальности Руст торговал обувью в Москве.

Затем, в 28-летнем возрасте, объездив весь мир, Руст вернулся на родину. Там он объявил о намерении жениться на индийской девушке по имени Гита (Geetha), дочери богатого торговца чаем из Бомбея. Руст перешёл в индуизм, и церемония бракосочетания прошла в Индии и по индуистскому обряду. После бракосочетания Руст с женой вернулся в Германию.

В апреле 2001 Руст предстал перед судом по обвинению в краже свитера в универмаге. По состоянию на 2002 год Руст жил в Гамбурге со второй женой Афиной (Athena). Сейчас Матиас Руст получает на бытие игрой в покер.

Самолётом Руста нынче владеет обеспеченный японский бизнесмен. Он держит самолёт в ангаре, надеясь, что со временем его цена вырастет.

После приземления М.Руста некоторое время в народе Красную Площадь называли Шереметьево-3. Также по стране ходил прикол, что у фонтана близ Большого театра поставили пост милиции на происшествие если всплывёт американская подводная лодочка.

Так же посреди военнослужащих авиационно-истребительных полков войск ПВО Страны ходил прикол о двух лейтенантах-лётчиках на Красной Площади, единственный из которых попросил у другого закурить. Другой же ответил в смысле Ты что?! На аэродроме не курят!.

Так же читайте биографии известных людей:
Матильда Кшесинская Matilda Kshesinskaya

Матильда Феликсовна Кшесинская скончалась в 1971 году, ей было 99 лет. Она пережила свою страну, свой балет, мужа, любовников, друзей и врагов…

Матильда Карре Matilda Lyusy Karre

Лишь дважды услышит Матильда от Хуго слова сожаления о «проклятой войне»: в эту прекрасную ночь и при неудачной попытке Блайхера переправить «Кошку»..

Матильда Сенье Mathilde Seigner

Матильда Сене стала обширно известной у себя на родине благодаря роли в фильме «Салон красоты «Венера»» (Venus Beaute (Institut), 1999 г.), за..

Матисьяу Миллер Matisyahu

Его первый диск прочат в лауреаты Grammy. Но при всех очевидных музыкальных достоинствах нового альбома, вряд ли он создал бы такую невероятную..

28 мая 1987 года в День пограничника спортивный самолет американской компании-производителя «Сессна» нарушил воздушное пространство Советского союза. Он выполнил посадку в столице недалеко на Васильевском спуске в самой близи Красной площади. А именно он совершил посадку на Большом Москворецком мосту и доехал накатом до Собора Василия Блаженного. Огромное количество видеокамер и фотоаппаратов туристов зафиксировало этот момент, когда летчик выбрался из кабины, его окружили желающие взять автограф. Его арестовали через десять минут. Нарушителем оказался Матиас Руст, девятнадцатилетний спортсмен-пилот. Его отец занимается продажей самолетов в Германии. В 14:20 самолет Рута пересек воздушную границу СССР на высоте 600 м над Финском заливом недалеко от г. Кохтла-Ярве (Эстония). Это зафиксировали локаторы ПВО, в результате чего ракетные дивизионы были приведены в полную боевую готовность. Истребитель был выслан на перехват самолета «Сессна». Он его быстро обнаружил, но сбивать его не отдали команды. Поэтому самолет нарушителя «вели» почти до самой Москвы. С 1984 г. в Советском Союзе действовал приказ, который запрещал открывать огонь по спортивным/гражданским самолетам.

Вряд ли Руст знал, что около 15:00, когда он будет пролетать в районе города Псков, там местный авиаполк будет проходить учебные полеты. Одни самолеты заходили на посадку, другие взлетали. Равно в три часа выполнили замену кода системы госпознавания, что подразумевало одновременную смену кода всеми летчиками. Однако многие неопытные летчики не произвели эту операцию: подвело отсутствие опыта или забывчивость. Как бы там ни было, система распознала их как «чужие». В сложившейся ситуации, один из командиров не смог разобраться и присвоил всем воздушным судам признак «я-свой», в том числе и спортивному самолету Руста. Дальнейший полет он совершил уже с местной воздушной пропиской. Но была и вторичная легализация вблизи Торжка, где проходили спасательные работы в результате столкновения наших самолетов – тихоходную немецкую «Сессну» приняли за советский поисковый вертолет.

Газеты того времени пестрили заголовками: «Страна в шоке! Немецкий пилот-спортсмен обесславил серьезный громадный оборонный арсенал СССР в День пограничника». Также Мировые СМИ выдвигали более «романтичные» версии – парень пытался выиграть пари или произвести впечатление на избранницу. Говорили и о том, что полет Матиаса Руста – это не что иное, как маркетинговый ход. Так как его отец продавал самолеты «Сессна» в Западной Европе, а темп продаж на этот период как раз сократился. Понятно, что такой пиар-ход стал толчком к продажам воздушных судов. Ведь по сути это единственный самолет, которому удалось «победить» систему ПВО СССР. Советские же военные были уверены, что такая акция является происками иностранных спецслужб.

После этого невероятного происшествия многие люди стали выдумывать разные шутки на эту тему. Например, именовать Красную площадь как «Шереметьво-3». Не менее популярной была шутка о том, что трасса Москва-Ленинград является самой мягкой, так как была устелена папахами генералов и полковниками. После того как у русского народа прошло шоковое состояние, он начал веселиться со свойственным ему энтузиазмом. Родился анекдот о двух летчиках, встретившихся на Красной площади, один из которых попросил закурить, на что другой ответил: «Ты что?! Нельзя курить на аэродромах!». И еще один: собралась на Красной площади толпа народа с вещами. Их прохожие спрашивают: «Что вы здесь делаете?», на что они отвечают: «Ожидаем посадки самолета из Гамбурга». Была еще одна байка о том, что рядом с фонтаном Большого театра патрулировала милиция. «Зачем?». «А вдруг оттуда всплывет американская подводная лодка?».

Наказание Матиаса Руста

2 сентября 1987 г. судебная коллегия Верховного суда СССР по уголовным делам начала слушание дела Руста. Его обвинили в хулиганстве. По мнению суда, его посадка угрожала жизни людей, находившихся на площади. Он незаконным путем пересек границу и нарушил авиационное законодательство. Дело проходило на открытом заседании. Своих должностей лишились: Александр Колдунов (глава войск ПВО), Сергей Соколов (министр обороны) и еще около трехсот офицеров.

Сам Матиас Руст на суде заявил, что его полет являлся «призывом к миру». 04.09.1987 году его осудили на четыре года лишения свободы за нарушение правил полетов, незаконное пересечение границы и злостное хулиганство. В общей сложности он провел в предварительном заключении в тюрьме 432 дня, и президиум Верховного Совета его помиловал, но он был выдворен за пределы СССР.

Руст вернулся в Германию, но на родине его запомнили как сумасшедшего, который поставил мир под угрозу. Его навсегда лишили прав пилотирования. Он работал медбратом в больнице города Риссен. Во время своего очередного дежурства в ноябре 1989 г. Руст набросился с ножом на медсестру, которая отказала ему в поцелуе, за что суд принял решение посадить его на четыре года, но продержав в тюремном заключении пять месяцев, его отпустили.

В средине 1994 года Руст сообщил, что вновь собирается жить в России. После чего он пропал на 2 года. Одни говорили, что он торговал в Москве обувью, другие распространяли слухи о его гибели. На самом деле Руст много путешествовал. Посмотрев мир, по возвращении на родину он заявил, что собирается жениться на дочке богатого торговца чаем. Церемония бракосочетания проходила в Индии по местному обряду. После свадьбы он вместе с женой возвратился в Германию. В 2001 году он снова предстал перед судом. В этот раз его обвиняли в краже в универмаге, где он собирался утянуть кашемировый пуловер. В результате суд приговорил его к штрафу в 5 000 евро. Что касается его личной жизни, то здесь тоже не все сложилось – он разведен. По его словам, он хотел иметь семью, много детей, но только не мог найти ту единственную, которая бы его понимала. Он зарабатывает на жизнь как профессиональный игрок в покер. В то же время он восстановил свои документы в ЮАР и вновь собирается летать.

4 сентября 1987 года, ровно тридцать лет назад, обвинительным приговором завершился судебный процесс по скандальному делу Матиаса Руста – молодого немецкого пилота-любителя, который несколькими месяцами ранее, 28 мая 1987 года, приземлился на своем самолете на Красной площади – в самом сердце советской столицы.


Самолет «Сессна-172», который пилотировал 18-летний гражданин ФРГ Матиас Руст, приземлился прямо у храма Св. Василия Блаженного в центре Москвы. Советское руководство было в настоящем шоке. Ведь мало того, что самолет простого немецкого парня преодолел расстояние от советской границы до столицы страны и не был сбит системами противовоздушной обороны, так еще и произошло это событие, что очень символично, 28 мая – в День пограничника. Это был настоящий плевок в лицо всей советской системе. Естественно, что Матиас Руст был сразу же после посадки самолета арестован.

Практически сразу же после посадки самолета Руста на Красной площади генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев принял решение об отправке в отставку целого ряда высших военных руководителей, в первую очередь тех, кто отвечал за противовоздушную оборону советского государства. Самым высокопоставленным «отставником» оказался министр обороны Советского Союза 72-летний маршал Сергей Соколов. Он занимал эту должность с 1984 года, сменив на посту умершего маршала Дмитрия Устинова. До назначения министром обороны маршал Соколов с 1967 по 1984 гг., на протяжении семнадцати лет, был первым заместителем министра обороны СССР. Участник Великой Отечественной войны, маршал Соколов был одним из наиболее видных советских военачальников. В частности, с 1980 по 1985 гг. он отвечал за управление действиями советских войск на территории Демократической Республики Афганистан. Однако полет немецкого юноши стоил уважаемому маршалу карьеры. Конечно, «на улицу» заслуженного военачальника выкинуть не могли – уже в июне 1987 года он занял пост генерального инспектора Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Кроме маршала Соколова, в отставку сразу же после полета Матиаса Руста был отправлен главный маршал авиации Александр Колдунов, занимавший пост главнокомандующего Войсками Противовоздушной обороны Советского Союза и непосредственно отвечавший за безопасность воздушного пространства советской страны. Дважды Герой Советского Союза, Александр Колдунов прошел Великую Отечественную войну летчиком-истребителем, после войны служил в истребительной авиации ВВС, а затем в ПВО. Должность главкома Войск ПВО он занял в 1978 году, за девять лет до полета Матиаса Руста. Но не только высшие военачальники потеряли свои должности. Со службы были уволены около 300 старших офицеров. По кадровому составу советских вооруженных сил был нанесен мощнейший удар. Нашли и «козлов отпущения» — два офицера Войск Противовоздушной обороны получили реальные сроки лишения свободы. Это были подполковник Иван Карпец, бывший оперативным дежурным по Таллинской дивизии Войск ПВО в день полета Руста, и майор Вячеслав Черных, бывший в тот злополучный день дежурным по радиотехнической бригаде.

Что касается самого Руста, то после задержания на Красной площади он был арестован. 1 июня, через несколько дней после полета, Матиасу Русту исполнилось девятнадцать лет. Свой день рождения молодой немец встретил в тюрьме. Весь мир следил за судьбой парня, продемонстрировавшего, что система обороны Советского Союза отнюдь не «железная». И это действительно было так – с откровенными предателями, проникшими в высшее руководство советского государства, железной она быть просто не могла. Естественно, что без «обеспечения» на самом высоком уровне полет Руста просто был бы невозможен. Его бы сбили в худшем случае еще в небе над Эстонией. Однако Русту буквально дали зеленый свет на полет до самой советской столицы. Происходить это могло только с санкции самых высших советских руководителей. Не очень понятно, кто конкретно дал добро на приземление Руста на Красной площади, да и вряд ли мы когда-нибудь об этом узнаем. Но очевидно, что это был человек или люди, входившие в самую высшую группу советской элиты.

Смещенные военачальники находились в оппозиции к тому курсу, который к этому времени стало проводить советское руководство во главе с Михаилом Горбачевым. Нанесение удара по командованию вооруженных сил было одной из главных задач тех людей, кто стоял за методичным и планомерным разрушением советского государства. Ведь прославленные маршалы и генералы, прошедшие Великую Отечественную войну и бывшие настоящими патриотами советского государства, могли просто не позволить произвести все те манипуляции со страной, которые привели к катастрофе 1991 года. Впоследствии американский военный эксперт Вильям Одом даже сравнил «зачистку» советской военной элиты после полета Матиаса Руста с репрессиями против советских военачальников, имевшими место в 1937-1938 гг. Интересно, что после каждой такой чистки через года три–четыре наступала катастрофа. В 1941 году началась ужасная Великая Отечественная война, а в 1991 году распался Советский Союз, и этот процесс также сопровождался реками крови в бывших союзных республиках, многочисленными военными конфликтами, массовыми беспорядками, небывалой волной преступности и насилия.

Поэтому вряд ли стоит оценивать поступок Матиаса Руста как «безобидную шалость» юного романтика–авиатора. Скорее всего, здесь имела место тщательно продуманная и организованная провокация, в которой могли участвовать и западные спецслужбы, и внушительное прикрытие с советской стороны. По крайней мере, в этом мнении сходятся многие видные советские и российские военачальники, которые считают, что без «кремлевской крыши» полет Матиаса Руста закончился бы для него трагически. Целью организации такого полета было ослабление советского государства посредством решения следующих задач: 1) создания повода для масштабной «чистки» неугодных высших военачальников, 2) дискредитации советской системы обороны в глазах граждан СССР и мировой общественности, 3) укрепления антисоветских настроений в обществе. Именно после полета Матиаса Руста и увольнения министра обороны СССР маршала Сергея Соколова Михаил Горбачев приступил к стремительному сокращению Вооруженных сил Советского Союза. Полет Руста в этом контексте был еще одним аргументом – зачем нам «такая армия», да еще в «таком количестве», которая пропустила полет и приземление на Красной площади спортивного самолета какого-то немецкого юноши.

Примечательно, что незадолго до полета Матиаса Руста министр обороны СССР маршал Соколов докладывал лично Михаилу Горбачеву о том, как организована и как работает система противовоздушной обороны советского государства. Выходя от генсека, Соколов забыл у него некоторые документы, включая очень секретную карту. Но на следующий день, когда он попытался документы вернуть назад, Горбачев сказал, что не помнит, где они находятся. Эту версию озвучивал впоследствии, согласно ряду публикаций в российских СМИ, генерал-полковник Леонид Ивашов. Как бы там ни было, но в одном большинство военачальников сходятся – акция с полетом Руста была продуманной и спланированной. Есть и еще одна очень интересная версия, согласно которой Руст приземлился на Красной площади с полными баками топлива, что свидетельствует лишь об одном – его заправляли где-то на советской территории. И делать это могли только непосредственно под контролем «всесильного» советского КГБ.

Суд над Матиасом Рустом был назначен на 2 сентября 1987 года. Матиасу Русту предъявили обвинение по трем статьям УК РСФСР — незаконное пересечение воздушной границы, нарушение международных правил полетов и злостное хулиганство. В определении УК РСФСР хулиганство трактовалось как умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, тогда как под злостным хулиганством понимались те же действия, но сопровождавшиеся «исключительным цинизмом или особой дерзостью». Посадка самолета на Красной площади, где гуляло множество советских людей, была расценена именно так. За злостное хулиганство в УК РСФСР предусматривалась ответственность в виде лишения свободы сроком до пяти лет или исправительных работ сроком до двух лет. Нарушение правил международных полетов предусматривало еще более широкий диапазон наказания – от одного года до десяти лет лишения свободы, правда, по этой же статье можно было отделаться и без реального срока – выплатив крупный штраф.

На суде Матиас Руст заявил, что прилетел в Москву для того, чтобы продемонстрировать советскому народу свое стремление к миру. Однако обвинение этим аргументам молодого немца не вняло. Прокурор просил для Матиаса Руста по трем статьям УК РСФСР десять лет лишения свободы. Но суд оказался куда более мягким, чем обвинение.

4 сентября 1987 года Матиасу Русту огласили приговор. Он был осужден на четыре года лишения свободы. С одной стороны, антисоветские элементы в самом Советском Союзе и мировая общественность сразу же выразили возмущение такой, с их точки зрения, жестокой расправой над «посланцем мира». С другой стороны, наоборот, сегодня возникает много вопросов по поводу приговора, который кажется некоторым чрезмерно либеральным. Во-первых, к Матиасу Русту применили те статьи Уголовного кодекса РСФСР, которые не были жесткими и не могли повлечь за собой таких серьезных мер как, скажем, смертная казнь. Во-вторых, все же четыре года лишения свободы за такой поступок государственного значения выглядели весьма странно, особенно по сравнению с тем, за что четыре года тогда давали рядовым советским гражданам.

Мягкость приговора Русту свидетельствовала о том, что никто и не собирался наказывать его серьезно. В былые времена, когда Советский Союз действительно был противником капиталистического Запада, Матиас Руст в лучшем случае получил бы лет десять в далеких северных лагерях, а в худшем был бы просто приговорен к расстрелу. Но в 1987 году ситуация изменилась. Возможно, что либеральная мера наказания Русту должна была продемонстрировать Западу дальнейшую готовность Советского Союза к «демократизации».

В начале августа 1988 года, менее чем через год после судебного процесса, Матиас Руст был амнистирован и благополучно уехал на родину. В предварительном заключении и в колонии молодой немец провел всего 14 месяцев. Фактически Михаил Горбачев великодушно простил Матиаса Руста за хлесткую пощечину Советскому Союзу и Советской Армии, нанесенную на глазах всего мира. Разумеется, за Матиаса Руста настойчиво просили «западные друзья» (к тому времени Москва уже смотрела на Запад широко открытыми глазами), к Михаилу Горбачеву мог обратиться лично канцлер ФРГ Гельмут Коль. Михаил Сергеевич, который через несколько лет благополучно отдал в состав ФРГ ГДР, отказать своему западногерманскому коллеге не смог.

Решение об освобождении Матиаса Руста было с восторгом воспринято как на Западе, где оно лишний раз подтвердило ослабление сверхдержавы и ее готовность отныне во всем уступать Западу, так и в самом Советском Союзе, благо антисоветские настроения в это время в обществе были уже весьма сильными, особенно среди «активной» части общества – столичной интеллигенции, молодых представителей номенклатуры. И полет Матиаса Руста, и мягкий приговор, и его скорое освобождение демонстрировали начало перемен в жизни Советского Союза и прекрасно укладывались в горбачевскую перестройку. Сначала простили Руста, затем позволили включить ГДР в состав ФРГ, свергнуть все просоветские режимы в Восточной Европе, а в конце концов – и развалить сам Советский Союз.

Кстати, жизнь Матиаса Руста после возвращения на родину в ФРГ складывалась весьма интересно. Некоторые поступки прекрасно характеризуют подлинный облик «посланца мира». Так, уже в ноябре 1989 года, по прошествии 15 месяцев после освобождения из советской колонии, Матиас Руст, который к тому времени проходил альтернативную службу в больнице в Риссене, стал ухаживать за медицинской сестрой. Он пригласил ее на свидание, а после того, как медсестра отказалась с ним пойти, ударил ее ножом. За это Матиаса Руста арестовали – уже «родные» немецкие власти. В 1991 году его приговорили к четырем годам лишения свободы – как раз такой же срок дали Русту и за приземление на Красной площади. Но уже через 15 месяцев Руст был освобожден из тюрьмы (и опять история повторяется – в СССР его освободили через четырнадцать месяцев).

