+7 (495) 720-06-54
Пн-пт: с 9:00 до 21:00, сб-вс: 10:00-18:00
Мы принимаем он-лайн заказы 24 часа*
 

Вертолеты в сирии – Русские в Сирии. Вертолеты — Военный обозреватель

0

как работают боевые вертолеты в Сирии — Рамблер/новости

«Военная приемка» продолжает цикл программ о работе наших военных в Сирии. На этот раз герои программы — вертолетчики. Это их задействуют в случае проведения поисково-спасательных операций, они прикрывают с воздуха ближайшие подступы к нашей военной базе Хмеймим, они выполняют массу других задач, рискуя жизнью, тестируя на прочность себя и свою боевую технику.

О том, кому и как покоряется сегодня небо этой далекой восточной страны, лопасти каких вертолетов режут пластами горячий сирийский воздух и как в этих непростых условиях живут и служат российские офицеры-вертолетчики, расскажет журналист Алексей Егоров в очередном выпуске программы «Военная приемка» на телеканале «Звезда».

Помощь идет с неба

Лучшие в России летчики, штурманы, борттехники, многие из которых не раз участвовали в воздушной части парада на Красной площади в Москве, сегодня здесь, в Сирии, выполняют реальные боевые задачи. Так, группа поисково-спасательной парашютно-десантной службы авиабазы Хмеймим готова в любое мгновение вылететь на помощь нашим летчикам, попавшим в беду на территории региона. Счет идет не на минуты — на секунды: первым к борту вертолета бросается экипаж поисково-спасательной службы, за ним — спасатели, врач, личный состав группы огневого прикрытия. Вертолет, которому предстоит вылетать в опасный район, защищен, как летающая крепость: на блистерах у летчика-штурмана и у командира экипажа — броня, за спиной — бронелисты. Кроме того, экипаж выполняет полет в бронежилетах, а все, кто находится в машине, в том числе медики, вооружены.


В случае со спасением экипажа подполковника Олега Пешкова в район, откуда поступил тревожный сигнал, вылетал точно такой же вертолет. В тот момент никто не знал, что в районе, где предстояло искать наших летчиков, террористы устроят засаду… Теперь понятно, для чего на поиск группа вылетает полностью экипированная и вооруженная.

В Сирии все полеты винтокрылых машин проходят на минимальной высоте. Это необходимо, чтобы не попасть под огонь вражеских ПЗРК. Кстати, в наших вертолетах заложена функция, включив которую ниже введенной отметки, машина не опустится. Воюют в Сирии наши вертолетчики также на предельно малых высотах. В одном из населенных пунктов сирийские правительственные войска не могли выбить террористов, после чего запросили поддержки с воздуха. Ударные Ми-24 из состава российской группировки подошли «впритирку» к земле и выпустили ракеты. Штурм поселка был делом решенным.

Боевая «карусель»

Настоящий виртуоз в небе — наш российский Ка-52 «Аллигатор». Он может практически вертикально взмывать вверх, затем разворачиваться, зависать и молнией падать вниз. Работа пилотов — ювелирная: в нижней точке этой «карусели» вертолет летит на высоте пять метров на скорости 200 км/ч. Виртуозная работа летчиков проявляется не только в мастерстве высшего пилотажа. К примеру, в Сирии без всяких тренировок нужно пролететь в ночи больше часа по неизвестной территории и оказаться у цели с точностью до пяти секунд. Как отмечают сами авиаторы, такая точность нужна для согласованности действий с наземной частью операции: опоздание может обернуться человеческими жертвами.

Еще одна важная задача вертолетчиков в Сирии — сопровождение. Именно ударные вертолеты обеспечивают защиту самолетов российской военно-транспортной авиации, использующих аэродром Хмеймим. Защита эшелонированная: на малых высотах за нее отвечают вертолеты, на больших — истребители Су-30СМ и Су-35. По словам штурмана вертолета Ми-28Н, в воздухе они находятся на расстоянии примерно 50–200 м от сопровождаемого борта ВТА, прикрывая его на глиссаде при посадке либо на взлете. Задача — выявить источник огневого воздействия, чтобы локализовать и уничтожить его.

На земле, в небесах, на море

Другое дело — спасение на море. В экипировку летчиков, помимо обязательного в боевых условиях стрелкового вооружения, входит быстронадувная лодка. Она обеспечивает попавшему в беду пилоту возможность находиться на поверхности воды. Заметив спасательный вертолет, летчик зажигает дымовую шашку оранжевого дыма. Для экипажа вертолета-спасателя главное — заметить этот сигнал, но самое сложное — удержать на месте машину во время подъема пострадавшего. По словам Александра, командира вертолетной эскадрильи сводного авиаполка авиабазы Хмеймим, морская поверхность не дает возможности «уцепиться взглядом», здесь нет ориентиров «привязки». Направление выдерживается по курсовой системе, высота — по радиовысотомеру. Штурман и борттехник в этот момент выполняют роль наводчиков.


Стоит отметить, что учения для воздушных спасателей проводятся в Сирии систематически. Кроме того, все вертолетчики, прежде чем попасть в район боевых действий, проходят курс спецподготовки в 344-м Центре боевой подготовки и переучивания летного состава армейской авиации в Торжке. Как отмечает начальник центра полковник Андрей Попов, по результатам работы в Сирии выявились новые приемы, новые тактические ходы. Все это доводится до летного состава при проведении учебных мероприятий. В числе таких новых тактических приемов, отмечает офицер, — применение средств поражения по наземным целям с выходом на цели с ходу.

Ведь вертолет Ми-28 может как самостоятельно отыскивать цель, так и наводиться на нее авиационным наводчиком. «Ночной охотник» (так еще называют Ми-28Н) в Сирии часто используют именно ночью. Взлет производится в режиме светомаскировки, пилот работает с прибором ночного видения.

