+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Я идентифицирую себя как боевой вертолет: Могу ли я называться гендерфлюидным вертосексуалом, идентифицирующим себя как боевой вертолет Апач, если я не участвовал в военных действиях?

0

Могу ли я называться гендерфлюидным вертосексуалом, идентифицирующим себя как боевой вертолет Апач, если я не участвовал в военных действиях?

В Вашем случае, понятие гендера включает в себя боевую технику без указания того, какие Ваши характеристики соответствуют такому понятию. Признаком, например, может являться, хотя бы, фантазия о том, что Вы ведете себя как вертолет «Апач». Недостаточна фантазия о том, что Вы ведете себя как какой-либо другой вертолет. Участие в боевых действиях не обязательно, так как достаточно любого признака вертолета «Апач», но, на данный момент, отсутствует общепринятая социологическая классификация, учитывающая данные нюансы. Вертосексуальность подразумевает сексуальное влечение к каким-либо половым признакам вертолетов. Следует определить конкретные половые признаки вертолетов, к которым есть половое влечение, чтобы дать утвердительный ответ. Участие в боевых действиях не обязательно, так как достаточно любого прочего полового признака вертолета. С точки зрения современной биологии, у вертолетов нет половых признаков, а с точки зрения современной сексологии, сексуальная ориентация определяется на основе влечения к половым признакам, независимо от того, как это описывает реальные сексуальные взаимоотношения.

Если у Вас действительно имеется какой-либо признак вертолета «Апач» и сексуальное влечение к половым признакам вертолетов, то к Вам применимо понятие гендерфлюидности, но только в том смысле, что Ваш случай не описывается существующими классификациями, с точки зрения современной социологии, сексологии и биологии.

Ответ на Ваш вопрос: Да, Вы можете называться кем-угодно, но если Вам важно соответствие общепринятым классификациям, то они не учитывают Ваш случай с точки зрения понятия гендера и сексуальной ориентации. Даже если изменить имеющиеся классификации так, чтобы учесть Ваш случай, то это не гарантирует, что это будет точное или применимое описание действительного положения вещей. Если, например, определить какие-либо половые признаки вертолетов, то, с точки зрения сексуальной ориентации, по поведенческим признакам, Вы можете соответвовать понятию вертосексуала, хотя в действительности, возможно, что Вас влечет не к половым признакам вертолетов, а к каким-либо другим.

Так, например, Вас могло бы, например, возбуждать кручение пропеллера, что не позволяет исключить влечение ко множеству различных ситуаций, не связанных с вертолетами, например, визуальный контакт с настольным вентилятором и системой охлажения процессора.

«А я тогда боевой вертолет»: Тестировщики-трансгендеры пожаловались на притеснения в Blizzard Entertainment

Нанятые Blizzard Entertainment тестеры, чья гендерная идентичность выходит за рамки понятий «он» и «она», сталкиваются с некорректным поведением со стороны коллег. Об этом пишет издание Pink News, ссылаясь на большое расследование о токсичной культуре в

Activision Blizzard.

В материале упоминается история трансгендера по имени Билли из отдела контроля качества, который попросил товарищей по команде говорить о нем во множественном числе, используя местоимения «они» и «им», но в ответ получил лишь резкий отказ и издевательские насмешки в свой адрес. 

«На мою просьбу один из сотрудников ответил классической шуткой «Ну а я тогда идентифицирую себя как боевой вертолет». Никто не вступился за меня и не попытался его поправить».

Билли обратился в отдел кадров и попросил организовать тренинг по повышению отзывчивости в команде, но ответа не получил даже через несколько месяцев.

Еще одному трансгендеру, тестеру по имени Эндрю, повезло: ничего плохого в свой адрес от коллег он не слышал. Однако ему доводилось наблюдать, как насмехаются и морально издеваются над другими.

Также в компании существует проблема с отображением имен специалистов во внутренних программах. При совершении трансгендерного перехода человек просит скорректировать его имя в рабочих программах в соответствии с новыми документами, но руководство может долго игнорировать запросы, ставя его в неловкое положение. Или после смены имени в системе может отобразиться старое имя, и все вокруг узнают, что этот сотрудник — трансгендер (хотя сам он по своим причинам предпочитал это скрывать, опасаясь насмешек).

Сотрудники отдела контроля качества также жалуются, что им не оплачиваются больничные, им приходится перерабатывать, а их зарплаты в определенные периоды опускаются ниже рыночных.

Читайте также: «Это такая дикость»: Джейсон Шрайер раскритиковал новую студию создателя Far Cry 4 — она состоит из белых мужчин.

«Я считаю себя боевым вертолетом». Кто и в каких условиях работает в отделе контроля качества

Журналисты Kotaku выяснили следующее:

  • Многие сотрудники работают в среднем 50-60 часов в неделю. Иногда счётчик переваливал за 70 часов. Обычная рабочая неделя составляет всего 40 часов. Таким образом, многие работают до 20 (без обеда) или до 21. Стоит отметить, что до работы необходимо ещё доехать и вернуться домой.
  • Точную зарплату не уточнили, но называют цифры 14-17 долларов в час. 
  • Один из тестировщиков из Blizzard сообщил о зарплате 7 долларов в час. Ему потребовалось 7 лет, чтобы дорасти до уровня текущей зарплаты (сумма не уточняется).
  • «Я не мог позволить себе жить один [на зарплату тестировщика]», — сказал тестировщик Билли. Однако, он живёт с партнёром, поэтому: «Я думаю, что мне лучше, чем большинству [коллег по цеху]. Однако, я знаю многих людей, которые не могут взять отпуск несмотря на то, что их психическое здоровье [состояние] абсолютно ужасно. Они не уходят, потому что не смогут позволить себе предметы первой необходимости, такие как аренда жилья и еда».
  • «Я должен жить в доме как минимум с тремя людьми, чтобы позволить себе выжить, не пропуская приемы пищи», — сказал другой анонимный тестировщик.
  • Помимо низкой зарплаты нет льгот. Например, медицинского и стоматологического страхования, а также оплачиваемого отпуска по болезни.
  • Многие внутренние программы компании используют «по умолчанию официальные имена сотрудников» (т.е. имя по документу). В чате Slack имена можно менять свободно. Однако, имена сотрудников порой сбрасываются. Для смены имени в других программах потребуется получить разрешение руководства.
     «Это ставит нас под угрозу, когда кого-то случайно раскроют [т.е. разоблачат, что сотрудник является трансгендером], что невероятно неуважительно», — сказал Эндрю. Сброс имён происходит часто и повсеместно.
  • Также в коллективе не всегда хорошо относятся к трансгендерам. Например, один из них рассказал о том, что коллеги проигнорировали его просьбу для обращения использовать местоимение «они». Кто-то даже продемонстрировал своё неуважение так: «[Один] член группы использовал классическую «шутку»: «Я идентифицирую себя как боевой вертолет»».
  • По словам анонимного сотрудника, компания уделяет минимум внимания проведению тренингов по разнообразию, равноправию и инклюзивности (DE&I). Во время работы сотрудника в Activision Blizzard компания провела всего один тренинг, который, согласно отзывам QA, был формальным. В нем не рассматривались вопросы использования местоимений.

«Наследие Blizzard — это «Ты работаешь в Blizzard, разве тебе не повезло?» Но реальность такова, что мы [сотрудники] постоянно имеем дело с трудными людьми [с которыми непросто общаться], в культуре [компании], которая мало заботится о психическом здоровье и ожидает такой же «улыбки все время», как и в розничной торговле» [т. е. постоянно держать «улыбку до ушей»], — сказал один анонимный тестировщик. «Единственный способ действительно изменить ситуацию  — это изменить культуру и отношение ответственных лиц [руководства]».

«А я тогда боевой вертолет»: Тестировщики-трансгендеры пожаловались на притеснения в Blizzard Entertainment | Страница #2

Нанятые Blizzard Entertainment тестеры, чья гендерная идентичность выходит за рамки понятий «он» и «она», сталкиваются с некорректным поведением со стороны коллег. Об этом пишет издание Pink News, ссылаясь на большое расследование о токсичной культуре в Activision Blizzard.

В материале упоминается история трансгендера по имени Билли из отдела контроля качества, который попросил товарищей по команде говорить о нем во множественном числе, используя местоимения «они» и «им», но в ответ получил лишь резкий отказ и издевательские насмешки в свой адрес. 