В 1997 году, через десять лет после своего полета, Руст, проживавший к тому времени в далекой Вест-Индии, в государстве Тринидад-и-Тобаго, принял индуизм и женился на местной девушке индийского происхождения. Затем он вернулся с молодой женой на родину, в ФРГ, но в 2001 году вновь попал в поле зрения полиции – на этот раз за кражу свитера в одном из супермаркетов. В середине 2000-х гг., спустя двадцать лет после своего полета, Матиас Руст утверждал, что хотел «навести мосты» между Западом и Востоком. Но о подлинной истории своего полета он до сих пор предпочитает молчать.

посадка на Красной площади и дальнейшая судьба (10 фото). А зачем ты отключил связь и ушел на низкую высоту

Утром 28 мая 1987 г. в аэропорту Маальме, близ Хельсинки, Матиас Руст подготовил к вылету свой моноплан Cessna-172R, на котором за сутки до этого он прилетел из Гамбурга. В полетных документах конечной точкой маршрута значился Стокгольм.

В 13.10 , получив разрешение, Матиас произвел взлет и направился по запланированному маршруту. Через 20 минут полета Руст доложил диспетчеру, что на борту у него порядок и традиционно попрощался. После чего, выключив бортовую радиостанцию, круто развернул самолет в сторону Финского залива и начал снижение до высоты 80-100 м. Этот запланированный маневр должен был обеспечить надежный выход самолета из зоны наблюдения диспетчерского радара и скрыть истинный маршрут полета. На этой высоте Матиас направился в расчетную точку Финского залива вблизи воздушной трассы Хельсинки-Москва. Развернув самолет в сторону первого наземного ориентира на побережье Советского Союза (сланцевый комбинат г. Кохтла-Ярве с его дымами, которые видны за 100 километров) и сверив показания радиокомпаса с расчетными, Матиас лег на «боевой курс». Погода на этом участке полета была благоприятной: облачность — слоисто-кучевая, 4-5 баллов; ветер — северо-западный, 5-10 метров в секунду; видимость — не менее 15-20 километров. Так начиналась первая фаза полета нарушителя госграницы.

В 14.10 над территориальными водами Советского Союза дежурной радиолокационной ротой (РЛС П-15) близ эстонского поселка Локса был обнаружен неопознанный легкомоторный самолет, который приближался к береговой черте. По инструкции воздушному объекту был присвоен очередной номер и признак «нарушитель режима полетов», поскольку на тот момент заявок на полеты в этом районе малой авиации не было. Курс самолета практически совпадал с направлением оживленной воздушной трассы Хельсинки-Москва, где в верхних эшелонах воздушного пространства находилось несколько самолетов.

Расчет командного пункта 14-й дивизии ПВО приступил к уточнению и анализу воздушной обстановки. Было принято решение: до полного выяснения ситуации информацию «наверх» не выдавать. Над территорией Эстонии в этот момент находилось не менее 10 легкомоторных самолетов самой различной ведомственной принадлежности. Ни один из них не был оборудован системой государственного опознавания. На командные пункты частей и дежурных подразделений 14-й дивизии были вызваны смены усиления.

Уже на этом этапе начали проявляться последствия расчленения единой системы управления Войсками ПВО страны. Раньше непременным условием функционирования системы ПВО было наличие прямых и надежных каналов связи с гражданскими диспетчерами системы управления воздушным движением. Информация по целям на вышестоящие командные пункты выдавалась практически с первой засечки. Теперь вместо прямых каналов связи существовала сеть коммутаторов, которая буквально «съедала» драгоценное время. Был нарушен и «святой принцип границы»: немедленная выдача информации по цели до выяснения ситуации.

Это свидетельство того, что за пять лет пребывания 14-й д ПВО (КП — г. Таллин) в составе ПрибВО были утрачены необходимые знания и навыки работы расчетов в экстремальных условиях, которые отрабатывались годами постоянной учебы и тренировок. И в данный момент (28.5.1987 г.) уровень подготовки расчетов не соответствовал условиям складывающейся воздушной обстановки. Этот печальный факт породил в дальнейшем цепную реакцию серьезных ошибок на других уровнях управления.

В течение 19 минут расчет безуспешно пытался разобраться в складывающейся воздушной обстановке, а самолет Руста тем временем приближался к Чудскому озеру. В 14.27 командир 656-го истребительного авиационного полка (г. Тапа), оценив обстановку, своим решением поднял в воздух дежурную пару истребителей МиГ-23 с задачей одному из них перекрыть границу, другому — визуально опознать нарушителя режима полетов. И здесь потребовалось время, чтоб согласовать с диспетчерами УВД допуск истребителя в район поиска, поскольку действия дежурных сил ПВО осуществлялись в зоне воздушной трассы.

В 14.28 окончательно выясняется, что гражданских самолетов малой авиации в этом районе нет. В 14.29 оперативный дежурный командного пункта 14-й д ПВО принял решение о присвоении нарушителю «боевого номера» 8255, о выдаче информации «наверх» и объявлении готовности № 1.

Так на командном пункте 6-й армии ПВО появилась информация о цели 8255. Командующий 6-й ОА ПВО генерал Герман Кромин перевел в готовность номер № 1 все соединения и части 54-го к ПВО. Командиры трех зенитных ракетных дивизионов 204-й зрбр (н.п. Керстово), находившихся на маршруте полета Руста, доложили, что цель наблюдают и готовы к пуску ракет .

Тем временем, в связи с неожиданным исчезновением с экрана диспетчерского радара аэропорта Маальме отметки от самолета, диспетчер попытался связаться с Матиасом Рустом. После нескольких безуспешных попыток самолет был объявлен терпящим бедствие и в предполагаемый район падения направлены спасатели. Поиски продолжались несколько часов. Позже с Матиаса взыщут около 100 тыс. долл. США за «оказанные услуги».

В 14.30 по маршруту полета Cessna-172R погода резко ухудшилась. Усилился ветер, нижний край сплошной облачности опустился до 70-100 метров, видимость упала до 600-700 метров, местами начал моросить дождь. Матиас принял решение уйти со снижением под нижнюю кромку облаков и изменить курс в район запасного ориентира: железнодорожного узла ст. Дно. В этом направлении видимость была лучше.

В ходе этого маневра, в 14.30 (всего через минуту после получения первых данных о цели) на командном пункте 6-й армии ПВО цель была потеряна . Однако трасса в автоматизированной системе продолжала существовать. В соответствии с ТТХ система поддерживает трассу, ее номер и все параметры движения в течение почти двух минут. И если хотя бы одно донесение о цели поступает в этом временном интервале, сопровождение цели не прерывается. Это результат многолетней работы конструкторов, военных ученых и испытателей АСУ. Изначально задумывалось — избежать случайных потерь трасс воздушных объектов.

Утрата радиолокационного контакта с самолетом Руста произошла на стыке границ ответственности двух соединений ПВО — 14-й д ПВО и 54-го к ПВО, где слаженность расчетов командных пунктов играет важную, если не решающую роль. В 14.31 цель снова появилась на экранах радаров одной из радиолокационных рот, но уже в 20 км к западу от прежнего маршрута цели 8255 на предельно малой высоте. Это затрудняло ее устойчивое наблюдение. Информацию по ней решили не выдавать, чтобы ни вносить помех в сложную и без того обстановку. Тем более, цель выходила из зоны обнаружения радиолокационной роты и входила в зону ответственности соседнего соединения.

Десятью минутами раньше, в 14.21, в районе Чудского озера на экранах дежурных радаров появилась отметка с направлением движения: Гдов-Малая Вишера. В 14.24 информацию по этой цели начали выдавать «наверх». С 14.25 отметка стала наблюдаться неустойчиво, и в 14.28 сопровождение воздушного судна было прекращено. В 14.31 этим же подразделением обнаруживается цель с прежними параметрами, но выдается «наверх», как и положено, с другим номером.

И вот вся эта чертовщина совмещается во времени и пространстве. Даже подготовленному человеку, глядя на план-схему — результат детального многодневного анализа — бывает трудно понять, что же происходило тогда, 18 лет назад (статья 2005 года) , в небе и на земле.

А происходило следующее. В 14.31 в результате скоротечного анализа обстановки принимается решение, что цель 8255 изменила курс на 60°. Путем ввода в ЭВМ сложной корректуры расчет заставил «автомат» в это поверить. Дивизионы получили новые целеуказания, но цель 8255 так и не обнаружили. С этого момента, как потом выяснилось в ходе расследования, системой вместо цели 8255 сопровождался долгоживущий метеорологический объект (или их плотная группа) .

Здесь требуются некоторые пояснения. В середине 1970-х гг., когда на вооружение РТВ ПВО стали поступать мощные высокопотенциальные локаторы, уже в ходе их полигонных испытаний стали обнаруживаться отметки с параметрами движения, соизмеримыми с характеристиками легкомоторных самолетов. Их шутливо окрестили «эхо-ангелами». Это явление вызвало серьезные трудности при автоматизированной обработке информации. Если даже оператор их плохо различает, как научить «автомат» работать без ошибок? Тут уже было не до смеха.

В ходе серьезных исследований и массы экспериментов было установлено, что РЛС за счет высокого излучающего потенциала могут наблюдать специфические метеорологические объекты. Это вихревые образования, которые формируются из вертикальных восходящих потоков воздуха, особенно при заметной разнице температур на границе земной и водной поверхностей. Это явление весьма характерно для весеннего периода в средних широтах и при движении мощного теплого фронта. Физика источников энергии таких вихрей (при их длительном существовании в атмосфере) до сих пор до конца не изучена. Кроме того, сезонная миграция плотных стай птиц создает очень похожий эффект.

Операторам РЛС требовалась помощь в распознавании объектов такого класса. Для органов управления Войск ПВО были разработаны подробные методики и инструкции.

Вновь сопровождаемая цель 8255 имела высоту 1200 м, среднюю скорость 85 км/час. Значительные изменения параметров цели в течение всего лишь одной минуты не насторожили расчет и остались без должного внимания. Очевидно, что и в этом эпизоде операторам явно не хватило квалификации. Это было, скорее, не их виной, а бедой системы. Ведь расчеты, допущенные к боевому дежурству, сдают соответствующие зачеты и экзамены. Значит, кто-то их в свое время должным образом не выучил. Пожалуй, и здесь просматриваются последствия потери профессиональных кадров в ходе реформы Войск ПВО страны в 1978 г.

В 14.36 пилот истребителя МиГ-23 старший лейтенант Пучнин (аэродром Тапа) обнаружил самолет Матиаса Руста и доложил: «В разрывах облаков наблюдаю спортивный самолет типа Як-12 с темной полосой на борту». Визуальный контакт был кратковременным из-за плотной облачности. Больше обнаружить самолет Матиаса не удалось. В ходе следствия Русту задавали вопрос: «Видели ли вы истребитель?» Матиас ответил: «Да, видел и даже поприветствовал его, но он (истребитель) никаких сигналов мне не подавал, а радиостанция моя была выключена». Доклад пилота МиГ-23 был принят, но остался без внимания. Посчитали, что обнаруженный самолет принадлежит одному из местных аэроклубов, где в это время осуществлялись плановые полеты.

В 15.00 решением командующего 6-й армией ПВО с аэродрома Громово была поднята в воздух дежурная пара истребителей с задачей установить тип и государственную принадлежность цели 8255. По маршруту полета цели погода не радовала. Теплый фронт передвигался на юго-восток. Облачность сплошная, местами дожди, нижний край облаков 200-400 метров, верхний край 2500-3000 метров. Поиск осуществлялся в течение 30 минут. Опускаться в облака истребителям запретили, это было слишком опасно. С зенитных ракетных дивизионов стали поступать доклады, что по новым целеуказаниям цель 8255 не обнаружена. В 15.31 командующим армией было принято решение — цель 8255 представляет собой плотную стаю птиц . Об этом и было доложено на ЦКП Войск ПВО.

Однако в действующих методиках и инструкциях содержались необходимые сведения о том, какие виды птиц и в какое время суток могут летать в тумане и облаках, а также при каких обстоятельствах плотная стая может изменить направление полета. Если руководствоваться этими рекомендациями, то самолет Руста никак нельзя было отождествить со стаей птиц.

К 15.00 Матиас приблизился к железнодорожному узлу ст. Дно. Погода к этому времени улучшилась. Над точкой пересечения железных дорог Матиас снова изменил курс и теперь уже не менял его до самой Москвы.

В 15.05 аэроплан Руста уже находился в границах ответственности соединения ПВО Московского округа ПВО — 2-го корпуса ПВО (г. Ржев). Его маршрут проходил через пилотажные зоны авиационного полка ВВС, где шли плановые полеты. В воздухе находилось одновременно до 12 истребителей. В 15.00, в соответствии с графиком, изменился код системы государственного опознавания. Поскольку этот процесс (технически всего лишь переключение тумблера) выполняется экипажами в воздухе и расчетами на земле, то эта процедура занимает какое-то время. Как правило, не более одной-двух минут.

В данном случае (с истребителями иап ВВС) процесс затянулся непозволительно долго. С вышестоящего командного пункта требовали немедленно разобраться с ситуацией, так как пять из двенадцати истребителей начали сопровождаться системой без сигнала опознавания «Я — свой самолет». Система в этом случае дает рекомендации по смене текущих номеров на «боевые» и готовит данные для целеуказания зенитным ракетным дивизионам и пунктам наведения авиации. Расчет командного пункта соединения ПВО пытался связаться с руководителем полетов иап, чтобы дать команду увлекшимся молодым пилотам на смену кода. Из-за отсутствия прямых каналов связи это удалось сделать только через 16 минут.

В Московском округе ПВО в это время командиры и личный состав находились в ожидании плановой проверки дежурных сил с участием контрольных целей. Сущность подобной проверки заключается в следующем. По заранее разработанному и согласованному плану на одном из самолетов, находящемся в воздухе, по команде выключается система государственного опознавания. Руководитель проверки объявляет эту цель контрольной. Ей присваивается «боевой» номер и осуществляются все необходимые действия дежурных сил с анализом и выставлением оценки по материалам объективного контроля.

Для того чтобы не вносить дополнительную сумятицу в воздушную обстановку, оперативный дежурный командного пункта соединения дал команду руководителю расчета системы автоматизации подразделения: «Присвоить всем истребителям признак «Я — свой самолет». На возражения офицера, что подобные указания противоречат инструкции, его отстраняют от несения боевого дежурства. В конечном итоге молодой лейтенант команду выполняет. Самолету Матиаса тоже присваивается признак «Я — свой самолет». Таким образом, в 15.10 Руст, сам того не подозревая, временно получил легальную прописку в воздушном пространстве СССР.

К 16.00 , в районе г. Осташков, самолет Матиаса вошел в зону обнаружения следующего по маршруту полета подразделения РТВ и лишился временной прописки. Информация по самолету снова выдавалась без признака «Я — свой самолет». Опять долгое выяснение ситуации и снова присвоение необходимого признака и дальнейшая легализация полета.

Матиас в это время находился в 40 километрах западнее города Торжок, где накануне произошла авиакатастрофа. В воздухе столкнулись два самолета — Ту-22 и МиГ-25. На месте падения фрагментов машин работали несколько групп спасателей и специалистов по расследованию происшествия. К месту катастрофы люди и грузы доставлялись вертолетами авиационной части в районе г. Торжок. Один из вертолетов находился в воздухе в роли связного ретранслятора. В 16.30 самолет Матиаса отождествили с винтокрылой машиной . Поэтому никакого беспокойства Руст на этом участке полета ни у кого не вызвал.

Воздушная обстановка в зоне обнаружения следующего подразделения, куда вошел самолет Матиаса, была тоже напряженной. Здесь боролись с пресловутыми долгоживущими метеорологическими объектами. Они наблюдались на экранах индикаторов РЛС уже в течение 40 минут (причем по нескольку объектов одновременно). Все объекты двигались на юго-восток. Здесь Руст вновь попал «под амнистию» — был снят с сопровождения как метеорологический объект. Это было уже на выходе из зоны обнаружения подразделения.

Тем не менее, на командном пункте заметили курсовое отличие этой трассы от ранее сбрасываемых с сопровождения воздушных объектов. В 16.48 решением командира 2-го корпуса ПВО были подняты два дежурных истребителя с аэродрома Ржев с задачей — поиск самолетов малой авиации или других летательных аппаратов юго-восточнее г. Старица. Полагали, что настороженность в ходе плановой проверки будет не лишней. Поиск результатов не дал.

В 17.40 самолет Матиаса попал в зону действия радаров Московского аэроузла. Это серьезно угрожало безопасности воздушного движения в Московской авиационной зоне. В плане самолет не значился, осуществлял полет с нарушениями правил полета в зоне, связи с экипажем не было. До выяснения ситуации администрация аэропорта Шереметьево прекратила прием и отправку пассажирских лайнеров. Этому факту средства массовой информации в то время почему-то приписали какую-то загадку, вплоть до предварительного сговора Шереметьево с Рустом.

При согласовании плана совместных действий с командованием Московского округа ПВО было принято решение о том, что гражданская авиационная администрация сама справится с нарушителем режима полетов. Но когда обнаружили, что нарушитель уже в районе городской черты Москвы, где полеты вообще запрещены, что-либо говорить или же делать было уже поздно.

В 18.30 самолет Матиаса появился над Ходынским полем и продолжил полет к центру города. Решив, что приземлиться на Ивановской площади Кремля невозможно, Матиас сделал три безуспешных попытки приземлиться на Красной площади. Размеры последней позволяли это сделать, но на брусчатке находилось много людей. И, как говорил сам Матиас на следствии, «хотя я сигналил, включив посадочное освещение и покачивая крыльями, туристы на площади меня не поняли».

После этого Руст принял рискованное решение — приземлиться на Москворецком мосту. Развернувшись над гостиницей Россия, Матиас начал снижение над улицей Большая Ордынка, включив посадочные огни. Постовой службы ГАИ во избежание аварии на мосту включил красный свет светофора. Посадку на мосту Матиас выполнил мастерски, если учесть, что ему пришлось снайперски попасть в область между соседними поперечными растяжками контактной троллейбусной сети. Это произошло в 18.55 . Подрулив к Покровскому собору и выключив двигатель, Матиас вышел из самолета в новеньком красном комбинезоне, поставил колодки под шасси и принялся раздавать автографы.

Нельзя не пролить свет на еще два мифа, возникших в то время. Кто-то из исследователей-любителей, приложив линейку к карте, задался вопросом: почему маршрут протяженностью 850 километров при средней скорости самолета 220 км/час Матиас преодолел за 5 часов 50 минут? Следовательно, он должен был приземлиться на 1 час 30 минут раньше. Сразу появилась версия о том, что Руст где-то производил посадку и, может быть, даже не одну. Кто-то вспомнил, что видели его в аэропорту Хельсинки перед вылетом в джинсах и зеленой рубахе, а выходил он из своего самолета в Москве в красном комбинезоне. Следовательно, переоделся во время посадки.

На самом деле, все было гораздо проще и прозаичнее. Расстояние, которое преодолел Матиас на своей Сеssna-172R, составило 1220 километров, средняя скорость полета, учитывая переменный высотный профиль, 210 км/час. На выходе имеем — 5 часов 50 минут. Это находится в строгом соответствии и с материалами объективного контроля. Кстати, после приземления горючего в баках самолета Руста оставалось еще на два часа полета. Так что Матиас не заботился об экономии топлива.