Ночью могут проводиться и спасательные операции. Правда, только на земле. В море — только днем. Причина все та же — пилоту трудно сориентироваться над морской поверхностью. Что же касается технологии спасения, то она отработана до мелочей. С борта вертолета спускается спасатель, цепляет попавшего в беду человека за обвязку. Ведь пилот, потерпевший крушение, может быть травмирован или вообще находиться без сознания. Через пару секунд оба — и спасатель, и спасенный им пилот — оказываются в воздухе, а затем и на борту вертолета.

Читайте также

news.rambler.ru

как работают боевые вертолеты в Сирии

«Военная приемка» продолжает цикл программ о работе наших военных в Сирии. На этот раз герои программы – вертолетчики. Это их задействуют в случае проведения поисково-спасательных операций, они прикрывают с воздуха ближайшие подступы к нашей военной базе Хмеймим, они выполняют массу других задач, рискуя жизнью, тестируя на прочность себя и свою боевую технику.

О том, кому и как покоряется сегодня небо этой далекой восточной страны, лопасти каких вертолетов режут пластами горячий сирийский воздух и как в этих непростых условиях живут и служат российские офицеры-вертолетчики, расскажет журналист Алексей Егоров в очередном выпуске программы «Военная приемка» на телеканале «Звезда».

Помощь идет с неба

Лучшие в России летчики, штурманы, борттехники, многие из которых не раз участвовали в воздушной части парада на Красной площади в Москве, сегодня здесь, в Сирии, выполняют реальные боевые задачи. Так, группа поисково-спасательной парашютно-десантной службы авиабазы Хмеймим готова в любое мгновение вылететь на помощь нашим летчикам, попавшим в беду на территории региона. Счет идет не на минуты – на секунды: первым к борту вертолета бросается экипаж поисково-спасательной службы, за ним – спасатели, врач, личный состав группы огневого прикрытия. Вертолет, которому предстоит вылетать в опасный район, защищен, как летающая крепость: на блистерах у летчика-штурмана и у командира экипажа – броня, за спиной – бронелисты. Кроме того, экипаж выполняет полет в бронежилетах, а все, кто находится в машине, в том числе медики, вооружены.

В случае со спасением экипажа подполковника Олега Пешкова в район, откуда поступил тревожный сигнал, вылетал точно такой же вертолет. В тот момент никто не знал, что в районе, где предстояло искать наших летчиков, террористы устроят засаду… Теперь понятно, для чего на поиск группа вылетает полностью экипированная и вооруженная.

В Сирии все полеты винтокрылых машин проходят на минимальной высоте. Это необходимо, чтобы не попасть под огонь вражеских ПЗРК. Кстати, в наших вертолетах заложена функция, включив которую ниже введенной отметки, машина не опустится. Воюют в Сирии наши вертолетчики также на предельно малых высотах. В одном из населенных пунктов сирийские правительственные войска не могли выбить террористов, после чего запросили поддержки с воздуха. Ударные Ми-24 из состава российской группировки подошли «впритирку» к земле и выпустили ракеты. Штурм поселка был делом решенным.

Боевая «карусель»

Настоящий виртуоз в небе наш российский Ка-52 «Аллигатор». Он может практически вертикально взмывать вверх, затем разворачиваться, зависать и молнией падать вниз. Работа пилотов – ювелирная: в нижней точке этой «карусели» вертолет летит на высоте пять метров на скорости 200 км/ч. Виртуозная работа летчиков проявляется не только в мастерстве высшего пилотажа. К примеру, в Сирии без всяких тренировок нужно пролететь в ночи больше часа по неизвестной территории и оказаться у цели с точностью до пяти секунд. Как отмечают сами авиаторы, такая точность нужна для согласованности действий с наземной частью операции: опоздание может обернуться человеческими жертвами.

Еще одна важная задача вертолетчиков в Сирии – сопровождение. Именно ударные вертолеты обеспечивают защиту  самолетов российской военно-транспортной авиации, использующих аэродром Хмеймим. Защита эшелонированная: на малых высотах за нее отвечают вертолеты, на больших – истребители  Су-30СМ и Су-35. По словам штурмана вертолета Ми-28Н, в воздухе они находятся на расстоянии примерно 50–200 м от сопровождаемого борта ВТА, прикрывая его на глиссаде при посадке либо на взлете. Задача – выявить источник огневого воздействия, чтобы локализовать и уничтожить его.

На земле, в небесах, на море

Другое дело – спасение на море. В экипировку летчиков, помимо обязательного в боевых условиях стрелкового вооружения, входит быстронадувная лодка. Она обеспечивает попавшему в беду пилоту возможность находиться на поверхности воды. Заметив спасательный вертолет, летчик зажигает дымовую шашку оранжевого дыма. Для экипажа вертолета-спасателя главное – заметить этот сигнал, но самое сложное – удержать на месте машину во время подъема пострадавшего. По словам Александра, командира вертолетной эскадрильи сводного авиаполка авиабазы Хмеймим, морская поверхность не дает возможности «уцепиться взглядом», здесь нет ориентиров «привязки». Направление выдерживается по курсовой системе, высота – по радиовысотомеру. Штурман и борттехник в этот момент выполняют роль наводчиков.

Стоит отметить, что учения для воздушных спасателей проводятся в Сирии систематически. Кроме того, все вертолетчики, прежде чем попасть в район боевых действий, проходят курс спецподготовки  в 344-м Центре боевой подготовки и переучивания летного состава армейской авиации в Торжке. Как отмечает начальник центра полковник Андрей Попов, по результатам работы в Сирии выявились новые приемы, новые тактические ходы. Все это доводится до летного состава при проведении учебных мероприятий. В числе таких новых тактических приемов, отмечает офицер, – применение средств поражения по наземным целям с выходом на цели с ходу.

 

Ведь вертолет Ми-28 может как самостоятельно отыскивать цель, так и наводиться на нее авиационным наводчиком. «Ночной охотник» (так еще называют Ми-28Н) в Сирии часто используют именно ночью. Взлет производится в режиме светомаскировки, пилот работает с прибором ночного видения.