«На мою просьбу один из сотрудников ответил классической шуткой «Ну а я тогда идентифицирую себя как боевой вертолет».

Никто не вступился за меня и не попытался его поправить».

Билли обратился в отдел кадров и попросил организовать тренинг по повышению отзывчивости в команде, но ответа не получил даже через несколько месяцев.

Еще одному трансгендеру, тестеру по имени Эндрю, повезло: ничего плохого в свой адрес от коллег он не слышал. Однако ему доводилось наблюдать, как насмехаются и морально издеваются над другими.

Также в компании существует проблема с отображением имен специалистов во внутренних программах. При совершении трансгендерного перехода человек просит скорректировать его имя в рабочих программах в соответствии с новыми документами, но руководство может долго игнорировать запросы, ставя его в неловкое положение. Или после смены имени в системе может отобразиться старое имя, и все вокруг узнают, что этот сотрудник — трансгендер (хотя сам он по своим причинам предпочитал это скрывать, опасаясь насмешек).

Сотрудники отдела контроля качества также жалуются, что им не оплачиваются больничные, им приходится перерабатывать, а их зарплаты в определенные периоды опускаются ниже рыночных.

Читайте также: «Это такая дикость»: Джейсон Шрайер раскритиковал новую студию создателя Far Cry 4 — она состоит из белых мужчин.

BLM, ЛГБТ и Искусство: Восьмая египетская казнь

Лет эдак 10-15 назад ходила по Америке шутка, что приоритет в приеме на работу скоро будет получать представительница расового меньшинства с ограниченными физическими возможностями и нетрадиционной сексуальной ориентацией. Если в переводе с политкорректного на русский, то эта фраза означает «чернокожая хромая лесбиянка». Прошли годы и шутка перестала быть шуткой. Пока только в Америке.

BLM, ЛГБТ и Искусство: Восьмая египетская казнь

Не так давно в сеть были выложены промо-фото из новой экранизации «Золушки», что выйдет осенью 2021 года. На фото чуть выше фея-крестная этой экранизации. Билли Портер. Который а) негр, б) гей и в) болен ВИЧ. Ну что, сильно это отличается от «чернокожей хромой лесбиянки» из старой шутки?

Удачи (всяческой) новой «Золушке» с прокатом и сборами. И массовым успехом. Но что-то этот Великий Крестовый Поход Меньшинств уже начал доставать. Я не расист или гомофоб, но в последние несколько лет их назойливое присутствие в инфополе стало напоминать восьмую египетскую казнь (нашествие саранчи, если кто запамятовал).

У меньшинств такая же тактика, что и у саранчи — видим-пожираем. Книги, музыка, фильмы, искусство — пытаемся пролезть во всё. Если отказывают — ославляем на весь свет. Интернет — штука такая. Небольшая, но сплоченная группа может забить своим мнением максимально возможное количество ресурсов. Если же меньшинства «пускают погреться», то они превращают всё в «помойку».

Давно не интересовались жизнью некогда почетных премий в области фантастической литературы? Небьюла там, или Хьюго? Лет 8 назад организаторы «впустили» к себе всё это ЛГБТ и иже с ними. С тех пор эти премии получают почти исключительно представители каких-то меньшинств. И чем «меньшинственнее» персонаж, тем больше у него шансов на премию. Лесбиянки, радфемки, трансвеститы и прочие «я идентифицирую себя, как боевой вертолет».

Белый гетеросексуальный мужчина уже почти не имеет шансов получить эти премии — ведь ему там противостоит «чернокожая хромая лесбиянка». И премию отдадут ей. Даже если он написал нового «Властелина колец», а она лишь сделала рерайт Донцовой.

Хорошо, я перестал ориентироваться на эти премии. Которые много десятилетий были проводником в мире фантастической литературы. Померла так померла.

Примерно туда же отправляется некогда почетная премия Грандмастер Фантастики. Потому как в 2021 году организаторы премии решил добавить в ряд выдающихся фантастов (типа Азимова, Кларка, Брэдбери и так далее), феминиствующую ямайскую бабушку Нало Гопкинсон (с 6 романами в копилке). Престиж премии разом скатился.

Что там дальше? Музыка. Зал славы рок-н-ролла. Американский. В 2020 году с включением в Зал прокатили Judas Priest (даже несмотря на Хэлфорда). Зато включили Уитни Хьюстон. Шутку оценили. В 2021 году также мимо включения в Зал славы пролетели Iron Maiden. Вместо них в Зал включают двух черных рэперов — Jay-Z и LL Cool J. Шутка затянулась. Вычеркиваем и Зал славы рок-н-ролла из перечня интересов.

Фильмы. Новые правила номинирования на «Оскар» уже изрядно прополоскали в интернете. Хоть они еще и не вступили в действие. Вступят, куда денутся. Некоторые другие премии идут тем же путем. Я, конечно, рад, что расовые и сексуальные меньшинства получили свои квоты на премии. Рад за них, а не за кинематограф. Потому как в мире премий при таких вводных ограничивается выбор фильмов.

Вот когда лет 40 назад фильм «Чужой» получил «Оскар» за «лучшие визуальные эффекты», то было понятно — академики выбрали этот фильм из всех вышедших за год фильмов. С мнением академиков можно было соглашаться или не соглашаться, но заявленные вводные для выбора были именно такие. А через пару лет какой бы фильм не получил такой «Оскар», это будет премия с выборкой не из всех фильмов. Это будет «лучший фильм из тех, кто выполнил квоты по наличие негров в кадре».

И еще один нюанс. Некоторые режиссеры специально делают фильмы под премии. Фильм для сборов, затем фильм для души и премий. Яркий пример — «Список Шиндлера» Спилберга. Который заслужено получил своего «Оскара». Возьмется очередной Спилберг снимать очередного «Шиндлера», если ему для получения хоть какой-то премии надо будет строго соблюсти идеологически правильное количество гомиков в кадре? Так что может скоро и выборка кинопремий станет настолько непрезентативной, что окончательно исчезнет смысл за ними следить.

В России, если что, давно и прочно чтут идеалы «равенства и братства». Это нас враги обвиняют в гомофобии и расизме. А мы можем всем BLM предъявить Пьера Нарцисса, а всем ЛГБТ — Бориса Моисеева и Тату. И, заметьте, у нас они были еще в те времена, когда «равенство и братство» не было мировым трендом.

Вот только у нас еще Меньшов есть (Владимир Валентинович на премии MTV когда-то отказался награждать фильм «Сволочи», сказав: «Я не буду вручать эту премию фильму, который позорит мою страну».) За границей таких Меньшовых нет. Так что там будут награждать и насаждать любое говно. Лишь бы оно вписывалось в тезис о «чернокожей хромой лесбиянке».

Поделиться ссылкой:

Кто такие полисексуалы и что ещё о них надо знать

Кто такие полисексуалы

Полисексуалы — это люди, способные испытывать романтическое и сексуальное влечение к представителям более чем одного гендера. Причём дело не ограничивается только мужчинами и женщинами.

Часть слова «поли…» переводится с греческого как «мно­го­чис­лен­ный, об­шир­ный». Это значит, что полисексуал интересуется многими гендерами, но необязательно всеми.

У каждого полисексуального человека свой индивидуальный набор предпочтений.

Например, одного полисексуала привлекают представители всех гендеров, кроме цис‑мужчин, то есть людей, которые родились с мужскими половыми признаками и чётко определяют себя как представителей мужского пола. Другой полисексуал испытывает влечение к людям с мужским началом вне зависимости от того, мужчины они или женщины по биологическим признакам. Третьему нравятся девушки, и нет разницы, родились ли они таковыми или стали после операции по смене пола.

Разберитесь 🚹🚺

Чем полисексуалы отличаются от бисексуалов и пансексуалов

Полисексуальность — это общий термин, которым обозначают любую множественность романтических и половых интересов. А бисексуальность или пансексуальность — лишь частные примеры этого явления.

Можно сказать, что каждый бисексуал — это полисексуал. Но не каждый полисексуал является «би».

Также далеко не каждый полисексуал имеет пансексуальные наклонности. Человек с пансексуальной ориентацией, влюбляясь, совершенно не обращает внимание на гендер партнёра. Полисексуал же к вопросу гендерной принадлежности, напротив, очень даже внимателен.