С красным комбинезоном еще проще. Подготавливая самолет к вылету в Хельсинки, аккуратный Матиас боялся испачкать специально приобретенный для этого полета новый комбинезон. Руст надел поверх его джинсы и рубаху, которые перед вылетом снял. Полет он осуществлял в новом красивом комбинезоне. Ведь он (по его мнению) летел в Москву как посланец мира.

В ходе полета Руста происходили разного рода случайные события и их самым причудливым образом наложения. Любое из них могло привести к прекращению перелета или изменению его целей. Только один пример — опасный грозовой фронт в начале полета Руста мог бы все радикально изменить. Однако этого не произошло — задуманный Матиасом перелет завершился успешно.

ПОСЛЕДСТВИЯ

Среди причин полета Матиаса Руста в свое время доминировали две версии. Первая заключалась в том, что полет спланирован Западом, чтобы помочь Михаилу Горбачеву осуществить кадровую реформу в высших эшелонах ВС СССР и отстранить от власти консервативное руководство армии во главе с маршалом Соколовым. Вторая версия квалифицировала полет Руста как разведывательный. Обе версии слишком уж изящны, чтобы быть правдой. Вторая сразу отпала в ходе следствия.

Что еще выявилось в ходе расследования? Очевидным стало серьезное несовершенство правовой основы для действий дежурных сил Войск ПВО страны. Фактически ДС стали заложниками серьезных просчетов политиков и высших должностных лиц Минобороны. Возникли непреодолимые противоречия между задачами, возложенными на Войска ПВО, и ограниченными правами руководящего состава в применении сил и средств. Помимо всего прочего, не было критериев оценки действий своих войск в экстремальных ситуациях. Во многом беды коренятся в непродуманной и непрофессиональной реорганизации Войск ПВО в 1978 г. Можно с полными основаниями заявить — если бы не было 1978 г., то и не было бы событий 28 мая 1987 г.

После пролета Руста виновные нашлись почти сразу. Были сняты со своих постов три маршала Советского Союза и около трехсот генералов и офицеров. Двое из них — осуждены. Такового кадрового погрома армия не знала с 1937 г. К руководству Вооруженных Сил и видов ВС пришли люди, на порядок (а то и на два) уступающие по своим профессионально-деловым и моральным качествам снятым маршалам и генералам. По мнению многих экспертов, деградация ВС СССР началась именно после пролета Руста. Во многом это было связано с качествами новых назначенцев.

Ctrl Enter

Заметили ошЫ бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Утром 28 мая 1987 года немецкий авиатор-любитель Матиас Руст взлетел на моноплане Cessna 172R с аэродрома возле Хельсинки, на котором за сутки до этого он прилетел из Гамбурга. В полетных документах конечной точкой маршрута значился Стокгольм.

В 13.10, получив разрешение, Руст поднял свою машину в воздух и направился по запланированному маршруту. Через 20 минут полета он доложил диспетчеру, что на борту у него порядок, и традиционно попрощался. После чего, выключив бортовую радиостанцию, круто развернул самолет в сторону Финского залива и начал снижение до высоты 80-100 м. Этот запланированный

маневр должен был обеспечить надежный выход самолета из зоны наблюдения диспетчерского радара и скрыть истинный маршрут полета.

На этой высоте Матиас направился в расчетную точку Финского залива вблизи воздушной трассы Хельсинки — Москва. Развернув самолет в сторону первого наземного ориентира на побережье Советского Союза (сланцевый комбинат города Кохтла-Ярве с его дымами, которые были видны за сто километров) и сверив показания радиокомпаса с расчетными, Руст лег на «боевой курс».

Примерный маршрут Руста из Гамбурга в Москву

Wikipedia/Europe_laea_location_map.svg: Alexrk2/CC BY-SA 3.0

Замеченный на подлете нарушитель государственной границы СССР следовал по международной воздушной трассе. Информация о нем была выдана на КП радиотехнического батальона в эстонском городке Тапа, 4-й радиотехнической бригады и Разведывательного информационного центра 14-й дивизии. Фактически информация о цели уже с 14.31 была отображена на экранах автоматизированных рабочих мест дежурного боевого расчета КП дивизии.

Оперативный дежурный КП бригады майор Криницкий не стал сразу объявлять цель нарушителем госграницы и продолжил уточнение характеристик объекта и его принадлежность, пока Руст не вышел из зон видимости РЛС бригады. Заместитель дежурного

майор Черных, согласно донесению, зная реальную обстановку и то, что цель идет со стороны Финского залива к береговой черте, «действовал безответственно»

и присвоил ей номер только в 14.37.

Оперативный дежурный КП дивизии подполковник Карпец не потребовал четких докладов и уточнения типа и характера цели, «нарушив тем самым требования о немедленной выдаче цели на оповещение», а также порядок принятия решения о взлете дежурных экипажей для опознавания цели.

По сути, было принято решение: до полного выяснения ситуации информацию «наверх» не выдавать. Над территорией Эстонии в этот момент находилось не менее десяти легкомоторных самолетов самой разной ведомственной принадлежности. Ни один из них не был оборудован системой государственного опознавания.

В 14.28 окончательно выясняется, что гражданских самолетов малой авиации в этом районе нет. В 14.29 оперативный дежурный командного пункта 14-й дивизии ПВО принял решение о присвоении нарушителю «боевого номера» 8255, о выдаче информации «наверх» и объявлении готовности №1.

Только в 14.45 о движении сообщили на вышестоящий КП 6-й отдельной армии ПВО.

«Таким образом, по вине КП 14-й дивизии ПВО было потеряно 16 минут времени, а главное — исчезла острота восприятия воздушной обстановки КП армии, исходя из того, что цель шла со стороны Финского залива и вошла в границы СССР», — утверждается в донесении.

При этом дежурный КП 656-го истребительного авиационного полка в городе Тапа лейтенант Филатов еще в 14.33 привел в готовность №1 дежурные истребители, неоднократно запрашивая разрешение на их подъем, однако в дивизии дали добро только в 14.47.

Самолет Руста тем временем приближался к Чудскому озеру. В 14.30 по маршруту полета Cessna 172R погода резко ухудшилась. Руст принял решение уйти со снижением под нижнюю кромку облаков и изменить курс в район запасного ориентира: железнодорожного узла станции Дно.

28 мая 1987 года в 18.15 гражданский самолет Cessna беспрепятственно прилетел из Германии на Красную площадь в сердце Советского Союза. В кабине: Матиас Руст из Гамбурга

Picture Alliance

Цель фактически уже проходила зону сплошного дежурного радиолокационного поля на малых высотах и зоны поражения дежурных зенитных ракетных дивизионов. Было упущено драгоценное для перехвата время.

Позже командование расценило промедление расчетов 14-й дивизии как «ничем не объяснимые, кроме как полной безответственностью, граничащей с преступлением».

Прибывшему на КП в 14.53 командиру 14-й дивизии было доложено, что для уточнения типа цели в районе коридора №1 трассы Хельсинки — Москва был поднят истребитель. О том, что цель была обнаружена еще вблизи госграницы над Финским заливом, дежурный офицер умолчал.

Оперативный дежурный на КП 6-й армии полковник Воронков, получив информацию о цели, спустя минуту — в 14.46 — привел в готовность №1 дежурные силы 54-го корпуса ПВО и разрешил наконец подъем дежурной пары истребителей 656-го полка в воздух с задачей одному из них перекрыть границу, другому — опознать нарушителя режима полетов.

Спустя еще пять минут на КП армии прибыл ее командующий — генерал Герман Кромин, который взял на себя руководство дежурными силами. Он привел в готовность №1 все соединения и части 54-го корпуса ПВО. Командиры трех зенитных ракетных дивизионов 204-й гвардейской бригады в Керстово, находившихся на маршруте полета Руста, доложили, что цель наблюдают и готовы к пуску ракет.

Поднятый в воздух МиГ-23 старшего лейтенанта Пучнина до 15.00 ждал, пока начальник смены Регионального центра единой системы управления воздушным движением зоны ответственности ВВС Ленинградского военного округа полковник Тимошин даст разрешение на вход в район воздушного пространства.

Только в 15.23 при управлении с пункта наведения 54-го корпуса ПВО летчик был подведен к цели для ее опознавания. подлетал к цели на высоте 2 тыс. м в условиях 10-балльной облачности с нижней кромкой 500-600 и верхней 2,5-2,9 тыс. м. Руст шел почти на 1,5 км ниже, прямо под облаками — на высоте 600 м.

При первом заходе Пучнин цель не обнаружил. При повторном заходе уже на высоте 600 м летчик визуально обнаружил цель ниже себя на 30-50 м и в 15.28 передал на пункт наведения ее характеристику: «Легкомоторный самолет белого цвета типа Як-12».

О типе цели было доложено командованию 6-й армии, однако там не приняли никакого решения, одобрив увод истребителя. При этом у «МиГа» оставалось топливо для еще одного захода и более точного опознавания цели и, главное, определения ее государственной принадлежности.

Пролет между собором Василия Блаженного и кремлевской стеной

Picture Alliance

«Сигнал «Ковер» (требование немедленной посадки. — «Газета.Ru») объявлен не был», — подчеркивается в официальных документах.

В ходе следствия Русту задавали вопрос о том, видели ли он истребитель. Немец подтвердил и говорил, что даже поприветствовал советского летчика, но никаких ответных сигналов не получил. Радиостанция самолета Cessna 172R была выключена.

Доклад пилота МиГ-23 остался без внимания, так как посчитали, что обнаруженный самолет принадлежит одному из местных аэроклубов, где в это время шли плановые полеты.

В это время уже почти в течение двух часов продолжались спасательные поиски Руста финской стороной. В связи с неожиданным исчезновением с экрана диспетчерского радара аэропорта отметки от взлетевшего самолета диспетчер попытался связаться с Матиасом Рустом. После нескольких безуспешных попыток самолет был объявлен терпящим бедствие, а в предполагаемый район падения направлены спасатели.

Поиски продолжались несколько часов. Позже с Руста взыщут около $100 тыс. за «оказанные услуги».

В 15.31 с аэродрома Тапа был поднят второй истребитель. Повторился прежний порядок наведения с задержкой перед зоной ответственности ВВС Ленинградского военного округа. Только в 15.58 на высоте 1,5 тыс. м советский летчик оказался в районе цели, но визуально ее не обнаружил и вернулся на аэродром базирования без результата. К тому моменту советские радары потеряли слабый сигнал от низколетящего одномоторного самолета Руста и переключились на сопровождение напоминавших его отражений от метеообразований.

Здесь требуются некоторые пояснения. В середине 70-х, когда на вооружение РТВ ПВО начали поступать мощные высокопотенциальные локаторы, уже в ходе их полигонных испытаний стали обнаруживаться отметки с параметрами движения, соизмеримыми с характеристиками легкомоторных самолетов. Их шутливо окрестили эхо-ангелами. Это явление вызвало серьезные трудности при автоматизированной обработке информации. Если даже оператор их плохо различает, как научить «автомат» работать без ошибок?

В ходе серьезных исследований и массы экспериментов было установлено, что РЛС за счет высокого излучающего потенциала могут наблюдать специфические метеорологические объекты. Это явление характерно для весеннего периода в средних широтах и при движении мощного теплого фронта. Кроме того, очень похожий эффект создает сезонная миграция плотных стай птиц. Операторам РЛС требовалась помощь в распознавании объектов такого класса. Для органов управления Войск ПВО были разработаны подробные методики и инструкции.

Произошедшие в определенный момент значительные изменения параметров цели в течение всего лишь одной минуты не насторожили расчет и остались без должного внимания. Операторам явно не хватило квалификации. Кроме того, утрата радиолокационного контакта с самолетом Руста произошла на стыке границ ответственности двух соединений ПВО — 14-й дивизии и 54-го корпуса, где слаженность расчетов командных пунктов играет важную, если не решающую роль.

Поднявшиеся в дальнейшем последовательно в 15.54 и 16.25 истребители с аэродрома Лодейное Поле в Ленобласти заходили уже на ложные цели.

В это время по маршруту Руста теплый воздушный фронт передвигался на юго-восток. Наблюдалась сплошная облачность, местами дожди, нижний край облаков — 200-400 м, верхний край — 2,5-3 тыс. м. Поиск осуществлялся в течение 30 минут. Опускаться в облака истребителям запретили, это было слишком опасно.

Лишь в 16.30 командующий 6-й армии лично информировал о сложившейся ситуации дежурного на КП Московского округа ПВО, сделав вывод, что цель 8255 представляет собой плотную стаю птиц. При этом в действующих методиках и инструкциях содержались необходимые сведения о том, какие виды птиц и в какое время суток могут летать в тумане и облаках, а также при каких обстоятельствах плотная стая может изменить направление полета.

После получения сведений от 6-й армии Московским округом ПВО в 16.32 были включены РЛС 2266-го радиотехнического батальона в городе Старая Русса Новгородской области, а в готовность №1 переведены дежурные экипажи на тверских аэродромах Андреаполь и Хотилово. Подъем двух истребителей оттуда к обнаружению цели не привел: летчиков продолжали наводить на призрачные метеообразования.


В суде Матиас Руст должен был отвечать за нарушение советской государственной границы, нарушение международных правил полетов и тяжкое хулиганство

Picture Alliance

Как выяснилось позже, потерянный самолет-нарушитель в 16.16 был обнаружен дежурной РЛС 1074-й отдельной радиолокационной роты 3-й радиотехнической бригады 2-го корпуса ПВО в Тверской области. Данные цели до 16.47 в автоматическом режиме выдавались на КП вышестоящего радиотехнического батальона.

На КП 2-го корпуса ПВО на специальной аппаратуре «Протон-2» позже нашлись данные проводки самолета-нарушителя с 16.18 до 16.28, однако из-за низкой подготовленности соответствующих расчетов информация не была использована.

Матиас в это время находился в 40 км западнее города Торжок, где накануне произошла авиакатастрофа.

В воздухе столкнулись два самолета — Ту-22 и МиГ-25. На месте падения фрагментов машин работали несколько групп спасателей и специалистов по расследованию происшествия. К месту катастрофы люди и грузы доставлялись вертолетами авиационной части в районе города Торжок. Один из вертолетов находился в воздухе в роли связного ретранслятора. В 16.30 самолет Руста отождествили с вертолетом, поэтому никакого беспокойства он на этом участке полета ни у кого не вызвал.

Воздушная обстановка в зоне обнаружения следующего подразделения, куда вошел самолет Матиаса, была тоже напряженной. Здесь боролись с пресловутыми долгоживущими метеорологическими объектами. Они наблюдались на экранах индикаторов РЛС уже в течение 40 минут (причем по нескольку одновременно). Все объекты двигались на юго-восток. Здесь Руст вновь попал «под амнистию» — был снят с сопровождения как метеорологический объект. Это случилось уже на выходе из зоны обнаружения подразделения.

Тем не менее на командном пункте заметили курсовое отличие этой трассы от ранее сбрасываемых с сопровождения воздушных объектов. В 16.48 решением командира 2-го корпуса ПВО были подняты два дежурных истребителя с аэродрома Ржев с задачей — поиск самолетов малой авиации или других летательных аппаратов юго-восточнее города Старица. Поиск результатов не дал.

К 17.36 на КП Московского округа ПВО появился заместитель командующего МО ПВО генерал-лейтенант Бражников, который, оценив обстановку, в течение нескольких минут поставил задачу на приведение в готовность №1 дежурных сил зенитных ракетных войск 2-го корпуса ПВО и приказал искать цель радиолокаторами подсвета цели комплексов С-200. Это тоже не принесло результатов, так как к этому времени Руст прошел границу ответственности вышеназванного корпуса. Задачи прикрывающей Москву 1-й армии ПВО особого назначения поставлены не были.

В 17.40 самолет Матиаса попал в зону действия гражданских радаров Московского аэроузла. В плане самолет не значился, осуществлял полет с нарушениями правил, связи с экипажем не было. Это серьезно угрожало безопасности воздушного движения в Московской авиационной зоне. До выяснения ситуации администрация прекратила прием и отправку пассажирских лайнеров.

При согласовании плана совместных действий с командованием Московского округа ПВО было принято решение о том, что гражданские специалисты сами разберутся с нарушителем режима полетов.

Когда же обнаружилось, что нарушитель уже над городской застройкой Москвы, где полеты вообще запрещены, предпринимать что-либо было поздно.

В 18.30 самолет Руста появился над Ходынским полем и продолжил полет к центру города. Решив, что приземлиться на Ивановской площади Кремля невозможно, Матиас предпринял три безуспешные попытки приземлиться на Красной площади. Размеры последней позволяли это сделать, но на брусчатке находилось много людей.

После этого немец принял рискованное решение — приземлиться на Москворецком мосту. Развернувшись над гостиницей «Россия», он начал снижение над улицей Большая Ордынка, включив посадочные огни. Постовой службы во избежание аварии на мосту включил красный свет светофора.

Посадку Руст выполнил мастерски, если учесть, что ему пришлось снайперски попасть в область между растяжками контактной троллейбусной сети.

Это произошло в 18.55. Подрулив к Покровскому собору и выключив двигатель, Матиас вышел из самолета в новеньком красном комбинезоне, поставил колодки под шасси и начал раздавать автографы.

Cessna на краю Красной площади

Picture Alliance

Уже на первом этапе начали проявляться последствия реформы — расчленения единой системы управления Войсками ПВО страны между военными округами в 1978 году.

Войска противовоздушной обороны СССР во второй половине 70-х развивались настолько активными темпами, что на Западе признавали их превосходство над подобными системами других стран мира.

Завершалось переоснащение Войск ПВО на новейшие по тем временам вооружение и военную технику. Система ПВО страны в этот период представляла собой единый автоматизированный организационно-технический комплекс, который находился в постоянной боевой готовности и непрерывно совершенствовался.

Воздушные рубежи СССР в годы «холодной войны» постоянно подвергались проверкам на прочность. Кстати,

еще в середине 70-х настоящим бичом системы ПВО СССР в Северо-Западном регионе стали нарушения госграницы легкомоторными самолетами (типа Cessna, Beechcraft, Piperи др.) со стороны Финляндии.

Как правило, причиной таких инцидентов была потеря ориентировки летчиками-любителями.

Однако этим дело не обходилось. 20 апреля 1978 года в районе Кольского полуострова госграницу пересек пассажирский самолет Воеing 707 южнокорейской авиакомпании KAL. После безуспешных попыток принудить самолет к посадке командующий 10-й армией ПВО принял решение применить оружие. Истребитель ПВО Су-15 открыл огонь на поражение и повредил левую консоль крыла лайнера. Тот совершил вынужденную посадку на лед озера Колпиярви в районе города Кемь. Погибли два пассажира, несколько человек получили ранения. Действия командования ПВО впоследствии были признаны правильными, а все участники перехвата представлены к государственным наградам.

К тому времени влиятельная группа высших руководителей замыслила реформу ПВО СССР, которая предусматривала передачу большей, лучшей и наиболее боеспособной части Войск ПВО в состав приграничных военных округов. Решительно против этого выступал главнокомандующий Войсками ПВО страны маршал Советского Союза Павел Батицкий.

Летом 1978 года вредное решение было принято. Корпуса и дивизии ПВО отдавались в распоряжение административно-хозяйственных структур, каковыми на практике были военные округа. Реформа проходила в неоправданной суете. Через несколько лет было все-таки принято решение вернуть войска в исходное состояние, но ущерб в ПВО вспоминают до сих пор.