Ночью могут проводиться и спасательные операции. Правда, только на земле. В море – только днем. Причина все та же – пилоту трудно сориентироваться над морской поверхностью. Что же касается технологии спасения, то она отработана до мелочей. С борта вертолета спускается спасатель, цепляет попавшего в беду человека за обвязку. Ведь пилот, потерпевший крушение, может быть травмирован или вообще находиться без сознания. Через пару секунд оба – и спасатель, и спасенный им пилот – оказываются в воздухе, а затем и на борту вертолета.

tvzvezda.ru

Рассуждения о вертолетах в Сирии.Описание. Характеристики.

 

 

Идет третья мировая война и подкрепление бандитам в Пальмиру прибыло не простых пять тысяч боевиков, но это хорошо вооруженная и обученная армия, руководимая подготовленными в наших Советских академиях бывшими иракскими генералами. 

«x-true info» – «Боевые вертолеты и самолеты почти непрерывно проносились над головами врагов и наносили по ним удары по всему образовавшемуся фронту. Десятки террористов были ликвидированы ракетно- бомбовыми…»

То, что самолеты «проносятся над головами врагов» — мне понятно, а вот у вертолетов в обязанностях — зависнуть на определенной высоте и оттуда работать по террористам из пулеметов прицельным огнем, а когда они на поле боя работают по-самолетному, то конечный результат у них не важнецкий: из пяти тысяч боевиков только: «Десятки террористов». 
У американцев с этим вопросом: 
 «…вертолет ведет огонь либо на очень маленькой скорости, либо вообще зависнув. При этом у вертолета достаточно большая высота, не одна сотня метров… Если у боевиков были бы крупнокалиберные пулеметы типа ДШК или зенитные установки Зу-23-2, вряд ли «Апач» смог бы позволить себе такое удовольствие»
 («Крокодилы» без «аллигаторов» ВПК).

Такая «ноша» высотой «не одна сотня метров» не для вертолетов Ми-24/28, их удел по скудности запаса мощности работать только на малых высотах и больших скоростях, что они и делают: «На другом ролике «игиловцы» показали ударный вертолет Ми-35 ВКС России, участвующий в контртеррористической операции. На кадрах винтокрылая машина очень низко несется над землей» (x-true info).

Дальше, больше: у Ми-28 при стрельбе из пушек прицельность – хуже некуда. Пушка отнесена от осей (вертикальной и горизонтальной) на максимально возможное расстояние (снизу в носовой части), к тому же пушка — от БМП, у которой очень сильная отдача. Показывали работу этой пушки с Ми-28 по телевизору, так приборная доска от стрельбы смотрится стиральной, но не приборной доской, поэтому тут о какой-то прицельности и речи быть не может. Например, у Ка-52 такая пушка установлена с правой стороны в центре масс, и его прицельность существенно точнее.
«Рассказывает командир БУГ (Боевая ударная группа на вертолетах Ка-50 в чеченской войне) полковник Александр Рудых: «Пушка 2А42 — это вообще песня. С расстояния в три с половиной километра снаряды ложатся буквально в «десятку». Соответственно боеприпасы экономятся». 
Для настоящей вертолетной работы в режиме висения на этой войне есть смысл задействовать боевые вертолеты Ка-29, у которых статический потолок =3700м. не на бумаге (Ми-28), а в воздухе! Да и загрузки он берет гораздо больше, что заметно повысит КПД боевого вылета. По сообщениям СМИ боевики на танках и пикапах с крупнокалиберными пулеметами подошли к Пальмире, вот тут и должен зависнуть вертолет типа Ка-29 на высоте в 2км. и уничтожать танки с пикапами. Один такой вертолет на современном поле боя будет стоить звена вертолетов Ми-24/28.

Почему «зависнуть на 2км», потому что зенитная установка 3у-23-2 способна поражать цели только до высоты =1,5км. и этих двух км. будет вполне достаточно для прицельной и спокойной отработки экипажа по террористам. А от ракет «земля-воздух» у наших вертолетов на данный момент имеется защита «БКО «Президент-С».
Кстати, в Афганистане вертолет Ми-24 из-за отсутствия запаса мощности двигателей взлетал не по-вертолетному, как ему положено по конструкции, а с носового колеса, чему потом научили и милевского летчика-испытателя Г.Р. Карапетяна. 

С тех пор по инерции наши боевые вертолеты и работают только на малых высотах. 
 

А что там Ка-52?

Для высокоманевренного и с большим запасом мощности на него возложены другие обязанности.
«Сокрушающий «Аллигатор» в Сирии»
«Мы их слышим. Если взлетела пара «Аллигаторов», значит, сейчас приземлится или пойдёт на взлёт пассажирский или военно-транспортный самолёт. Здесь уже не ошибёшься. Экипажи Ка-52 прикрывают на глиссаде захода на посадку и на взлёте все воздушные суда, прибывающие и вылетающие с авиабазы Хмеймим. Необходимость этого продиктована особыми условиями выполнения специальных задач в Сирии. В случае огневого воздействия на воздушное судно основная задача экипажей «Аллигаторов» – прикрыть его и уничтожить цель противника, которая находится на огневой позиции на земле. Как говорят в таких случаях, взять огонь на себя.
 

Но есть и другие задачи, которые выполняют экипажи вертолётов Ка-52. Не секрет, что в небе Сирии происходили, увы, и нештатные, чрезвычайные ситуации. И вот в случае их возникновения для спасения и эвакуации экипажа, терпящего бедствие, вылетает поисково-спасательный Ми-8 со специально подготовленной группой на борту, который сопровождается парой «Аллигаторов». Экипажи ударных вертолётов обеспечивают прикрытие выполняющего поиск, спасение и эвакуацию вертолёта Ми-8 на всех этапах – от взлёта до посадки в заданном районе и от взлёта до посадки на аэродроме Хмеймим. При этом они уничтожают, при необходимости, обнаруженные огневые точки противника.