Каким утверждениям о полисексуалах не стоит верить

Вокруг полисексуальности много заблуждений. Эксперты портала о здоровье WebMD развеивают некоторые из них.

1. Полисексуальный — значит ветреный и неверный

Это не так. Полисексуалы в отношениях ведут себя, как и все остальные.

Вступая в постоянный союз, они хранят верность партнёру. Конечно, если являются моногамными людьми. А вот полигамные полисексуалы вполне могут заводить множественные связи, как это делают любые другие сторонники полигамии.

2. Люди демонстрируют свою полисексуальность, чтобы привлечь внимание

Нет, полисексуальность и эпатажность — разные вещи. Люди демонстрируют полисексуальность только для того, чтобы заявить о себе и своих романтических интересах.

3. Полисексуалы хотят много секса

Полисексуальность никак не связана с либидо. Как и другие, полисексуалы занимаются сексом лишь с тем партнёром, которого любят и к которому испытывают сексуальное влечение.

Это важный момент. Полисексуальность не может служить оправданием для принуждения к интимной близости. Правило согласия в отношении полисексуалов столь же важно, как и в отношении любого другого человека.

4. Полисексуальные люди просто не могут определиться

Полисексуальность — это психофизиологическая характеристика, а не личный выбор.

Человек может подавлять своё стремление к «не тому» полу или к нескольким гендерам одновременно. Но это примерно то же, что подавлять потребность в мясе, воде, воздухе. Такой подход явно не принесёт счастья, а в худшем случае и разрушит здоровье.

Признавать и уважать право на полисексуальность стоит ровно так же, как право на любую другую сексуальную ориентацию.

Читайте также 🧐

gaz.wiki — gaz.wiki

Navigation

  • Main page

Languages

  • Deutsch
  • Français
  • Nederlands
  • Русский
  • Italiano
  • Español
  • Polski
  • Português
  • Norsk
  • Suomen kieli
  • Magyar
  • Čeština
  • Türkçe
  • Dansk
  • Română
  • Svenska

Талантливая жертва — не главное

Жаль писателей-фантастов, пытающихся творить искусство в эпоху мафии в социальных сетях. Начните с одного, в частности, «небинарный человек … который любит мечтать и творить». На прошлой неделе этот молодой писатель спросил в Твиттере: «Вы знаете, как существуют чуткие читатели, курсы и рекомендации по написанию вне вашего собственного опыта? Могут ли быть курсы и советы по написанию собственного опыта? » Этот молодой писатель считал, что «писать о моей маргинализации и о моем личном опыте будет нормально» — не более того.«Я понял, что это не так!» — заметил этот молодой человек, беспокоясь о том, что, не желая причинить вред, «я мог неправильно указать свой пол».

Что заставило этого молодого человека опасаться, что честный рассказ о своей гендерной идентичности может быть «неправильным» и обидным, делая это не «нормальным»? Смотреть, как транс-автора увлекают за неортодоксальным искусством.

Позвольте мне вернуться. Недавно Clarkesworld , ежемесячный научно-фантастический и фэнтезийный журнал опубликовал рассказ Изабель Фолл под названием «Я сексуально идентифицирую себя как боевой вертолет», намек на вирусный мем из 2014 года, который пытался высмеять и пародировать утверждения. о трансгендерной идентичности.История пытается опровергнуть эту критику, восстановить фразу и исследовать транс-идентичности.

Пережив жестокие и личные атаки в сети, Изабель Фолл попросила уничтожить «Атакующий вертолет». Назовите это самоотменой. «Недавний шквал нападений на Изабель нанес серьезный урон, и я прошу, даже если вы не согласны с этим решением, уважать его», — позже объяснил в своем заявлении Нил Кларк, редактор журнала. «Это не цензура. Ей нужно было сделать это для ее личной безопасности и здоровья.

Кларк сообщила, что «Изабель не выглядела трансгендером, когда эта история была опубликована», но выявила себя под давлением, чтобы защитить себя от ложных заявлений недоброжелателей, результат, который он назвал «очень тревожным». Что касается самого художественного произведения, «история многократно редактировалась в течение многих месяцев, и ее увидели чувствительные читатели, в том числе трансгендерные люди», — отметил он.

История остается доступной через Wayback Machine и другие сайты, где люди, выступающие против удаления, воспроизвели ее. Как и во всей достойной художественной литературе, ни одно краткое изложение полностью не отражает то, чего он достигает, но смысл его научно-фантастической предпосылки и исследования гендерной идентичности можно почерпнуть из этого короткого отрывка:

Поколения квир-активистов боролись за то, чтобы гендер стал самоопределением. выбора, и отменить ползучий детерминизм, который говорил, что то, что есть сейчас, — это то, каким оно всегда было и всегда должно быть. Поколения ученых составили карту нейронных связей, которые мотивировали и кодировали выбор пола. И как только их работа достигла приемлемой стадии — когда общество было готово принять пластиковый пол, а ученые были готовы манипулировать им, — военные нашли новый ресурс.

Вооруженные функциональным картированием коннектомов и нейронной пластикой, военные могут применять гендерную тактику. Если гендер всегда был конструкцией, то почему бы не создать новые?

Мои гендерные сети были изменены, чтобы я стал лучше пилотом AH-70 Apache Mystic. Это лучше, чем обычное обучение навыкам. Я могу показать тебе почему. Взгляните на схему планера и компонентов ударного вертолета. Скажи мне, сколько из этого ты понимаешь сразу. Теперь посмотрите на человека рядом с вами, на его одежду, его волосы, его макияж и выражение лица, то, как он встречается с вами или избегает ваших глаз.

Скажите, что было богаче информацией об опасности и возможностях. Скажите, что было легче получить и интерпретировать. Гендерные сети старые и имеют хорошие связи.

Они работают.

Различные другие отрывки предлагают весьма специфические характеристики пола, как их понимает автор. История показалась многим читателям оригинальной, неожиданной и человечной. Писательница Фиби Норт объявила «Атакующий вертолет» «историей, в которой я нашла свое отражение», и сказала автору самоотменения: «Что бы вы ни решили сделать со своей историей, Изабель, спасибо за то, что написали свою историю.Спасибо за то, что заставили меня почувствовать себя увиденным и услышанным. В художественной литературе мы не очень много рассказываем о себе. Часто мы получаем только записки. Это было больше, чем это. Зеркало.»

Но для других читателей описания пола рассказчиком не нашли отклика. И часть этих читателей восприняла это отсутствие резонанса как оправдание для очернения автора рассказа, ставя под сомнение ее добросовестность или утверждая, что ее голос был либо недостоверным, либо недействительным. Некоторые зашли так далеко, что воспользовались годом рождения, указанным в биографии автора, 1988, чтобы предположить, что автор был неонацистским троллем, использовавшим 88 для обозначения «Хайль Гитлер.

Писатель и дизайнер игр Аринн Дембо, исполняющая обязанности президента Канадской национальной ассоциации профессионалов в области спекулятивной фантастики, опубликовала свою критику в серии твитов, в которых утверждала, что история «не выглядела так, как будто она была написана квир-трансом. автор », и даже если бы это было так, это« просто отстой », потому что« никакое количество красивого письма не может рассеять токсичность, маслянистый привкус мусора »его заголовка и предпосылки. По ее оценке:

Писания о смене пола, о жизни и сексе как женщины, а также о посттравматических реакциях у женщин кажутся фальшивыми и фальшивыми … Как вариант гендерной теории, которого вы достигли бы, потратив полчаса. в Википедии… Не то, чего можно достичь, читая настоящие романы и мемуары настоящих трансфолков.Или даже цис-женщинами, если на то пошло.

Дембо (продолжение):

Я собираюсь сразу сказать, что эта история не выглядит так, как будто ее написала цис- или транс-женщина. Такое ощущение, что «Изабель Фолл» — натуральный цис-человек… Наверное, белый чувак. Потому что, честно говоря, эта история просто пропитана всей ложью, которую гетеросексуальные мужчины говорят себе как о цис-, так и о транс-женщинах. Они всегда хотят видеть роль женского пола как сильную и захватывающую. Они никогда не усваивают физическую или эмоциональную боль жизни Femme.

Позже Дембо добавил квалификацию:

Это могло быть написано кем угодно: это чистая сентиментальность — полагать, что цис-женщина, транс-человек или квир не могут написать историю о гендерной трансформации, которая плохо справилась бы с ее темами. . Когда я говорю: «Это звучит так, как будто это было написано обычным белым чуваком, который на самом деле не понимает гендерной теории или перехода и не имеет права использовать трансфобные собачьи свистки для получения прибыли», я поддержу свою критику. Даже если «Атакующий вертолет» окажется историей #ownvoices.