Тем временем напряженность в сфере охраны госграницы не спадала. Только на Дальнем Востоке в начале 80-х операторы радиотехнических войск сопровождали на экранах PЛC вблизи границ более трех тысяч воздушных объектов ежегодно.


Матиас Руст участвует в ток-шоу, 2012 год

Picture Аlliance/Jazzarchiv

Офицеры ПВО стали заложниками принятых решений политического характера. И процедура принуждения к посадке таких нарушителей госграницы однозначно не определена до сих пор.

Во время подлета Руста к территории СССР был нарушен и «святой принцип границы» — немедленная выдача информации по цели до выяснения ситуации. Однако вместо рационального анализа случившегося провала начался поиск виновных, которые обнаружились почти сразу.

Руководством страны были сняты со своих постов три маршала Советского Союза и около трехсот генералов и офицеров. Такого кадрового погрома армия не знала буквально с 1937 года.

В итоге к руководству Вооруженных сил и видов ВС пришли люди, на порядок (а то и на два) уступающие по своим профессионально-деловым и моральным качествам снятым маршалам и генералам.

4 сентября 1987 года, ровно тридцать лет назад, обвинительным приговором завершился судебный процесс по скандальному делу Матиаса Руста – молодого немецкого пилота-любителя, который несколькими месяцами ранее, 28 мая 1987 года, приземлился на своем самолете на Красной площади – в самом сердце советской столицы.

Самолет «Сессна-172», который пилотировал 18-летний гражданин ФРГ Матиас Руст, приземлился прямо у храма Св. Василия Блаженного в центре Москвы. Советское руководство было в настоящем шоке. Ведь мало того, что самолет простого немецкого парня преодолел расстояние от советской границы до столицы страны и не был сбит системами противовоздушной обороны, так еще и произошло это событие, что очень символично, 28 мая – в День пограничника. Это был настоящий плевок в лицо всей советской системе. Естественно, что Матиас Руст был сразу же после посадки самолета арестован.

Практически сразу же после посадки самолета Руста на Красной площади генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев принял решение об отправке в отставку целого ряда высших военных руководителей, в первую очередь тех, кто отвечал за противовоздушную оборону советского государства. Самым высокопоставленным «отставником» оказался министр обороны Советского Союза 72-летний маршал Сергей Соколов. Он занимал эту должность с 1984 года, сменив на посту умершего маршала Дмитрия Устинова. До назначения министром обороны маршал Соколов с 1967 по 1984 гг., на протяжении семнадцати лет, был первым заместителем министра обороны СССР. Участник Великой Отечественной войны, маршал Соколов был одним из наиболее видных советских военачальников. В частности, с 1980 по 1985 гг. он отвечал за управление действиями советских войск на территории Демократической Республики Афганистан. Однако полет немецкого юноши стоил уважаемому маршалу карьеры. Конечно, «на улицу» заслуженного военачальника выкинуть не могли – уже в июне 1987 года он занял пост генерального инспектора Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Кроме маршала Соколова, в отставку сразу же после полета Матиаса Руста был отправлен главный маршал авиации Александр Колдунов, занимавший пост главнокомандующего Войсками Противовоздушной обороны Советского Союза и непосредственно отвечавший за безопасность воздушного пространства советской страны. Дважды Герой Советского Союза, Александр Колдунов прошел Великую Отечественную войну летчиком-истребителем, после войны служил в истребительной авиации ВВС, а затем в ПВО. Должность главкома Войск ПВО он занял в 1978 году, за девять лет до полета Матиаса Руста. Но не только высшие военачальники потеряли свои должности. Со службы были уволены около 300 старших офицеров. По кадровому составу советских вооруженных сил был нанесен мощнейший удар. Нашли и «козлов отпущения» — два офицера Войск Противовоздушной обороны получили реальные сроки лишения свободы. Это были подполковник Иван Карпец, бывший оперативным дежурным по Таллинской дивизии Войск ПВО в день полета Руста, и майор Вячеслав Черных, бывший в тот злополучный день дежурным по радиотехнической бригаде.

Что касается самого Руста, то после задержания на Красной площади он был арестован. 1 июня, через несколько дней после полета, Матиасу Русту исполнилось девятнадцать лет. Свой день рождения молодой немец встретил в тюрьме. Весь мир следил за судьбой парня, продемонстрировавшего, что система обороны Советского Союза отнюдь не «железная». И это действительно было так – с откровенными предателями, проникшими в высшее руководство советского государства, железной она быть просто не могла. Естественно, что без «обеспечения» на самом высоком уровне полет Руста просто был бы невозможен. Его бы сбили в худшем случае еще в небе над Эстонией. Однако Русту буквально дали зеленый свет на полет до самой советской столицы. Происходить это могло только с санкции самых высших советских руководителей. Не очень понятно, кто конкретно дал добро на приземление Руста на Красной площади, да и вряд ли мы когда-нибудь об этом узнаем. Но очевидно, что это был человек или люди, входившие в самую высшую группу советской элиты.

Смещенные военачальники находились в оппозиции к тому курсу, который к этому времени стало проводить советское руководство во главе с Михаилом Горбачевым. Нанесение удара по командованию вооруженных сил было одной из главных задач тех людей, кто стоял за методичным и планомерным разрушением советского государства. Ведь прославленные маршалы и генералы, прошедшие Великую Отечественную войну и бывшие настоящими патриотами советского государства, могли просто не позволить произвести все те манипуляции со страной, которые привели к катастрофе 1991 года. Впоследствии американский военный эксперт Вильям Одом даже сравнил «зачистку» советской военной элиты после полета Матиаса Руста с репрессиями против советских военачальников, имевшими место в 1937-1938 гг. Интересно, что после каждой такой чистки через года три–четыре наступала катастрофа. В 1941 году началась ужасная Великая Отечественная война, а в 1991 году распался Советский Союз, и этот процесс также сопровождался реками крови в бывших союзных республиках, многочисленными военными конфликтами, массовыми беспорядками, небывалой волной преступности и насилия.

Поэтому вряд ли стоит оценивать поступок Матиаса Руста как «безобидную шалость» юного романтика–авиатора. Скорее всего, здесь имела место тщательно продуманная и организованная провокация, в которой могли участвовать и западные спецслужбы, и внушительное прикрытие с советской стороны. По крайней мере, в этом мнении сходятся многие видные советские и российские военачальники, которые считают, что без «кремлевской крыши» полет Матиаса Руста закончился бы для него трагически. Целью организации такого полета было ослабление советского государства посредством решения следующих задач: 1) создания повода для масштабной «чистки» неугодных высших военачальников, 2) дискредитации советской системы обороны в глазах граждан СССР и мировой общественности, 3) укрепления антисоветских настроений в обществе. Именно после полета Матиаса Руста и увольнения министра обороны СССР маршала Сергея Соколова Михаил Горбачев приступил к стремительному сокращению Вооруженных сил Советского Союза. Полет Руста в этом контексте был еще одним аргументом – зачем нам «такая армия», да еще в «таком количестве», которая пропустила полет и приземление на Красной площади спортивного самолета какого-то немецкого юноши.

Примечательно, что незадолго до полета Матиаса Руста министр обороны СССР маршал Соколов докладывал лично Михаилу Горбачеву о том, как организована и как работает система противовоздушной обороны советского государства. Выходя от генсека, Соколов забыл у него некоторые документы, включая очень секретную карту. Но на следующий день, когда он попытался документы вернуть назад, Горбачев сказал, что не помнит, где они находятся. Эту версию озвучивал впоследствии, согласно ряду публикаций в российских СМИ, генерал-полковник Леонид Ивашов. Как бы там ни было, но в одном большинство военачальников сходятся – акция с полетом Руста была продуманной и спланированной. Есть и еще одна очень интересная версия, согласно которой Руст приземлился на Красной площади с полными баками топлива, что свидетельствует лишь об одном – его заправляли где-то на советской территории. И делать это могли только непосредственно под контролем «всесильного» советского КГБ.

Суд над Матиасом Рустом был назначен на 2 сентября 1987 года. Матиасу Русту предъявили обвинение по трем статьям УК РСФСР — незаконное пересечение воздушной границы, нарушение международных правил полетов и злостное хулиганство. В определении УК РСФСР хулиганство трактовалось как умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, тогда как под злостным хулиганством понимались те же действия, но сопровождавшиеся «исключительным цинизмом или особой дерзостью». Посадка самолета на Красной площади, где гуляло множество советских людей, была расценена именно так. За злостное хулиганство в УК РСФСР предусматривалась ответственность в виде лишения свободы сроком до пяти лет или исправительных работ сроком до двух лет. Нарушение правил международных полетов предусматривало еще более широкий диапазон наказания – от одного года до десяти лет лишения свободы, правда, по этой же статье можно было отделаться и без реального срока – выплатив крупный штраф.

На суде Матиас Руст заявил, что прилетел в Москву для того, чтобы продемонстрировать советскому народу свое стремление к миру. Однако обвинение этим аргументам молодого немца не вняло. Прокурор просил для Матиаса Руста по трем статьям УК РСФСР десять лет лишения свободы. Но суд оказался куда более мягким, чем обвинение.

4 сентября 1987 года Матиасу Русту огласили приговор. Он был осужден на четыре года лишения свободы. С одной стороны, антисоветские элементы в самом Советском Союзе и мировая общественность сразу же выразили возмущение такой, с их точки зрения, жестокой расправой над «посланцем мира». С другой стороны, наоборот, сегодня возникает много вопросов по поводу приговора, который кажется некоторым чрезмерно либеральным. Во-первых, к Матиасу Русту применили те статьи Уголовного кодекса РСФСР, которые не были жесткими и не могли повлечь за собой таких серьезных мер как, скажем, смертная казнь. Во-вторых, все же четыре года лишения свободы за такой поступок государственного значения выглядели весьма странно, особенно по сравнению с тем, за что четыре года тогда давали рядовым советским гражданам.

Мягкость приговора Русту свидетельствовала о том, что никто и не собирался наказывать его серьезно. В былые времена, когда Советский Союз действительно был противником капиталистического Запада, Матиас Руст в лучшем случае получил бы лет десять в далеких северных лагерях, а в худшем был бы просто приговорен к расстрелу. Но в 1987 году ситуация изменилась. Возможно, что либеральная мера наказания Русту должна была продемонстрировать Западу дальнейшую готовность Советского Союза к «демократизации».

В начале августа 1988 года, менее чем через год после судебного процесса, Матиас Руст был амнистирован и благополучно уехал на родину. В предварительном заключении и в колонии молодой немец провел всего 14 месяцев. Фактически Михаил Горбачев великодушно простил Матиаса Руста за хлесткую пощечину Советскому Союзу и Советской Армии, нанесенную на глазах всего мира. Разумеется, за Матиаса Руста настойчиво просили «западные друзья» (к тому времени Москва уже смотрела на Запад широко открытыми глазами), к Михаилу Горбачеву мог обратиться лично канцлер ФРГ Гельмут Коль. Михаил Сергеевич, который через несколько лет благополучно отдал в состав ФРГ ГДР, отказать своему западногерманскому коллеге не смог.

Решение об освобождении Матиаса Руста было с восторгом воспринято как на Западе, где оно лишний раз подтвердило ослабление сверхдержавы и ее готовность отныне во всем уступать Западу, так и в самом Советском Союзе, благо антисоветские настроения в это время в обществе были уже весьма сильными, особенно среди «активной» части общества – столичной интеллигенции, молодых представителей номенклатуры. И полет Матиаса Руста, и мягкий приговор, и его скорое освобождение демонстрировали начало перемен в жизни Советского Союза и прекрасно укладывались в горбачевскую перестройку. Сначала простили Руста, затем позволили включить ГДР в состав ФРГ, свергнуть все просоветские режимы в Восточной Европе, а в конце концов – и развалить сам Советский Союз.

Кстати, жизнь Матиаса Руста после возвращения на родину в ФРГ складывалась весьма интересно. Некоторые поступки прекрасно характеризуют подлинный облик «посланца мира». Так, уже в ноябре 1989 года, по прошествии 15 месяцев после освобождения из советской колонии, Матиас Руст, который к тому времени проходил альтернативную службу в больнице в Риссене, стал ухаживать за медицинской сестрой. Он пригласил ее на свидание, а после того, как медсестра отказалась с ним пойти, ударил ее ножом. За это Матиаса Руста арестовали – уже «родные» немецкие власти. В 1991 году его приговорили к четырем годам лишения свободы – как раз такой же срок дали Русту и за приземление на Красной площади. Но уже через 15 месяцев Руст был освобожден из тюрьмы (и опять повторяется – в СССР его освободили через четырнадцать месяцев).

В 1997 году, через десять лет после своего полета, Руст, проживавший к тому времени в далекой Вест-Индии, в государстве Тринидад-и-Тобаго, принял индуизм и женился на местной девушке индийского происхождения. Затем он вернулся с молодой женой на родину, в ФРГ, но в 2001 году вновь попал в поле зрения полиции – на этот раз за кражу свитера в одном из супермаркетов. В середине 2000-х гг., спустя двадцать лет после своего полета, Матиас Руст утверждал, что хотел «навести мосты» между Западом и Востоком. Но о подлинной истории своего полета он до сих пор предпочитает молчать.

Восемнадцатилетний немецкий паренек Матиас Руст прославился на весь мир – и опозорил советских пограничников в их главный профессиональный праздник

Даже сегодня, почти тридцать лет спустя, споры вокруг личности простого немецкого студента Матиаса Руста , нагло приземлившегося на Красной площади, пролетевшего сквозь все пограничные кордоны, не утихают. До сих непонятно, кем он был – обычным авиахулиганом, авантюристом, провокатором или шпионом (и чьим), до сих пор так и не ясно, как ему удалось совершить свой знаменитый перелет, не дают покоя экспертам и многие загадочные обстоятельства, которые выяснились уже после скандального приземления юного немца в самом сердце СССР.

Испорченный День пограничника

28 мая 1987 года с Большого Каменного моста в сторону Красной площади вырулил маленький, словно игрушечный, самолет. Ведущие концерта, проходившего рядом, удивились, но в стране, в которой все происходило с размахом, можно было ожидать чего угодно, даже посадки самолета в самом ее сердце.

Концерт, посвященный Дню пограничника, продолжился, но события, развивающиеся на площади, становились все более странными. Самолет окружили милиционеры, потом появились военные, оттеснили образовавшуюся толпу. Молодой парень, пилотировавший спортивную «Сессну», улыбался и доброжелательно рассказывал о том, что он «голубь мира», что прилетел «пожать руку Горбачеву », «навести мосты», «миру мир» и так далее.

Было еще много красивых и высокопарных фраз. Но так ли безоблачно, безобидно и наивно все происходило на самом деле?

Глядя на цепочку событий, к которой привел визит якобы мирно настроенного симпатичного немецкого хиппи, сложно не задуматься о том, что этот полет готовился заранее и что к его подготовке приложили руку гораздо более умные и опытные люди, нежели 18-летний «наивный парень».

Предположим, что все было именно так, как преподносит публике свой поступок сам Руст: наивный идеалист, несущий на крылах «Сессны» мир во весь мир, несправедливо обиженный судебной системой «империи зла». Появившись в одной из телевизионных передач, Матиас Руст говорил о том, что он никому не хотел навредить, и считал, что риск минимален для всех. Что он знал: никто не пострадает, даже если в месте его посадки будут люди. Откуда такая уверенность? Неужели можно предположить, что в почти 19 лет (Руст родился 1 июня) человек не просчитывает хотя бы самые элементарные последствия своих поступков? Разве Руст не понимал, что, если ему удастся обойти системы ПВО, кому-то придется за это отвечать и меры к провинившемуся будут приняты самые серьезные?

Неужели он думал, что его встретят с цветами и препроводят к Горбачеву как героя? Неужели он не знал, что над территорией чужой страны он стал мишенью, и только чудо смогло спасти его от того, чтобы не превратиться в головешку еще за несколько сотен километров от Москвы?

Вместо того чтобы задать себе такие простые вопросы, Матиас преспокойно приготовил самолет и без сомнений направил его к Москве. Действовал умело, вписываясь в воздушные коридоры для гражданских судов, используя метеоусловия для того, чтобы оторваться от наблюдения.

Военные говорят о том, что во время вхождения Руста в советское воздушное пространство вдоль границы барражировал финский истребитель, и были подняты в воздух несколько металлизированных воздушных шаров с целью отвлечь на себя системы ПВО, расположенные в этом районе.

Сама же «Сессна» тоже была выбрана не случайно: на радарах она отображается неясно и в целом выглядит как стая птиц. Ее легко можно потерять при передаче из одной зоны, покрытой радарами, в другую, что и происходило несколько раз.


Странные детали в «деле Матиаса Руста»

Матиас Руст прилетел в Москву в оранжевом комбинезоне вместо зеленой куртки, в которой он вылетал из точки отправления, во время его перелета на фюзеляже самолета появились наклейки с атомной бомбой. Это изображение он в интервью назвал «контрбомбой, призванной бороться за мир во всем мире».

Мало того. Если учитывать крейсерскую скорость «Сессны», то самолет Руста должен был долететь до Москвы на 2 часа раньше. Где он был все это время? Почему осмотр самолета показал, что его топливные баки почти полны, хоть он и пролетел 880 километров? К слову, в начале 2000-х была озвучена версия, что самолет Руста дозаправляли под Старой Руссой.

Как так получилось, что несколько дней подряд до пролета Руста военные не меняли радиолокационное поле, которое по регламенту меняется каждые 24 часа? Будто ждали. Впоследствии также появилась информация, что дежурные ПВО в тот день самолет засекли – но в отчетах было записана «стая птиц».

Почему истребителю, пошедшему на перехват нарушителя и дважды его облетевшему, не была отдана команда на уничтожение или на принуждение к посадке? Почему, если Руст не скрывался от советских радаров, его маршрут не пролегал по прямой, как в других его полетах? Зачем срезали троллейбусные провода на мосту, на который должен был приземлиться Руст? И наконец: откуда на площади «случайно» взялись три профессиональные камеры с операторами, сумевшие качественно, с трех точек заснять сюжет с самолетом? Напомним: тогда телевизионные камеры, способные дать такую качественную картинку, ну уж никак не помещались в карман пиджака.

Подобных вопросов много. И с годами ответы на них не появляются. А догадок становится все больше. Слишком уж велика череда «случайностей», которыми пытается оправдать свое немыслимое везение Матиас.

28 мая в Советском Союзе отмечался День пограничника. В 1987 году этот праздник у советских пограничников оказался безнадёжно испорчен — в центре Москвы, у храма Василия Блаженного, приземлился иностранный самолёт.

Легкомоторный самолёт «Сессна-172», пилотируемый 18-летним немцем Матиасом Рустом , на историю Советского Союза оказал огромное влияние.

Посадка на Красной площади стала поводом для отставки министра обороны Сергея Соколова и главкома ПВО Александра Колдунова, являвшихся противниками политики Михаила Горбачёва , а также для масштабной «чистки» в рядах советских военных, которая, по мнению иностранных экспертов, была сопоставима лишь с «чисткой» времён «большого террора» конца 1930-х.

Даже 28 лет спустя нет единого мнения о том, являлся ли полёт Руста выходкой юнца-одиночки или тщательно продуманной операцией спецслужб.

Сам Руст и спустя годы настаивал — это была миссия мира. Вдохновлённый потеплением в отношениях между Западом и Востоком, молодой человек решил построить «воздушный мост», прилетев в Москву и приземлившись в самом центре Страны Советов.