– Задачи, которые мы выполняем, – говорит командир экипажа, – очень важны, но нельзя забывать о главном предназначении нашего ударного вертолёта. Уничтожая живую силу террористических группировок, он берёт на себя функцию штурмовика. Мы можем поражать не только легкобронированные цели, но и укреплённые объекты, танки. И у нас имеется для выполнения этих задач соответствующее вооружение. Применяя противотанковые управляемые ракеты, мы способны поразить 900-мм броню».
(Александр Колотило, газета «Красная звезда, 27.10. otvaga). 

Из этого интервью видно, что летчик с Ка-52, в отличие от летчиков Ми-24, не боится встречного стрелкового огня при использовании ПТУРов. 

Летчик с Ми-24: «После выполнения удара НУР теоретически должен открываться огонь из пушки, после чего выполняется резкий отворот или противозенитный маневр. Но на практике, если противник отвечает огнем, пушку лучше пропустить, а сразу отворачивать», – делится секретами тактики летчик» («Крокодилы» без «аллигаторов» ВПК).

А вообще в моей голове не укладывается: как можно серийно и давно выпускать боевой вертолет с летными характеристиками середины прошлого века, да еще сырой, не доведенный до нужного состояния? Двигатели у Ми-28Н вроде бы современные ВК-2500, но мощность их ограничена до старых ТВ3-117, потому что редукторы могут гнать стружки. Даже при ограниченной мощности по этой причине в апреле этого года такой «боевой» вертолет убил сразу двух высококлассных летчиков, а также и ранее дважды убивал по летчику и тоже высокого класса, героев России.
Сегодня в Сирии в ход любая старая техника: и МиГ-23, и Су-22 (экспортная версия старого-престарого Су-17), и старые советские танки и приносят соответствующую пользу в изгнании врагов. В том же духе используются и вертолеты Ми-28Н и тоже приносят пользу. 

Но «польза»-то бывает разной. В настоящее время вертолеты к месту боевых действий должны подходить на скорости 360к/ч, но не 260к/ч, как сегодня. Были случаи, когда американские боевые вертолеты «Апач» на такой скорости в Югославии и Ираке сбивались крестьянами из охотничьих винтовок.

А вертолеты с высокими скоростными характеристиками предлагались фирмой «Камов» еще в прошлом веке, но чтобы не подорвать авторитет вертолетов «Ми», эти проекты под разными хитромудрыми предлогами были отклонены. Как они пригодились бы в той же Пальмире вместо устаревших и слабеньких на поле боя Ми-24/28. 
Ниже привожу снимки этих настоящих бойцов современной войны, способных зависать на высоте, недосягаемой для стрелкового оружия и уничтожать террористов всеми возможными видами оружия, в том числе и противотанковыми управляемыми ракетами. 
 

Винтокрыл В-100, экипаж два человека, боевая нагрузка 3т, динамический потолок 6500м.
максимальная скорость 450к/ч, радиус действия 700км.

 

Вертолет В-50 вертолет продольной схемы, способный быстро перебросить десант в горячую точку. Расчетная скорость -400к/ч.
ар нанесёт, и 
Гораздо бóльшая польза была бы от боевой пары вертолетов из Ка-52 и Ка-50, чем от пары Ми-28Н, которые не боятся ударов по хвостовой балке. Десантно-ударные вертолеты Ми-24 давно пора бы заменить на более мощные и скоростные типа В-50; по уничтожению бронетехники на поле боя должны работать высокоскоростные винтокрылы типа В-100, тогда и потерь будет гораздо меньше и результат гораздо выше. А им на смену должны придти еще более совершенные и современные, высокоскоростные Ка-92, Ка-102 и Ка-90!

А «Ми»? 

Конструкторам МВЗ, единственному КБ, которому регулярно выделялись громадные суммы из Госбюджета на «НИРы» и «НИОКРы», так что «флаг им в руки» и пусть строят правдашние современные вертолеты, а не перелицовывают Ми-24, потому что изношенное старьё новым уже никогда не будет как его не перекраивай.

Виталий Беляев

avia.pro

Опыт боевого применения российских вертолетов в Сирии: анализ французской армии

Весьма интересный анализ относительно участия российских вертолетов в сирийском конфликте приведен в статье Emmanuel Huberdeau «La montee en puissance des helicopteres russes», опубликованной журналом «Air&Cosmos». Наш блог приводит текст данного материала.

С сентября 2015 года Россия принимает участие своими вооруженными силами в сирийском конфликте, оказывая поддержку режиму Башара Асада. Москва в первую очередь разместила там авиационную компоненту, которая базируется на западе страны, на территории, контролируемой режимом, или же с баз в России и Иране для самолетов с большим радиусом действия.

Российский боевой вертолет Ми-24П (бортовой номер «23 желтый») на авиабазе Хмеймим, октябрь 2015 года (с) РИА «Новости»

Если в ходе первой фазы российской интервенции в конфликт в основном применялись истребители и бомбардировщики, то в ходе второй более заметным стало применение боевых вертолетов, которые являются самыми современными в российском арсенале. Анализ их применения был опубликован в документе «Etude sur l’emploi des helicopteres par les Forces armees russes en Syrie», подготовленном Центром по доктрине и обучению сухопутных войск французской армии (Centre de doctrine et de l’enseighement) в сентябре 2016 года. Документ был подготовлен офицером армейской авиации исключительно на базе открытых источников. Поэтому выводы из этого исследования не могут претендовать на полноохватность, но они заслуживают изучения со стороны специалистов по применению боевых вертолетов.

Современные вертолеты

На первых порах ВКС России разместили в Сирии вертолеты Ми-24 и Ми-8. Они в первую очередь были нужны для поиска и эвакуации сбитых летчиков. 24 ноября 2015 года им удалось провести такую операцию, после того как бомбардировщик Су-24М был сбит турецким истребителем F-16. В ней приняли участие да Ми-8 и один Ми-24, и она прошла не очень успешно, так как был потерян один из двух Ми-8.