Даже если автор успешно поделился своим реальным личным опытом гендерной идентичности, тема все еще была обработана плохо, по словам Дембо, потому что история расходится с общей ортодоксальностью того, что якобы диктует «гендерная теория». Неудивительно, что молодой небинарный писатель, наблюдающий за такой критикой в ​​Твиттере, отреагировал так: «Вся эта история с Изабель Фолл заставляет меня волноваться, что я могу неправильно указать свой пол».

Теперь, когда мы знаем, что Изабель Фелл трансгендерна, я обратился к Дембо, чтобы спросить, выдерживает ли ее первоначальная критика.«Да, — ответила она, — это было мое мнение, когда я впервые прочитала эту историю. Никакой информации об авторе или ее намерениях предоставлено не было, и я высказал свои первые впечатления и мнение ». С тех пор, как Дембо прочитала комментарий «той части Trans Twitter, которой понравилась эта история и отождествлялась с ней», и заявление редактора, «которое устанавливает намерения и личность автора», Дембо не нравится история больше, как и ее перогативное мнение. , но «счастлив узнать, что история была написана добросовестно и с позитивным намерением, а не как ненавистная шутка.Она с сожалением отметила, «что автор решил вытянуть историю», объяснив, «даже на пике моей негативной реакции я никогда бы не захотела, чтобы эта история была удалена. Если бы у меня была волшебная палочка для удаления трансфобного контента из Интернета, я бы даже не подумал махнуть ею в том направлении ».

Тем не менее, она нашла ошибку в Clarkesworld , потому что он не смог предотвратить недовольство читателей, которые сделали ошибочные предположения о личности и намерениях автора рассказа:

Все, что я могу сказать на данный момент, это то, что много людей можно было бы избавить от многих душевных страданий, если бы эта история была просто сопровождена одним или двумя предложениями контекста — заявлением художника о личности автора и ее намерении относительно работы. Есть причина, по которой Заявление художника так часто встречается в художественных галереях, которые демонстрируют трансгрессивные или сложные работы.

Я не думаю, что каждая история нуждается в предупреждении о содержании или заявлении о намерениях автора перед тем, как вы ее прочитаете, но в этой статье явно требовалось. От читателей из маргинализованного сообщества требуется огромное доверие, чтобы позволить писателю играть в литературные игры с их угнетением, и большинство из нас не может доверять тому, чьи намерения слишком непонятны. Есть разница между тем, чтобы позволить врачу или сочувствующему другу прощупать ваши раны, и случайным ударом безликого незнакомца.

Я скептически отношусь к тому, что предупреждения о содержании или заявления об авторских намерениях решают какие-либо проблемы. (Готовы ли критики поверить, что указанный год рождения автора был на самом деле формой нацистского троллинга, доверяющего заявлению об авторских намерениях?) И многие читатели, как трансгендеры, так и цигиты, смогли насладиться историей Фолла и оценить ее серьезность. автор без каких-либо внетекстовых заявлений.

Финалист Национальной книжной премии Кармен Мария Мачадо заявила, что она «раздавлена» и «злится» на «писателя-трансгендера, которого критиковали за написание грязного, великолепного, интересного рассказа», и защитила «истории, которые опасны, странны, неровный, амбициозный », потому что« искусство, которое откусывает больше, чем может прожевать », может по-разному« изменить вашу температуру, спровоцировать ваше сердце, расколоть ваш мозг.«Иногда,« то, что вам кажется неудачным экспериментом, на самом деле вовсе не неудачный эксперимент, и он предоставил кому-то еще трещину в мозгах, или провокацию сердца, или изменение температуры », — продолжала она, а иногда и эту ценность. «Становится ясно только ретроспективно».

Излишне говорить — а может быть, и нет — короткие рассказы, опережающие свое время, будут потеряны, если их ранним критикам удастся создать художественный ландшафт, в котором якобы небезупречные работы быстро исчезнут.

Писатель-фантаст М.Л. Кларк настаивал на лучших способах взаимодействия. «Когда работа * тревожит * вас, и вы сомневаетесь, ясна ли идея или« правильна », вам следует поговорить об этом! Назови, как он тебе не подходит! » он написал. «Но также: позвольте ему сломаться для вас, не утверждая, что его зазубренные края могут * только * использоваться как лезвие, НЕ потому, что мы не должны сопротивляться плохой передаче сообщений, а потому, что * эффективное * сопротивление не просто требует форма неистового общественного протеста и осуждения ».

Критик Vox Эмили ВанДерверфф высказала мнение: «Это история, о многом, а может быть, и слишком большой — в голове, и видеть, как ее списывают как агитпроп, грустно.Искусство, которое прославляет только храбрость трансгендеров или нашу стойкость перед лицом всего, что мы должны вынести, чтобы быть самими собой, — это прекрасно. Но искусство должно принимать нашу слабость, наш стыд и наши сомнения. Настаивать на обратном — это своего рода предубеждение ».

Пишущий в Medium, очевидно левый наблюдатель с ручкой Анархо-акселерационист посетовал на то, что «реакция на эту историю — необузданное возмущение при самом банальном и добросовестном разногласии — стала символом левых», утверждая, что « мы были правы, изгнав TERF и красно-браунистов, и мы были невероятно правы, чтобы разбить эту моду », но добавили:

Левые стали движением, в котором люди боятся не соглашаться.Боятся оказаться слишком далеко слева, справа, внизу или вверху от своих друзей.

Люди часто говорят, что они боятся, что их отменит, что люди массово откажутся от них и воспользуются основным правом уйти. На самом деле я не против «отменить культуру» — как я могу быть против того, чтобы люди решили, что кто-то был засранцем, и ушли куда-то еще? Но я против конкретной реализации, в основном потому, что она не работает — теперь у меня почти в три раза больше подписчиков, чем у меня, когда меня отменили.Эффект фактически существующей культуры отмены на социальную экосистему состоит в том, что она отбирает любого, у кого есть чувство стыда.

Левое, в отличие от правого, долгое время доминировало в высоком и низком искусстве. К чести, он использовал это положение отчасти для того, чтобы рассказывать очеловечивающие истории об исторически маргинализированных людях, которые повышают понимание и сочувствие. В результате Америка стала более инклюзивной страной. Но я не знаю, что благотворная традиция, протянувшаяся от фильмов Сидни Пуатье до Воля и Грейс, от до Прозрачный и далее, может сохраниться, если создатели тысячелетия и последующие поколения позволят контролировать свое искусство самым эссенциалистским, нетерпимым голосам. ; или если они убеждены, что удаление художественного произведения более этично, чем его открытое обсуждение, если кто-то вообще чувствует себя пострадавшим от этого; или что неправильно рассказывать правду о собственном опыте, если он противоречит политическим ортодоксиям.

Как заметил Уэсли Моррис в своем эссе в октябре 2018 года:

Искусство, возможно, больше не имеет привилегии быть искусством ради искусства … Оно должно быть искусством ради справедливости … Таким образом, мы заканчиваем более безопасным искусством и дискурсом, который провоцирует и меньше беспокоит и потрясает. Он дает нам культуру, художественная ценность которой заменена моральными суждениями, и оставляет нас с монокритикой. Это действительно может быть своего рода социальная справедливость. Но это также отнимает у нас беспорядок, напряжение, хаотичность и внесудебность в искусстве.

Споры по поводу «боевого вертолета» — это еще одно тематическое исследование, предполагающее, что отказ от «искусства ради искусства» в пользу «искусства ради справедливости» не обязательно приведет к большей справедливости. Это может никому не помочь, навредить многим и помешать художникам распространять работы, которые заставляют нас думать, чувствовать, бороться, сопереживать и учиться. Американцы всегда будут искать, обсуждать и волновать искусство, которое является беспорядочным, напряженным и хаотичным, нравится это цензорам в любой момент или нет. Если либералы перестанут производить такое искусство, брешь заполнят нелибералы всех мастей.