Пропавший над Балтикой

Лицензию пилота Руст получил в 1986 году в аэроклубе Гамбурга. В том же аэроклубе в мае 1987 года немец арендовал «Сессну-172», а также получил подробные карты, необходимые для перелёта. Как утверждает Руст, о своих истинных намерениях он никого не информировал.

Стартовав 13 мая из аэропорта города Итерзен, Руст через Шетландские острова и Фареры 15 мая добрался до Исландии. 22 мая немец вылетел в норвежский Берген, оттуда 25 мая — в финский Хельсинки.

В столице Финляндии он принял окончательно решение лететь в Москву.

Утром 28 мая, заправив «Сессну», Руст вылетел с аэродрома, заявив в качестве цели Стокгольм. Сотрудники аэродрома обратили внимание, что «Сессна» не просто заправлена под завязку, но в салоне также установлены дополнительные топливные баки. Полёт в Стокгольм явно не требовал такого количества горючего. Тем не менее Русту разрешили вылет.

«Сессна» взлетела в 12:21, и через двадцать минут самолёт вышел из зоны управления аэропорта. Руст прекратил связь с диспетчерской службой, развернулся к береговой линии Балтийского моря и примерно в 13:00 исчез из воздушного пространства Финляндии около Сипоо.

Исчезновение «Сессны» финские диспетчеры расценили как возможную аварию, подняв по тревоге спасательные службы.

«Сессну» вели от самой границы

Спасатели обнаружили в море маслянистое пятно, которое позволяло сделать вывод — произошла катастрофа. Откуда взялось пятно, не ясно и по сей день. Впоследствии, когда стало известно, куда на самом деле улетел самолёт Руста, финны выставили ему счёт на 100 тысяч долларов за работу спасателей. Правда, когда в мире поднялся большой шум вокруг полёта, иск отозвали.

«Сессна» Матиаса Руста в этот момент пересекла советскую границу возле города Кохтла-Ярве и взяла курс на Москву. Пилот ориентировался по магнитному компасу и заранее намеченным объектам — Чудскому озеру, озеру Ильмень, озеру Селигер, железнодорожной ветке Ржев — Москва.

Сразу после полёта Руста появился устойчивый миф о том, что военные, отмечавшие День пограничника, самолёт-нарушитель, что называется, «прохлопали». На самом деле это не так.

В 14:10 «Сессна» была обнаружена радиотехническими средствами подразделений ПВО. Три зенитных ракетных дивизиона были приведены в боевую готовность, но команды на уничтожение они не получили.

Позднее самолёт Руста также был визуально обнаружен в районе города Гдов советскими истребителями, которые определили его как «спортивный самолёт типа Як-12».

«Сессна» шла на малой высоте и низкой скорости, и сопровождать легкомоторный самолёт истребители были не в состоянии. Поэтому, облетев вокруг нарушителя, они вернулись на базу.

Сбивать — нельзя, посадить — не получается

Прочно закрепившаяся у многих картина беспомощности советских военных перед Матиасом Рустом совершенно неверна. Действительно, система противовоздушной обороны выстраивается с прицелом на куда более серьёзные и опасные цели, чем легкомоторный самолёт.

Тем не менее «Сессну» засекли и могли уничтожить. Однако распоряжения на подобные действия из Москвы не поступило.

В первую очередь, потому, что над СССР довлела история с уничтожением 1 сентября 1983 года пассажирского южнокорейского «Боинга». И хотя в той истории, по большому счёту, за советской стороной не было никакой вины, в Кремле ни в коем случае не хотели повторения подобного инцидента.

К тому же доклад лётчиков подтверждал — речь идёт о легкомоторном гражданском самолёте, а сбивать гражданские самолёты советские военные не имели права. Собственно, так же было и в случае с южнокорейским «Боингом», поскольку он был ошибочно опознан как американский самолёт-разведчик.

Конвенция о международной авиации, также известная как «Чикагская конвенция», предписывает при нарушении воздушного пространства стран легкомоторными спортивными самолётами не сбивать их, а принуждать к посадке. Посадить Руста при помощи боевых истребителей не представлялось возможным по описанным выше причинам, а другого способа военные оперативно не нашли.

Мост имени Руста

Таким образом, «Сессна» в 18:30 благополучно долетела до Москвы. Как рассказывал сам Руст, он хотел сесть в Кремле или на Красной площади, так как других мест в Москве просто не знал. Но в Кремле для посадки не было условий, а на Красной площади было много людей.

В итоге пилот, зайдя со стороны Большой Ордынки, сел на Большой Москворецкий мост, который с полным основанием можно с той поры именовать Рустов мост, и накатом доехал до храма Василия Блаженного.

Вокруг самолёта скопились любопытные. Руст выбрался из кабины, стал общаться с людьми. Среди москвичей и гостей столицы нашёлся школьник с отличным знанием иностранного языка, который и служил переводчиком. У немецкого пилота стали брать автографы.

Удивительно, но в первые минуты среди тех, кто окружил Руста, не было сотрудников спецслужб. Лишь дежурный милиционер поинтересовался наличием у лётчика визы и, узнав, что её нет, оставил немца в покое.

Пока Матиас Руст рассказывал москвичам о своём желании поговорить с Горбачёвым, появились военные, которые оцепили самолёт, однако жёстких действий не предпринимали. Лишь около 20:00 трое людей в штатском предложили Русту пройти для дачи объяснений.

Позднее лётчик рассказывал, что допрашивали его где-то неподалёку от Красной площади. Это неудивительно — москвичи знают, что комплекс зданий Комитета государственной безопасности находится от Кремля в пешей доступности.

Лефортовское гостеприимство

Общались с Рустом вежливо, интересовались, кто организовывал полёт и какие у него были цели. Немец настаивал — он за мир и дружбу, прилетел высказать свою поддержку Горбачёву.

Горбачёва он действительно поддержал — благодаря его полёту советский лидер нанёс мощный удар по позициям военных, критически оценивавших проводимую им политику.

Но встречаться с Рустом Горбачёв не захотел. Не оправдались и надежды немца на то, что его пожурят и отпустят. Ему предъявили обвинение в хулиганстве, нарушении авиационного законодательства и незаконном пересечении границы. 4 сентября 1987 года Матиас Руст был приговорён к 4 годам лишения свободы.

На самом деле в следственном изоляторе «Лефортово» Руст провёл всего 432 дня. Хотя относились к нему корректно, немец пребывал в подавленном состоянии. И напрасно — советская тюрьма выглядела куда более приятной альтернативой, нежели ракета «земля-воздух», которая вполне могла «навестить» Руста во время полёта.

Летом 1988 года знаменитый глава МИД СССР, а в ту пору председатель Президиума Верховного Совета СССР Андрей Громыко подписал указ об амнистии Руста. 3 августа 1988 года лётчик вернулся в ФРГ, где на какое-то время стал весьма популярной личностью.

Открытое заседание судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР по делу гражданина ФРГ Матиаса Руста, 19-летнего лётчика-любителя, который обвиняется в нарушении правил международных полётов и в злостном хулиганстве. Фото: РИА Новости / Юрий Абрамочкин

«Это был безответственный поступок»

Впрочем, продолжалось это не слишком долго. О Русте снова вспомнили осенью 1989 года, когда он попал под суд уже в Германии. Он проходил альтернативную службу в госпитале, где ударил ножом медсестру, не разделившую его любовных чувств. В 1991 году немецкий суд приговорил Матиаса Руста к 4 годам — то есть к такому же сроку, как и ранее суд советский. Как и в СССР, в Германии к нему проявили снисхождение, выпустив на свободу после 15 месяцев заключения.

Затем Руст путешествовал по миру, женился на индианке, обращался в индуизм, разочаровывался и в жене, и в религии, возвращался домой, где снова оказался под судом — в 2001 году его поймали на краже свитера в универмаге.

Кажется, что воспоминания о полёте в Москву стали для него главным делом жизни. Он охотно встречается с журналистами, рассказывая о нём, к его 25-летию в 2012 году даже выпустил мемуары.

Тогда же, в 2012 году, журнал «Штерн» опубликовал мнение 44-летнего Матиаса Руста о своём поступке, совершённом в мае 1987 года: «Сейчас я смотрю на произошедшее совершенно по-другому. Я точно не стал бы повторять это и назвал бы свои тогдашние планы нереализуемыми. Это был безответственный поступок».

 

Возможно, будет полезно почитать:

 

В аэропорту Екатеринбурга сел самый молодой пилот из Великобритании | В России | 02.06.2021

В аэропорту Кольцово в Екатеринбурге успешно приземлился самолет, который совершал полет из Великобритании. Топливный бак воздушного судна, как признался 18-летний пилот небольшого самолета, почти опустел, в результате чего Трэвис Ладлоу, который отправился в кругосветку на Cessna 172, принял решение экстренно садиться.

Аэропорт на Урале принял спутника, который, приземлившись, назвал произошедшее настоящим безумием. 

«Привет, только что совершил посадку в Екатеринбурге. Это был долгий полет. Настоящее безумие. Я так долго летел, что левый бак оказался пустым. Там еще есть топливо, но оно недоступно для насоса. В правом баке горючего осталось часа на два полета», — рассказал Трэвис в своем аккаунте в Instagram. 

Молодой человек показал самолет, на котором отравился в путешествие, а также продемонстрировал зону стоянки воздушных судов, отметив, что его приняли в аэропорту, позволив разместить самолет недалеко от российских лайнеров. 

Как заметил 18-летний британец, он с самого детства мечтал о небе и впервые сел на штурвал шесть лет назад, еще будучи ребенком. В 14 лет он стал самым молодым пилотом планера в Великобритании. Недавно он решил устроить настоящее путешествие и облететь на небольшом самолете вокруг света. Старт кругосветке парень дал 29 мая в Викомбе. Первая посадка состоялась в Москве, где пилот посетил Красную площадь. 

В Сети парень отметил, что побывать на главной площади России ему захотелось в память о поступке Матиаса Руста, который в 1987 году на Cesna 172 сел прямо на Красной площади. По мнению Трэвиса, это стало началом падения железного занавеса и показало, на что способны молодые люди. 

На серии фотографий, которые британец разместил на своей странице в соцсети, можно заметить, что молодой человек хоть и уважает действия немецкого авиатора, но сам все же предпочел отправиться на прогулку по центру Москвы цивилизованным и разрешенным путем — пешком. 

Знаменитое бегство Матиаса Руста | История

В ТЕПЛЫЙ ВЕСЕННИЙ ДЕНЬ В конце мая 1987 года военный аналитик Джон Пайк находился в посольстве США в Москве по делам, когда он выглянул в окно и увидел небольшой самолет, кружащий над Красной площадью. «» Да уж, странный «», — подумал Пайк. В Советском Союзе нет частной авиации. Черт, здесь нет ничего личного.

Самолет принадлежал западногерманскому подростку Матиасу Русту, или, точнее, аэроклубу Руста.В смелой попытке ослабить напряженность времен холодной войны 19-летний пилот-любитель пролетел на одномоторном Cessna почти в 550 милях от Хельсинки до центра Москвы — вероятно, самого сильно защищенного города на планете — и припарковал его у основание Храма Василия Блаженного, в непосредственной близости от гроба Ленина. Газеты окрестили пилота «новым красным бароном» и «небесным Дон Кихотом». Этот трюк стал одним из самых обсуждаемых авиационных подвигов в истории. Но мотивом Rust была политика, а не слава.

В аккуратной двухкомнатной квартире Руста под Берлином нет ничего — ни сувениров, ни фотографий, ни газетных заголовков в рамке — ничего, что указывало бы на то, что всего несколько недель 18 лет назад он был самым известным пилотом в мире. Но память о полете осталась свежей. «Похоже, это случилось вчера, — говорит Руст, которому сейчас 36. — Это живо во мне».

В детстве в Гамбурге Руст был озабочен двумя вещами: полетами и ядерным Армагеддоном.В то время отношения Востока и Запада характеризовались воинственностью и недоверием. Президент США Рональд Рейган, похоже, вел личный крестовый поход против Советского Союза. Многие немцы были на грани. «Было настоящее чувство страха, — говорит Раст, — потому что в случае конфликта мы все знали, что пострадаем первыми».

Для многих европейцев приход Михаила Горбачева к советскому руководству в 1985 году вселил надежду. Гласность , его политика прозрачности в правительстве, и перестройка , экономические реформы в стране, были радикальным отходом от политики его предшественников.Поэтому, когда советско-американский саммит в Рейкьявике, Исландия, в октябре 1986 года завершился без соглашения о сокращении вооружений, Раст почувствовал отчаяние. Его особенно возмутило рефлексивное недоверие Рейгана к Советскому Союзу, которое, по мнению Руста, заставило президента ослепить историческую возможность, которую представил Горбачев.

Раст решил, что должен что-то сделать — что-то большое. Он остановился на идее построить «воображаемый мост», прилетев в Москву. Если бы он смог добраться до советской столицы, если бы он смог «пройти через железный занавес, не будучи перехваченным, это показало бы, что Горбачев серьезно относится к новым отношениям с Западом», — говорит Руст.«Как бы Рейган продолжал говорить, что это« Империя зла », если бы я на маленьком самолете мог лететь прямо туда и остаться невредимым?» Руст также подготовил 20-страничный манифест, который он планировал передать Горбачеву, о том, как продвигать мир во всем мире.

Руст получил свои первые уроки пилотирования всего за пару лет до своего решения лететь в Москву. Обработчик данных в компании, занимающейся доставкой побрякушек по почте, он тратил все свои деньги (и часть денег своих родителей) на перелеты. Но к весне 1987 года у него было едва ли 50 разрешенных часов полета и он совершил лишь несколько поездок по пересеченной местности.

«Я думал, что мои шансы на то, чтобы попасть в Москву, были примерно 50-50», — говорит Руст, отмечая, что в 1983 году Советы сбили с неба рейс 007 Korean Airlines после того, как он попал в советское воздушное пространство около полуострова Камчатка; все находившиеся на борту 269 человек погибли. «Но я был убежден, что поступаю правильно — я просто должен был осмелиться сделать это».

Чтобы подготовиться к своей миссии, он запланировал тренировочный полет в Рейкьявик, место обреченных переговоров по оружию.«Это будет долгий полет над открытой водой с очень маленькими средствами навигации», — говорит Раст. «Я полагал, что если мне это удастся, я смогу справиться с давлением полета в Москву».

Раст скрупулезно спланировал свой маршрут и на три недели отказался от Cessna Skyhawk 172 1980 года выпуска из своего аэроклуба. Четырехместный самолет был оснащен дополнительными топливными баками, которые увеличивали дальность полета на 175 морских миль до 750 морских миль — дальность, которая потребовалась бы ему для безопасного полета до Рейкьявика, а затем и до Москвы.В клубе не спросили, куда он идет, и Раст не ответил. Он упаковал небольшой чемодан, сумку с картами и материалами для планирования полетов, спальный мешок, 15 литров моторного масла и спасательный жилет. В качестве последней меры предосторожности Руст упаковал мотоциклетный шлем. Шлем предназначался для его последнего этапа в Москву, «потому что я не знал, что [Советы] будут делать, и если бы меня заставили спуститься, это дало бы мне дополнительную защиту [в случае аварии]».

13 мая 1987 года Rust вылетел с аэродрома Уэтерсен, недалеко от Гамбурга, и в течение пяти часов пролетел через Балтийское и Северное моря, прежде чем достиг Шетландских островов.На следующий день он вылетел в Вагар, на датских Фарерских островах, в центре Северной Атлантики. 15 мая он вылетел в Рейкьявик.

Руст провел неделю в исландской столице. Он посетил Hofdi House, белую виллу, на которой проходил саммит Рейган-Горбачев. «Он был заперт, — говорит Раст, — но я почувствовал, что проникся духом этого места. Тогда я был так эмоционально вовлечен и был так разочарован провалом саммита и тем, что не смог туда попасть прошлой осенью.Так что это дало мне мотивацию продолжать ».

22 мая Руст отправился в Финляндию через Хофн, Исландия; Шетландские острова; и Берген, Норвегия. Он приземлился в аэропорту Мальми в Хельсинки 25 мая. С момента вылета из Гамбурга он преодолел почти 2600 миль и удвоил общее время полета до более чем 100 часов. Он доказал себе, что обладает необходимыми летными навыками, но все еще сомневался в своих силах. Его решимость постоянно колебалась: да, это было то, что он должен был сделать / Нет, это было безумием.

Ночь 27 мая была неспокойной для Руста. Утром он поехал в аэропорт, заправил Cessna, проверил погоду и подал план полета на Стокгольм («Мой запасной вариант, если я струсил», — говорит он) — двухчасовой поездки на юго-запад.

Примерно в 12:21 Rust взлетел. Диспетчеры в Малми заставили его повернуть на запад в сторону Стокгольма, попросив держать самолет на низком уровне, чтобы избежать движения. Хотя Cessna была оснащена транспондером, устройством, которое передает ответ на запрос радара и, таким образом, помогает идентифицировать самолет, диспетчеры Хельсинки не назначили ему настройку, поэтому он выключил устройство — контроллеры отслеживали самолет Руста по отражение радиолокационных сигналов от его металлической оболочки.Раст держал курс около 20 минут, после чего диспетчеры сообщили по рации, что он покидает зону контроля. Руст поблагодарил их и попрощался.

Он продолжал путь в Стокгольм несколько минут; затем, приближаясь к своей первой путевой точке, недалеко от финского города Нуммела, он выбрал. «Внезапно я просто повернул самолет налево [в сторону Москвы]», — говорит он. «На самом деле это даже не было решением…. Я не нервничал. Я не был взволнован. Это было похоже на то, как будто самолет был на автопилоте.Я просто повернулся и направился прямо через [Финский залив] к границе ».

В пункте управления воздушным движением Тампере в Финляндии диспетчеры заметили, что Rust изменился почти на 180 градусов. Когда луч радара направился на юг, а затем на восток через воду, проходя через ограниченное финское военное воздушное пространство, диспетчеры попытались связаться с ним, но потерпели неудачу. Примерно в 13:00 самолет Раста исчез с экранов радаров. Пятнадцать минут спустя пилот вертолета сообщил по рации, что он заметил нефтяное пятно и несколько обломков на воде недалеко от того места, где в последний раз был обнаружен самолет Руста.Была активирована поисково-спасательная операция, которую отменили только после того, как известия о высадке Руста достигли Финляндии. (Спустя годы финские авиационные власти расследовали серию инцидентов, в которых авиалайнеры таинственным образом исчезали с экранов радаров Тампере, находясь в том же районе.)

Между тем, на радиолокационной станции в Скрунде, в настоящее время в независимом Латвийском государстве, советские военнослужащие также отслеживали Rust. Все иностранные самолеты, влетающие в Советский Союз, должны были получать разрешение и летать по определенным коридорам, а полет Руста не был разрешен.Неопознанный самолет приблизился к береговой линии около 14:10. По московскому времени (на час раньше Хельсинки) три ракетные части были приведены в состояние боевой готовности.

Из Хельсинки план полета Руста был прост: развернуться на курс 117 градусов и удерживать курс. Когда он пересек свою первую путевую точку, радиомаяк Силламяэ возле Кохтла-Ярве, на побережье теперь независимого государства Эстония, он поднялся на высоту 2500 футов над уровнем моря, стандартную высоту для полета по пересеченной местности, которая могла бы удержать его. на высоте около 1000 футов над землей на протяжении всего маршрута.Он обрезал самолет и полетел прямо и ровно. Он также надел защитный шлем. «Все это время я просто сидел в самолете, сосредотачиваясь на циферблатах», — говорит Раст. «Мне казалось, что я этого не делаю».