Затем парк российских вертолетов в Сирии был усилен вертолетами нового поколения: Ми-35М, Ми-28Н и Ка-52. Их развертывание совпало с выводом из страны штурмовиков Су-25. Вертолеты частично заменили штурмовики в ходе операций по непосредственной поддержке войск. Эта эволюция парка боевых летательных аппаратов совпала с изменением стратегии, так как теперь приоритетом стало непосредственная поддержка войск Асада. Вертолеты имеют вооружение, сравнимое с Су-25, они вооружены пушкой и ракетами. Су-25 также могут применять бомбы, но вертолеты могут оснащаться управляемыми ракетами.

Самозащита

Преимуществом Ка-52 и Ми-28Н является оснащение их относительно современным бортовым комплексом обороны. Это важный элемент для российских военных, которые со времен Афганистана и Чечни опасаются ПЗРК, таких как «Игла», которые, как считаются, имеются в Сирии. Некоторые источники сообщали о наличии северокорейских ПЗРК, которые созданы на основе российских образцов. Группы боевиков также имели на вооружении более тяжелые зенитно-ракетные системы, как 9К33 «Оса».

Эти опасения повлияли на методы применения российских вертолетов. Ми-24 совершали заходы на цель на высоте 100-200 метров. Все вертолеты регулярно отстреливают тепловые ловушки в ходе атаки цели. Эти меры представляются эффективными, так как согласно официальным сообщениям, ни один российский вертолет не был сбит или поврежден ракетой класса «земля-воздух».

Тем не менее Россия потеряла несколько вертолетов по различными причинам. Согласно отчету, Россия потеряла шесть вертолетов. Кроме Ми-8, уничтоженного в ходе поисково-спасательной операции 24 ноября 2015 года, один Ми-28Н разбился 12 апреля 2016 года в ходе столкновения с землей в ходе ночного полета, когда экипаж был в очках ночного видения. Четыре Ми-24 были уничтожены на земле в ходе атаки их базы, что продемонстрировало уязвимость баз в зонах боевых действий.

Ключевые цифры

Группировка вертолетов в сентябре 2015 года: 12 Ми-24П, четыре Ми-8
Затем: четыре Ми-35М, четыре Ка-52, от четырех до восьми Ми-28Н
Потери: один Ми-8, один Ми-28Н, четыре Ми-24.

bmpd.livejournal.com

Вертолеты в Сирии: почему используется именно Ми-24П?

Спустя неделю после начала специальной операции Воздушно-космических сил России против террористической группировки «Исламское государство», в Интернет попали первые кадры боевого применения наших вертолетов. На видео, снятом 7 октября боевиками, вертолеты Ми-24П российских ВКС оказывали поддержку сирийским войскам под Эль-Латамной. Позднее работа наших вертолетчиков была отмечена и на других участках сирийского фронта. Сразу же возник вопрос почему же российское командование решило использовать в Сирии «старичков» «двадцатьчетвертых», а не новые Ми-35М, Ми-28Н или Ка-52. В данной статье мы постараемся ответить на этот вопрос, рассмотрев различные аргументы «за» и «против».

Используемый ВСК РФ в Сирии вертолет Ми-24П прошел обкатку боевыми действиями в Афганистане, Чечне и Южной Осетии, поэтому избавлен от детских болезней роста, присущих всем новым машинам. Вертолет еще со времен Афгана прекрасно адаптирован к действиям в условиях жаркого климата и повышенной запыленности, что чрезвычайно важно на ближневосточном театре боевых действий. Тот же Ка-52 еще не принимал участие в боевых действиях в пустынных условиях, в отличие от МИ-35 и Ми-28, имеющихся на вооружении армии Ирака, поэтому его первая боевая обкатка в столь сложных условиях, возможно, была бы связана с определенными трудностями.

Ми-24П является транспортно-боевым вертолетом, который в случае необходимости может быть использован для эвакуации экипажей, сбитых боевиками (либо потерпевших аварию по техническим причинам) летательных аппаратов. Увы, исключать такую возможность нельзя, поэтому десантный отсек «двадцатьчетверки», вмещающий восемь человек или же четверо носилок, вполне может пригодиться. Ка-52 не имеет десантного отсека, а Ми-28Н может быть использован для эвакуации лишь в крайнем случае, т.к. его технический отсек мало приспособлен для перевозки людей.

Главным же преимуществом Ми-24П перед «коллегами» является его огневая мощь. Вертолет кроме двухствольной пушки ГШ-30К имеет шесть точек подвески для управляемого и неуправляемого вооружения, на которых можно разместить противотанковые управляемые ракеты (ПТУР), неуправляемые авиационные ракеты (НАР), бомбы, а также подвесные топливные баки (ПТБ). Опыт боев с незаконными вооруженными формированиями в Афганистане и Чечне показал, что основным оружием вертолета являются НАРы, которые предпочтительнее всего использовать против живой силы противника, особенно когда атакованный враг пытается рассредоточиться. Для ПТУР не так много целей, т.к. боевики не так насыщены бронированной и автомобильной техникой, как регулярная армия. Тем не менее, считаем, что управляемые ракеты обязательно должны быть на подвеске вертолета в количестве нескольких штук.

Поскольку российские бомбардировщики наносят бомбовые удары не только на линии соприкосновения сирийских войск и игиловцев, но и в тылу «Исламского государства», то в случае необходимости эвакуировать экипажи Су-34 очень пригодится возможность использовать подвесные баки на подвеске вертолетов. При этом сохраняется возможность применения всей номенклатуры вооружений (ПТУР, НАР), которая понадобится для уничтожения боевиков, пытающихся захватить сбитых летчиков в плен.

Оптимальная подвеска вооружения на Ми-24П вероятно такова: несколько ПТУР на двух пилонах и блоки НАР на четырех пилонах. В случае необходимости работы на большом удалении от базы вариант подвески может быть следующим: ПТУР на двух пилонах, блоки НАР на двух пилонах, ПТБ на двух пилонах. В любом из этих вариантов вертолет способен оказать серьезное огневое воздействие на противника.