«Я сексуально идентифицирую себя как боевой вертолет»

Примерно год назад новый автор — Изабель Фолл — опубликовала свой первый рассказ в Clarkesworld: «Я сексуально идентифицирую себя как боевой вертолет». Видя, что мы приближаемся к его годовщине, я подумал, что это может быть хорошее время, чтобы обсудить историю и ретроспективно взглянуть на ее место в мире научной фантастики. Если вы не знакомы с историей, ссылку на нее можно найти здесь. В то время это произвело немалый фурор.Многие, в том числе Питер Уоттс, восхваляли его, чрезвычайно многообещающий первый рассказ многообещающего писателя.

Однако была и резкая реакция. Критики назвали его трансфобным, обвинив автора в том, что он неонацист. Этот текст был написан белыми цис-мужчинами, не заинтересованными в рассказываемой истории. Некоторые критики рассказа позже признались, что на самом деле не читали рассказ, реагируя исключительно на название и существующую негативную реакцию. Реакция стала настолько сильной, что Clarkesworld вытащил историю, Изабель Фолл была вынуждена публично заявить о себе как о трансе, прежде чем она была готова, а Фолл не публиковала рассказ с

Я сам, я думал, что это исключительный кусок художественной литературы.Он использовал и эффективно переработал ужасно трансфобную «шутку», используя ее как трамплин для исследования сложного переплетения пола, сексуальности и нашего собственного тела. Это дало мне свежий взгляд на проблему, с которой мне лично никогда не приходилось сталкиваться. Было освежающе и новое . Вдобавок ко всему, в нем также был замечательный комментарий о военно-промышленном комплексе, о том, как эти системы власти и войны будут кооптировать что-либо, будь то физика или гендерные исследования, чтобы получить преимущество на поле битвы, без особого внимания. для благополучия солдат и гражданского населения.Я также считаю, что реакция на Fall была отвратительной и позорной и нанесла реальный вред маргинальным голосам в мире научной фантастики. Зачем транс-автору писать рассказ о своих переживаниях, если в ответ их может встретить волна ненависти?

Что вы думаете об этой истории? Какое долговременное влияние она оказала на мир фантастики, если вообще повлияла на нее?

РЕДАКТИРОВАТЬ: Удалены имена конкретных критиков. Это не имело отношения к обсуждаемой теме и, похоже, заняло изрядную часть обсуждения.Я также неправильно охарактеризовал комментарии Н.К. Джемисина, мои воспоминания год назад были более резкими, чем на самом деле.

Тревожный случай исчезнувшей научно-фантастической истории

Мемы продолжают оставаться грязным делом. Они не только вредят, но и наделяют силой. Иногда вредные могут стать вдохновляющими. Иногда это делает их еще более беспорядочными.

В 2014 году люди начали утверждать, что они сексуально идентифицируют себя как боевые вертолеты. Мем был предназначен для насмешек над современными проявлениями гендерной идентичности и сексуальности, в том числе в трансгендерном сообществе.Ее создатель, игрок в видеоигре Team Fortress 2 , заявил в оригинальной копии, что любой, кто отказывается признать свое право убивать людей, является «вертолетом», который должен «проверить свои права на транспортное средство». Некоторым интернет-пользователям этот пост показался невероятно смешным. Из чатов Team Fortress 2 мем распространился на Reddit, а затем на 4chan. Хотя, по данным Google Trends, его использование достигло пика в середине 2015 года, но мем по-прежнему причиняет боль и оскорбляет многих людей.

В начале этого года научно-фантастический журнал Clarkesworld опубликовал рассказ Изабель Фолл «Я сексуально идентифицирую себя как боевой вертолет». История, которая, кажется, является дебютом Фолла, рассказывает о первой «соматической женщине», перенесшей операцию по «тактической смене пола». Она становится более или менее буквально армейским вертолетом. «Когда я была женщиной, я хотела, чтобы моя кожа была такой же гладкой и темной, как столешница из спеченного камня на нашей кухне», — говорит рассказчик.«Теперь моя кожа из карбида бора и кевлара». Опыт рассказчика, казалось, отражал реальную борьбу перехода. «Тяжелая гендерная дисфория, — пишет Фолл, — может быть риском бегства». Сюжет взял оскорбительный мем, ударил по нему роторами и улетел в удивительные места.

Отклики были бурными. Читатели, которым он понравился, видели, что автор намеренно ведет подрывную деятельность. «Я ожидал худшего, когда увидел название», — написал пользователь Reddit Terminus0. «Но мне нравится, как он склоняется к этой поговорке и серьезно относится к ней…. которые люди используют, чтобы отвергнуть гендерную текучесть и сделать ее буквальной ». Большинство участников дискуссии согласились, сказав, что сочли статью захватывающей, приятно удивительной или напоминающей выдающегося провокатора эротической научной фантастики Чака Тингла. «Я уже несколько дней говорю со всеми, кого встречаю, о« Я сексуально идентифицирую себя как боевой вертолет », — написал @hoverpope в Твиттере. «Он был немедленно канонизирован для меня». Среди других знаменитостей этой работы был известный автор Кармен Мария Мачадо, которая высоко оценила беспорядочную смелость рассказа.Она также позвала критиков, которых, казалось, было столько же. «Мое сердце так раздавлено, а мой мозг так зол», — написал Мачадо в Твиттере.

Как отметила Мачадо, некоторые из самых громких хулителей, похоже, исходили не из крайне правых форумов, а из ее собственных кругов социальной справедливости и квир-сообщества. Оскорбление мема для некоторых читателей-трансгендеров невозможно стереть. «[Мем] был создан для определенной цели. Издеваться и обижать. Думайте об этом как о пистолете. У пистолета есть только одно применение: причинять боль », — написала в Твиттере @aphoebebarton, хотя и призналась, что не читала эту историю.Другие утверждали, что трансгендер никогда бы не написал такую ​​статью, как «Атакующий вертолет», и что, возможно, автор на самом деле был троллем. «[Комментарии] меня беспокоит, что эти люди снова пытаются троллить Hugos», — написал в Твиттере @ 1000YearPlan, ссылаясь на попытки реакционных читателей захватить Hugo Awards несколько лет назад.

Идея о том, что история была написана кем-то, кто согласна с трансфобными настроениями оригинального мема, укоренилась. Некоторые считали, что автор, скорее всего, была «транс-исключительной радикальной феминисткой» (широко известной как TERF) из-за того, как Фолл говорила о гендере, дисфории и опыте трансгендерности.«Это история о женщине, которую правительство« трансформирует », что является главной заботой TERF», — написал в Твиттере @EffInvictus. В конце концов, все, что, казалось, было известно об Изабель Фолл — которая, похоже, не имеет никакого Интернет-присутствия — подверглось тщательной проверке, включая год ее рождения, 1988. Некоторым этот год показался значительным, потому что число 88 иногда является нацистским свистком, кодом для Хайль Гитлер (H — восьмая буква алфавита).

Ты не боевой вертолет, ты просто засранец | Джефф Итон

Для тех, кто не знаком с жанром, это происходит из рассказа 4chan copypasta, высмеивающего кого-то, кто пытается понять свою гендерную идентичность.Парню снится, что он вертолет, и он объявляет своих друзей «гелиофобами», если они не называют его «Апач» и не позволяют убивать людей.

Мем в дикой природе, развернутый беженцем из r / The_Donald.

С момента своего появления примерно в 2014 году он стал сокращенным способом высмеивать и отвергать любые разговоры о гендерной или сексуальной идентичности. Упомяните транс-проблемы, и DudeBro добавит в ваши упоминания: «О да? Что ж, я идентифицирую себя как атакующий вертолет! » Что самое интересное, они, кажется, действительно думают, что нашли окончательное reductio ad absurdum.«Если какой-то чувак может решить, что он леди, я могу решить, что я атакующий вертолет, дело закрыто, раскрыть лулз!»

Отложим на мгновение, что эти люди признают, что считают «мужчина» и «женщина» такими же разными, как «человек» и «вертолет». Что они считают «желание воспользоваться туалетом» эквивалентом «желания безнаказанно совершить убийство». На самом деле происходит то, что они слепы или сознательно игнорируют то, как люди переживают идентичность и переходный период. Они видят все это как простую игру — и заставляют других подыгрывать из-за «политической корректности».

Это различие важно, потому что никто, кто публикует мем , на самом деле не чувствует себя ударным вертолетом . Они просто думают, что это весело, потому что могут использовать волшебные слова, которые используют маргинальные группы, и требовать от людей «подыгрывать».