Советские диспетчеры продолжали следить за продвижением неопознанного самолета. Теперь, когда это было далеко в глубь суши, армейские подразделения в этом районе были приведены в состояние повышенной боевой готовности, и два истребителя-перехватчика на близлежащей авиабазе Тапа были брошены на разведку. Вглядываясь в дыру в низких облаках, один из пилотов сообщил, что видел самолет, похожий на Як-12, одномоторный советский спортивный самолет с высокорасположенным крылом, который издалека очень похож на Cessna.Летчик-истребитель или его командир на земле, возможно, полагая, что самолету должно быть разрешено находиться там или не представляет никакой угрозы, решили, что самолет не требует более тщательного осмотра.

Вскоре после того, как его увидел советский летчик-истребитель, Раст спустился, чтобы избежать низких облаков и обледенения. На короткое время его метка исчезла с экранов советских радаров. Как только погода прояснилась, Раст снова поднялся на высоту 2500 футов, и изображение неопознанного самолета появилось на экране радара в новом секторе, командир которого приказал еще двум истребителям-перехватчикам изучить его.

Сейчас, почти два часа полета, Раст говорит, что светило солнце, когда он увидел «черную тень, стреляющую в небе, а затем исчезающую». Несколько мгновений спустя из-за слоя облаков перед ним появился самолет. «Это приближалось ко мне очень быстро и беспощадно», — вспоминает Раст. «И он прошел свист ! — прямо надо мной.

«Я помню, как мое сердце билось очень быстро», — продолжает он. «Это был именно тот момент, когда ты начинаешь спрашивать себя: Это когда тебя сбивают

Снизу и слева рядом с ним остановился советский истребитель-перехватчик МиГ-23.С почти в три раза большим размахом крыльев и более чем в 10 раз тяжелее Cessna Руста, МиГ казался огромным. Созданный для полета со скоростью, более чем в два раза превышающей скорость звука, истребитель с поворотным крылом должен был быть приведен в полную посадочную конфигурацию — шасси и закрылки были выдвинуты, крылья развернуты наружу — для того, чтобы замедлить его настолько, чтобы он мог лететь рядом с «Цессной». Его нос высоко вздыбился, когда он завис на краю стойла.

«Я понял, потому что они еще не сбили меня, что они хотели проверить, что я там делал», — говорит Раст.Он продолжал наблюдать за советским самолетом, «но не было ни знака, ни сигнала от пилота, чтобы я проследовал за ним. Ничего такого.» Позже советские следователи рассказали Русту, что пилот МиГ пытался связаться с Рустом по радио, но ответа не последовало. Только позже Руст понял, что советский истребитель мог общаться только по высокочастотным военным каналам.

После того, как два пилота посмотрели друг на друга в течение минуты, советский пилот убрал шасси и закрылки реактивного самолета. МиГ набрал скорость и ушел, но затем вернулся и провел две длинные дуги вокруг «Цессны» на расстоянии около полумили.Наконец, он исчез.

Как по регистрационному номеру, нанесенному на борт самолета (D-ECJB), так и по наклейке с флагом Западной Германии на его хвосте, экипаж МиГ-23 должен был сказать, что самолет Руста не был ни Яком, ни Советским. Маршал Сергей Ахромеев, начальник штаба всех советских вооруженных сил, признал в интервью 1990 года, цитируемом в книге Дона Обердорфера От холодной войны до новой эры , что командир летчика-истребителя либо не верил докладу пилота, либо не думал это было важно, поэтому информация никогда не передавалась по служебной лестнице.

В 15:00, когда погода улучшилась, Руст вошел в тренировочную зону советских ВВС, где от семи до 12 самолетов — все с летно-техническими характеристиками и радиолокационными сигнатурами, подобными самолетам Руста, — использовались в учебных упражнениях, таких как взлет и посадка.

Высота Руста, вероятно, помогла ему казаться безобидным. Если бы он попытался уклониться от радаров, как многие позже предполагали, что он это сделал, Советы, вероятно, предприняли бы более агрессивные действия, чтобы остановить его, но даже в этом сценарии возможности Советов по борьбе с ним были довольно ограничены.После трагедии КАЛ 007 был дан строгий приказ не предпринимать никаких враждебных действий против гражданских самолетов, если только приказы не исходили от самых высоких уровней советских вооруженных сил, и в тот момент министр обороны Сергей Соколов и другие высшие военные командиры находились в Восточном Берлине. с Горбачевым на встрече стран Варшавского договора.

В целях безопасности советский радар держит под контролем самолеты, которые регулярно сбрасывают коды транспондеров в заранее оговоренное время. Если пилоту не удавалось переключиться, радиолокационная сигнатура его самолета выглядела бы «дружественной» в одну минуту и ​​«враждебной» в следующую, после того, как земля переключилась.В день отлета Руста, 15:00. был один из тех времен. Пока Руст продолжал, командир, оглядываясь через плечо оператора радара — очевидно, думая, что радар Ржавчины возвращен пилотом-студентом, который забыл переключить ретранслятор, — приказал офицеру изменить сигнатуру радара Цессны на «дружественную». «В противном случае мы могли бы застрелить своих», — пояснил он.

К 16:00 Руст пересек секторы радаров у озера Селигер, популярного летнего курорта недалеко от города Кушиново, примерно в 230 милях от Москвы.Когда на новом наборе радарных экранов появилось сообщение о возвращении радара для Cessna, диспетчеры снова обратили внимание на неопознанный самолет. И снова пара истребителей-перехватчиков была запущена для расследования, но, согласно российскому отчету о полете Руста, командиры сочли слишком опасным для самолетов спускаться через низкооблачную палубу, поэтому визуального контакта не было. Руст был теперь чуть более чем в двух с половиной часах езды от пункта назначения.

Примерно в 40 милях к западу от города Торжок другой диспетчер радаров увидел сигнал самолета Руста и предположил, что это был один из двух вертолетов, выполнявших поблизости поисково-спасательные операции.На экране радара он пометил это как таковое, и самолет Раста снова был помечен как «дружественный».

Ржавчина продолжила свой полет, вылетела из Ленинградского военного округа и вошла в Москву. В отчете о передаче командир Ленинграда рассказал своему московскому коллеге, что его диспетчеры отслеживали полет советского самолета без включенного ретранслятора. Но в отчете ничего не говорилось об отслеживании неопознанного самолета из Финского залива, ничего не говорилось о перехвате истребителями-перехватчиками западногерманского самолета и ничего не говорилось о неопознанном самолете, следовавшем устойчивым курсом на Москву.Таким образом, отчет не вызвал тревог.

Для Rust полет прошел безупречно. У него не было проблем с определением ориентиров, которые он выбрал в качестве путевых точек, и он был уверен, что его цель была в пределах досягаемости. «У меня было чувство покоя», — говорит он. «Все было спокойно и в порядке». Он миновал крайнюю полосу хваленого московского «стального кольца» — тщательно продуманной системы противовоздушной обороны, которая с 1950-х годов создавалась в ответ на угрозу американских бомбардировщиков. Кольца размещения ракет окружали город на расстоянии примерно 10, 25 и 45 морских миль, но не были предназначены для отражения одиночной, медленно летящей «Цессны».

Сразу после 18:00 Руст достиг окраины Москвы. Воздушное пространство города было ограничено, все полеты — как военные, так и гражданские — запрещены. Примерно в это же время советские следователи позже скажут Rust, что диспетчеры радаров поняли, что что-то ужасно не так, но действовать было уже поздно.

Проходя через город, Руст снял шлем и начал поиски Красной площади. В отличие от многих западных городов, у Москвы нет сверкающих офисных башен, которые Руст мог бы видеть и к которым мог бы направиться.Не зная, куда идти, Руст переходил от здания к зданию. «Когда я маневрировал, я как бы сузился до центра города», — говорит он. Потом он увидел это: отличительную стену с башнями, окружавшую Кремль. Повернувшись к нему, Раст начал спускаться и искать место для приземления.

«Сначала я подумал, что, может быть, мне следует приземлиться внутри кремлевской стены, но потом я понял, что, хотя там было много места, я не знал, что КГБ может со мной сделать», — вспоминает он. «Если бы я приземлился внутри стены, меня увидели бы только несколько человек, и они могли бы просто забрать меня и все отрицать.Но если я приземлюсь на площади, меня увидит множество людей, и КГБ не сможет просто арестовать меня и солгать. Так что я отказался от этой идеи из соображений собственной безопасности ».

Когда он кружил, Руст заметил, что между Кремлевской стеной и гостиницей «Россия» мост с дорогой пересекает Москву-реку и ведет на Красную площадь. Мост был шириной около шести полос, движение было слабым. Единственными препятствиями были провода, натянутые на каждом конце моста и в его середине. Руст решил, что есть достаточно места, чтобы пройти через первый набор проводов, спрыгнуть, приземлиться, а затем рулить под другими проводами и выйти на площадку.

Ржавчина зашла круто, с закрылками и двигателем на холостом ходу. Как и планировалось, он прошел по первому набору проводов, упал и взорвался, чтобы приземлиться. Выкатываясь из-под среднего набора проводов, Раст заметил перед собой старую «Волгу». «Я двинулся влево, чтобы обойти его, — говорит Раст, — и когда я это сделал, я посмотрел и увидел этого старика с таким выражением лица, как будто он не мог поверить в то, что видел. Я просто надеялся, что он не запаникует, не потеряет контроль над машиной и не ударит меня.”

Ржавчина прошла под последним комплектом проводов и скатилась по квадрату. Притормозив, он стал искать место для парковки. Он хотел вывести самолет на середину площади, перед могилой Ленина. Но собор Василия Блаженного окружал небольшой забор с перевязанной цепью, преграждающей ему путь. Руст остановился перед церковью.

Он заглушил двигатель, затем на мгновение закрыл глаза и глубоко вздохнул. «Я помню это большое чувство облегчения, как будто я снял с себя эту большую ношу.Он посмотрел на Кремлевскую башню с часами. Было 18:43, почти пять с половиной часов с тех пор, как он уехал из Хельсинки.

Он вышел из «Цессны». Ожидая, что его атакуют полчища солдат и агентов КГБ, Руст прислонился к самолету и стал ждать. Люди на Красной площади казались нервными или ошеломленными, не понимая, что происходит. Некоторые думали, что самолет Руста мог быть частным самолетом Горбачева или что все это было частью кинопроизводства. Но как только толпа поняла, что Раст и Цессна были иностранцами — и что он только что совершил один из самых сенсационных подвигов, свидетелями которых они когда-либо были, — они приблизились.

«Вокруг меня собралась большая толпа, — говорит Раст. «Люди улыбались и подходили, чтобы пожать мне руку или попросить автограф. Был молодой русский парень, говоривший по-английски. Он спросил меня, откуда я. Я сказал ему, что приехал с Запада и хотел поговорить с Горбачевым, чтобы передать это мирное послание, которое [поможет Горбачеву] убедить всех на Западе в том, что у него новый подход ».

Атмосфера была праздничной. Одна женщина в знак дружбы подарила ему кусок хлеба.По словам Руста, один армейский кадет сказал ему, что «он восхищен моей инициативой, но что мне следовало подать заявление на визу и назначить встречу с Горбачевым, но он согласился, что они, скорее всего, меня не пустили бы».

Руст не заметил, как агенты КГБ двигались сквозь толпу, опрашивали людей и отбирали фотоаппараты и ноутбуки. Более чем через час после приземления прибыли два грузовика вооруженных солдат и грубо оттеснили толпу. Они также поставили заграждения вокруг самолета.

Трое мужчин вышли из черного седана и представились. Младший, переводчик, вежливо спросил у Раста паспорт и есть ли у него оружие. Затем они попросили осмотреть самолет. После еще нескольких вопросов они попросили Раста сесть в машину. Настроение, по словам Раста, было по-прежнему очень дружелюбным, почти веселым. Cessna была доставлена ​​в международный аэропорт Шереметьево в Москве и разобрана для проверки. Руст был доставлен в Лефортовскую тюрьму, печально известный комплекс, который КГБ использовал для содержания политических заключенных.

Учитывая уровень планирования полета, а также количество препятствий, которые, по-видимому, были преодолены, Советы не могли поверить, что это работа одного человека, а тем более мальчика-идеалиста. Следователи полагали, что путешествие Раста было частью гораздо более крупного заговора. Возьмите саму дату, 28 мая. Был День пограничника. Многие полагали, что Руст выбрал именно этот день, думая, что границу будут защищать более осторожно, или, возможно, чтобы увеличить неудобство, которое этот полет вызовет для военных.«Я не знал об этом, — говорит Раст. «Я сказал:« Я западный немец. Откуда мне знать о твоих каникулах? »Это было просто счастливым обстоятельством». Его следователи также обвинили его в получении карт от ЦРУ или немецких вооруженных сил, но когда советский генеральный консул в Гамбурге смог получить те же карты от компании по доставке по почте, что и Руст, следователи уступили.

Следователи Руста показали ему фотографии моста, на котором он приземлился. На фотографиях через мост протянуто множество проводов на расстоянии около шести футов друг от друга.Они спросили Раста, как он мог приземлиться с таким количеством проводов на своем пути. Озадаченный сам, Раст объяснил, что, приземлившись, увидел только три набора проводов. После дальнейшего расследования Советы узнали, что утром того дня, когда Руст приземлился, бригада общественных работ удалила большую часть проводов для обслуживания; на следующий день их заменили. «Они сказали, что я, должно быть, родился в рубашке» — русское выражение, означающее «рожден удачливым».

Одно немецкое издание опубликовало статью, в которой говорилось, что Руст сделал трюк на пари.Другой сообщил, что сделал это, чтобы произвести впечатление на девушку. Еще один сказал, что сделал это для того, чтобы сбросить листовки с просьбой освободить из тюрьмы девяностолетнего Рудольфа Гесса, лейтенанта Гитлера. Коммунистическая газета Правда обвинила Руста в участии в международном заговоре, в ходе которого он должен был быть застрелен и убит с целью спровоцировать международный инцидент. Какими бы нелепыми ни были слухи, Советский Союз методично изучал все обвинения.

23 июня 1987 года Советы завершили расследование.Вскоре после этого прокуратура обвинила Раста в незаконном въезде, нарушении правил полетов и «злостном хулиганстве». Руст признал себя виновным по всем пунктам, кроме последнего. Он утверждал, что в его намерениях нет ничего злого.

4 сентября, после трехдневного судебного разбирательства, коллегия из трех судей признала Руста виновным по всем пунктам обвинения и приговорила его к четырем годам заключения в Лефортово. Тюрьма, хотя и более суровая и строгая, чем трудовой лагерь, обеспечивала безопасность Раста. Он проводил там свое время спокойно, и ему были предоставлены особые привилегии: ему разрешалось работать в саду и каждые два месяца его навещали родители.

3 августа 1988 года, через два месяца после того, как Рейган и Горбачев подписали договор об уничтожении ядерного оружия средней дальности в Европе, Верховный Совет в «жесте доброй воли», который ТАСС назвал «жестом доброй воли», приказал освободить Руста из тюрьмы.

По словам Уильяма Э. Одома, бывшего директора Агентства национальной безопасности и автора книги The Collapse of the Soviet Military , бегство Руста нанесло ущерб репутации огромной советской армии и позволило Горбачеву устранить самых стойких противников его реформ.Через несколько дней после высадки Руста были уволены советский министр обороны и начальник советской ПВО. В течение нескольких недель были уволены или заменены сотни других офицеров — от самых почитаемых в стране героев войны до множества более слабых офицеров. Это была самая большая текучесть кадров в советском военном командовании со времен сталинских чисток 1930-х годов.

По словам аналитика Джона Пайка, более важным, чем замена конкретных лиц, было изменение восприятия армии в обществе, которое ускорило бегство Руста.Был разрушен миф о советском военном превосходстве, а вместе с ним и почти религиозное почтение, которое общественность испытывала к своим вооруженным силам.

На протяжении десятилетий советских граждан заставляли поверить, что «Запад готов уничтожить их … что, если они на мгновение ослабят бдительность, они будут уничтожены», — говорит Пайк. Именно это мышление помогло увековечить «холодную войну». Бегство Руста доказало обратное: Советский Союз мог потерпеть поражение, не будучи разрушенным внешними силами.В конечном счете, конечно, это будут внутренние силы, которые сделают эту работу.

Cessna из аэроклуба переходила из рук в руки несколько раз (в 1988 году она выставлялась на продажу в Trade-A-Plane ), прежде чем попала в руки японского разработчика, который намеревался превратить ее в аттракцион в парке развлечений. Этот проект обанкротился, и самолет исчез.

Руст больше никогда не пилотировал самолет. Фактически, он провел много лет, пытаясь дистанцироваться от своего знаменитого полета.В 2002 году он основал посредническую службу, предназначенную для «борьбы с насилием путем предоставления надлежащей компенсации», в связи с чем он провел много времени на Ближнем Востоке, в основном на палестинских территориях, но, чтобы помочь оплачивать счета, Руст также работает в Лондоне. основанная инвестиционная фирма.

Хотя он разочарован тем, что ему так и не удалось встретиться с Горбачевым, он удовлетворен тем, что оказал небольшое, но важное влияние на отношения между сверхдержавами. Через четыре года после его «миссии» силы, которые его бегство помогло укрепить, распустили Советский Союз, и «холодная война» закончилась.

Незаконная посадка Матиаса Руста на Красной площади

Матиас Руст (родился 1 июня 1968 года) — немецкий летчик, известный своей незаконной посадкой возле Красной площади в Москве 28 мая 1987 года. Пилот-любитель, подросток прилетел из Хельсинки, Финляндия. в Москву, который несколько раз отслеживали советские ПВО и перехватчики. Советские истребители так и не получили разрешения сбить его, и несколько раз его принимали за дружественный самолет. Он приземлился на Васильевском спуске рядом с Красной площадью возле Кремля в столице Советского Союза.

Руст сказал, что хочет создать «воображаемый мост» на Восток, и он сказал, что его полет был направлен на снижение напряженности и подозрений между двумя сторонами холодной войны.

Полет

Руста через якобы непробиваемую систему ПВО оказал большое влияние на советские вооруженные силы и привел к увольнению многих старших офицеров, в том числе министра обороны Маршала Советского Союза Сергея Соколова и главнокомандующего советской ПВО. Войска, бывший летчик-истребитель Великой Отечественной войны главный маршал Александр Колдунов.Этот инцидент помог Михаилу Горбачеву в проведении реформ, позволив ему уволить многочисленных военных, выступавших против его политики. Руст был приговорен к четырем годам тюремного заключения, но освобожден через 14 месяцев.

Профиль полета

Раст, 18 лет, был неопытным пилотом, на момент полета у него было около 50 часов опыта полета. 13 мая 1987 года Руст покинул Уетерсен около Гамбурга и своего родного города Ведель на арендованном Reims Cessna F172P D-ECJB, который был модифицирован путем удаления некоторых сидений и замены их дополнительными топливными баками.Следующие две недели он провел, путешествуя по Северной Европе, посетив Фарерские острова, проведя неделю в Исландии, а затем посетив Берген на обратном пути. Позже он сказал, что у него была идея попытаться добраться до Москвы еще до отъезда, и он видел поездку в Исландию (где он посетил Хофди Хаус, место неудачных переговоров между Соединенными Штатами и Советским Союзом в октябре. 1986) как способ проверить свои навыки пилотирования.