Теперь рассмотрим его конкурентов. Что Ми-35М, что Ми-28Н имеют всего 4 точки подвески, соответственно, их огневая мощь слабее, чем на старшем собрате, а при работе на большом удалении от базы номенклатура вооружений будет ослаблена еще и за счет подвески ПТБ, оставив под ПТУР или НАР всего два пилона. У Ка-52 шесть точек подвески, как и у Ми-24П, но управляемые ракеты для этого вертолета, по некоторым данным, еще не прошли весь цикл испытаний. Как нам кажется, неразумно было бы отправлять на войну вертолет, который лишен возможности атаковать бронеобъекты и укрепленные огневые точки боевиков управляемым оружием.

Также на возможность отправки Ми-28Н в Сирию могла повлиять августовская катастрофа одного из вертолетов этого типа на показательных полетах во время соревнований «Авиадартс». Несомненно, до конца работы комиссии, расследующей это происшествие, было бы неправильно использовать в зоне боевых действий машину, возможно имеющую проблемы с исправностью материальной части.

Конечно, у вертолетов нового типа (Ми-28Н, Ка-52) улучшены возможности работы «по земле» самостоятельно, не прибегая к помощи авианаводчиков, а также выше вероятность уклониться от атаки с использованием ПЗРК, но, похоже, российское Министерство обороны решило, что использование проверенной годами машины, обладающей большим количеством вариантов с подвеской оружия и большими эвакуационными возможностями, в данной ситуации будет предпочтительнее. Учитывая, что до сей поры особой частоты применения ПЗРК боевиками не наблюдалось, возможно, в этом есть резон.

Как бы то ни было, будем надеяться, что принятое решение наиболее оптимально, и пожелаем нашим летчикам удачи в их нелегком и опасном труде. И пусть количество взлетов будет равно количеству посадок!

Источник

dima-piterski.livejournal.com

вертолеты в сирии — Видео

Опубликовано: 11 часов назад

3 384 869 просмотров

Опубликовано: 1 час назад

172 655 просмотров

Опубликовано: 12 часов назад

1 225 197 просмотров

Опубликовано: 49 лет назад

412 283 просмотра

Опубликовано: 12 часов назад

586 458 просмотров

Опубликовано: 6 часов назад

21 651 просмотр

Опубликовано: 4 часа назад

2 936 906 просмотров

Опубликовано: 11 часов назад

27 770 просмотров

Опубликовано: 13 часов назад

290 643 просмотра

Опубликовано: 10 часов назад

109 035 просмотров

Опубликовано: 11 часов назад

9 681 просмотр

Опубликовано: 13 часов назад

33 734 просмотра

Опубликовано: 12 часов назад

2 411 580 просмотров

Опубликовано: 10 часов назад

8 508 просмотров

Опубликовано: 12 часов назад

9 458 просмотров

Опубликовано: 11 часов назад

636 просмотров

Опубликовано: 12 часов назад

262 298 просмотров

Опубликовано: 12 часов назад

164 287 просмотров

Опубликовано: 11 часов назад

1 969 просмотров

Опубликовано: 12 часов назад

2 888 просмотров

turprikol.com

Главной ударной силой в Сирии становятся вертолеты / / Независимая газета

Пыльные бури заставили российскую авиагруппировку изменить тактику




Теперь россияне испытают на Ближнем Востоке и Ка-52. Фото РИА Новости


Что бы ни говорили об уходе российских военных из Сирии, но они продолжают там активные боевые действия. Как сообщил начальник главного оперативного управления Генштаба РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской, «в среднем ежедневно российскими самолетами совершается 20–25 боевых вылетов». В основном наша авиация бомбит позиции бандформирований в горно-пустынной местности в районе Пальмиры, откуда открывается прямая дорога на город Ракку, негласную столицу «Исламского государства» (ИГ – запрещенная в РФ террористическая организация). И вполне вероятно, что военные шаги Дамаска по освобождению основной территории Сирии от боевиков ИГ могут завершиться совсем скоро, если не помешают этому некоторые факторы.


Уже в ближайшее время в связи с началом в регионе сезона дождей и пыльный бурь основные удары нашей авиации придутся не на самолеты, а на боевые вертолеты. Их легче поразить из стрелкового и зенитного оружия. Но они, если будут соблюдаться правила противовоздушной обороны (ПВО), являются очень эффективным средством для поддержки наступающей пехоты.


В БОЙ ВСТУПАЮТ «ЛЕТАЮЩИЕ ТАНКИ»


СМИ уже сообщили, что на днях в Сирию переброшены ударные вертолеты Ка-52 «Аллигатор» и Ми-28Н «Ночной охотник». Это хороший довесок к той эскадрилье (12 ударных вертолетов Ми-24, Ми-35 и Ми-8), которая уже действует в Сирии с начала операции. Наши новейшие вертолеты могут эффективно действовать как днем, так и ночью. И здесь, конечно, важны не только их тактико-технические характеристики, но и летное мастерство экипажей, которые их эксплуатируют. В отличие от американцев наших вертолетчиков учат действовать в условиях ограниченной ночной видимости. И равных им по летному мастерству нет в мире никого. Видимо, не случайно в миротворческие миссии ООН именно российскую вертолетную авиагруппу приглашают чаще всего.


Сейчас в Сирии для обеспечения боевых действий наши вертолеты будут предназначены для уничтожения танков, бронетранспортеров, боевых машин пехоты и другой бронированной техники и живой силы противника днем и ночью. Кстати, новейшие винтокрылые машины имеют и собственную отменную защиту от огня противника, за что их порой называют «летающими танками» (см. справку на стр. 3). Они будут действовать на небольших высотах, чем повысят эффективность действий сухопутной группировки.


«Вертолеты ВКС РФ могут стать для боевиков настоящим кошмаром, поскольку от их метких ударов уклониться невозможно. Взять ту же Чечню, именно применение вертолетов ночью внесло там важный вклад в разгром бандитского подполья», – считает военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев. Однако, по его мнению, «здесь есть одно «но», связанное с возможностью появления у боевиков ИГ эффективных средств ПВО». Неткачев уверен, что все же сохраняется надежда на то, что «наши средства ВКС надежно защищены от возможных зенитных атак. Тем более их применение планируется в условиях ограниченной видимости».