Итак, я не защищаю это, но самый простой и наиболее эффективный ответ, который я нашел, прост: относитесь к ним серьезно. Ни в шутку, ни в сарказм. Скорее, я отношусь к ним так, как будто их слова имеют реальный смысл.

«Я рад, что вы смогли это понять. Поддерживает ли ваша семья? »

«Трудно было на работе?»

«Парень, мне жаль, что тебе пришлось иметь дело с дерьмовыми ответами».

«Вы знаете, война может быть вашей работой, но она не должна определять вас».

Я также поднял проблему культурного присвоения, присущую использованию слова «апач» как сокращенного от «ударного вертолета», учитывая историю отношений американских военных с коренными американцами. Идентичность сложна.

Это может быть утомительно и отнимать много времени, и я абсолютно уверен, что любой, кто просто хочет заблокировать и продолжать жить, когда братан публикует это дерьмо, полностью оправдан. Никто не должен играть в эту игру. Но иногда я видел, как из этого выходили некоторые интересные вещи. Иногда автор сообщения (или парень в баре, или что-то еще) признается, что он просто подумал, что это было забавно, и не имел в виду, что это так серьезно. Чаще они продолжают «игру» до тех пор, пока не признают, что нет, просто забавно, что кто-то отнесется к «этому дерьму» всерьез.

«О…» — говорю я. «Значит, вы на самом деле не занимались проблемами идентификации? Вы просто высмеиваете людей, у которых есть? »

Очень редко человек протрезвеет. Играя в роли человека, чья гендерная и сексуальная идентичность отвергается — и когда к нему относятся серьезно, чтобы поговорить об этом, — они начинают думать о … борьбе того, чей пол и сексуальная идентичность отвергаются. Иногда у них даже хватает приличия выглядеть немного смущенным.

Опять же, я не хочу утверждать, что это что-то вроде «CHECKMATE, LULZ!» завершающий ход, или что «хороший» ответ на бессмысленные мемы — это тратить огромное количество времени на попытки добиться прозрения от интернет-дурака. Но мне это помогло избавиться от разочарования по поводу придуманной черствости самого мема. Вместо того, чтобы спорить о том, почему их утверждение «недействительно» и «просто глупая шутка», это отработанный акт доброты. И это — когда у меня хватит на это терпения — я знаю, что мне нужно больше.

Я сексуально идентифицирую себя как боевой вертолет Изабель Фолл

✨✨✨🏳‍🌈🏳‍🌈🏳‍🌈
Как цисгендерный мужчина, я не могу сказать, что такое преступление в этой истории. Но я могу говорить о содержании. Провокационное название — это оскорбительный мем против трансгендерного сообщества, потому что он высмеивает их личность. Транссексуалов всегда нападают, унижают и смотрят свысока за преступление жить своей жизнью и быть счастливыми, а с ростом социальных сетей количество преступлений на почве ненависти в отношении трансгендеров также увеличилось.Я не одобряю такое поведение и реакцию транс-сообщества и сделаю все, чтобы положить этому конец.

Перед тем, как прочитать рассказ, который был номинирован на премию Хьюго и опубликован в Clarkesworld, я подумал, что он написан трансфобным цисгендерным мужчиной или женщиной, невежественным по отношению к транс-сообществу.

Но после прочтения истории я узнал, что это был вымышленный персонаж, который перешел в боевой вертолет, чтобы участвовать в войне ближайшего будущего, в которой США участвуют против кредитного союза.MC по имени Со Джи Хи, позывной которой является Барб. Взаимодействие Барб с ее стрелком, Аксис, вызвало дискуссии о гендерной дисфории. История рассказывает о невзгодах — как физических, так и психологических — транс и enbys.

В этой истории также есть один из лучших ответов на трансфобию:

«Некоторые люди говорят, что пола нет, что это постмодернистская конструкция, что на самом деле есть только мужчина и женщина и несколько незначительных недоразумений. Люди, которых я спрашиваю: если бы вашего тела было достаточно, чтобы установить ваш пол, вы бы охотно носили яркие платья и плакали в кино, не так ли? Вы бы взялись за руки и хвалили друг друга своей красотой, не так ли? Потому что твоего члена было бы достаточно, чтобы ты стал мужчиной.»

Конечно, я не знаю серьезности преступления, с которым столкнулось транс-сообщество из этой истории. Если транс-сообщество было оскорблено после прочтения истории, я бы согласился, что название следует изменить. Автор, хотя и является трансгендером. сама женщина — следовало проконсультироваться с редактором, который найдет способ предотвратить противоречие.

Я, цисгендерный мужчина, открыто поддерживающий сообщество LGBTQIAAP +, наслаждался историей и думаю, что она открыла мне глаза на то, насколько гибок гендер. .История также имела отличные отклики на трансфобию и говорила о гендерной дисфории.

Людям, оскорбленным после прочтения рассказа, у вас есть веское слово, потому что вы читали рассказ, и я прошу прощения, если я не был осведомлен в своем обзоре. Я буду работать, чтобы больше разбираться в этом вопросе в будущем.

Людям, оскорбленным перед прочтением рассказа, я понимаю, но содержание, вероятно, изменит ваше мнение.

Я признателен трансгендерному сообществу за вашу храбрость.Не каждый может жить в мире, который не примет вас, но я принимаю, и вы действительны, ваше мнение будет услышано, и ваша жизнь стоит того же, что и любой человек в мире. Если кто-то говорит иначе, прочтите эту суку, как это делает Электра, и помните, что есть кто-то, кто вас поддерживает. Будьте собой и делайте то, что делает вас счастливым.
✨✨✨🏳‍🌈🏳‍🌈🏳‍🌈

Clarkesworld Magazine — Научная фантастика и фэнтези

Вчера я удалил рассказ Изабель Фолл «Я идентифицирую себя как боевой вертолет» из текущего выпуска журнала Clarkesworld.Недавний шквал нападений на Изабель нанес серьезный урон, и я прошу, даже если вы не согласны с этим решением, уважать его. Это не цензура. Ей нужно было сделать это для ее личной безопасности и здоровья. Это не исключает возможности того, что история будет восстановлена ​​(изменена или не изменена) в какой-то момент в будущем, но сейчас это не является нашим приоритетом.

Я искренне сожалею, что выбор времени для моей операции повлиял на эту ситуацию. Я был в офлайне большую часть интернет-шторма, большая часть которого произошла в Твиттере.Я чувствую себя ужасно из-за того, что меня не было рядом, чтобы помочь смягчить атаки, которые в конечном итоге причинили боль Изабель и позволили этой ситуации обостриться.

Я хотел бы начать с рассмотрения некоторой дезинформации, которую я видел:

  1. Это не было розыгрышем. Изабель честно и очень лично хотела отнять часть силы этого очень болезненного мема. История многократно пересматривалась в течение многих месяцев и была замечена внимательными читателями, в том числе трансгендерами.
  2. Биография Изабель намеренно короткая, а присутствие в Интернете незначительно. Я понимаю, что это обычная практика для трансгендеров, которые опасаются атак со стороны борцов с трансгендерами. К сожалению, тот же щит, который использовался против них, открыл ее для неожиданной атаки со стороны других. Более того, когда эта история была опубликована, Изабель не была трансгендерной. Различные претензии, выдвинутые против нее, заставили Изабель публично выступить в качестве защиты от нападений. Такого быть не должно, и меня это очень беспокоит.
  3. Изабель родилась в 1988 году. Это не делает человека неонацистом. Я искренне удивлен и разочарован тем, что должен это сказать.
  4. Комментарии, оставленные кем-то, представляющим Изабель, были сделаны по ее просьбе. Я бы сделал это сам, если бы мог.
  5. Многие из первоначальных комментариев к истории были размещены постоянными читателями с именами или адресами электронной почты, которые я узнал. В частном порядке, было много похожих ответов по электронной почте от разных групп читателей, авторов и агентов.Хотя некоторые из них остались нераспознанными, в контексте у нас не было причин подозревать, что кто-то нас троллит. Это не значит, что их не было, но они не изменили тон комментариев и не достигли значительных цифр к тому моменту разговора.
  6. Комментарий Питера Уоттса не был кем-то маскирующимся под него.
  7. История не была ни приманкой для награждения (в январе ?!), ни приманкой для кликов. И то, и другое — неприятные практики, и мы не терпим ни того, ни другого. По крайней мере, я могу понять, как последнее могло подразумеваться в названии, но это не было намерением.
  8. Мы не ограничиваемся публикацией «именных» авторов. В том номере был даже еще один новый автор.
  9. Я не прятался. Я восстанавливалась после операции и остаюсь до сих пор.