Утром 28 мая 1987 года Rust заправился в аэропорту Хельсинки-Мальми.Он сообщил авиадиспетчерской службе, что едет в Стокгольм, и вылетел в 12:21. Однако сразу после последнего разговора с диспетчером он повернул самолет на восток. Авиадиспетчеры пытались связаться с ним, когда он двигался по загруженному маршруту Хельсинки-Москва, но Руст отключил все связное оборудование на борту.

Ржавчина исчезла с финских радаров авиадиспетчеров возле Эспоо. Контрольный персонал предположил, что возникла чрезвычайная ситуация, и была организована спасательная операция, в том числе патрульный катер финской пограничной службы.Они нашли нефтяное пятно возле места, где Руст исчез с радаров, и провели подводный поиск безрезультатно. Происхождение масляного пятна остается неизвестным.

Руст пересек Балтийское побережье над Эстонией и повернул в сторону Москвы. В 14:29 он появился на радаре советской ПВО (ПВО) и, не ответив на сигнал IFF, получил боевой номер 8255. Три дивизии ЗРК некоторое время отслеживали его, но не получили разрешения на запуск по нему. Все средства противовоздушной обороны были приведены в боевую готовность, и два перехватчика были отправлены на разведку.В 14:48 возле города Гдова один из пилотов заметил белый спортивный самолет, похожий на Яковлев Як-12, и попросил разрешения на стрельбу, но получил отказ.

Вскоре после этого истребители потеряли связь с Рустом. Пока их направляли обратно к нему, он исчез с радаров под Старой Руссой. Западногерманский журнал Bunte предположил, что он мог приземлиться там в течение некоторого времени, сославшись на то, что он где-то переоделся во время полета и что ему потребовалось слишком много времени, чтобы долететь до Москвы, учитывая скорость его самолета и погодные условия.

ПВО несколько раз восстанавливала контакт с самолетом Руста, но за всеми этими событиями последовала замешательство. Система PVO незадолго до этого была разделена на несколько округов, что упростило управление, но создавало дополнительные накладные расходы для сотрудников слежения на границах округов. Местный авиаполк под Псковом находился на маневрах, и из-за склонности неопытных пилотов забывать правильные настройки обозначения IFF, местные диспетчеры присвоили всем воздушным судам в районе статус дружественных, включая Rust.

Рядом с Торжком была аналогичная ситуация, поскольку увеличение воздушного движения было вызвано спасательными операциями при авиакатастрофе накануне. Руст, летавший на тихоходном винтовом самолете, был принят за один из вертолетов, участвовавших в спасательных операциях. Его заметили еще несколько раз и дважды признали ложным дружеским признанием. Rust считался отечественным учебно-тренировочным самолетом, нарушающим правила, и получил наименьший приоритет.

Около 19:00 Ржавчина появилась над центром Москвы.Первоначально он намеревался приземлиться в Кремле, но передумал: он рассудил, что посадка внутри, за стенами Кремля, позволила бы КГБ просто арестовать его и отрицать инцидент. Поэтому он сменил место приземления на Красную площадь. Плотный пешеходный поток не позволил ему приземлиться и там, поэтому, еще раз обогнув площадь, он смог приземлиться на Большом Москворецком мосту у Храма Василия Блаженного. Позднее расследование показало, что троллейбусные провода, обычно протянутые через мост — которые, кстати, могли бы помешать его посадке на мосту — были сняты для технического обслуживания тем же утром, а на следующий день были заменены.

Проехав мимо собора, он остановился примерно в 100 метрах от площади, где его встретили любопытные прохожие и попросили автографы. Когда его спросили, откуда он, он ответил: «Германия», заставив прохожих подумать, что он из Восточной Германии; но когда он сказал «Западная Германия», они были удивлены. Британский врач заснял на видео Ржавчину, кружащую над Красной площадью и приземляющуюся на мосту. Руст был арестован через два часа.

Последствия

Суд над Рустом начался в Москве 2 сентября 1987 года.Он был приговорен к четырем годам исправительно-трудового лагеря общего режима за хулиганство, несоблюдение авиационных законов и нарушение советской границы. Однако его так и не перевели в исправительно-трудовой лагерь, а вместо этого он отбыл в изоляторе строгого режима Лефортово в Москве. Два месяца спустя Рейган и Горбачев согласились подписать договор об уничтожении ядерного оружия средней дальности в Европе, и Верховный Совет приказал выпустить Rust в августе 1988 года в качестве жеста доброй воли к Западу.

Возвращение Руста в Германию 3 августа 1988 г. сопровождалось огромным вниманием средств массовой информации, но он не разговаривал с собравшимися журналистами; его семья продала эксклюзивные права на рассказ немецкому журналу Stern за 100 000 немецких марок [4]. Он сообщил, что в советской тюрьме с ним обращались хорошо. Журналисты охарактеризовали его как «психологически нестабильного и опасного потустороннего мира».

Уильям Э. Одом, бывший директор Агентства национальной безопасности США и автор книги The Collapse of the Soviet Military , говорит, что полет Руста нанес непоправимый ущерб репутации советских военных.Это позволило Горбачеву устранить многих самых сильных противников его реформ. Министр обороны Сергей Соколов и глава советских войск ПВО Александр Колдунов были уволены вместе с сотнями других офицеров. Это была самая большая текучесть кадров в советских вооруженных силах со времен сталинских чисток 50 лет назад [1] [7].

Арендованная Rust Reims Cessna F172P (серийный номер F17202087), регистрационный номер D-ECJB , была продана в Японию, где выставлялась в течение нескольких лет. В 2008 году он был возвращен Германии и помещен в Немецкий технический музей в Берлине.

Более поздняя жизнь

Выполняя свои обязательные общественные работы ( Zivildienst ) в больнице Западной Германии в 1989 году, Руст нанес удар ножом сотруднице, которая отвергла его. Пострадавший еле выжил. Он был признан виновным в попытке непредумышленного убийства и приговорен к двум с половиной годам тюремного заключения, но был освобожден через 15 месяцев. С тех пор он жил фрагментированной жизнью, называя себя «немного чудаком». После освобождения из-под суда он обратился в индуизм в 1996 году, чтобы обручиться с дочерью индийского торговца чаем.В 2001 году он был осужден за кражу кашемирового пуловера и был приговорен к уплате штрафа в размере 10 000 немецких марок, который впоследствии был уменьшен до 600 немецких марок. Еще одно нарушение закона произошло в 2005 году, когда он был признан виновным в мошенничестве и должен был заплатить € 1500 за краденое. В 2009 году Раст назвал себя профессиональным игроком в покер. Совсем недавно, в 2012 году, он описал себя как аналитик инвестиционного банка в Цюрихе.

Мирный активизм

В октябре 2015 года журнал The Hindu опубликовал интервью с Матиасом Рустом по случаю 25-й годовщины воссоединения Германии.Матиас Руст предположил, что институциональные неудачи в западных странах, направленные на сохранение моральных стандартов и отстаивание верховенства демократических идеалов, порождают недоверие между народами и правительствами. Указывая на зарождение новой холодной войны между Россией и западными державами, Матиас Руст предложил Индии действовать осторожно и избегать запутывания: «Индии будет лучше, если она будет придерживаться политики нейтралитета, взаимодействуя со странами-членами ЕС в качестве страны. крупные европейские державы в настоящее время следят за внешней политикой США.С. беспрекословно ». Матиас Руст обратил внимание на casus belli , подпитывающее евроскептицизм: «В правительстве преобладали корпорации, а граждане перестали иметь значение в государственной политике».

В массовой культуре

Поскольку полет Руста казался ударом по авторитету советской власти, он стал источником множества шуток и городских легенд. Некоторое время после инцидента москвичи в шутку называли Красную площадь Шереметьево-3 (Шереметьево-1 и -2 — два терминала в главном международном аэропорту Москвы).В конце 1987 года полицейский радиокодек, используемый сотрудниками правоохранительных органов в Москве, якобы был обновлен, чтобы включить код для посадки самолета.

Вскоре после инцидента SubLogic, первоначальный издатель франшизы Flight Simulator , выпустил диск с пейзажем, который расширил зону охвата оригинальной программы, включив в нее Восточный блок. Задача в пакете расширения заключалась в том, чтобы приземлиться на Красной площади, как только что сделал Rust.

В СМИ

После 20-й годовщины его полета 28 мая 2007 года международные СМИ взяли интервью у Руста о полете и его последствиях.

У Washington Post и Bild есть онлайн-версии своих интервью. Самое полное телеинтервью, доступное в Интернете, подготовлено Датской радиовещательной корпорацией. В своем интервью Rust на Красной площади , записанном в мае 2007 года, Rust дает полный отчет о полете на английском языке.

Матиас Руст, подросток, нелегально прилетевший на Красную площадь, 1987 г.

Руст на Cessna 172, отдыхал возле Красной площади через некоторое время после приземления.На фото справа стоит Руст в цветном комбинезоне.

Все началось в мае 1987 года. Матиас Руст устал от напряженности времен холодной войны между Соединенными Штатами и Советским Союзом, поэтому он задумал создать «воображаемый мост» на Восток. Он покинул Uetersen на арендованном Reims Cessna F172P D-ECJB, который был модифицирован путем удаления некоторых сидений и замены их дополнительными топливными баками.

Следующие две недели он провел, путешествуя по Северной Европе, посетив Фарерские острова, проведя неделю в Исландии, а затем посетив Берген на обратном пути.Позже он сказал, что у него была идея попытаться добраться до Москвы еще до отъезда, и он видел поездку в Исландию (где он посетил Хофди Хаус, место неудачных переговоров между Соединенными Штатами и Советским Союзом в октябре. 1986) как способ проверить свои навыки пилотирования.

Утром 28 мая 1987 года Rust заправился в аэропорту Хельсинки-Мальми. Он сообщил авиадиспетчерской службе, что едет в Стокгольм, и вылетел в 12:21. Однако сразу после последнего разговора с диспетчером он повернул свой самолет на восток.

Авиадиспетчеры пытались связаться с ним, когда он двигался по загруженному маршруту Хельсинки-Москва, но Руст отключил все коммуникационное оборудование на борту.

Руст пересек Балтийское побережье над Эстонией и повернул в сторону Москвы. В 14:29 он появился на РЛС Советской ПВО (ПВО); «объект», не ответивший на позывной «друга или врага»; получил номер 8255. Три ракетных дивизиона были приведены в боевую готовность, но приказа о поражении объекта не было. Для расследования были отправлены два перехватчика, и в 14:48 возле города Гдов один из пилотов заметил белый спортивный самолет и попросил разрешения на стрельбу, но получил отказ.

Самолет Матиаса Руста готов к приземлению на Красной площади.

ПВО несколько раз восстанавливала контакт с самолетом Руста, но за всеми этими событиями последовала замешательство. К счастью для Руста, в тот день местный авиаполк под Псковом был на маневрах, и из-за склонности неопытных пилотов забывать правильные настройки позиционного обозначения IFF (вражеские или дружественные настройки) местные диспетчеры присвоили всем транспортным средствам в этом районе статус дружественных, включая Rust.

Рядом с Торжком была аналогичная ситуация, поскольку увеличение воздушного движения было вызвано спасательными операциями при авиакатастрофе накануне.Руст, летавший на тихоходном винтовом самолете, был принят за один из вертолетов, участвовавших в спасательных операциях.

Траектория полета.

Около 19:00 Ржавчина появилась над центром Москвы. Первоначально он намеревался приземлиться в Кремле, но передумал: он рассудил, что посадка внутри, за стенами Кремля, позволила бы КГБ просто арестовать его и отрицать инцидент. Поэтому он сменил место приземления на Красную площадь. Плотный пешеходный поток не позволил ему приземлиться и там, поэтому, обогнув площадь еще раз, он смог приземлиться на мосту у св.Собор Василия Блаженного.

Проехав мимо собора, он остановился примерно в 100 метрах от площади, где его встретили любопытные прохожие и попросили автографы. Когда его спросили, откуда он, он ответил: «Германия», заставив окружающих думать, что он из Восточной Германии; но когда он сказал «Западная Германия», они были удивлены.

Руст был арестован двумя часами позже. Ему были предъявлены обвинения в нескольких нарушениях, самым серьезным из которых было незаконное проникновение в воздушное пространство СССР.Руст утверждал, что он просто пытался способствовать миру во всем мире. Он нес с собой копии разработанного им плана всемирной демократии, который он называл «Ягонией».

Суд над Рустом начался в Москве 2 сентября 1987 года. Он был приговорен к четырем годам исправительно-трудового лагеря общего режима за хулиганство, несоблюдение авиационных законов и нарушение советской границы.

Два месяца спустя Рейган и Горбачев договорились подписать договор об уничтожении ядерного оружия средней дальности в Европе, и Верховный Совет приказал выпустить Rust в августе 1988 года в качестве жеста доброй воли по отношению к Западу.После освобождения Руст на короткое время прославился, прежде чем ушел из поля зрения общественности и стал участником нескольких утопических и религиозных групп.

Матиас Руст предстает перед судом за вторжение в советское воздушное пространство.

Уильям Э. Одом, бывший директор Агентства национальной безопасности США и автор книги The Collapse of the Soviet Military , говорит, что полет Руста нанес непоправимый ущерб репутации советских военных. Это позволило Горбачеву устранить многих самых сильных противников его реформ.

Министр обороны Сергей Соколов и глава советских войск ПВО Александр Колдунов были уволены вместе с сотнями других офицеров. Это была самая большая текучесть кадров в советской армии со времен сталинских чисток 50 лет назад.

Аренда

Rust Reims Cessna F172P (серийный № F17202087 [8]), зарегистрированная D-ECJB, была продана в Японию, где выставлялась в течение нескольких лет. В 2008 году он был возвращен Германии и помещен в Немецкий технический музей в Берлине.

Матиас Руст, немецкий подросток, летал на Cessna на Красную площадь в 1987 году

В 1987 году Матиас Руст, подросток из Западной Германии, казалось, сделал невозможное, пролетев на легком самолете Cessna 500 миль наиболее защищенного воздушного пространства в мире. мир, все во имя мира.

У Матиаса Руста было всего 50 часов опыта полета, когда он выполнил этот смелый трюк в то время, когда холодная война еще была в самом разгаре. Его мотивировало чувство, что он может что-то изменить после встречи на высшем уровне между U.С. и СССР зашли в тупик.

Матиас Руст выполнял миссию мира

«Я думал, что каждый человек на этой планете несет ответственность за некоторый прогресс, и я искал возможность принять в этом свою долю», — рассуждал он. Он добавил: «Я думал, что могу использовать самолет, чтобы построить воображаемый мост между Западом и Востоком, чтобы показать, что многие люди в Европе хотят улучшить отношения между нашими мирами».

Довольно оптимистичный и наивный настрой подростка? Может быть.Но Раст не собирался позволять этому останавливать его.

Его воображаемый мост представлял собой арендованный Reims Cessna F172P, D-ECJB. 13 мая 1987 года Раст сообщил своим родителям, что летит на своем самолете по Северной Европе, чтобы получить ценный опыт полетов.

Он вылетел с аэродрома Уэтерсен в Западной Германии и сначала направился к Шетландским островам. Проведя там ночь, он затем провел одну ночь на Фарерских островах, прежде чем отправиться в Рейкьявик, Исландия.Это было место неудачной встречи на высшем уровне между США и СССР.

Матиас Руст прибыл в Германию после освобождения из советской тюрьмы. (Фото: Роланд Витчель / фото альянс через Getty Images)

Отсюда он отправился в Берган, Норвегия, прежде чем наконец прибыть в Хельсинки в Финляндии 25 мая. Это должно было стать его последней остановкой перед тем, как броситься в СССР, и где он будет проводить дни, пытаясь понять, был ли его план хорошей идеей или нет.

«Конечно, я боялся потерять свою жизнь», — говорит он.

Он был прав, что беспокоился, поскольку в то время в Советском Союзе была широко разрекламированная и вызывающая опасения сеть противовоздушной обороны, которая трагически сбила южнокорейский авиалайнер, случайно унесший 269 человек слишком далеко в эту сеть, что привело к гибели людей. всего на борту.

«Я взвешивал, действительно ли разумно и ответственно идти на такой риск. В конце концов, я пришел к выводу: «Я должен рискнуть». Руст рисковал советскими радарами, ракетами класса «земля-воздух» и реактивными перехватчиками — все ради своего дела.Вероятность того, что он не выживет, была очень высока, возможно, намного выше, чем он оценивал в то время.

Свое судьбоносное решение он принял в середине рейса.

Он вылетел из Хельсинки 28 мая. Все еще не совсем уверенный в том, собирается ли он реализовать свой план или нет, он проинформировал авиадиспетчерскую службу Хельсинки, что направляется в Стокгольм, Швеция. У него было около получаса до полета, когда он определился со своим решением.

«Окончательное решение я принял примерно через полчаса после вылета.Я просто изменил направление на 170 градусов и направлялся прямо в Москву ». Вскоре после этого авиадиспетчерская служба осознала это изменение курса и попыталась установить контакт, поскольку он направлялся на загруженный маршрут Хельсинки-Москва. Раст уже исчез с радара, выключил свое оборудование связи и на полном ходу продвигался к своей миссии.

Французский финансист Жан-Лу Сулитцер позже отправился в европейское турне на знаменитом самолете Руста. (Фото: Рафаэль Гайард / Гамма-Рафо через Getty Images)

В связи с его внезапным изменением курса и отсутствием связи, была объявлена ​​чрезвычайная ситуация, и были отправлены поисково-спасательные работы, чтобы найти его.По совпадению, они нашли нефтяное пятно недалеко от того места, где «исчез» Руст, но не нашли никаких следов обломков. В 14:29 его засекла советская РЛС ПВО. Советские власти безуспешно пытались связаться с ним, в результате чего ему был присвоен статус угрозы.

Ржавчина была отслежена несколькими ракетными объектами ЗРК, которые хотели атаковать, но не получили разрешения. На его перехват были подняты два МиГа. «Он пролетел мимо меня с левой стороны так близко, что я мог видеть двух пилотов, сидящих в кабине, и, конечно же, видел красную звезду на крыле самолета», — вспоминал Раст.

Вскоре после этого, не получив разрешения на бой, МиГи потеряли Ржавчину в облаках. Пытаясь переместить его, он снова пропал из поля зрения радара. Благодаря огромному сочетанию новых процедур, тренировок, путаницы и удачи, самолет Руста был переименован в дружественный, что позволило этому 19-летнему парню беспрепятственно пролететь через самое строго охраняемое воздушное пространство в мире.

Приземление и арест

Прилетел в Москву около 19:00. Его первоначальной целью было приземлиться внутри Кремля, но он сменил это место на Красную площадь после того, как понял, что стены могут позволить Советам отрицать, что это событие когда-либо произошло.После того, как он низко кружил по площади, большое количество пешеходов заставили его снова сменить место приземления на Большой Москворецкий мост, недалеко от Красной площади.

После приземления его быстро встретили потрясенные и сбитые с толку местные жители, заявившие: «Я здесь с миротворческой миссией из Германии».

Некоторые просили автографы. Он сказал им, что был из Германии, которую они приняли за Восточную Германию, но были удивлены, когда он сказал Западную Германию.