Между тем панацею из российской авиации, конечно, делать не надо. Вполне понятно, что основной успех наступления на позиции ИГ зависит от действий сирийской наземной группировки. А в ее составе, похоже, произошли важные изменения. Как сообщает официальный Дамаск, в наступлении на Пальмиру участвует сирийский спецназ «Тигры» совместно с бойцами морской пехоты Сирии, а также отрядами ливанской «Хезболлы», иракской военизированной милицией Лива Имам Ал и бригадой «Соколы пустыни». Как стало известно, им на помощь переброшены ополченцы из Корпуса стражей исламской революции (КСИР) вместе с афганской шиитской милицией Лива Аль-Фатемиюн. «Подкрепления КСИР и афганских ополченцев должны помочь правительственным войскам в решающем штурме древнего города, расположенного в пустыне», – передает арабское агентство Almasdar. Это полный шиитский интернационал. И видимо, он может сыграть решающую роль в разгроме пока еще сильных и коварных отрядов ИГ.


Almasdar также сообщает, что самолеты ВКС бомбят позиции ИГ не только на подступах к Пальмире, но и другие районы, находящиеся восточнее этого древнего города, где «расположено несколько важных нефтяных месторождений, которые обеспечивали ИГ большими деньгами». Уже становится очевидным, что войска Асада во взаимодействии с отрядами ополчения, ливанскими добровольцами из ливанской «Хезболлы» стремятся освободить районы, где террористы добывают углеводороды. И именно на этих направлениях при поддержке российской авиации они демонстрируют успехи.


Официальный Дамаск сообщает, что «в результате наступления в провинции Дейр эз-Зор армейские подразделения установили полный контроль над ключевым маршрутом, соединяющим нефтяные месторождения Тим и Маядин». Британская кампания IHS считает, что «джихадистам стало гораздо труднее извлекать доходы из продажи нефти на черном рынке». По оценке компании они снизились на 40% в связи с тем, что утрачен значительный контроль над сирийско-турецкой границей, через которую контрабандная нефть попадает в Турцию.


ЗРК С-400, ТАНКИ Т-90, ТЯЖЕЛЫЕ ОГНЕМЕТЫ «СОЛНЦЕПЕК»


Следует отметить, что успехи войскам Асада обеспечивают не только самолеты и вертолеты наших ВКС, но и российские сухопутные вооружения. А также военные советники. Как сообщил Интерфаксу военно-дипломатический источник, сейчас в Сирии осталось «порядка тысячи российских военных». Из них более половины – это военные советники. Приблизительно такие же данные озвучил и руководитель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров. А глава администрации президента РФ Сергей Иванов, отвечая на вопрос, останутся ли в регионе российские зенитно-ракетные системы С-400, повторил слова Владимира Путина, подчеркнувшего, что российские военные объекты в Тартусе и на аэродроме Хмеймим будут функционировать в прежнем режиме и «должны быть надежно защищены с суши, с моря и с воздуха». Кроме того, нашим военнослужащим предстоит выполнить «очень важную функцию контроля за прекращением огня и созданием условий для мирного процесса».


Во фронтовых сводках сообщалось об успешности нанесения в районе южной окраины Пальмиры ракетных ударов реактивными системами залпового огня (РСЗО) «Смерч». Ранее арабские СМИ и соцсети приводили фотофакты и видеосъемку эффективного использования против засевших в укрепрайонах террористов тяжелых огнеметных систем ТОС-1А «Солнцепек», стреляющих термобарическими боеприпасами. Они полностью выжигают практически все туннели, ходы сообщений, окопы и блиндажи, возведенные на пути наступления сирийских войск.


Российские военные объекты в Сирии останутся под надежным прикрытием комплексов С-400. Фото с официального сайта Министерства обороны РФ

Отмечая боевую активность РФ в районе Пальмиры, представитель возглавляемой США коалиции полковник Стив Уоррен на брифинге в Пентагоне на днях утверждал, что якобы российская артиллерия помогает сирийским войскам в атаках на боевиков ИГ. Но это, конечно, не так. Как считает военных эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев, «скорее всего РСЗО, новые тяжелые огнеметы, танки Т-90 и другая техника поставлена сирийской армии после начала нашей операции в САР, а российские военные специалисты только производят обучение сирийских солдат грамотно ее эксплуатировать».


Об этом же сказал и Владимир Путин, выступая на прошлой неделе в Кремле. «Конечно, и впредь будем оказывать поддержку законному правительству Сирии. Она носит комплексный характер. Это финансовая помощь, поставки техники и вооружений, содействие в обучении, организации и слаживании сирийских вооруженных сил, это разведывательная поддержка, штабная помощь в планировании операций. И, наконец, это непосредственная, прямая поддержка. Имею в виду использование космической группировки, ударной и истребительной авиации», – заявил Путин. При этом он отметил, что «тех российских сил, которые остаются в Сирии, достаточно для решения поставленных задач». Хотя, по его словам, «если потребуется, то Россия буквально за несколько часов способна нарастить свою группировку в регионе до размеров, адекватных складывающейся обстановке, и использовать весь арсенал имеющихся у нас возможностей».


Как известно, российские военнослужащие в Сирии уже выполняют гуманитарные миссии по перевозке продовольствия и других грузов в провинции страны для нуждающегося населения. Для приема таких грузов от различных международных организаций уже подготовлены площадки на пункте материально-технического обеспечения российского ВМФ в порту Тартус и на авиабазе Хмеймим. Какой контингент для этих целей будет задействован, пока не сообщается. Но учитывая сложность поставленных задач, он, видимо, будет значительным.