Некоторые, надеюсь, очевидные вещи, которые нужно сказать, чтобы обеспечить контекст:

  1. Нет ни одного настоящего трансгендера. Это разнообразный путь, и то, что работает для одних трансгендеров, может не работать для других. Насколько широким будет этот путь, зависит от человека.(Я бы сказал, что это общая черта для всех сообществ.)
  2. Маргинальные сообщества уже давно пытаются свергнуть своих угнетателей, используя сленг, прозвища и ярлыки.
  3. Истории с деликатными сюжетами могут быть рискованными. Мы не хотим уклоняться от этого. Это было бы равносильно игнорированию существования людей, которых они представляют. Предложение о том, чтобы эти истории не появлялись в более широких публикациях научной фантастики, отрицает их место в более широком сообществе и ограничивает их аудиторию.Это не значит, что выбор ограничиваться неправильным курсом. Это выбор автора, когда и где они хотят, чтобы их история была услышана.
  4. Twitter может быть опасным. Обсуждения там, как правило, не имеют нюансов, и очень легко усилить негативные обвинения. Это приводит к циклу гнева и возмездия, который может быстро прервать эффективное обсуждение. Мы не можем контролировать то, что там происходит, но мы надеемся узнать, как лучше избегать возникновения таких штормов и лучше реагировать на них, если и когда они произойдут.
  5. И, пожалуй, самое главное, положительные интерпретации не отменяют отрицательных. Отрицательные интерпретации не отменяют положительных. Мы не контролируем, какие чувства вызывает у нас история, и нравится или не нравится одна из них — оба варианта правильные. Независимо от того, на какой стороне они стояли, многие подвергались нападкам за их позицию в этой работе. Это продолжается даже в отсутствие рассказа.

Что мы узнали?

  1. Даже с учетом авторства собственных голосов и чувствительности чтения собственных голосов все равно можно что-то упустить.В этом случае мы видим две группы транс-читателей с прямо противоположными взглядами, глубоко укоренившимися в их собственном опыте и взглядах. В некоторых случаях то, что заставило историю говорить для одних, также оттолкнуло других. Обе точки зрения неверны, но они кажутся несовместимыми друг с другом на каком-то уровне. Зная, что это потенциально противоречивая история, нам следовало привлечь более широкий круг чувствительных читателей. Это не значит, что те, с которыми мы работали, потерпели неудачу, а скорее, что они представляли лишь часть сообщества, и дополнительные точки зрения могли бы помочь нам проинформировать нас о потенциальном конфликте.Возможно, в нем не было «исправлений», но это дало бы возможность лучше подготовить себя и наших читателей к тому, что ждет впереди. Это был недосмотр.
  2. В некоторых случаях информация, содержащаяся в биографии, имеет решающее значение для завоевания доверия читателя. Я бы никогда не стал настаивать на том, чтобы Изабель представила себя трансгендером в своей биографии, но ясно, что, учитывая то, как эта информация сместила обсуждение, это помогло бы некоторым читателям немного больше доверять Изабель, месту встречи, истории и тому подобному. она надеялась добиться этого.Если работа когда-либо будет восстановлена, вместе с историей будет включена дополнительная информация, которая поможет должным образом предупредить читателя и проинформировать его о потенциальных проблемах. В будущем мы также предоставим биографию нашим чувствительным читателям.
  3. Что мы недостаточно разбирались в транс-политике, чтобы дать должный совет новому автору, который забирался в самый конец. Я не предлагаю, чтобы мы рассказывали автору, что он может и чего не может сказать, но если бы предыдущие два пункта были выполнены правильно, мы могли бы лучше подготовить ее.Из-за этих неудач наш пробел в знаниях усугубил проблему.

В дальнейшем мы будем помнить об этих уроках и, надеюсь, сможем лучше выполнять свои обязанности перед авторами и читателями.

А пока я приношу искренние извинения тем, кого ранила эта история или последовавшие за ней штормы. Хотя наша жизнь, вероятно, была совсем другой, я понимаю, что значит подвергаться издевательствам и домогательствам в течение длительного периода времени.Я могу посочувствовать, даже если не могу полностью понять жизнь на твоем месте.

Я также лично извинился перед Изабель. Она решила передать свой платеж за эту историю Trans Lifeline, «некоммерческой организации, предлагающей прямую эмоциональную и финансовую поддержку трансгендерным людям в кризисной ситуации — транс-сообществу транс-сообществом». Они были для нее жизненно важным ресурсом, и, вдохновившись ее действиями, я решил подобрать такой же подарок.

В ходе этих событий я узнал много очень личных историй от читателей и авторов.Я хотел бы поблагодарить этих людей за то, что они поделились и предоставили многим из нас дополнительные возможности учиться на их опыте. Помимо знакомства с Изабель, это было кульминацией этого опыта. Я желаю вам всего наилучшего и ценю, что вы нашли время поделиться.

Спасибо также людям, которые писали мне все это время. За последние два дня я прочитал почти все и прошу прощения за то, что не ответил индивидуально. Несмотря на то, что каждый день моего выздоровления становится лучше, для завершения этого объявления потребовалось несколько сеансов.Я знаю, что многие из вас обеспокоены за Изабель, и я разделяю это мнение. Я тоже.

Береги себя,

Нил Кларк
Редактор журнала Clarkesworld

Нил Кларк — редактор Clarkesworld Magazine и Forever Magazine; владелец издательства Wyrm Publishing; и восьмикратный номинант на премию Хьюго за лучший редактор (краткая форма).Его антологии включают « обновленных», «Галактические империи», «Больше людей, чем людей», «Ослабленная нереальность», «Последний рубеж», «Не один из нас», «Орел приземлился», «» и серию «Лучшая научная фантастика года». Его следующая антология, Лучшая научная фантастика года: Том 6 , будет опубликована в конце этого года издательством Night Shade Books. В настоящее время он живет в Нью-Джерси со своей женой и двумя сыновьями.

Как экспериментальная история о гендере и войне потрясла научно-фантастическое сообщество

В начале января влиятельный журнал о научной фантастике и фэнтези (SFF) Clarkesworld опубликовал рассказ неизвестного автора по имени Изабель Фолл.История называлась «Я сексуально идентифицирую себя как боевой вертолет», в которой описана основная идея: она о женщине, которая становится орудием войны. Но это также происхождение жестокого копипаста, используемого для преследования трансгендеров, интернет-мема, похожего на гиперболическую болтовню о том, что если бы квир-людям «разрешили» жениться, то в следующий раз мы женились бы на собаках.

Часть Clarkesworld Зрителям очень понравилась история, они сочли ее амбициозным и красиво написанным исследованием гендерной проблематики.Но другие увидели нечто коварное. Никто не знал, кто такая Изабель Фолл. Может быть, она была транс-женщиной, вернувшей себе уродливый мем, или, может быть, Clarkesworld только что повысил качество работы ненавистного тролля. Результатом стал панический спор, в результате которого история была удалена из сети по просьбе автора, а сообщество SFF боролось с гранью между созданием провокационного искусства и игнорированием реальных травм и тем, когда добросовестно что-либо делать в Интернете.

Опасно говорить о любом сообществе как о сплоченном целом.И люди — во всех сообществах — читают по-разному. Большинство из нас читают, чтобы получить подтверждение, чтобы увидеть, чего мы больше всего желаем в этом мире. Если бы мы этого не сделали, мы бы не жили в таких значительных сетевых хранилищах информации. Иногда мы читаем, чтобы встревожиться или бросить вызов нашему мировоззрению, но это случается реже. Когда мы сталкиваемся с тревожной работой, посвященной реальным уязвимым группам, мы также проявляем сильную тенденцию быть начеку для возможных последствий — например, риска усиления стереотипов или риторической поддержки фанатиков.

Люди читают по-разному — иногда для подтверждения, иногда для беспокойства

Этот риск проявился в конкретных инцидентах за последние несколько лет в таких «жанровых» фантастических сообществах, как YA, Romance и SFF, которые боролись с культурной войной, подобной той, которая охватила фанаты игр, комиксов и фильмов. Когда в конце 2019 — начале 2020 года крупная организация авторов романов, RWA, пыталась отреагировать на институциональный расизм, недавний подход SFF к аналогичным вопросам был резко контрастирован.