Матиас Руст в советском суде.(Фото: ТАСС через Getty Images)

Естественно, Раст был быстро арестован и допрошен советской полицией, которая отказалась поверить, что он действовал в одиночку. После того, как стало ясно, что он был одиноким подростком, выполнявшим, возможно, несколько неразумную миссию, и после серьезного международного затруднения президент СССР Михаил Горбачев использовал это как прекрасную возможность отстранить от власти людей, которые выступали против него политически. В результате будут уволены более 150 человек.

Больше от нас: Технология ночного видения армии США делает жизнь похожей на видеоигру

Руста судили и приговорили к четырем годам заключения в трудовом лагере.К счастью для него, этого не произошло, и вместо этого он провел свой срок в изоляторе временного содержания Лефортово в Москве. Четырнадцать месяцев спустя президент США Рональд Рейган и Горбачев договорились ликвидировать ядерное оружие средней дальности в Европе, и Rust был выпущен в качестве жеста доброй воли.

Сегодня Руст не жалеет о своих действиях, полагая, что он позволил Горбачеву быстрее провести свои реформы. Сегодня он сменил трюки, ставшие очевидцами на международном уровне, на более скромную карьеру финансового аналитика и инструктора по йоге.

Flightsim.to • Полет Матиаса Руста на Красную площадь в 1987 г. на ProfSC

Рейс Матиаса Руста — Хельсинки — Красная площадь, Москва 28 мая 1987 года

Эта поездка в кусты повторяет путешествие Матиаса Руста, немецкого летчика, и его незаконную посадку возле Красной площади в Москве 28 мая 1987 года. Пилот-любитель, он летел из Финляндии в Москву, где его несколько раз отслеживали советские ПВО и перехватчики. . Советские истребители так и не получили разрешения сбить его, и несколько раз его принимали за дружественный самолет.Он приземлился на Васильевском спуске рядом с Красной площадью возле Кремля в столице Советского Союза.

Руст сказал, что хочет создать «воображаемый мост» на Восток, и он утверждал, что его полет был направлен на снижение напряженности и подозрений между двумя сторонами холодной войны. Полет Руста через якобы неприступную систему ПВО оказал большое влияние на советские вооруженные силы и привел к увольнению многих старших офицеров, включая министра обороны Маршала Советского Союза Сергея Соколова и главу советской ПВО, бывшего во время Второй мировой войны. летчик-истребитель главный маршал Александр Колдунов.

Я создал две версии полета, в обеих использовалась Cessna 172, как и Матиас Руст:

Обе версии используют ливрею Mathias Rust для Cessna 172, созданную TigerCat и доступную в этом пакете в форме G1000 и отдельно в стеклянной и оригинальной версиях здесь; https://flightsim.to/file/14697/mattias-rust-s-cessna-172sp-classic-d-ecjb
Большое спасибо TigerCat за его разрешение упаковать его ливрею, чтобы улучшить эту поездку в кусты.

ПРЯМОЙ : — Этот рейс имитирует точный маршрут, который Руст взял из Хельсинки в Москву без остановок перед Красной площадью.Ржавчина фактически приземлилась на автомобильном мосту рядом с Красной площадью, но это не работает в симуляторе полета, поэтому я создал взлетно-посадочную полосу на самой Красной площади. Лучше всего подойти с юга. У Руста были увеличенные топливные баки в его Cessna 172, которых у нас нет, поэтому, возможно, стоит назначить кнопку «Ремонт и заправка» в симуляторе, если заканчивается топливо. Cessna Asobo предоставила нам диапазон 640 нм, которого достаточно для поездки, если вы будете осторожны.

ОСТАНОВКИ : — Я разбил этот вариант полета на 8 ступеней, чтобы попасть на Красную площадь.Хотя маршрут менее прямой, вы можете пополнить запас топлива в пути. Вы будете использовать ту же воображаемую взлетно-посадочную полосу на Красной площади.

Я благодарю BuffyGC за его программное обеспечение Bushtripinjector, которое он так хорошо поддерживает, и «Air & Space», из которого я взял большую часть комментариев к полету. Полную оригинальную статью можно найти здесь; https://www.airspacemag.com/history-of-flight/the-notorious-flight-of-mathias-rust-7101888/

Очень жаль, что Red Square плохо воспроизводится в пакете Flight Simulator, и на момент написания я не нашел бесплатных сторонних обновлений.(Пожалуйста, свяжитесь с нами, если вы знаете о некоторых из них.) Тем не менее, это облегчает посадку! Платное решение — это превосходная «Достопримечательности Москвы» от Drzewiecki Design. http://www.drzewiecki-design.net/prodMos_MSFS.htm#:~:text=Drzewiecki%20Design&text=Moscow%20Landmarks%20MSFS%20is%20a,of%20the%20city%20to%20explore.

Чтобы запустить полет кустарника, просто распакуйте соответствующую папку поездки куста и папку ливреи cessna из файла .zip и поместите его в папку сообщества как обычно.

Вт.НЕМЕЦКИЙ ПИЛОТ, 19 лет, летит на КРАСНУЮ ПЛОЩАДЬ

МОСКВА, 29 МАЯ. Площадь — политическое сердце Советского Союза — к удивлению западных экспертов в области обороны и восторгу многих москвичей.

Матиас Руст, любитель авиации и бывший стажер банковского служащего из Гамбурга, подошел к Красной площади с юга примерно в 6 часах вечера.м. вчера, скользил прямо над землей.

Он трижды облетел свою маленькую белую «Цессну» очень низко над территорией, прилегающей к Кремлю, одним махом проехал по Мавзолею Ленина, а другим, по словам очевидцев, чуть не снес шпиль огромного универмага ГУМ.

Один из свидетелей сказал, что самолет был настолько низким, что люди на знаменитой площади ныряли, прежде чем Руст ловко приземлился недалеко от моста через Москву-реку к югу от площади, вылетев на булыжник под знаменитым собором Св.Собор Василия Блаженного.

Они сказали, что молодой пилот в красном летном костюме вышел из самолета и сказал собравшейся толпе, что он прибыл с «миссией мира». Они сказали, что он пробыл там достаточно долго, чтобы перекусить.

После 19:00, когда на месте собралось все больше полицейских, Руста, который, по-видимому, вылетел из Хельсинки, Финляндия, примерно в 550 милях отсюда, увезли на правительственном лимузине с номерными знаками ЦК Коммунистической партии. группа художников тротуара, ставших свидетелями места происшествия.

{В Гамбурге мать Руста, Моника Руст, сказала, что ее сын всегда звонил домой перед взлетом, но что вчера, когда он уезжал из Хельсинки, было исключением, сообщает Reuters.}

Сегодня несколько художников заявили, что они слышали Rust, которые говорили по-английски, рассказывают людям, что когда он пересекал границу, к нему подошел советский самолет-перехватчик, который «осмотрел его и отпустил». Неизвестно, поддерживал ли Руст радиосвязь с советскими авиационными властями.

Красная площадь рядом с Кремлем, возможно, является одним из наиболее охраняемых объектов в мире.Кабинет советского лидера Михаила Горбачева находится в Кремле, хотя вчера он был в Восточном Берлине.

По иронии судьбы вчерашнее экстраординарное событие произошло во время национального праздника в честь советских пограничников. Ранее сегодня полиция на Красной площади отрицала журналистам, что что-либо произошло.

Весть о подвиге облетела город сегодня, но только через 24 часа после приземления советское информационное агентство ТАСС лаконично сообщило, что легкий спортивный самолет, пилотируемый Рустом, незаконно пересек советско-финскую границу и приземлился. в Москве.

Ржавчина удерживалась сегодня советскими властями. ТАСС сообщил сегодня вечером, что ведется расследование. Представитель Западной Германии заявил, что посольство не имело сведений о Rust от советских властей.

В Бонне официальный представитель правительства Фридхельм Ост сообщил, что посольство Западной Германии в Москве контактировало с министерством иностранных дел СССР по поводу инцидента.

«Похоже, это касается пилота, который ошибся в навигации», — сказал Ост репортерам.

Руст, которого друзья в Германии описали как тихий и корректный, совершал полет на Cessna 172, взятой напрокат в его авиаклубе в Гамбурге.Он покинул Западную Германию 13 мая и вылетел в Исландию, согласно сообщениям телеграфных служб со ссылкой на его родителей и представителей клуба. Мать Руста рассказала западногерманской радиостанции, что ее сын вылетел в Хельсинки через Берген, Норвегия.

По сообщениям из Финляндии, вчера утром он вылетел из аэропорта Хельсинки, заявив, что летит в Стокгольм.

ТАСС вчера сообщил, что самолет нарушил советское воздушное пространство в эстонском прибрежном городе Кохтла-Ярве, в 120 милях от Ленинграда, но отметил, что полет «над советской территорией не был прерван.Никаких других подробностей в нем не сообщалось.

Расстояние от Москвы до побережья Финского залива составляет около 450 миль.

Дневное молчание советского правительства наводило на мысль, что официальные лица смущены этим событием и не решаются, как с этим справиться.

Заявление ТАСС было зачитано в вечерних новостях сегодня вечером, последний выпуск перед спортивными состязаниями.

Сегодня западные эксперты заявили, что были поражены тем, что иностранный самолет мог пролететь мимо современных систем ПВО Советского Союза и беспрепятственно приземлиться на такой высоте. чувствительное место.

Однако один высокопоставленный западный дипломат сегодня отметил, что «советские средства ПВО, возможно, не совсем приспособлены для беспокойства о Cessnas».

Эксперты предположили, что одномоторный самолет летел достаточно низко, чтобы избежать радаров и систем защиты, находящихся в постоянной готовности к иностранным самолетам.

{В Вашингтоне представитель ВВС США, попросивший не называть его имени, охарактеризовал инцидент как «случайность» и отрицал, что этот инцидент ставит под сомнение необходимость в новом сложном U.С.Бомбардировщики должны прорвать советскую систему ПВО, сообщил штатный обозреватель Washington Post Р. Джеффри Смит.

{«Должно быть, это была» Стелс Цессна «, — шутливо сказал чиновник, имея в виду усилия Пентагона за 40 миллиардов долларов по разработке нового стратегического бомбардировщика» Стелс «.

{Чиновник сказал, что советские средства ПВО, по всей видимости, не были в состоянии боевой готовности, поскольку они были бы в кризисе сверхдержавы, и что самолет, по-видимому, мог лететь намного ниже, чем американский стратегический бомбардировщик, над советской территорией.

{«Наши самолеты не могут упасть в таком низком состоянии, потому что у них не будет достаточно топлива», — сказал чиновник. Он пояснил, что для полетов на малых высотах требуется больше топлива, чем для полетов на больших высотах, из-за большего трения в атмосфере.}

В 1983 году советские самолеты сбили южнокорейский авиалайнер после того, как он попал в советское воздушное пространство, в результате чего погибли все 269 человек на борту. На этой неделе советский гражданин угнал небольшой самолет в Латвийской советской балтийской республике и вылетел в Швецию в поисках убежища.

«Честно говоря, меня немного воодушевило то, что они не сбили его», — сказал дипломат о Cessna Руста.Дипломат сказал, что сомневается, сможет ли какая-либо столица, в том числе Вашингтон, справиться с вторжением небольшого низколетящего самолета. «Это могло произойти в торговом центре», — сказал он. «Конечно, это вызовет некоторую сенсацию».

По словам других свидетелей, к Расту подошли любопытные зеваки и попросили у него автограф. По словам одного свидетеля, на автографах было написано «Гамбург-Москва».

К утру самолет был снят с площади и доставлен в международный аэропорт Шереметьево.Съемочная группа французского телевидения сообщила, что самолет увезли на грузовике, а вслед за ним — машины милиции.

В Гамбурге немецкое информационное агентство Deutsche Presse-Agentur сообщило, что в прошлом году Руст получил частную летную лицензию в аэроклубе Hamburg Motorsport. Агентство сообщило, что он прервал обучение в качестве банковского клерка, чтобы уделять больше времени своему хобби, и надеялся стать коммерческим пилотом.

На прошлой неделе Руст арендовал у клуба Cessna 172, которая может летать восемь часов с полным баком топлива.Перед отъездом из Гамбурга он отвинтил три из четырех сидений самолета, предположительно для экономии топлива.

Он позвонил домой из Хельсинки во вторник, чтобы сказать, что он здоров и летит в Стокгольм. Когда его самолет исчез, финские авиационные власти организовали обыск, обеспокоенные тем, что он упал в Балтийское море.

Президент гамбургского аэроклуба заявил сегодня, что Раст потеряет лицензию на полеты в результате своего трюка и разбил его надежды стать профессиональным пилотом.

Его клуб также представит Расту огромный счет за самолет, сказал представитель. Самолет оценивается в 55 000 долларов, и официальные лица клуба заявили, что его репатриация может стоить до 13 750 долларов.

В то время как советское правительство сегодня хранило молчание о загадочной посадке, москвичи отреагировали недоверчиво, а в некоторых случаях ликовали при мысли, что такой трюк возможен.

Один иностранный турист увидел самолет и подумал, что это частный самолет Горбачева.Другие заявили, что предположили, что это часть выставки.

Михаил Жуков, 37-летний художник, у которого есть стенд рядом с собором Василия Блаженного, сказал, что сначала ему показалось, что это спортивное мероприятие. Когда самолет приземлился, и он присоединился к толпе вокруг самолета, Жуков понял, что пилот был иностранцем.

«Он сказал, что его цель — передать послание Горбачеву», — сказал Жуков.

Жуков был среди тех, кто рассматривал это событие как забаву, «сделавшую меня счастливой», но он сказал, что некоторые в толпе ворчали, что самолет мог «приземлиться им на головы».Во всяком случае, — сказал Жуков, — многие улыбались ».

К сегодняшнему дню художник уже включил изображение бело-синей плоскости в картину разноцветных куполов храма Василия Блаженного.

Другие художники и свидетели, собравшиеся на месте сегодня вечером, все еще обсуждали это событие.

«Вместо того, чтобы держать его в тюрьме, они должны вручить ему медаль, а не Героя Советского Союза, а просто героя», — сказал Владимир, который не хотел назовите его фамилию

Пожилой мужчина сказал, что в России такой трюк был не подвигом, а «хулиганством».В конце концов, существуют законы », — сказал он, а затем добавил:« Но это было красивое хулиганство ».

Александр, молодой художник, отметил, что это должно было быть сделано официально, чтобы иметь эффект.« Таким образом, нет. каждый знает об этом. «Это просто глупость», — сказал он. Друг с восхищением отметил, что это потребовало нервов.

Как и оборонные эксперты, москвичи сегодня недоумевали, как самолет может так легко приземлиться возле Красной площади.

Пролет над центром Москвы уже давно запрещен , хотя один пожилой житель сегодня вспомнил, что вертолеты приземлялись внутри кремлевских стен во времена советского лидера Никиты Хрущева.

28 мая 1987 г. — Этот день в авиации

Матиас Руст приземляется на Красной площади в Москве, в 18:43, 28 мая 1987 г. (Salon.com)

28 мая 1987 г .: В 12:21 18-летний Матиас Руст, пилот с 50 часами полета ‘ опыт, вылетел из аэропорта Мальми, Хельсинки, Финляндия, на арендованном Reims Aviation F172P Skyhawk II, D-ECJB. В 18:43 он приземлился на Skyhawk в Красной площади (Красная площадь), Москва, Союз Советских Социалистических Республик.

Высадка Матиаса Руста на Красной площади.Матиас Руст, Москва, 28 мая 1987 года.

Руст был привлечен к ответственности за незаконное проникновение в советское воздушное пространство и «злостное хулиганство» и приговорен к четырем годам исправительно-трудового лагеря. Через 14 месяцев он был освобожден в августе 1988 года и вернулся в Германию.

Матиас Руст во время суда, сентябрь 1987 г. (© dpa)

В ноябре 1989 г., выполняя общественные работы (вместо военной службы) в госпитале в Гамбурге, Германия, Матиас Руст напал на 18-летнюю студентку-медсестру с помощью складной нож после того, как она отвергла его попытки поцеловать ее.Мисс Стефани Валура получила множественные ножевые ранения и едва выжила. (Адвокат Раста признал, что мисс Валура умерла бы, если бы ножевое ранение произошло не в больнице.) Раст был признан виновным в попытке непредумышленного убийства и приговорен к 30 месяцам тюремного заключения. (Обвинение уменьшило первоначальное обвинение в покушении на убийство из-за утверждения защиты о том, что Руст страдал от «ограниченной дееспособности» в результате обращения с ним в советской тюрьме. Даже в этом случае прокуратура рекомендовала приговорить к восьми годам тюремного заключения.)

Rust был выпущен после 15 месяцев эксплуатации. (Гражданский суд обязал Раста выплатить мисс Валура ущерб, эквивалентный 23 500 долларам США — примерно 39 785,5 немецких марок по обменному курсу на июнь 1991 года.) Прокуратура позже обжаловала приговор к тюремному заключению как слишком мягкий.

В 2001 году Раст был признан виновным в краже, а в 2005 году — в мошенничестве. В обоих случаях он был приговорен к выплате штрафа.

Reims Aviation F172P Skyhawk II D-ECJB

F172P Skyhawk II — это самолет Cessna 172, построенный по лицензии Société anonyme Reims Aviation , Франция.Это цельнометаллический четырехместный одномоторный высокоплан с несъемным трехопорным шасси. Самолет управляется одним пилотом и оборудован для полетов по приборам.

Модель 172P имеет длину 26 футов 11 дюймов (8,201 метра), размах крыльев 36 футов 0 дюймов (10,973 метра) и высоту 8 футов 9½ дюймов (2,680 метра). Крыло скреплено снаружи и имеет угол падения в основании 1 ° 30 ′ с отрицательной скручиванием 3 °. Двугранный угол равен 1 ° 44 ′. Общая площадь крыла составляет 174 квадратных фута (16.17 квадратных метров). Размах горизонтального стабилизатора составляет 11 футов 4 дюйма (3,429 метра). Стандартный вес пустого самолета составляет 1454 фунта (660 килограммов), а максимальный взлетный вес — 2400 фунтов (1089 килограммов).

F172P приводится в движение безнаддувным двигателем Lycoming O-320-D2J с горизонтально-оппозитным двигателем объемом 319,749 кубических дюймов (5,240 л) с воздушным охлаждением и прямым приводом. -D2J имеет степень сжатия 8,5: 1 и развивает мощность 160 л.с. при 2700 об / мин.Двигатель вращает двухлопастной винт фиксированного шага диаметром 6 футов 3 дюйма (метра). O-320-D2J весит 275 фунтов (125 кг).

Reims / Cessna F172P D-ECJB в Немецком техническом музее, Берлин. (Энтони Беленко / Википедия)

Модель 172 имеет максимальную конструктивную крейсерскую скорость (V NO ) 142 мили в час (228 километров в час) и максимальную скорость (V NE ) 175 миль в час (282 километра). в час). Его практический потолок составляет 13 000 футов (3962 метра), а максимальная дальность полета составляет 1 007 миль (1621 км) на высоте 10 000 футов (3048 метров).

Было построено более 44 000 самолетов Cessna 172, больше, чем самолетов любого другого типа.

D-ECJB, который был арендованным самолетом, был доставлен обратно в Германию. Он несколько раз менял владельца, прежде чем был куплен и вывезен в Японию, где выставлялся на открытом воздухе в течение двадцати лет. Skyhawk был обнаружен и приобретен Немецким технологическим музеем, возвращен в Германию и отреставрирован техническим персоналом музея.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Карта сайта