КУРДОВ ТОЖЕ НЕ ЗАБУДЕМ


Заметим, что военно-техническую помощь Россия оказывает не только сирийским войскам, но и иракским курдам. Консул-советник генконсульства РФ в Эрбиле (это Иракский Курдистан) Евгений Аржанцев заявил на прошлой неделе, что отрядам пешмерга (курдского ополчения) с согласия Багдада поставлено пять зенитных установок ЗУ-23-2 и 19 тыс. боеприпасов к ним. Конечно, это оружие совсем не новое (установка была принята на вооружение в ВС СССР в 1960 году). Но даже оно способно поражать вертолеты и другие низколетящие воздушные цели, в том числе боевые самолеты и беспилотники. Такие поставки говорят о том, что Москва готовится отстаивать свои геополитические цели и в Ираке. Данная помощь – это явный намек Анкаре, что ее авиационные бомбежки позиций курдов в Ираке не будут безнаказанными. Хотя есть вероятность того, что в ответ на это Турция также начнет поставлять непримиримым моджахедам зенитно-ракетное вооружение для борьбы с российской и сирийской авиацией.


Возможно, такие поставки уже негласно осуществляются, поскольку на прошлой неделе боевики подбили в районе населенного пункта Кафер-Нбуда (провинция Хама) истребитель ВВС Сирии МиГ-21. Минобороны РФ утверждает, что самолет был поражен переносным зенитно-ракетным комплексом. А на днях сирийские СМИ сообщили, что в населенный пункт Бдама (провинция Латакия) для боевиков «турками доставлен груз с боеприпасами, основу которых составляют противотанковые ракеты (ПТК) «Тоу». Известно, что эти ПТК производят США, и их активно в свое время закупала Анкара.


Между тем обращает внимание, что мощное наступление войск Асада, ополчения и КСИР в районе Пальмиры, а также их удары по боевикам в провинции Дейр эз-Зор в восточном направлении совпали с действиями иракской армии по освобождению провинции Анбар (Ирак), которая наступает на запад к границе с САР. Это в основном шиитские войска, поддерживаемые Ираном, и, конечно, никакой помощи США им не оказывают. У американцев, которые поддерживают суннитские отряды, борющиеся с ИГ, имеются другие замыслы относительно боевых действий в Ираке и Сирии.


США ОПЯТЬ ЧТО-ТО КРУТЯТ…


Роль американцев в урегулировании сирийского конфликта запутанна и непонятна. Казалось бы, они хотят, чтобы в Сирии установился мир, и взаимодействуют с российским Центром по примирению враждующих сторон. Однако по каким-то непонятным причинам они отказались от разработки совместного соглашения о механизме контроля за прекращением огня. Отсутствие такого механизма, по словам начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенанта Сергея Рудского, дает террористам возможность маскироваться под умеренную оппозицию, присоединившуюся к режиму прекращения огня. От этого гибнут мирные люди, а процесс примирения заходит в тупик.


По словам Рудского, «военная сила будет применяться только после получения достоверных доказательств систематического нарушения вооруженными формированиями обязательств, взятых в рамках реализации совместного российско-американского заявления о прекращении боевых действий в Сирии от 22 февраля 2016 года». Он отдельно отметил, что против формирований, соблюдающих режим перемирия, а также мирного населения и гражданских объектов военная сила применяться не будет.


Остается только догадываться, почему Вашингтон так прохладно относится к российским предложениям по контролю за соблюдением режима прекращения боевых действий в САР. Военно-дипломатический источник объяснил «НВО» это тем, что «Вашингтон вовсе не заинтересован в том, чтобы наносить удары по таким группировкам, которые, по замыслу США, должны уничтожить власть Башара Асада. Подписание же соглашения по контролю за соблюдением режима прекращения огня, на котором настаивает Москва, возложит на США именно такие обязательства». Стало быть, можно сделать вывод о том, что визит госсекретаря США Джона Керри в Москву, проходивший 23–25 марта, вряд ли решит военные противоречия, которые сложились между Россией и США в Сирии. Американцы, видимо, явно недовольны тем, что благодаря помощи Москвы и Ирана режим Асада стал одерживать важные победы над отрядами ИГ и боевиками из других террористических формирований.


Таким образом, ситуация в Сирии еще далека от полного умиротворения. Но, видимо, Дамаск обнадежит заявление Владимира Путина о том, что «с учетом нашей поддержки, укрепления сирийской армии уверен, что уже в ближайшее время мы увидим новые серьезные успехи патриотических сил в борьбе с терроризмом». На встрече с главой Стратегического Совета по внешним связям Ирана Али Хаменеи Камаля Харази президент Башар Асад заявил о том, что политическая и военная поддержка дружественных стран, в частности Ирана и России, активно способствовала укреплению стойкости сирийцев в войне, которую они ведут против терроризма для восстановления безопасности и стабильности страны.


Справка «НВО»


Ка-52 «Аллигатор» (по кодификации НАТО, Hokum B) – российский ударный вертолет. Машина способна поражать бронированную и небронированную технику, живую силу и воздушные цели на поле боя. Представляет собой дальнейшее развитие модели Ка-50 «Черная акула». Сохранив всю номенклатуру вооружения одноместного вертолета (подвижная пушечная установка с пушкой 2А42 калибра 30 мм и боекомплектом 460 снарядов, блоки неуправляемых авиационных ракет калибра 80 мм, авиабомбы, пушечные контейнеры и другое оружие общей массой до 2 000 кг), Ка-52 может дополнительно принимать на борт управляемые ракеты ПТУР «Штурм-ВУ» с лазерной системой наведения (ЛСН), управляемые ракеты класса «воздух-воздух» ближнего боя «Игла-В», а также неуправляемые ракеты «воздух-земля». В перспективе планируется применение и управляемых ракет класса «воздух-земля».


Ми-28Н «Ночной охотник» (по кодификации НАТО, Havoc – «Опустошитель») – советский и российский ударный вертолет, предназначенный для поиска и уничтожения в условиях активного огневого противодействия танков и другой бронированной техники, а также малоскоростных воздушных целей и живой силы противника. Вооружение Ми-28Н состоит из 30-мм автоматической пушки 2А42, также он может нести, как управляемые, так и неуправляемые ракеты. На вертолет могут быть установлены ракеты класса «воздух-воздух». Вертолет имеет четыре точки подвески. Также машина может быть оборудована для установки минных заграждений.

nvo.ng.ru

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
2019 © Все права защищены. Карта сайта