Это связано с тем, что в последние годы видные организации, публикации и крупные представители отрасли предпринимали более явные усилия, чтобы противостоять фанатизму и сосредоточить внимание маргинализированных сообществ в своем дискурсе. Эти усилия вызвали печально известную негативную реакцию. Группа, известная как «Бешеные щенки», попыталась «вернуть» этот жанр, собрав в бюллетени Hugo Awards реакционных авторов всего через несколько лет после того, как расистский и сексистский лидер этого движения претендовал на пост президента SFWA, крупной писательской ассоциации. и получил поддержку примерно 10 процентов.

Итак, если многие ранние читатели истории Фолла были готовы к худшему, так это потому, что многие из их взаимосвязанных жанровых сообществ уже видели подобные события.

Фолл тоже была совершенно неизвестным автором, в ее биографии были указаны только ее имя и год рождения. И в рассказе использовались термины и фразы, такие как «гендерная дисфория» и «Когда я была женщиной», причем некоторые читатели считали, что транс-опыт неверно истолковывают, а другие считали, что они представляют собой жесткое, унизительное описание женственности.Нетрудно было представить эту историю как порочную «шутку» — или, что еще хуже, попытку проникнуть в основной поток SFF с предубеждениями, связанными с правой политикой. Некоторые даже предположили, что имя и год рождения автора могут быть написаны неонацистской кодировкой.

Транс-читатели обеспокоены тем, что сообщество SFF игнорирует их опасения

Что еще хуже, транс-читатели, обиженные этой историей, думали, что более крупный мир SFF игнорирует их опасения. Некоторые считали, что цисгендерные читатели ценят «искусство» выше безопасности трансгендеров, защищая провокационное повествование вместо того, чтобы уважать травму.Автор SFF К. Темпест Брэдфорд собрал множество транс- и небинарных точек зрения (не все отрицательные по отношению к истории) в ветке Twitter, в которой также открыто критиковались цисгендерные защиты работы.

Другие считали, что гиперболическая критика уделяет истории слишком много внимания, игнорируя при этом транскрипцию, не вызывающую споров. Боги Такач, писатель и куратор транс-литературной литературы и поэзии SFF, отметил в своем твите от 12 января: «Транс-история, которая явно призывает к правому экстремизму в названии, получила больше внимания, чем что-либо другое в области транскриптинга в прошлом году.Что это говорит транс-писателям? »

Их опыт перекликается с другими недавними инцидентами в сообществе SFF. В прошлом году некоторые маргинализированные группы столкнулись с негативной реакцией на попытки переименовать награды с уродливыми историями, например, со ссылкой на влиятельного редактора и печально известного расиста Джона У. Кэмпбелла, или с той, которая была названа в честь псевдонима доктора Элис Шелдон, убившего своего мужа, который был инвалидом. Эта история показывает, сколько трансгендеров читают рассказ Фолла. Некоторые утверждали, что даже если сообщество «вырастет» после этого последнего инцидента, этот рост не может перевесить всех трансгендеров, которые с меньшей вероятностью будут участвовать в дискурсе сообщества или представлять будущие работы, отражающие их опыт.

По мере продолжения дебатов комментатор опубликовал сообщение от имени Фолла. Комментатор подтвердил, что Фолл была транс-женщиной, и ее цель заключалась в том, чтобы опровергнуть главную фразу в истории и украсть результаты поиска. Кроме того, год ее рождения и имя вовсе не были секретной нацистской кодировкой. Опечаленная реакцией на ее историю, Фолл просила Clarkesworld забрать ее и пожертвовать ее деньги на благотворительность. Она также забирала будущие работы из очередей заявок. (Когда несколько дней спустя редактор Clarkesworld Нил Кларк опубликовал заявление, сообщество SFF также узнало, что Фолл чувствовала себя вынужденной «выйти» из себя, чтобы смягчить влияние истории.)

Изгнанный из жанра нового писателя

Некоторых критиков это не волновало: трансгендерность и сожаление не освобождали Фолл от вреда, нанесенного безопасности трансгендеров и инклюзивности, который нанесла ее попытка ниспровергнуть риторику, направленную против трансгендеров. Они утверждали, что она должна была знать лучше, и ей следовало получить мнение других транс-писателей. Позже Кларк подтвердил в своем заявлении, что чувствительные читатели были задействованы в . Фолл частично преуспела в том, что Google взорвал ее заглавную фразу — первая страница ссылок теперь включает ее историю и статьи о ней, — но это не обязательно улучшало результаты поиска.

Другие были расстроены, увидев, что, казалось бы, новый писатель отказался от этого жанра, особенно из-за рассказа, который поддержал столько же людей, сколько оттолкнул. Поначалу энтузиасты «Я сексуально идентифицирую себя как боевой вертолет», казалось, в основном не были трансгендерами, что заставило некоторых в транс-сообществе нервничать по поводу смысла истории. Но некоторые небинарные и трансгендерные люди тоже поддержали эту работу. Автор SFF Фиби Норт отправила открытое письмо Фоллу на Medium , отметив эту историю и призвав Фолл пересмотреть решение о снятии ее работы.

В Твиттере многие утверждали, что противоречия в истории перекликаются с их собственным опытом. Они отождествляли себя как с вихрем борьбы за избавление от гендерных стереотипов, так и с женщиной, которая отказывается от своей женственности, чтобы стать чем-то «совершенно новым». Их глубоко обидел отказ от рассказа, потому что это, казалось, подтверждало, что их опыт не приветствуется, что — не приветствуются, а также сложные рассказы, написанные такими авторами, как они.Как заметил поэт SFF Эннис Р. Баш в твите от 15 января: «Вся эта история с Изабель Фолл заставляет меня беспокоиться, что я могу неправильно указать свой пол».

Может быть большим облегчением решить, что зазубренные края рассказа — это на самом деле заостренные лезвия

Если мы не уверены, предназначены ли метафоры рассказа как оружие, может быть облегчением просто решить, что да, мы видим заостренные лезвия автора, а не только зазубренные края надписи. Мы больше не можем быть уверены в том, кто такой человек в сети, не говоря уже о намерениях малоизвестного писателя в мире, полном мистификаций и троллей.То же самое касается споров, возникающих из таких историй: являются ли комментаторы подлинными или это марионеточные аккаунты автора или какой-либо другой группы?

Мы все равно должны внимательно слушать людей, которые говорят, что история искажает их или заставляет чувствовать себя нежеланными. Обидеться рассказом — это инстинктивная реакция, которой стоит поделиться. Но что нам делать, если одно и то же письмо может и освободить, и травмировать?

Можно дольше сидеть с чувством беспокойства, сопротивляясь желанию найти абсолютную интерпретацию.Есть и другие инструменты литературной критики, которые мы можем применить в миниатюре, которые позволят нам слышать и учиться с более широкого диапазона точек зрения. В настоящее время мы выступаем за быстрое прекращение работы, вызывающей разногласия или оскорбления. Намного реже мы практикуем его минимизацию: говорим: «У меня это не сработало» или «Эту проблему лучше решила [ссылка на автора X]» и просто предпочитаем не передавать ее дальше.

Когда мы перескакиваем от «Это вызывает у меня дискомфорт» к «Это всего лишь оружие, которое наши враги могут использовать против нас», мы даем этим врагам легкую цель: наш страх.Например, фильм 2019 года Joker можно было бы истолковать как обвинение в неадекватных социальных услугах. Вместо этого, даже до того, как почти кто-либо посмотрел фильм, он был списан как сплочающий клич расистов и инселов. Эти люди с радостью приняли звонок, и мы упустили возможность поговорить о двусмысленности фильма.

Будет другая работа, в которой нам нужно будет взвесить разницу между ответами «Мне очень больно» и «Кто-то только что ударил меня ножом». Не все пишут добросовестно, но и немедленное осуждение не всегда в наших интересах.

Когда есть даже шанс, что автор работает изнутри уязвимого сообщества — например, он не идентифицируется как «транс» в своей биографии, потому что он еще не «вышел», — мы должны отдавать приоритет риску причинить им непосредственный вред, а не беспокоиться об абстрактных вред, причиненный их работой. Это не означает столько подавления критики, сколько улучшения в ней: нацеливание на содержание страницы, а не на предполагаемое содержание сердца автора.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Карта сайта